Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

дают и созидают, а обыкновенные люди преклоняются перед ними и благого-
вейно возлагают цветы к подножию их памятников. "Ты ошибался, папочка, -
люди поклоняются успеху, а не таланту".
Однако маленький Андрюша, сам того не подозревая, усвоил, что
единственно стоящая жизнь протекает где-то там, среди олимпийцев, а все
прочие люди - не более чем тени, призрачно скользящие по историческому
экрану, не оставляя на нем следа. Точнее, великие возвышались над исто-
рическим потоком, подобно незыблемым утесам, омываемым струями ежесе-
кундно обновляющейся анонимной человеческой массы, которая - волна за
волной - навеки исчезает в водопаде времен. Но Андрюша чуял в отцовских
рассказах некий намек: если он, Андрюша, очень постарается, то и сам
когда-нибудь попадет в ряды неподвластных времени утесов.
Весь поселок, где в то время жили Сабуровы, казалось, также укреплял
Андрюшу в этой надежде, - здесь каждая собака знала сынишку доктора Са-
бурова, которому случалось оказывать медицинские услуги каждой без иск-
лючения семье, и обращаться к нему можно было в любое время дня и ночи,
и, поднятый из-за стола или с постели, не заговаривая ни о приемных ча-
сах, ни о записях на завтра или послезавтра, доктор Сабуров натягивал
галоши и, выказывая величайшую обеспокоенность, шагал во тьму вместе с
просителем, не знавшим как и благодарить. (Кто бы мог подумать, что этот
мягчайший гуманист сочувствует людям так, как другие жалеют животных, а
высокое значение придает только тем, кто неподвластен времени!)
За разъяснениями по любому мало-мальски сложному вопросу - из полити-
ки или из кроссворда - шли опять же к доктору Сабурову, и никто не ухо-
дил с пустыми руками. В поселке было два промышленных предприятия: лесо-
пилка и фабричонка, на которой штамповали пластмассовые игрушки и пуго-
вицы, впрочем, тоже только и годились, что на игрушки какому-нибудь сов-
сем еще не вошедшему в ум младенцу, - да и то нужно было зорко следить,
чтобы он их не проглотил. Так что никто здесь и не помышлял тягаться об-
разованностью не только с доктором, но и с его удивительным сынишкой,
тараторившим наизусть "Мойдодыра" с "Кошкиным домом", а также необычайно
продолжительные куски из "Сказки о царе Салтане" и "Сказки о золотом пе-
тушке". И когда он звонко восклицал: "И засем тебе девиця?", - слушатели
помирали от смеху.
Таким раритетом, как доктор Сабуров с его семейством, гордилось даже
начальство и дарило доктора своей благосклонностью за то, что он ничуть
не кичился образованностью, а кроме того, решительно ни на что не пре-
тендовал. Маленький Андрюша, играя "в дворец", всегда выстилал пол позо-
лоченными папиными грамотами, - мама предупреждала только, чтоб он
как-нибудь не наступил на любимый профиль Сталина, коим венчалась каждая
грамота.
Когда Андрюша пошел в школу - и учителя, и ученики уже прекрасно зна-
ли, что ему предстоит особая дорога, и он тоже это знал, и, принимая по-
ложенные ему пятерки, ничуть не зазнавался, готовый делиться с каждым
встречным дарами, доставшимися ему по наследству.
Но потом отец почему-то согласился переехать в областной центр, и там
как-то очень быстро обнаружилось, что он не мудрец, а чудак, и даже га-
лоши его начали вызывать насмешку вместо умиления: если твоя душа живет
чем-то неземным, телу лучше обитать или прямо на небесах, или уж в зем-
ной толще, но никак не посередине - посреди посредственностей. Андрюша
тоже был очень удивлен, когда, выслушав его ответ по химии, учительница
спокойно кивнула: "Хорошо", и поставила ему - что бы вы думали? - чет-
верку. А потом такую же четверку он получил по физике. А потом по лите-
ратуре, - он стал учиться на пятерки-четверки: автоматические пятерки по
праву наследования здесь полагались Нинели Крупицыной, про которую каж-
дый новый человек спрашивал, не дочь ли она Крупицына. Андрею впервые со
всей отчетливостью открылось, что звание мальчика с будущим уже не при-
надлежит ему по наследству. И, подобно древним витязям, перед боем отп-
равлявшимся к святым мощам, Андрюша стал зачитываться жизнеописаниями
великих, как другие в его годы зачитываются Майн Ридом. А набравшись сил
в общении со святыми, он брался за учебные пособия с благоговением и во-
одушевлением раннехристианского отшельника, берущего в руки веревку для
самобичевания. Книжки по физике и математике, - время требовало физиков,
а не лириков, - он читал с удивительным чувством, с каким, возможно, чи-
тались бы священные книги, написанные в жанре детектива.
Он очень скоро перерос всех в школе, потом в городе, а потом занял
призовые места даже в республиканской олимпиаде, сразу и по математике,
и по физике. Однако в школе вместо восхищения он вызывал лишь удивление
как некая диковинка, как сиамский близнец, куда-то запрятавший вторую
свою половинку.
Школа считалась негласно привилегированной, - в ней обучались отпрыс-
ки местной знати - семейства Крупицыных, семейства Головановых, се-
мейства Божецких, воспринимавшие остальное человечество, как, вероятно,
римские патриции воспринимали мир варваров - нисколько им не интересуясь
и, тем более, не нуждаясь в его признании. Здешние солидные юноши шли в



местный пединститут, на исторический факультет, если они намеревались
пойти по идеологической части, или в местный политехник, если готовились
в хозяйственные руководители. Для них эти институты и были открыты, -
точнее пробиты, а о всяких-разных столицах здешний чиновный люд помышлял
гораздо меньше, чем пятилетний Андрюша Сабуров в своем поселке думал о
Сорбонне и Кембридже.
Здесь преотлично понимали цену звонким фразам насчет того, что нужно
чего-то там искать, дерзать и проч., - здешние, с младенчества солидные
люди тем лучше знали цену звонким фразам, что фразы эти произносились с
трибуны их родителями. Потребность дерзать у них удовлетворялась возмож-
ностью дерзить (в пределах негласных норм), распить бутылочку, переки-
нуться в картишки, притиснуть девочку, - словом, в занятиях, которые у
молодых считаются залихватскими, а у взрослых - утробно-жлобскими.
Обладатели абсолютных ценностей, они были так же счастливы, как оби-
татели колдуновского болота, потому что и для них граница области была
границей вселенной. Даже шмотки у них напоминали униформу и ни на ком,
кроме них, не встречались.
Но Сабуров быстро почуял, что не от этого отборного отребья ему нужно
ждать признания, что царство его не от мира сего, что его круг - великие
покойники, - а вот Аркаша тянулся к живым... Неужели он извлекает ка-
кую-то "любовь" из общения со своими ублюдками?
Ага, вот и они - легки на помине. Один звонок - это к Аркаше, - мигом
поскакал открывать, как никогда не бросался на его или материн зов. Да и
Шурка вовсе не спешит к дверям на свои условные два звонка, - к нему-то
ходят в день человек по двадцать-тридцать, к каждому не набегаешься - то
мальчуган из детского садика: "Сулик дома?", то громила с бородой и
львиным рыком: "Александра позовите". И Шурка встречает их каким-то нес-
лыханным манером: открывает дверь, и - тишина. Тишина, тишина, тишина, -
потом - хлоп - дверь закрылась. Все. Визит окончен.
А когда открывает дверь этот дуралей Аркаша, сразу слышится его ра-
достный захлеб и односложное бульканье в ответ. Этак никогда не будут
тебя ценить.
Когда за Аркашей захлопнулась дверь, Сабуров, вместо безмолвствования
диванных пружин, начал слышать Игоря Святославовича, соседа сверху,
электрика из сабуровского института. Невольник традиции, князь Новго-
род-Северский старался смыться с работы пораньше - и оказывался почти
раздавленным неподъемной грудой свободных часов, и конечности его в
предсмертных конвульсиях хватались то за ножовку и молоток, - и тогда он
до глубокой ночи что-то заколачивал и пилил визжавшую, рычавшую и хри-
певшую фанеру, - то за бутылку, и тогда до утренней звезды он ругался с
женой. Однажды Сабуров, перечитывая ночью "Доктора Фаустуса", расслышал,
как на Игоря Святославовича орала его Ярославна: "А еще культурный чело-
век, в институте работаешь!"
Слышно было, как он топает из комнаты в комнату, перекатывает ка-
кие-то тяжелые предметы. Потом уселся за дочкино пианино - культурный
человек! - и принялся настукивать "чижик-пыжик, чижик-пыжик, чижик-пы-
жик, чижик-пыжик". Отстукав раз двести, перешел на классику, - он ка-
ким-то чудесным образом разучил первую фразу из "Лунной сонаты", но пра-
вильно брал лишь несколько первых тактов, а потом врал немилосердно и
притом каждый раз по-новому. В литературном роде это звучало бы примерно
так: "Буря мглою небо кржимнопрдымбам", "Буря мглою небокторпымбум",
"Буря мглондорбырмым", "Буря мглындарбар" - раз, этак, сто - сто пятьде-
сят. Потом без грубых уродований, а лишь с упрощениями: "Бурь мгло нб
крт", "Бурь мгло нб крт", "Бурь мгло...". Ого, что-то новенькое: начал
выстукивать "Похоронный марш" одним пальцем.
Минут через сорок, оторванный от клавиш внезапным приливом воспита-
тельского усердия, принялся вместе с дочкой разучивать стихотворение,
угрожающе восклицая: "Люблю грозу в начале мая!!!"
Потом загудела вода в ванной. Хорошо бы, утопился... Вдруг в квартире
стало как-то не в меру уютно. Зловещая идилличность создавалась весенней
капелью в коридоре - там уже стояла большая лужа, а на потолке повисли
перлы дождевые...
Игорь Святославович открыл лишь на третьем звонке - он что-то пилил.
Вода из ванной уже переливалась через порог.
Выключив воду, Игорь Святославович, словно жертва кораблекрушения,
принялся лихорадочно вычерпывать воду тазиком и выливать в переполненную
ванну, где, показалось Сабурову, мокли какие-то дохлые звери. Но, веро-
ятно, это были только шкуры.
- Вот сволочи, ну сволочи, - совершенно неожиданно ругался Игорь Свя-
тославович, в поисках сочувствия обращая к Сабурову набрякшее лицо. -
Совсем гидроизоляции нет: вылей хоть стакан - весь внизу будет. Хозяин,
Хозяин нужен!
"Верно, без Хозяина ты просто не знаешь, на что себя употребить.
Впрочем, все мы хотим быть управляемыми извне".
Подтерев пол в коридоре, Сабуров попробовал снова взяться за свои за-


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Разведена и очень опасна
Шилова Юлия
Разведена и очень опасна


Перумов Ник - Тёрн
Перумов Ник
Тёрн


Свержин Владимир - Марш обреченных
Свержин Владимир
Марш обреченных


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека