Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Никита не поверил. Здесь ошибка, недоразумение, сплетня, если хотите!
Никакая она не невеста, а если и везут ее с маменькой в Петербург в царской
роскошной карете, так только потому, что они гостьи государыни. В
сопровождении негодующего Гаврилы Никита поспешил в Петербург,-- им надо
объясниться! Пусть Фике сама скажет, что предназначена другому, а вся их
дорожная любовь -- только шутка, каприз!
Он прожил в Петербурге месяц или около того, так и не встре-тившись с
юной Фике. Государыня и весь двор находились в Москве, туда и поехала
Иоганна Ангальт-Цербстская с дочерью.
Никита терпеливо ждал их возвращения, хотя надежд на встречу не было
никаких. Теперь он точно знал, что познакомился в дороге не просто с чужой
невестой, но невестой наследника,
Каким-то неведомым способом его дорожное приключение стало известно
отцу: наверное, Гаврила проболтался. Князь Оленев не стал устраивать сыну
разнос, не попрекнул его за беспечность, но сделал все, чтобы Никита как
можно скорее вернулся в Геттинген и продол-жил учение.
Тайная любовь Никиты стала известна друзьям. Саша не удер-жался от
того, чтобы не позубоскалить: "Много насмотрено, мало накуплено..." Он не
желал относиться серьезно к увлечению друга. "Считай, что она умерла, и дело
с концом!" -- таков был его совет. Алеша был деликатнее, никаких советов не
давал. "Вот ведь угораз-дило тебя..." -- и весь сказ. Он считал, что любовь
Никиты сродни болезни -- лихорадке или тифу, и втайне надеялся, что время --
луч-ший лекарь.
Четыре года -- большой срок. У Никиты хватило ума поставить на своих
воспоминаниях жирный крест, но с самого первого дня воз-вращения домой он
ждал, что судьба пошлет ему случай встретить-ся с бывшей Фике, ныне Их
Величеством, Великой Княгиней Екате-риной.
О возобновлении каких бы то ни было отношений не могло быть и речи, но
ведь он клятву давал на постоялом дворе близ Риги. За-бытая Богом дыра среди
снегов, жалкая халупа, где герцогиня Иоганна, Фике и вся их челядь вынуждены
были ночевать в одной кое-как протопленной комнате. За окном выл ветер, в
соседней горнице плакали дети, собака надрывалась от лая, чуя волков, а
Никита и Фике целовались в холодных сенцах.
-- Будете моим рыцарем? -- Она спрашивала очень серьезно.-- Будете
верны мне всю жизнь?
-- Да, да...-- твердил Никита восторженно, стоя перед ней на одном
колене.
Холодная ручка коснулась его лба, словно благословляя. Потом раздался
пронзительный, резкий голос матери; "Фике, где вы?" И девушка исчезла.
Наверное, великая княгиня забыла эту клятву, а может быть, ни секунды
не относилась к ней всерьез -- игра, шутка... Это ее право. А право Никиты
помнить о клятве всегда и при первом зове прийти на помощь, даже если этот
зов будет опять пустым капризом.

¶-3-§
Сашу Белова, блестящего гвардейского офицера, флигель-адъютанта
генерала Чернышевского и мужа одной из самых краси-вых женщин России --
Анастасии Ягужинской, нельзя было назвать в полной мере счастливым
человеком. Правда, вопрос о счастье, тем более полном, уже таит в себе
некоторое противоречие. Полностью счастливы одни дураки, а на краткий миг --
влюбленные. Жизнь же умного человека не может состоять из сплошного, косяком
плыву-щего счастья, потому что она складывается из коротких удач, мел-ких, а
иногда и крупных неприятностей, неотвратимых обид, хороше-го, но и плохого
настроения, дрянной погоды, жмущих сапог, перманентного безденежья и прочей
ерунды, вопрос только--вышиты ли эти, выражаясь образным языком,
составляющие бытия по белому или черному фону.
Если бы нищий курсант навигацкой школы увидел в каком-либо волшебном
стекле, какую он за пять лет сделает карьеру, он бы голо-ву потерял от
восторга, а теперь он подгоняет каждый день кнутом, чтоб быстрей пробежал,
чтоб выбраться наконец из будней для како-го-то особого праздника, а каким
он должен быть -- этот праздник, Саша и сам не знал.
Простив Анастасию за мать, которая участвовала в заговоре, а теперь,
безъязыкая, томилась в ссылке под Якутском, государыня сделала Анастасию
своей фрейлиной, а после замужества с Бело-вым -- статс-дамой. Простить-то
простила, а полюбить -- не полюби-ла. Жить Анастасии Елизавета назначила при
дворце в небольших, плохо обставленных покойцах, и новоиспеченная статс-дама
никак не могла понять, что это -- знак особого расположения или желание
видеть дочь опальной заговорщицы всегда на глазах. Возвращенный дом
покойного отца ее -- Ягужинского, что на Малой Морской, по большей части
пустовал, потому что Саша имел жилье в апартамен-тах генерала Чернышевского,
у которого служил, и только изредка, когда удавалось сбежать от бдительного
ока гофмейстерины -- на-чальницы, Анастасия встречалась в нем с мужем, чтобы
пожить пару дней примерными супругами.


Чаще Саша виделся с женой во дворце, в знак особой милости ему даже
разрешалось пожить какой-то срок в ее не топленных по-коях, но что это была
за жизнь! Ему казалось, что каждый их шаг во дворце просматривается, как
движение рыб в аквариуме. Кроме того, сам дворец с его беспорядочным бытом,
сплетнями, наушниче-ством, мелочными переживаниями, мол, кто-то не так
посмотрел или не в полную силу улыбнулся, претил Саше. Он с удивлением
понял, что рожден педантом и привержен порядку: чтоб есть вовремя и спать
семь часов -- не меньше.
И получилось так, что замужество их стало еще одной формой ожидания тех
светлых дней, когда сменятся обстоятельства и они наконец станут
принадлежать друг другу в полной мере. Добро бы Анастасия жила постоянно в
Петербурге, ан нет... Государыня не-навидела жить на одном месте, как
заведенная ездила она то в Петергоф, то в Царское, то в Гостилицы, к
любимому своему фавориту Алексею Разумовскому, то на богомолье, и Анастасия,
в числе прочей свиты, повторяла маршрут государыни. Так прошел год,
другой... А потом стало понятно, что так жить чете Беловых на роду написа-но
и этим радостям им и надлежит радоваться.
Философически настроенный Никита, выслушав в очередной раз не жалобы, а
скорей брюзжание друга, ответил ему вопросом: "А мо-жет быть, оно и к
лучшему? Любовь не переносит обыденности, ут-реннего кофе в неглиже,
насморка и головной боли, безденежья и враз испортившегося настроения, а вы
с Анастасией -- вечные моло-дожены!" "Тогда, пожалуй, я не завидую
молодоженам",-- ответил ему Саша.
Еще служба его дурацкая! Генерал Чернышевский, человек в ле-тах,
по-солдатски простодушный, вознесенный коллегией на высокий пост за прежние,
еще при Петре I оказанные государству услуги, искренне считал, что
флигель-адъютанты придуманы исключительно для исполнения его личных желаний,
которых несмотря на возраст у него было великое множество, и не последнее в
них место занима-ли амурные. Почти все ординарцы и адъютанты должны были
жить при особе генерала, у него же столовались в общей, казенного вида
комнате. Помещение это, продолговатое, с узкими, на голландский манер
окнами, с литографиями на стенах и длинным столом с кару-селью чашек и вечно
кипящим самоваром, было всегда полно лю-дей. Кто-то очень деловито входил и
выходил, лица все имели важно прихмуренные и обеспокоенные какой-то важной
мыслью. Генерал любил эту комнату и часто в нее захаживал, чтобы запросто
попить чайку с подчиненными. Выражение постоянной озабоченности на ли-цах
очень ему нравилось, наводя на мысль, что это не просто столо-вая, а
штаб-квартира.
День начинался с того, что Саша бегал по государеву двору, что-бы
расспросить у челяди, какое ныне у матушки-государыни на-строение и не ждут
ли генерала Чернышевского немедленно ко двору. Ответ был всегда один --
государыня еще почивает, генерала не ждут, а коли будет в нем надоба, то
будет прислан особый курьер.
Каждое утро Сашу терзала одна и та же мысль -- не ездить ни-куда, а
соснуть в соседней комнатенке, чтоб через час предстать пред генералом все с
той же фразой: "Почивают, а коли будет нужда..." и так далее, но у него
хватало ума этого не делать. Еще донесет ка-кой-нибудь дурак, а генерал
усмотрит в Сашином поведении чуть ли не измену Родине.
Далее целый день мотаешься по курьерским делам или бежишь подле колеса
генеральской кареты. Визиты, черт их дери... К вельмо-жам, к фаворитам и
родственникам государыни, к послам инозем-ным и лицам духовным, а также ко
вдовушкам, чьи покойные мужья воевали когда-то в начальниках ныне
здравствующего генерала. Во время визитов адъютантам надлежало терпеливо
ждать в прихожихна тесных буфетных и благодарить судьбу, если там были
канапе или хотя бы стулья.
Служба эта, однако, считалась престижной, и многие завидовали Саше за
связи при дворе и благорасположение к нему сильных мира сего.
Унылость службы и вечное безденежье пристрастили Сашу к кар-там.
Впрочем, играли все, а уж гвардейскому офицеру не играть -- это все равно,
что иметь тайный порок вроде мужского бессилия или скаредности. Хотя
бережливость не в чести у русского человека. Ес-ли в католических или
лютеранских странах мот осуждается не толь-ко церковью, но и общественным
мнением, потому что мотовством своим вредит душе, разоряет наследников и тем
наносит вред госу-дарству, то в России безудержное мотовство называется
широтой на-туры, почти удалью, и вполне приветствуется.
Саша умел считать деньги, говоря при этом, что он не скуп, но бережлив,
а что думают по этому поводу окружающие, ему было на-плевать. Всем играм он
предпочитал ломбер, в игре был сдержан, чувствовал противника, ставки не
завышал и почти всегда был в вы-игрыше. Удача его в картах вызывала не
только восхищение, но и за-висть.
Неожиданно разразился скандал. Собрались в Красном кабаке, старомодном
притоне, который еще со времен Петра I облюбовали гвардейцы. В этот вечер
Саша играл особенно удачно. И нашелся болван, скорее негодяй, из штафирок,
который в сильном подпитии, трезвым бы он не осмелился, громко выкрикнул
предположение-- а не играет ли Белов порошковыми картами?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Империя наносит ответный удар
Злотников Роман
Империя наносит ответный удар


Сертаков Виталий - Проснувшийся Демон
Сертаков Виталий
Проснувшийся Демон


Прозоров Александр - Пленница
Прозоров Александр
Пленница


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека