Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

явление - связь погони за наживой с преступлением. Наконец, в американских
главах романа, как и ранее в "Американских заметках", писатель еще раз
подчеркивает в художественных образах самые типические общественные явления,
которые он наблюдал в США. Эпизоды, обнажающие оборотную сторону
"американского образа жизни", являются не только развитием и дополнением
основной темы романа - это язвительный и злой памфлет* написанный гневным
сатириком. Писатель тем самым еще раз разоблачал легенду об Америке как
"стране свободных". Диккенс в "Мартине Чезлвите" нигде не утверждает
открыто, что эгоизм-порождение капиталистического общества, однако образы
типических представителей капиталистического мира, созданные им в романе,
дополнили то, чего не сказал автор и что он до конца жизни не решался
признать. Резкость его сатиры, глубина и острота обличения говорят о
вступлении писателя в новый этап творчества.
"Придет час, - с горечью восклицает писатель, - и человек, как нельзя
более уверенный в своей проницательности и прозорливости, человек, который
похваляется своим презрением к другим людям и доказывает свою правоту,
ссылаясь на нажитое золото и серебро, усердный поклонник мудрого правила
"каждый за себя, а бог за всех" (- ну, разве это не высокая мудрость
считать, что всевышний на небесах покровительствует корысти и эгоизму!
-),-придет час, и человек этот узнает, что вся его мудрость - безумие идиота
по сравнению с чистым и простым сердцем!"
В первые годы после возвращения из Америки Диккенс все чаще в кругу
друзей высказывал глубокую озабоченность тем, что происходило вокруг него.
Его друг и биограф Джон Форстер отметил непривычную склонность писателя
именно в этот период "серьезно ставить вопросы, мимо которых он прежде
достаточно легко проходил".
Диккенса все больше, все острее волнует положение в стране, нищета
народа, нечеловеческие условия труда миллионов людей. В середине 40-х годов
социальные антагонизмы обострились до крайних пределов. Писатель понимал,
что борьба могла кончиться революцией.
Сознание исключительной серьезности положения толкнуло Диккенса на
замысел "Рождественских повестей". Праздник рождества всегда был связан в
Англии с иллюзией примирения врагов, доброго взаимного понимания между
людьми различных общественных состояний и положений, и Диккенс разделял эти
иллюзии. Рождественский праздник был для него воплощением принципов,
проповедью которых он рассчитывал добиться огромных результатов.
"Рождественские повести", задуманные Диккенсом, должны были выходить
ежегодно в дни рождества и заключать проповедь, обращенную как к бедным, так
и к богатым во имя улучшения участи бедняков и исправления богачей. Это был
итог длительных раздумий и исканий, и писатель считал, что его замысел
выполняет социальную миссию огромной важности.
Диккенс ошибочно видел в "рождественской проповеди" осуществление
высшего гуманизма. Объективно он выступал с пропагандой теории классового
мира. Система идей, которая положена в основу рассказов, достаточно
очевидна: простейшая формула "рождественской философии" - достижение
классового мира путем исправления одних и воспитания бодрости и терпения у
других. Но значение "Рождественских повестей" отнюдь не исчерпывается этой
проповедью.
"Рождественские повести" 1843-1848 годов (в особенности первые две из
них) были сложным художественным сплавом, в котором соединялась тенденция
обличительная с тенденцией морализаторской. Они построены по принципу
прямого сочетания реалистического повествования и сказочной фантастики.
Альтруистическая проповедь, которую произносит автор, а в особенности те
моральные перерождения, которые он хочет показать, плохо укладывались в
рамки какого-либо из реалистических жанров. И Диккенс обратился к жанру
святочной сказки, которая не только допускает мотивы исправлений "
перерождений, по почти не мыслится без них.
В таких повестях, как "Рождественский гимн" или "Колокола".
Диккенс-сатирик достигает огромного мастерства в изображении некоторых
типичных явлений современной писателю жизни. Скряга Скрудж, предоставляющий
работным домам позаботиться о бедных и упрекающий (в согласии с учением
Мальтуса) родного племянника в том, что он, женившись, увеличит рождаемость
в своей стране, на что не имеют права бедняки: Файлер и Кьют, сообщающие
дочери бедняка законы Мальтуса, по которым нищие не имеют права порождать
себе подобных, - могут быть причислены к тем образам художника-реалиста, в
которых он достигает наибольшей глубины сатирического обобщения.
8 1848 году Диккенс завершил работу над большим романом "Торговый дом
Домби и Сын". Идейный смысл этого романа раскрывается по мере того, как
раскрываются характеры героев и развертывается действие.
Рисуя портрет Домби, Диккенс прибегает к излюбленному художественному
средству построения комплексного образа - черта за чертой, деталь за деталью
создает образ типичного коммерсанта, торгового короля Сити.
Бесчеловечности Домби и его управляющего Каркера - людей, посвятивших
свою жизнь наживе, - Диккенс противопоставил душевное величие и подлинную
человечность Флоренс и ее друзей из народа - "бедняков", "маленьких людей"



Лондона. Это юноша Уолтер Гэй и его дядюшка Соломон Джилз, это друг Джилза -
капитан в отставке Катль, это, наконец, семейство машиниста Тудля, сам
машинист и его жена - кормилица Поля - миссис Ричарде. Домби уверен, что все
на свете можно купить на деньги, но эти простые скромные труженики
неподкупны, бескорыстны и прекрасны своими душевными качествами.
"Домби в Сын" - первый роман Диккенса, лишенный той оптимистической
интонации, которая была так характерна для него в ранние годы творчества. В
романе звучат мотивы, которые никогда прежде не звучали у Диккенса, - мотивы
сомнения, смутной печали. Убежденность в конечной удовлетворительности всего
существующего, в возможности увещеванием воздействовать на ход истории
покидала Диккенса. И в то же время он не мог преодолеть в себе привычные
представления о незыблемости существующей системы общественных отношений.
Мотив неудовлетворенности и тревоги, повторяющийся в упоминаниях о
непрерывном потоке воды, уносящем с собой все в своем неумолимом течении,
настойчиво звучит на протяжении всей книги. В различных вариантах возникает
в ней и мотив неумолимой смерти. Трагическое решение главной темы романа,
связанной с раскрытием образа Домби, усиленное рядом дополнительных
лирических мотивов и интонаций, делает "Домби и Сын" романом неразрешимых и
неразрешенных конфликтов. Эмоциональная окраска всей образной системы романа
говорит о кризисе, который назрел в сознании большого художника к концу 40-х
годов.
Метод Диккенса в "Домби и Сыне" остался таким же, каким он был в
романах 30-х годов. В нем по-прежнему соединяются различные художественные
приемы. Однако юмор и комическая стихия оттесняются здесь на задний план,
выступают в обрисовке второстепенных действующих лиц. Главное место в романс
начинает занимать психологический анализ внутренних причин тех или других
действий и переживаний героев. Реалистический портрет приобретает большую
полноту; однолинейность изображения, некоторый схематизм, присущий
комическим персонажам раннего Диккенса, исчезает. Тенденции, которые
намечаются в "Домби и Сыне", получат дальнейшее развитие в романах 50-х
годов.
Тщательней, чем когда-либо прежде, работает Диккенс над языком романа.
"Домби и Сын" - одно из совершеннейших произведений Диккенса-реалиста.
Характерно, что Белинский, внимательно следивший за всем, что писал
Диккенс, и давший его романам справедливую оценку, объявил роман "Домби и
Сын" лучшим из всего созданного писателем до этого времени. "Читали ль вы
"Домби и Сын"? - писал он П. В. Анненкову. - Если нет, спешите прочесть. Это
чудо. Все, что написано до этого романа Диккенсом, кажется теперь бледно и
слабо, как будто совсем другого писателя. Это что-то до того превосходное,
что боюсь и говорить: у меня голова не на месте от этого романа".
В феврале 1848 года во Франции вспыхнула революция. В первые дни после
февральских событий, в период, когда, по словам Маркса, царило
"сантиментальное примирение противоположных классовых интересов"
"."фантазерское воспарение над классовой борьбой", писатель целиком разделял
настроения, характерные в то время для широких кругов
буржуазно-демократической интеллигенции. Он охвачен иллюзиями всеобщего
братства, восторженно приветствует революцию, произошедшую во Франции.
Но эти настроения не оказались у Диккенса ни длительными, ни стойкими.
Когда революционный пожар охватил все страны европейского континента и
Англия оказалась на пороге революционных событий, Диккенса смутил размах
расширявшейся революционной борьбы.
Нет никакого сомнения в том, что Диккенс-гуманист не мог одобрить
террор, которым английские господствующие классы пытались задушить чартизм
весной 1848 года, однако он не нашел в себе силы осудить палачей рабочего
класса. В те исторические дни, когда пролетариат выступил как
самостоятельная сила против буржуазии, великий писатель не смог подняться
над своими классовыми предрассудками и преодолеть владевшие им буржуазные
представления.
После революционного 1848 года Диккенс выпустил новый роман - "Жизнь
Дэвида Копперфилда, рассказанная им самим" (1850). Писатель здесь не касался
больших общественных проблем. Этот роман, в большой мере автобиографический,
отличался от всего созданного им в 40-е годы.
Но хотя Диккенс под воздействием событий революционных лет и отошел от
проблематики социального романа, он отнюдь не утратил того народолюбия,
которым дышало его творчество предыдущих лет. Теплота в описании простых
людей (семья Пеготти), изображение душевного величия маленького человека в
"Дэвиде Копперфилде" обеспечили этому замечательному роману успех у самого
Широкого читателя.
В 50-х годах, когда в силу исторических причин как в Англии, так и во
всех странах Западной Европы наметилась тенденция к упадку критического
реализма, Диккенс, напротив, поднялся до вершин своего реалистического и
сатирического мастерства, создал произведения, которые по силе
художественного воздействия не только не уступают таким произведениям, как
"Мартин Чезлвит" и "Домби и Сын", но в некоторых отношениях (широта
социальной картины, раскрытие общественных связей и т. д.) представляют даже


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Никитин Юрий - Чародей звездолета "Агуди"
Никитин Юрий
Чародей звездолета "Агуди"


Бажанов Олег - Пришедшие отцы
Бажанов Олег
Пришедшие отцы


Головачев Василий - По ту сторону огня
Головачев Василий
По ту сторону огня


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека