Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

произведения фантастический и реальный план сливаются, их
трудно разделить: Гете, Моцарт и прочие "бессмертные", сошедшие
с высот человеческого духа, своей возвышенной веселостью
возвращают к жизни Галлера, убившего возлюбленную, спасают его
от отчаяния и посылают к людям.
Роман "Степной волк" во многом предвосхищает "Игру в
бисер". Писатель Гессе выступает здесь в роли издателя записок
Гарри Галлера и вставной анонимной книжицы "Трактат о степном
волке". Все идеи этого трактата наглядно демонстрируются в
действе с "магическим театром". Здесь введение фантастического
плана ни в коей мере не является бегством от действительности.
Для Гессе вполне применима удачная характеристика современной
фантастики, данная критиком: "Она охотно вбирала в себя знания,
накопленные человечеством. Она не игнорировала законов,
управляющих жизнью, -- и отходила от реальности, как правило,
для того, чтобы разобраться в этой реальности, угадать ее
скрытые движущие силы и перспективы ее развития".
Зрелому Гессе в высшей степени присуще чувство
ответственности перед читателем. Писатель как бы приобщает его
к своим поискам, к неразрешимым дилеммам, в путах которых он
бьется, к своим сомнениям и самоиронии. Романтические мотивы и
устремления удивительным образом сочетаются в его творчестве с
интеллектуализмом и ироничностью -- чертами, свойственными
многим крупным реалистам XX столетия.
Крайне своеобразна роль юмора у Гессе -- он сам
неоднократно говорит об этом в ряде произведений и писем.
Именно юмор должен помочь страдающему индивидуалисту -- герою
Гессе -- перебросить мост от "идеала" к ненавистной ему
бюргерской обыденности. Юмор должен удержать от отчаяния,
помочь сохранить рассудок и веру в человека. Конечно, подобное
преодоление противоречий с помощью юмора было весьма иллюзорным
даже в глазах самого писателя.
Критика неоднократно отмечала, что во многих произведениях
Гессе рядом поставлены два героя, не столько отрицающие,
сколько дополняющие друг друга. Это не только борьба разных
сторон личности, но и олицетворение двух возможных позиций по
отношению к обществу: бегство от него и деятельность внутри
него. Намеком на такую пару были уже мальчики Гибенрат и
Гейльнер в ранней повести "Под колесами"; затем -- Сиддхарта и
Говинда из повести "Сиддхарта"; писатель Гарри Галлер и его
антагонист и друг -- джазист Пабло из романа "Степной волк";
средневековый мыслитель, аскет Нарцисс, и художник Гольдмунд из
повести "Нарцисс и Гольдмунд" (1930). Гессе понимал
ограниченность обеих этих позиций. Уже в "Степной волке" он
ясно высказал мысль о необходимости для одинокого созерцателя
человека духа (а другого героя Гессе не знал) выйти из
изоляции. Но трагедий Гессе заключалась в том, что он не видел
никаких реальных возможностей для своих героев действовать в
рамках буржуазного общества, которое было для него
олицетворением Общества как такового. Отсюда метафизический,
внеисторический смысл его программных образов и концепций.
Другого общества, небуржуазного, он не представлял, сознательно
исключил его из своего поля зрения. Свое отвращение к
буржуазной политике он перенес на политику вообще и чурался
даже самого этого слова.
Томас Манн с удивительной прозорливостью уловил слабость
этого большого писателя в постоянном противопоставлении "духа"
и "политики", Т. Манна не пугали некоторые фетиши, перед
которыми останавливался автор "Игры в бисер". "Я полагаю, что
ничто живое не существует сегодня вне политики, -- писал Т.
Манн Гессе в 1945 году. -- Отказ от нее -- тоже политика,
которая тем самым играет на руку злому делу". В сущности,
утверждает Т. Манн, произведения Гессе тоже причастны политике.
Ведь если под его любимым понятием "дух" понимать силу,
стремящуюся к добру и справедливости, то оно тоже причастно к
политике, хочет того Гессе или не хочет.
Сам Гессе, прославленный и признанный, жил в Монтаньоле
все более уединенно, вне партий и литературных группировок. Об
его "отшельничестве" создавались легенды, но надо помнить, что
при всем его пресловутом "отказе от политики" общественная
позиция Гессе обычно прогрессивна, его конкретные политические
высказывания отличаются большой зрелостью.
Когда в 1931 году через Томаса Манна ему было передано
приглашение вновь стать членом Прусской академии искусств, из
которой он ранее демонстративно вышел, писатель аргументировал



свой отказ прежде всего своим глубоким недоверием к Веймарской
республике -- "этому бездушному и беспочвенному государству,
которое возникло из пустоты, из всеобщей усталости после
войны". Далее он пишет: "В 1918 году п был всеми своими
симпатиями на стороне революции, но с тех пор мои надежды на
немецкую республику, которую можно было бы принимать всерьез,
давно разрушены. Германия упустила время свершить свою
революцию и найти свою собственную политическую форму".
В годы фашизма Гессе с самого начала был убежден в
непрочности и временности победы Гитлера. При этом, несмотря на
все ужасы фашистской диктатуры, она не была для него неким
мистическим наваждением, как для многих буржуазных
интеллигентов того времени, а явилась закономерным порождением
западного общества. Естественно, что для нацистов Гессе с
самого начала был "нежелательным" писателем.
В 30-е годы Гессе напряженно работал над "Игрой в бисер".
Мы уже упоминали, что это было его итогом, его "кредо",
отповедью фашизму. Своеобразным эскизом и прологом к этому
большому произведению явилась аллегорическая повесть
"Паломничество в страну Востока" (1931), которую вместе с
"Игрой в бисер" можно считать вершиной мастерства писателя.
"Восток" в этом произведении -- не географическое понятие,
в названии есть иронический намек на распространенные в то
время описания путешествий. "Страна Востока" Гессе -- это
страна романтики, которая везде и нигде, это -- страна
духовности, красоты и добра в душе человека.
Сюжет повести фантастичен.
Удивительное паломничество ведет читателя по родным для
Гессе местам: по южной Германии, Швейцарии, северной Италии.
Знакомые пейзажи переходят в условный ландшафт, родственный,
например, описаниям немецкого романтика Эйхендорфа. Но это еще
и путешествие во времени -- мы вдруг оказываемся в
средневековье, попадаем в страну сказок или в детские и
юношеские воспоминания автора. Удивительны и сами
путешественники, пилигримы, "братья по вере и по духу", члены
удивительного Ордена и прямые предтечи касталийцев из "Игры в
бисер". Среди них Дон-Кихот, и близкие Гессе романтики Брентано
и Гофман, и герой Гофмана архивариус Линдхорст, и Генрих фон
Офтердинген из романа Новалиса, и Тристрам Шенди из романа
английского писателя Лоренса Стерна. Здесь и современник Гессе
швейцарский художник Пауль Клее, и сам рассказчик -- музыкант
Г.Г., в котором мы без труда узнаем Германа Гессе, и его
собственные литературные герои из прежних книг -- Сиддхарта,
Клингзор, Гольдмунд. Членов этого союза объединяет
человечность, естественность, любовь к людям. Им чужд
индивидуализм, разочарованность и сухой рассудок. Им
противопоказано себялюбие. Служение людям -- вот что, по мысли
писателя, должно спасти их от отчаяния. Лео -- скромный слуга,
готовый каждому помочь, оказывается в итоге Верховным Магистром
Ордена. Лео -- это второе "я" автора, его свершение.
x x x
"Игра в бисер" имеет посвящение -- "Паломникам в страну
Востока": автор как бы отсылает читателя к своему предыдущему
произведению, подчеркивает их родство.
Имя главного героя "Кнехт" означает "слуга", герои трех
вставных новелл -- жизнеописаний, якобы принадлежащих перу
самого Кнехта, -- это вариации того же образа в разные века и в
разных странах, как бы подчеркивающие его "вневременной" смысл.
Это вариации того же служения -- в "разных одеждах", с разным
финалом, Продолжая сравнение с музыкой, можно сказать, что
основной "мотив" как бы несколько раз "проигрывается" в
различных тональностях.
"Игра в бисер" требует внимательного, вдумчивого
прочтения, многое в ней зашифровано, глубоко спрятано. Писатель
обращается в своем произведении к идеям и образам разных
народов: касталийцы восприняли европейское средневековье с его
символикой, для них живы древний Китай, Индия с ее йогической
мудростью, им близки математические знаки, музыкальные
обозначения и т.д. Перебирание духовных ценностей, накопленных
человечеством, не становится, однако, для автора самоцелью, той
бессмысленной и безрезультатной, хотя и виртуозной, требующей
колоссальной подготовки и эрудиции Игрой в бисер, которой
занимаются жители его Касталии. Спокойная и внешне отстраненная


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Глуховский Дмитрий - Метро 2033
Глуховский Дмитрий
Метро 2033


Березин Федор - В прицеле черного корабля
Березин Федор
В прицеле черного корабля


Роллинс Джеймс - Пирамида
Роллинс Джеймс
Пирамида


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека