Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Так, цеплял краем уха некоторые слова.
- Память языка прочнее памяти текста... Национальное достояние...
Кладезь технических решений древности...
Наконец он заговорил о деле.
- Знаешь такую поговорку - "жопой чую"? - спросил он, блестя глазами.
Вспомнил о чае, выпил. Чай уже остыл.
Я сказал, что знаю много поговорок родного языка. И что большинство
этих поговорок - дурацкие. И что только сумасшедший семит может видеть в
них кладезь технических решений древности. У предков в древности не было
никаких технических решений. У них ничего не было, кроме зиккуратов,
которые они возводили по темноте, невежеству и неверию в прогресс.
- Прогнозы являются неточными, потому что базируются на ошибочной
технологии, - сказал Ицхак. - Откуда это безграничное доверие к бездушной
технике? Откуда недооценка естественных возможностей человека - кстати,
никем до конца не изученных? Известно, что мы используем наше тело всего
на восемнадцать и одну шестую процента, а мозг - вообще на сотую долю...
Суть идеи Ицхака заключалась в том, что жопа вавилонянина,
получившего высшее техническое образование в лучшем вузе столицы, при
надлежащей тренировке, уходе и квалификации может предсказывать грядущее
значительно точнее, чем это дано искусственному интеллекту.
- Ну ты даешь!.. - сказал я. - Правду говорят про семитов, что они
все того...
- Учти, Баян, проект секретный, - предупредил Ицхак. - Золотая
жила... Кавияр столовыми ложками жрать будем, рояль купим, шампанского
туда нальем, метресок нагоним - хоть в два ряда на койку клади...
Я подумал немного.
- Так ты что... ты что это, мне жопу тренировать предлагаешь?
- Ну! - сказал Ицхак. - Сам подумай, Баян. Не хочу в это дело
посторонних мешать, а ты все-таки одноклассник... Я вообще не хочу
развозить большой штат сотрудников. Мы с тобой, менеджер - чтоб на машинке
было кому печатать, а в бухгалтеры Аньку позовем.
- Кого?
- Аннини. Помнишь, мы у нее списывали...
Я вспомнил не без труда. Толстая девочка с тугими косичками. От нее
всегда пахло потом.
- Но - все в тайне, - повторил Ицхак. - Идея на поверхности лежит,
удивляюсь, как никто еще за нее не уцепился. Эх...
Он обернулся и посмотрел на Мурзика. Мурзик пялился на него, явно
ничего не понимая из того, что говорилось. Даже рот приоткрыл.
- Слушай, Баян, а это кто? - спросил вдруг Ицхак.
- Мой раб, - нехотя ответил я. - Мама на день рождения прислала...
прямо с биржи.
Ицхак еще раз пристально оглядел Мурзика и вдруг сказал:
- Слышь, Баян, давай его убьем. Разгласит, паскуда... Вон, какая у
него морда неправдивая...
- Еще чего, - сказал я. - Это мой Мурзик. Мне его мамочка подарила.
- Он все слышал, - упрямо сказал Ицхак и пожевал губами. - Разгласит.
- Молчать будет, - сказал я.
- Ну хоть язык ему отрежь, - попросил Ицхак. - Эх, недоглядел я, надо
было его сразу из комнаты выставить.
- Своего раба заводи и отрезай ему, что хочешь, - огрызнулся я. - Мне
его потом без языка не продать будет.
- Под твою ответственность, - молвил Ицхак и встал, сверкнув искрой
на пиджаке.

Сказать по правде, лучше всех в нашей фирме живется моей жопе.
Кстати, я не такой хам, как это может показаться. Да, я говорю
"жопа". Я открыто говорю "жопа" и никак иначе. Но это проистекает вовсе не
от хамства.
Конечно, я мог бы называть жопу, например, ягодицами, задницей,
окрестностями ануса, пятой точкой, седалищем, мягким местом, пониже спины
и даже "мясистыми лепестками предивного лотоса, сомкнутыми над источником
бед и наслаждений, подобно ладоням, заключающим в себе родник
неиссякаемый", как именуется жопа в одном гомосексуально-эзотерическом
труде.
Однако я предпочитаю называть жопу жопой, поскольку это научный
термин, зафиксированный в ицхаковой темпоральной лингвистике. "Жопой чую",
говорили предки. Они ясно отдавали себе отчет в том, чем именно чуяли.
Если бы они чуяли "мясистыми лепестками лотоса", то так бы и выражались:
мол, мясистыми окрестностями ощущаю. Предки - они тоже не дураки были,
хотя искусственного интеллекта не изобрели. Им жопы хватало.
Разумеется, Ицхак мгновенно озаботился запатентовать свое открытие и
защитил две диссертации: спафариевскую и магистерскую. После этого он
начал давать интервью везде, где брали, и пописывать статейки в



научно-популярные журналы. Все его статейки так или иначе были посвящены
жопе: "Жопа как рупор прогресса", "Жопа - тончайший уловитель колебаний
космических энергий", "Жопа и фазы Луны", "Неизведанная жопа", "Еще раз о
жопе" и так далее.
Читать их мне было странно и в то же время приятно. Не только потому,
что писал Ицхак доходчиво, внятным, прозрачным языком, не без остроумия и
в то же время глубоко научно. Но и потому, что все эти перлы были
посвящены именно моей жопе.
Жопу изучали студенты. Ицхак стал получать неплохие прибыли от высших
научных учреждений. Приезжали практиканты из страны Миср, из Ашшура и даже
откуда-то с севера - те были черные, как сапог.
Все они благоговейно созерцали мою жопу, разглядывали кривые
колебаний, переписывали в блокнотик данные. Ицхак с важным видом водил
указкой по кривым, подробно останавливаясь на пиках и впадинах. Время от
времени указка от графика переходила на мою жопу, деликатно устремляясь то
к одной, то к другой точке, а затем вновь обращалась к наглядно
представленным данным.
В день Сина менеджер - довольно скучный, стертый молодой человек -
выкладывал Ицхаку на стол пачку заказов. У нас было довольно много
постоянных клиентов, в том числе два крупных частных банка.
В день Мардука я восходил на открытую площадку обсерватории, обнажал
орудие прогнозирования, подставляя его всем четырем ветрам. Приборы с
датчиками, издав чмоканье, приникали к моей драгоценной жопе резиновыми
присосочками. Приятное щекотание от слабого тока начинало тихонько
потряхивать мясистые лепестки.
Я замирал, отключив сознание, и полностью отдавался на волю стихий.
Внизу, в лаборатории, оживал самописец. С тихим тараканьим стуком бегал
вверх-вниз по длинному ватманскому листу, вычерчивая пики и впадины в
сложной системе координат.
Систему разработали мы с Ицхаком. Он называл мне показатели,
например, курс валют, динамика цен на нефтепродукты, колебания в добыче
нефрита и золота, урожайность злаковых на предмет долгоносика, уровень
воды в Евфрате - и так далее. А я располагал эти показатели на осях.
Данные мы зашифровывали, чтобы их не могли похитить конкуренты. Ицхак
довольно бойко писал по-мисрски. И добыл где-то конвертор, переводящий
клинопись в иероглифы. Мы забивали данные в компьютер на обычной
клинописи, затем конвертировали в мисрские иероглифы, архивировали и
прятали под шифр.
День Иштар был посвящен у нас непосредственно уходу за жопой.
Приходящая потаскушка из храма Инанны умащала ее розовыми маслами,
растирала, добиваясь нежнейшей и чувствительнейшей кожи, совершала массаж,
иглоукалывание и другие нужные процедуры.
Дабы не повредить жопе, Ицхак накупил атласных подушек и не позволял
мне сидеть на жестких конторских табуретах.
Вообще с моей жопы сдували пылинки, чего не скажешь обо мне самом: я
продолжал вкалывать, как проклятый, поскольку обработка данных полностью
оставалась моей обязанностью.

Фирма наша очень быстро стала процветать. Дела шли все лучше и лучше.
Ицхак трижды поднимал зарплату.
Бывшая золотая медалистка Аннини, которая из толстой девочки
превратилась в толстую женщину-бухгалтера, аккуратно вела наши дела и уже
несколько раз преискусно отбивала атаки налогового ведомства, которое
пыталось уличить нас в сокрытии доходов.
Я был доволен. Матушка моя была довольна (мнением батюшки давно уже
никто не интересовался).
Однажды посетив меня и хлебнув очень дорогого сливового вина, матушка
призналась мне, что уж отчаялась увидеть меня дельным человеком.
Как всегда, матушка с ее склонностью устанавливать ложные связи,
приписала мой успех в жизни исключительно своим заслугам. Ведь процветание
моей жопы началось с того самого дня, как она прислала мне это бесценное
сокровище - раба Мурзика. Раб же Мурзик взял мое хозяйство в твердые
умелые руки и тем самым позволил мне вырваться на необозримые просторы
творческой инициативы.
По матушкиной просьбе, я рассказал ей все о нашей фирме. Об
однокласснице Аннини, отличнице и бухгалтере, о неинтересном менеджере и о
начальнике, который все это и задумал, - то есть об Ицхаке, друге детства.
- Ицхак? - переспросила матушка, сдвигая в мучительном воспоминании
выщипанные тонкие брови. - Изя? Помню, конечно. Милый мальчик. На твоем
одиннадцатилетии он подложил мне на стул кремовую розочку...
Она качала головой, умилялась на себя и свою материнскую
заботливость, очень быстро опьянела от сливового вина и сделалась
чрезвычайно многословна. Она рассказала мне и внимавшему из угла Мурзику о
том, каким чудесным ребенком был я двадцать лет назад. А еще лучше -


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока
Шилова Юлия
Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока


Куликов Роман - На осколках чести
Куликов Роман
На осколках чести


Сертаков Виталий - Город мясников
Сертаков Виталий
Город мясников


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека