Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Вряд ли уместна такая строгость. Саксонским капитулярием Карла
Великого запрещено верить в колдовство. Подобного же мнения придерживается
и канон "Епископы".
- Бременский округ еще дымится! - крикнул Цвингер.
- Отец Цвингер прав, - коротко сказал Вольф Бюргер, - но сначала
заслушаем свидетелей.
Один за другим выходили в центр зала стражники. Путаясь и сбиваясь,
рассказывали, какую картину застали они на поляне. Иным представлялись
чудовища и стыдные непотребства, другие видели просто зверей, предающихся
неистовому скаканию, но все указывали, что Ганс был главой сборища.
Среди зрителей начался ропот. Особенно он усиливался, когда свидетели
рассказывали, как нищий мальчишка обернулся волком. Правда, и здесь одни
говорили, что перекинувшись в волка, Питер исчез, другие, что раздвоился,
но суть состояла не в том. Бешеный хищник был слишком памятен гамельнцам.
- Побить камнями! - крикнул кто-то.
Бюргер поднял ладонь, требуя тишины, и объявил:
- Ганс по прозвищу Крысолов, что скажешь ты?
Ганс судорожно глотнул, подавляя волнение.
- Там не было ничего сверхъестественного, - сказал он. - Питер вовсе
не вервольф, и я тоже не колдовал. Я только хотел выучить детей моему
искусству. Это очень хорошее и нужное людям ремесло...
- Кощунство! - взвыл Цвингер, а бургомистр вдруг встрепенулся,
просыпаясь, и прошамкал:
- Всякий, доказавший, что владеет ремеслом, необходимым и полезным
жителям, имеет право испросить у магистрата разрешение обосноваться в
городе, набрать учеников и подмастерьев и объединить их по прошествии
должного числа лет в цех, коему, смотря по заслугам, присваиваются
штандарт и привилегии, - Майер втянул голову в плечи и снова задремал.
- Ганс Крысолов, - проговорил патер Бэр, - объясни нам, что хорошего
в твоем ремесле и чему именно ты учил детей.
- Я учил их всему, что знаю сам. Я могу заставить упасть стаю саранчи
- по счастью, в ваших краях не встречается этой напасти, - мне нетрудно
остановить ратного червя. Но обычно я вывожу крыс и мышей, недаром меня
прозвали Крысоловом.
- Прекрасное занятие для сына Людвига Мюллера, - заметил Бюргер, -
ловить по чужим амбарам мышей, получая один пфенниг за дюжину хвостов!
- Я учу всех, кто приходит за наукой! - выкрикнул Ганс. - И я не
ловлю крыс, я изгоняю их, разом и надолго!
Вольф Бюргер, перегнувшись через бургомистра, пошептался с патером
Бэром. Тот согласно кивнул. Тогда Бюргер, незаметно толкнув, разбудил
бургомистра и начал что-то втолковывать ему. Старик послушно встал и
объявил:
- Суд предлагает Гансу Крысолову доказать свое умение и отвести от
себя обвинение в чернокнижии. Для сего назначается испытание. Упомянутый
Ганс должен вывести крыс и мышей из кладовых амбаров и хлебных магазинов
города Гамельна.
- И тогда мне позволят иметь учеников? - спросил Ганс.
- Мы примем решение, смотря по результатам испытаний, - промолвил
бургомистр.
- Уже сегодня в Гамельне не останется ни одной крысы, - сказал Ганс
твердо.

В сопровождении судей и охраны Ганс обошел город. Город был велик -
больше трех сотен каменных домов. Крысы таились в каждой щели -
неисчислимые полчища крыс. Он не мог бы прогнать их - им некуда уйти.
Оставалось последнее.
Когда-то во время своих странствий, любопытный Ганс забрел далеко на
север, в Лапландию. Там до сих пор живут язычники, которые молятся
деревянным болванам и звериным черепам. Там так холодно, что не растет
даже лес, и нет травы, чтобы прокормить коров и лошадей. Люди там ездят на
оленях, а зимой солнце боится показаться из-за края земли. В этих тундрах
живет пестрая снежная мышь - лемминг. Крошечный зверек, всегдашний корм
огромных белых сов, хищных песцов, одетых в теплые шубы, и даже
изголодавшихся по соли оленей. Но порой с леммингами случается что-то
странное, и тогда они собираются в стада и идут в море. Ганс видел толпы
малюток, спешащих на верную гибель. Пестрые мыши неутомимо шли, стремясь в
воду. Вода кипела. Косяки трески и лосося поднялись из глубин за легкой
добычей. В воздухе стоял стон. Кричали чайки, плакал ветер. И еще слышался
тонкий скрип, свист - тот сигнал, что созывал пеструшек в поход. Этот звук
Ганс не смог бы забыть никогда. И сейчас он собирался сыграть на флейте
великий зов.
Ганс не колебался, он знал, что сумеет сделать задуманное, хотя
прежде ему не приходилось убивать, используя свой дар. Гамельнские
ребятишки прекрасно знали, какой бывает, а какой не бывает доброта, они бы



не поверили, что доброта способна обманывать, заставлять и даже убивать. А
она умеет все, только надо помнить, что однажды хрупкое чудо может
разбиться, и ничто не вернет его. Но сейчас Ганс об этом забыл.
Ганс зажмурился, набрал в грудь воздуха и заиграл. Инструмент загудел
необычно и страшно. Звук царапал слух, проникал в душу и не звал, а тащил
за собой. Повсюду: в укромных норах под стенами домов, в подвалах, на
чердаках, среди расшатавшейся ветхой кладки или деревянной трухи, под
разбитой мостовой замусоренных улиц встревоженно завозилось длиннохвостое
население. Крысы прекращали грызть, спящие просыпались, самки бросали
слепых беспомощных детенышей, и все среди бела дня, забыв осторожность,
спешили к Гансу. Они образовали широкий шевелящийся круг, настороженно
глядели на Ганса, еще не понимая, что делать дальше. Ганс осторожно
шагнул, стараясь ни на кого не наступить. Ковер крыс пополз следом,
замершие изваяниями ландскнехты остались сзади.
Ганс медленно шел вперед, ни на секунду не отрывая дудочки от
одеревеневших губ. Вал крыс катился за ним, из каждого проулка навстречу
им вытекали новые волны. Иногда крыса выпрыгивала прямо из окна дома и
тогда там раздавался задушенный женский взвизг. Остальной город молчал: ни
криков, ни шума, ни стука инструментов - только дрожащая музыка и
тысячекратный шорох.
На берегу Везера Ганс остановился. Здесь были запертые ржавыми цепями
спуски к воде, причалы для хлебных барок, магазины зерна, склады кож и
железа. Поток зверьков умножился необыкновенно, крысы покрыли замшелые
ступени и, ни на секунду не задержавшись, посыпались в воду.
Везер - большая и опасная река. В верховьях он с плеском несется по
камням, мимо Бремена течет широко и важно. Возле Гамельна течение гладкое,
но стремительное, ширина реки свыше двухсот шагов, на середине дна не
достать даже длинным шестом. Переплыть Везер - дело нелегкое, а для крысы
- попросту безнадежное. И все же они шли, крутясь живым водоворотом,
задние налезали на передних, и все бросались с последней ступени в воду.
Среди пены мелькали вздернутые усатые носы, ловящие воздух. Вода
подхватывала крыс и, завертев, уносила. Некоторые были выкинуты течением
на камни ниже пристани, но тут же упорно кидались обратно вплавь на тот
берег.
Ганс стоял на самом краю. Крысы обтекали его с двух сторон, дробно
стуча лапками, пробегали прямо по ногам. Поток постепенно редел, берег
очистился, и скоро последняя острая мордочка исчезла под водой.
Песнь оборвалась. Ганс перевел дыхание и огляделся.
Он увидел патера Цвингера. Священник стоял по пояс в воде, глаза у
него были белые, рот открыт и зубы оскалены. Холодная вода привела его в
чувство, он, запинаясь, начал читать экзорцизм об изгнании бесов:
- Изыди, злой дух, полный кривды и беззакония, изыди исчадие лжи...
Ганс отвернулся. В двух шагах позади стоял Вольф Бюргер. Его жесткое
лицо было непроницаемо.
- Ганс Крысолов, ты гроссмейстер в своем ремесле, - сказал он. - Я не
ожидал такого. Идем, суд должен быть окончен.
В конце улицы показались спешащие ландскнехты.

Если и раньше большой зал ратуши был переполнен народом, то теперь
давка стояла просто невообразимая. Охрана с трудом очистила место
посредине. Судей еще не было, Ганс долго ждал, переминаясь с ноги на ногу.
Вольф Бюргер нервно ходил взад и вперед, потом уселся за стол и начал
что-то писать. Наконец, появились патер Бэр и опирающийся на палку Ференц
Майер. Тюремщик ввел закованного Питера.
- Все будет хорошо! - крикнул ему Ганс.
Питер кинулся к Гансу, но тюремный смотритель дернул за цепь, и
мальчик упал.
Позже всех пришел патер Цвингер. Губы его были плотно сжаты, новая
сутана резко шелестела при ходьбе.
Секретарь суда поднялся из-за своего столика и, нараспев произнося
слова, возгласил:
- Заседание объявляется открытым. Господа судьи, удовлетворены ли вы
результатами испытаний?
За судейским столом кивнули.
- В таком случае я от имени магистрата и граждан города прошу вас
рассудить это дело по закону и совести и вынести ваш приговор.
- Что тут рассуждать? - проворчал бургомистр. - Парень, несомненно
колдун, но ведь крыс-то он вывел. Пусть себе идет на все четыре стороны.
Патер Бэр сидел с задумчивым видом, сцепив пальцы на округлом чреве.
Бюргер кончил писать и передал лист бургомистру. Майер прочел.
- А можно и так, - сказал он, взял перо и поставил внизу подпись.
Патер Бэр, дождавшись своей очереди, тоже прочел документ.
- Но ведь это жестоко! - воскликнул он, отодвигая бумагу.
- Это необходимо, - негромко сказал Бюргер.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Перумов Ник - Война мага. Конец игры
Перумов Ник
Война мага. Конец игры


Шилова Юлия - Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха
Шилова Юлия
Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха


Шилова Юлия - Дневник эгоистки, или Мужчины идут на красное
Шилова Юлия
Дневник эгоистки, или Мужчины идут на красное


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека