Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Чем сильнее закипал Кленов, тем спокойнее и размереннее он говорил.
Неожидапо Стахнов усмехнулся:
- Я не в силах проконтролировать все работы управления лично, но в вашей разберусь обязательно. Продолжайте...
Кленов все еще не остыл и говорил по-прежнему сухо, бесцветным голосом:
- На первый взгляд применение этого метода в случае с "мексиканским объектом" не представлялось возможным, поскольку там все остаточные напряжения на приборах были стерты их последующим включением. На наше счастье, в одном из мониторов в момент перерыва подачи энергии выбило предохранитель. Монитор не ремонтировали и не включали. Даже не попытались установить причину отказа, попросту заменили новым. Так что найти этот бесценный монитор мне удалось далеко не сразу. Зато потом, несмотря на большой промежуток времени, прошедший с момента отключения, нам удалось составить карту остаточных напряжений этого прибора, хотя, конечно, далеко не полную.
Стахов подался вперед. С этого момента все, о чем говорил Кленов, становилось чрезвычайно важным, поскольку из области предположений и догадок, на которые, по мнению специалистов, только и можно было рассчитывать при анализе загадочного происшествия, они совершенно неожидано перешли в область документально подтвержденных фактов.
- Значит, именно там вы и установили... - Голос Стахова сел от волнения.
- Да, на этом мониторе. Сохранилась даже часть размытого изображения. Однако его не удалось идентефицировать ни с одним известным нам объектом. С высокой степенью достоверности удалось реставрировать лишь показания гравиметров в нижней части экрана. Из них следует, что в аппаратную проник посторонний объект, как я уже говорил, массой в сто двадцать килограммов. Он находился там полторы секунды и за полсекунды до включения контрольной аппаратуры исчез.
Стахов медленно потянулся к своему личному пульту. Кодовый номер зет-два... Он все еще не верил, ему все еще казалось, что здесь, в его кабинете, разыгрывается странная театральная постановка... Но код был вполне реален, и аппаратура, идентефицировав его личность, объявила по всем необходимым каналам операцию "Прорыв". Разработанная несколько лет назад как простая мера предосторожности, операция, на которую сейчас переключались все мощности и ресурсы планеты, ставила своей целью обнаружение и локализацию возможного проникновения извне через мексиканский генератор любого постороннего объекта.
Однако Стахов понимал, что безнадежно упущенное время не вернуть никакими силами. Для того, кто за полторы секунды сумел сделать в аппаратной "мексиканского объекта" все, что ему было нужно, шести часов, прошедших с момента прорыва, более чем достаточно, чтобы завершить то, для чего он прибыл на Землю...







Глава 7
Дом, похожий на игрушечный елочный шар, ждал возвращения хозяина из столицы уже вторую неделю. Игорь, как обычно, задерживался, но сегодня по визиофону он наконец назвал номер телефона и, если справочная не ошиблась, возвратится часам к шести вечера.
Анна вместе с Алешкой стояла на веранде и смотрела на лес, подступавший к самому дому. Игорь несколько раз собирался подстричь кусты можжевельника, которые штурмовали ограду, но каждый раз отменял свое распоряжение домашнему роботу. Анна понимала почему. Естественный переход от дома к лесу, настоенный на ароматной хвое воздуха, - ему нравился этот уголок, хотя он мешал проезду и выглядел слишком уж неухоженно на фоне сада и укрытой вьющимися лианами террасы.
Сегодня можжевеловые заросли выглядели особенно угрюмо. Анне даже показалось, что за короткое время кусты слишком уж разрослись, захватив новое пространство. Их поникшие ветви теперь перегораживали даже пешую дорожку. "Придется все-таки подстригать", - решила Анна, однако без Игоря не хотела этого начинать, да и дел у нее сегодня хватало... Молодая женщина ушла в дом. Каждый раз, возвращаясь из очередной командировки, Райков досадывал на себя за то, что никак не соберется обзавестись личным флатером. Вот и сегодня, выйдя из региональной станции трансфера, он вынуяеден был пятнадцать минут ждать свободный автофлайер, а потом еще три километра идти пешком. Третий год не удосужатся проложить подъездные пупи к новым жилым коттеджам. Коттеджы уже состарились, а дороги все нет.
Впрочем, он не совсем был уверен, что ему так уж необходима эта дорога или новомодный флатер. С ними он наверняка лишился бы кусочка леса, принадлежащего лично ему. Не станет тогда ни этого аромата шиповника у тропинки, ни птичьих голосов, ни хруста сухой хвои под ногами. Ничего этого из кабины не увидишь и не почувствуешь. Он задумался о том, где должна проходить граница между бесконечной спешкой, диктуемой срочными делами, на которые вечно не хватает времени, и самим ощущением жизни. Где, в какой точке следует остановиться, чтобы не перейти эту грань и не превратиться в бездушного робота, ничего не замечающего вокруг?
Райков шел не торопясь, наслаждаясь ощущением одиночества, видом тропинки, то и дело нырявшей под полог широких светлых сосен. В то же время он понимал, что крадет эти немногие, в сущности, минуты, оставшиеся до нового длительного расставания у Анны и Алешки. Но в этом ли причина отчуждения, с которым все труднее справляется Анна? Не из-за него ли большинство его коллег, капитанов и руководителей дальних экспедиций, в конце концов оказываются за бортом семейной жизни? Не уготована ли ему та же судьба?..
Он так глубоко задумался, что уже перед самым домом свернул не на ту тропинку. Возможно, именно это его спасло. Проплутав в зарослях лишние пять минут и ругая себя за эту оплошность, он вернулся к развилке в совершенно другом душевном состоянии. Теперь его внимание было обострено, и он вглядывался в просветы между кустами, желая как можно скорее увидеть поворот к дому, и, когда появились наконец знакомые заросли можжевельника, Райков сразу понял - на дорожке что-то изменилось. Он остановился и внимательно осмотрел куст можжевельника, невесть откуда появившийся у самой тропы. Человек любой другой профессии на его месте скорее всего отстранил бы ветви, загородившие дорогу, и пошел дальше. В этом кусте не было ровным счетом ничего особенного. Но Райков много лет работал дальним поисковиком. На чужих планетах даже ничтожное изменение обстановки часто свидетельствует об опасности. И потому, вместо того чтобы идти дальше, он все стоял у этого куста и неторопливо размышлял.
Предположим, кто-то в его отсутствие пересадил этот можжевельник. Анна вряд ли станет этим заниматься. К тому же куст был посажен не на территории сада, а фактически в лесу. Если такую пересадку сделал садовый робот из-за ошибки в программе, он не стал бы маскировать это место старым мхом и травой, которая успела уже слегка привянуть и своим видом выдавала неумелого конспиратора.
Может быть, это проделки Алешки? Да нет, пересадить такой куст и замаскировать следы - задача не для восьмилетнего ребенка. Возможно, в конце концов он бы плюнул на эту загадку и пошел дальше. Вот только не нравилось ему расположение куста. Слева, у самой тропинки, небольшое болотце. Справа - непроходимые колючие заросли. Для человека, идущего к дому, оставалось лишь два прохода: проползти на четвереньках под кустом или отстранить без особого труда длинные гибкие ветви... Ну какой же взрослый, уважающий себя человек, поползет на четвереньках? Ему предлагали задачу с готовым решением, однако он не любил подобных задач.
Приблизившись вплотную к можжевельнику. Райков стал внимательно рассматривать кору и колючую хвою, ни к чему не прикасаясь. Солнце уже садилось, и его низкие закатные лучи падали прямо на куст. В красноватом свете хвоя, а местами и кора как-то странно поблескивали, словно по ветке, загородившей дорогу, долго ползали садовые улитки. Но улитки не ползают по колючим кустам можжевельников....
Райков опустился на четвереньки и, осторожно соразмеряя свои движения с высотой куста, медленно двинулся вперед, внутренне посмеиваясь над собой, представляя, сколько радости доставляет своей нелепой позой притаившемуся в зарослях шутнику. Наконец он встал, отряхнул с колен пыль и еще раз осмотрел куст, но уже с противоположной стороны. Здесь следов странной слизи не было. Теперь можно было войти в дом и вызвать службу безопасности. Он представил, сколько насмешек вызовет эта история. Руководитель экспедиции, испугавшийся можжевелового куста, рискует стать притчей во языцех во всем комфлоте...
И тем не менее, переступив порог и не успев толком поздороваться с Анной, ни о чем ее даже не спросив, он пошел в свой кабинет, включил инфор и вызвал ОВИВБ. В голосе дежурного вместо удивления или насмешки он уловил настоящую тревогу.
- Соединяю вас с группой "Прорыв". Возможны ваша информация по их части...
Уже через пять минут около коттеджа Райкова, вызвав неподдельный восторг Алешки и изрядно повредив цветники и газон, опустились два мезолета спецслужбы.
Получив результаты первых экспресс-анализов слизи, снятой с куста можжевельника у дома Райкова, Кленов немедленно вызвал по специальному коду "Тревога - прорыв", две вспомогательные группы. Не прошло и нескольких минут, как огромная платформа энергоцентра появилась над домом Райкова, приняла на свою верхнюю параболическую антенну четыре канала прямой энергоподачи со спутниковых автоматических станций и, окутавшись голубоватым облаком статических разрядов, выбросила к земле расширяющийся зонт энергозащиты. Теперь дом Райкова и прилегающий к нему район леса в радиусе двух с половиной километров оказались изолированными от внешнего мира. К огорчению Кленова, установление более широкого энергетического зонта не представлялось возможным, поскольку его край и так вплотную подошел к кольцевой рокадной дороге и жилым кварталам Липограда.
Внутри купола люди, одетые в скафандры высшей защиты, с антеннами универсальных анализаторов в руках, обрабатывали каждый квадратный сантиметр почвы вокруг куста, постепенно расширяя зону поиска. За пределами зонта еще одна группа космических десантников вела поиск по сложной схеме, стремясь охватить анализаторами возможно более широкое пространство. Все выглядело, как при высадке на планету с категорией опасности не меньше двух единиц.
- Игорь, может быть, ты мне объяснишь, что здесь происходит? - спросила у Райкова Анна. Необычный шум заставил ее наконец покинуть кухню, в которой она запретила устанавливать автоматику.
- Видишь ли, дорогая... - несколько смущенно начал Райков. - Мне самому забыли объяснить, что все это значит. Весь сыр-бор разгорелся из-за можжевелового куста. Он мне не понравился, я имел неосторожность позвонить в службу безопасности,
- Они же помнут все цветники!
- По-моему, они специально для этого прилетели. Видишь, уже заканчивают. Вон тот высокий в скафандре только что прошелся по последнему кусту...
- Ты еще и шутишь? - В голосе Анны звучала неподдельная обида и растерянность, - Это кажется тебе смешным, да?
- Я не думаю, чтобы подобную операцию начали из-за пустяка, - сказал Райков, посерьезнев. - Люди заняты делом, не стоит им мешать. Как только появится возможность, они нам все объяснят.
- А мне кажется, тебе это доставляет удовольствие. По-моему, ты специально все затеял, чтобы не скучать с нами!
Хлопнув дверью, Анна ушла. Окинув взглядом вытоптанный цветник и еще раз убедившись, что жены нет рядом, Райков подозвал Кленова.
- Что вы обнаружили?
- Контактный нервно-паралитический яд. Прикосновение смертельно даже через одежду. Вопрос времени. Я до сих пор не понимаю, что вас уберегло... Вам плохо?
- Нет, ничего. Спасибо. Просто я подумал, что там мог играть Алешка...
- Рассчитано на взрослого человека. Куст опрыскали за несколько минут до вашего прихода. Ловушка именно на вас. Странно, что не сработала... Теперь им придется предпринять что-нибудь еще.
- Кому это "им"?
- Если бы я знал... Мы все время опаздываем. Объект, прошедший сквозь защиту мексиканского генератора, опередил наш поиск часов на шесть.
- Вы уверены, что эти события связаны друг с другом?
- Вещество, распыленное на кусте, не вырабатываатся на наших заводах. Это скорее всего сок какого-то растения, неземная органика.
- И все же шести часов слишком мало для того, чтобы сориентироваться в незнакомом мире, узнать мой адрес и даже время прибытия лайнера. У них должен быть земной источник информации, если вы правы.
- Мы ничего не знаем о противнике. Возможно, ваша экспедиция к Ангре что-то прояснит. Не зря они ей противятся. Я почти уверен, что покушение на вас организовано имено в связи с этой экспедицией. А что касается информации - эту версию придется проверить, хотя канал ее передачи трудно даже представить.
- Она могла в законсервированном виде храниться на Земле, но какие-то контакты должны быть. Без них невозможна передача заданий, внедрение своих людей...
- Людей?
- Ну, не знаю... Чтобы действовать внутри нашего общества, Они должны быть похожи на людей... Противник... Вот уже сотни лет, как это слово, в его военном смысле, исчезло из нашего языка. Теперь оно возвращается. Не нравится мне все это.
- Думаете, мне нравится? Но кто-то должен накопец назвать вещи своими именами.
- Зачем вы поставили энергетический зонтик над моим домом? Надеялись, что объект все еще здесь?
- Нет. Скорее это мера предосторожности. Они могли воспользоваться суматохой и нанести повторный удар. Так или иначе, они должны теперь проявить свои дальнейшие намерения.
Инфор срочной связи тоненько запищал на брас- лете Кленова, и тот нажал кнопку включения,
- Говорит шестая. Кажется, мы нашли след.
- Какой давности?
- Часа полтора, не меньше.
- Рацион?
- В десяти километрах южнее Липограда.
- Зафиксируйте след, я сейчас вылетаю.
- Я с вами, Кленов. Подождите минуту, только переоденусь и возьму...
- Извините, Игорь Сергеевич. Впредь до конца операции вам нельзя покидать зону силового ограждения.
- Это еще что за новости?
- Мы. не можем рисковать вашей жизнью.
- Я, знаете ли, сам привык решать этот вопрос. Брови Райкова сошлись у переносицы, а в глазах появился холодный блеск, хорошо знакомый его подчиненным. Кленов понял, что ему не переспорить этого человека, что не сумеет заставить его подчиниться своим распоряжениям. Все же он попробовал,
- По коду "Тревога - прорыв" мне предоставлено право изолировать любого человека на столько, на сколько я сочту нужным. Игорь Сергеевич, вам придется остаться.
- Интересно, каким образом вы собираетесь меня задерживать? Силой?
- Я не дам вам ключ от силового поля. Снаружи останется охрана. Она будет охранять вас и вашу семью. Видимо, вы не до конца отдаете себе отчет в том, насколько велика опасность.
- Я немедленно свяжусь с Ридовым!
- Попробуйте. Но, думаю, сейчас это будет непросто даже вам. И потом, если вы полагаете, что опасность там, куда еду я, то вы глубоко ошибаетесь. Скорее всего там ничего нет, кроме старого следа. Она здесь, опасность. Не забывайте, что неизвестный враг уже прошел защиту, подобную той, что прикрывает сейчас ваш дом, и у него есть вполне определенная цель.
- Вы хотите сказать...



- Игорь Сергеевич, вы не представляете себе всей серьезности игры. Вам лучше остаться в доме, в фокусе нашей аппаратуры, если хотите, в роли подсадной утки. У меня есть основания полагать, что противник спешит и очень скоро будет вынужден повторить удар.
- Благодарю за откровенность по поводу моей новой роли...
- Вы не оставили мне иного выбора.
- А жена и сын?
- Я не думаю, что им грозит опасность. Удар направлен только на вас. Но если хотите, я могу забрать их с собой.
- Нет, пусть уж лучше остаются... Не очень-то я верю в надежность вашей защиты.
Не ответив, Кленов сел в кабину мезолета.







Глава 8
Как только мезолет покинул зону купола, на пульте вновь вспыхнул вызов.
- Говорит шестая группа поиска! Мы его обнаружили! Биолокаторы фиксируют интенсивный объект порядка сорока двух люмов. Изображения нет, мы его не видим...
- Прекратить все разговоры в эфире! Управление передайте центральной. Переключите локаторы на инфракрасный диапазон!
Руки Кленова автоматически, независимо от сознания, занятого другой, более важной задачей, совершали необходимые действия. На мониторах мезолета уже проступало изображение неизвестного объекта в инфракрасных лучах. Небольшое темное пятно с размытыми краями металось по кругу силового зонта.
Кажется, на этот раз они успели... Теперь самое главное - нарастить мощности до того, как эта штука покажет все, на что она способна...
- Седьмой, восьмой и двенадцатый энергопередатчики переключить на шестую группу! Обе платформы энергетического резерва - в зону контакта!
"Посмотрим, кто кого, - подумал Кленов. - В конце концов ты всего лишь гость. Все ресурсы планеты приведены в нулевую готовность. Если понадобится, сюда потечет анергия обоих полушарий, миллионы гигават... Только бы успеть. Только бы выиграть хоть несколько секунд..."
Работали все съемочные камеры и измерители. Он видел, как темное пятно на экране развернулось и бросилось на силовую стенку. Ослепительные всполохи в зоне контакта казались немыслимо яркими для такого крошечного пятна. Мельком глянув на гравиметр, Кленов удовлетворенно кивнул: массы у Него осталось не более ста килограмм. Зонт должен выдержать. Только полная аннигиляция объекта может прорвать защиту.
- Всю мощность на левую стенку. Защиту переключить на скользящий режим!
Силовая стена подалась под давлением объекта, уступила, ушла в сторону. Их уже разделяло несколько метров. Противник не сразу понял, что произошло, и это позволило им выиграть так необходимые секунды. С каждым щелчком хронометра, с каждым ударом сердца мощности, подаваемые на силовой щит, сомкнувшийся вокруг незваного гостя, росли. Включались все новые подстанции. Все новые жгуты синего плазменного огня тянулись из стратосферы к приемным антеннам- шестой энергоплатформы. Пришельцу уже не справиться. Не вырваться из огненного круга, очерченного планетой. Вот наконец он все понял. Сообразил. Увеличил скорость. Слишком поздно!
Кленов глянул на индикаторы мощности. Теперь уже можно померяться силами, впрямую не уводить поле из-под лобового удара, не тянуть время.
Качнулись индикаторы всех приборов, вновь на экранах полыхнул огонь.
- Есть контакт с защитой. Мощность аннигиляции!
Он и сам это видел. Изнемогая в неравной борьбе, темное пятно наливалось изнутри малиновым светом, истаивало на глазах, отдавая всю свою массу бешеному атомному огню, полыхавшему внутри защитного купола, тщетно пытаясь прожечь стены ловушки.
Температура внутри замкнутого пространства защитного поля уже достигала тысячи градусов и продолжала расти. В радиусе сорока метров горели кусты. В пепел превращалась трава. В зоне контакта начинал плавиться песок. До каких же пор?! Сколько - градусов Он может выдержать? Почему не прекращает бессмысленную атаку?
Купол ловушки был уже виден невооруженным глазом. Мезолет на предельном форсаже двигателей шел в зону схватки. Огненный пузырь силового поля вздымался и опадал вместе с пульсацией полей. Борьба внутри купола шла к концу. Свет из фиолетового диапазона переходил в голубой: температура начала падать. Кленов еще раз посмотрел на гравиметр - осталось меньше двух килограммов массы! Стрелка стремительно двигалась к нулевой отметке. Он сгорит весь, без остатка, неведомый и опасный гость. И все-таки продолжает безжалостную борьбу, превращая себя в поток фотонов. Они никогда не узнают, что это было. Существо? Механизм? Горсточка оплавленной земли - вот все, что они найдут на месте схватки. Все, что останется от того, кто проник сюда иа невероятного звездного далека, проник только затем, чтобы попытаться ужалить, а затем мужественно погибнуть.
Рука Кленова сама собой потянулась к красной клавише. Он понимал, чем рискует, какого опасного гостя выпускает на волю, и все же не мог поступить иначе.
Клавиша щелкнула и плавно утонула в своем гнездо, утонула без всякого сопротивления. Всего-то и надо было сделать, чтобы прекратить полыхающий внизу атомпый костер...
- Всем средствам слежения фиксировать объект. В случае попытки выйти из зоны контакта разрешаю силовую атаку.
Но никто не пытался выйти из зоны. В окошках индикаторов один за другим появились нули, только уровень радиации оставался высоким да звездная температура плавила уже коренную материнскую породу.
На экранах еще виднелся небольшой комочек темного вещества, продолжавшего пульсировать, бороться, поглощать окружающую его разбушевавшуюся энергию и медленно таять в чужом и враждебном мире. Все-таки Кленов опоздал, какой-то предел был уже позади. Какие-то структуры нарушились, и процесс самоуничтожения приобрел необратимый характер.
Кленов сделал еще одну, последнюю попытку. Мезолет выстрелил вакуум-бомбой. Тонкая пленка облила на секунду объект и тут же сгорела. Все было бесполезно. Гость продолжал бороться с враждебной средой до последнего атома, до последнего фотона. Он не желал выдавать своей тайны, но не мог знать, что все этапы схватки, все бесчисленные данные анализаторов уже учтены, зафиксированы и продолжают поступать в главные компьютеры планеты.
Центральное хранилище информации размещалось в подземных галереях Валдайской возвышенности. Среднерусская платформа давно уже стала центром многочисленных отраслевых компьютерных комплексов, со временем объединенных в гигантскую систему - Федеративный центр Проблемной Информация. Постепенно сюда стали стягиваться различные научные учреждений, образовав на Валдае крупнейший академический центр со своими заводами, исследовательскими комплексами и полигонами. Этот мозговой центр Федерации не ориентировался на сиюминутные задачи. Здесь определялось развитие теоретической науки Земли на многие годы вперед, здесь занимались нестандартными проблемами широкого профиля, решить которые не могли стециализированные региональные научные центры.
Наука с каждым годом стоила все дороже, погружалась в бездну сложнейших проблем, суливших обществу в необозримо далеком будущем бесчисленные блага. Окутываясь почти мистическим туманом теорий, гипотез, предположений, разработок и иссследований, она становилась занятием для избранных. Ученые превратились постепенно в привилегированную замкнутую касту. На восемьдесят процентов эта огромная махина, пожиравшая массу ресурсов и человеческих умов, работала сама на себя, и обществу ради остающихся жалких крох приходилось терпеть хорошо организованных бездельников, прикрывавшихся фиговыми листами научных диссертаций, разобраться в которых было не под силу ни одному нормальному человеку.
Несмотря на то, что УВИВБ располагал собственным научно-исследовательским отделом, Кленову прищлось обратиться в Валдайский центр. Только после утомительной процедуры выписки специального пропуска ему удалось наконец попасть на территорию центра.
В гигинтских ангарах доктора Каминского, как всегда, что-то разбирали. На этот раз это был "Томагавк-2001". В соседнем отсеке начинался монтаж установки, подающей еще большие надежды, чем разбираемая. Самого Каминского удалось найти лишь после получасовых поисков в забетонированном подвале с надписью "Вход воспрещен всем".
Каминский задумчиво теребил ухоженную бородку, разглядывая целую груду сверхпроводимых магнитов, сваленных безо всякого порядка в дальнем конце подвала. От входа их отделяла толстенная плита из свинцового стекла. По-видимому, магниты были основательно заражены радиацией, и в ближайшие пятьдесят лет вряд ли кому-нибудь могли пригодиться.
- Вы ко мне? - спросил Каминский, все еще не отрывая взгляда от магнитов.
- Да. Вас должны были предупредить о моем визите.
- Возможно. Секретарше редко удается меня найти. Так чем могу?..
- Меня интересуют результаты ваших исследований по коду "Тревога - прорыв".
Каминский впервые посмотрел на посетителя и, хотя они встречались раза два, Кленова не узнал, руки не подал.
- Насколько мне помнится, мы посылали вашему управлению специальный отчет.
Из этой фразы следовало, что все он прекрасно помнил и отлично знал, какое ведомство представлял Кленов.
- Его смотрел наш научный переводчик, однако и после специальной обработки мне далеко не все ясно.
- Сожалею, но не могу же я заменить вам научного переводчика.
- Можете, - жестко сказал Кленов. - Кода никто пока не отменил, и я вам сейчас покажу, что это значит.
Он достал из нагрудного кармана небольшой квадратик инфора, набрал на нем несколько цифр и нажал на маленькую красную кнопку в левом углу.
- Слушаю, - сразу же ответил рокочущий бас директора Валдайского центра, исказить который оказался не в состоянии даже хрипловатый динамик миниатюрного инфора.
- Игорь Всеволодович, это Кленов. Тут ваш сотрудник, доктор Каминский, перегружен срочной работой, не могли бы вы освободить его для меня часа на два?
- А он не знает, что означает код "Тревога - прорыв"?
- Делает вид, что не знает.
- Дайте мне его!
Не желая слушать предстоящего Каминскому разноса, Кленов щелкнул переключателем, и в ухе профессора сразу же запищал зуммер. Этот невидимый глазу прибор крепился на внутренней стороне ушной раковины у всех сотрудников центра и использовался лишь для сообщений чрезвычайной срочности.
Через минуту лицо Каминского, лишенного возможности что-нибудь ответить или возразить, покрылось красными пятнами. А спустя пять минут они уже сидели в центральном диспетчерско-демонстрационном зале.
Современные исследования почти на девяносто процентов проводились автоматизированными киберсистемами без участия человека. Автоматы с точностью и тщательностью, не доступной людям, работали глубоко под землей. Многие работы проводились в полностью запечатанных боксах, данные анализов и многочисленных датчиков, следящих за любым экспериментом, сразу же поступали в хранилища информации и по мере необходимости обрабатывались вычислительными системами. Затем подавались в диспетчерский зал. На долю людей оставались лишь определенные задачи, установка необходимых алгоритмов, так называемое стратегическое программирование, и анализ полученных результатов.
Сейчас голографические лазерные установки воссоздали точную копию изображения спекшейся ноздреватой массы, найденной на месте недавней схватки.
- В вашем отчете мне встретился незнакомый термин - "биокристаллид". Что он означает?
- Биокристаллы - мельчайшие частицы органической материи, промежуточное звено между вирусами и белковыми молекулами. Они обладают определенным генотипом нуклеидов, способны размножаться. Термин "биокриссталлид" предложен нами. Биокристаллы - мельчайшие образования, видные лишь под электронным микроскопом. Поскольку они обладают неустойчивой кристаллической решеткой, собранной из крупных органических молекул, их масса физически не может превышать микрограммов. Однако по нашим предположениям, весь объект состоял из биокристаллов.
Тон Каминского был все еще сух и официален, но сейчас другого от него и не требовалось.
- Полагаете, это был биоробот?
- Вы мало что нам оставили. Трудно сделать определенное заключение. С равной степенью вероятности можно предположить, что это был необычный живой объект с собственной нервной структурой или управляемый извне робот.
Постепенно увлекаясь темой, Каминский оттаивал. Его объяснения становились все подробное и доходчивее. С удивлением для себя Кленов отметил, что если ученые хотят, то могут излагать собственные мысли вполне доступным для простых смертных языком.
- Самое интересное в объекте - не его биологическая структура. - Каминский что-то переключил на пульте, и по главному экрану поплыли плоские фотографии треков атомного распада. - Эти снимки мы получили из срезов коренных пород, подвергшихся облучению во время энергетического удара. В них нет, кажется, ничего интересного, обычная остаточная радиация. Но посмотрите внимательнее. Вот здесь и здесь след совершенно ни на что не похож. Эти фотографии натолкнули меня на мысль воссоздать в компьютерной модели первоначальный состав ядерного вещества нашего гостя. И вот что из этого получилось...
Перед нами появились пространственные атомные решетки, словно вывернутые наизнанку. В электронных слоях движущихся изображений атомов то и дело вспыхивали синие сполохи фотонов. Атомы пульсировали, сжимались, постепенно уменьшали свой объем. Из них то и дело выпадали, превращаясь в энергию, отдельные частицы. Атомы разваливались, их становилось все меньше.
- Радиоактивный распад?
- Не совсем... Атомное строение объекта необычно. Его атомы наполовину состоят из антиматерии, они как бы закапсулированы в оболочку из неизвестного нам поля и поэтому способны какое-то время находиться в обычной материальной среде без аннигиляции...
- И как долго они могут находиться в таком законсервированном состоянии?
- Не слишком. Все зависит от массы. Очевидно, в среде обычной материи объект все время должен тратить часть своей массы, чтобы сохранить стабильное состояние и не аннигилировать.
- Но позвольте, в вашем отчете об этом не было ни слова!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Предсмертное желание, или Поворот судьбы
Шилова Юлия
Предсмертное желание, или Поворот судьбы


Максимов Альберт - Русь, которая была - 2. Альтернативная версия истории
Максимов Альберт
Русь, которая была - 2. Альтернативная версия истории


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - маркграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - маркграф


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека