Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

был его "Витязь", шансов у засадников было не очень много, несмотря на
внезапность нападения, однако он шел один, и хотя встретил парней как надо,
предупрежденный интуицией, справиться со всеми бойцами неведомого спецназа не
мог.
Отреагировал на появление противника он мгновенно: нанес удар парню слева,
сбивая его с ног, перехватил руку с пистолетом второго, подставляя плечо под его
подбородок. Парень лязгнул зубами, обмяк, Александр вырвал у него пистолет,
собираясь стрелять в любого, кто появится из-за распахнутой двери, и услышал
сзади вздох открываемой двери еще одной квартиры. Оглянулся со смертной тоской,
понимая, что не успевает, увидел фигуру во всем черном с пистолетом в руке,
разглядел даже пистолет - с толстым дулом, но без дыры пулевого канала, - и в
тот же миг удар по голове, точнее, удар, нанесенный как бы изнутри головы,
погасил его сознание, как порыв ветра - пламя свечи...
- Тащите его в квартиру, - сказал человек с пистолетом, поглядев на часы. -
У нас всего полчаса до прибытия группы. За это время они должны очухаться и
выглядеть, как огурчики.
Спортсмен, которого оглушил Саша, пришел в себя, с трудом поднялся, взял
Зубко за ноги. Его напарник, у которого болела челюсть, подхватил Александра под
мышки, и они внесли потерявшего сознание подполковника в квартиру. Дверь
закрылась.
Ветлуга
КРУГОВ
Егор проснулся с первым лучом солнца и некоторое время лежал, не двигаясь,
рассматривал лицо Елизаветы с полуоткрытыми губами и ни о чем не думал, просто
любовался им, проникаясь безмятежной доверчивостью и детской естественностью
этой женщины, проявлявшейся во время сна. И тотчас же она открыла глаза, чутко
реагируя на его взгляд и чувства. Улыбнулась, также продолжая лежать неподвижно,
и тогда он потянулся губами к ее набухшему соску на груди, беззастенчиво
выглядывающей из-под сползшей простыни. И она потянулась к нему - руками,
губами, всем телом, и не было сил сдерживать желание, и мир вокруг исчез,
растворился в оглушительном гуле крови и грохоте сердец, и миг неистового
безумства и блаженства плоти соединил не только их тела, но и души восторгом
растворения друг в друге и во Вселенной... и длился этот миг необыкновенно
долго... хотя не мог длиться вечно.
Потом они купались во дворе в огромной лохани, которую Крутов приспособил в
качестве бассейна, и обливались из шланга: Егор насчет скважины договорился с
местными буровиками земслужбы, и теперь с водой проблем не было.
Вообще устраивался на новом месте Кругов основательно, решив навсегда
порвать с военным прошлым, переменить профессию и начать новую жизнь. В
маленький городок Ветлуга, к родственникам Елизаветы, он переехал сразу после
разборок с ликвидаторами Российского легиона в Жуковских лесах. Здесь, в
Нижегородской губернии - Ветлуга располагалась в двухстах с лишним километрах от
Нижнего Новогорода, - тоже были леса, болота и реки, а жизнь небольшого городка
русской глубинки ничем не отличалась от жизни той же Жуковки, жизни
патриархально-размеренной, неторопливой и простой, несмотря на угрожающее
наступление цивилизации.
Этот деревянный одноэтажный дом на улице Герцена достался Елизавете
практически по наследству. До прибытия четы Круговых (о том, что они еще не
женаты, а Лиза даже не разведена с мужем, мэром Брянска Георгием Мокшиным,
говорить они, естественно, никому не стали) дом стоял пустой, и троюродный
дядька Елизаветы Парамон Арсеньевич навещал его раз в неделю, чтобы покопаться в
огороде да протереть пыль с мебели. Когда встал вопрос - где жить молодым,
дядьки и тетки Лизы в один голос заявили: да живите в дворянской хате... - так
они называли дом, потому что построен он был еще в первой половине
девятнадцатого века и вполне мог считаться памятником архитектуры федерального
значения. О доме этом стоит поговорить особо.
По рассказам Парамона Арсеньевича и его супруги Устины Карповны, которым
перевалило за семьдесят, , дом принадлежал еще Савве Макарьеву, средней руки
.купцу, торговавшему лесом и пушниной. В маленькой Ветлуге таких строений
наберется сотни две, но лишь два десятка из них считаются памятниками
архитектуры девятнадцатого столетия. Остальные потихоньку сносятся или
сжигаются, а на их месте строятся особняки "новых русских" или коммерческие
центры. Дом номер семь по улице Герцена избежал этой участи, хотя к Парамону
Арсеньевичу уже приходили просители с предложением продать участок. Дед отказал.
А потом приехали Крутовы, которые принялись его обживать, подновлять,
реставрировать и ремонтировать. Каково же было удивление Егора, когда он, сдирая
слой за слоем старые обои, обнаружил под ними штукатурку, разрисованную отнюдь
не ветлужскими пейзажами: крепость на берегу моря, парусный корабль, дом с
крутой двускатной крышей, женщины в нерусских - ближе к греческим - одеждах,
канал с баржей, летящий на крыльях бородатый мужик... Ахнула и Елизавета, когда
обалдевший Кругов позвал ее в дом.
- Господи, красота-то какая! И даже краски не выцвели! Кто же это рисовал?!
- Не я, - засмеялся Егор. - Я не знаток живописи, но мне почему-то



вспоминаются картины старых голландских мастеров.
- Откуда в такой глуши появились голландцы?
- Мало ли? Может, пленный какой остался. Хотя какая разница? Главное, что
это явный раритет, этим росписям цены нет! Обычно в старину в России расписывали
храмы, церкви да дворцы вельмож, а тут - жилой деревянный дом. Может быть, в
твоем роду бояре да дворяне обнаружатся? А то и князья?
- Вот только князей мне и не хватало, - улыбнулась Елизавета и вдруг
прыгнула к нему с криком:
"И-и-йа-а!" - одновременно нанося удар ногой в грудь; в последнее время она
усиленно тренировалась под руководством Егора и достигла кое-каких успехов.
Конечно же, удар застиг его врасплох, и, конечно же, он с жутким грохотом
укатился в сени, вполне натурально теряя сознание, так что перепуганная Лиза
принялась приводить его в чувство. А закончился процесс лечения в постели, куда
отнес осознавшую свой промах, сердитую, сопротивлявшуюся подругу "очнувшийся"
Кругов, заглушив ее гневную филиппику долгим поцелуем.
Сам он тоже тренировался, получив от полковника Федотова еще в Жуковке
подробное описание тибетской системы психофизических упражнений лунг-гом, приемы
которой комбинировали концентрацию мысли и воли с разнообразной дыхательной и
боевой техникой. В идеале, как говорил Ираклий, бывший контрразведчик, а теперь
такой же безработный, как и Егор, у человека должна развиваться сверхнормальная
скорость и легкость движений, чего достиг он сам, занимаясь лунгтом уже более
двадцати лет. В принципе, Егор к этому времени уже был близок к идеалу, умея в
трансовом состоянии пустоты уходить в темп, то есть двигаться на сверхскорости,
но уменьшать по желанию или увеличивать вес тела, что гарантировал лунгтом, он
еще не мог и занимался с удовольствием и без обычного скептического отношения к
разного рода философско-боевым школам. Ираклию Федотову он верил.
Дед Парамон однажды застал его за тренировкой и, понаблюдав "бой с тенью",
вдруг снисходительно заявил:
- Тебе бы с моим свекром погутарить, он тоже, вот как ты, руками машет и
столбом по часу стоит без единого шороха.
- Медитирует, что ли? - полюбопытствовал Егор.
-Что?
- Ну размышляет о чем-нибудь долго, думает.
- Наверное, медитирует, мил человек, а спросишь - молчит або улыбается. С
него вообще занужду1 слово выпросишь. Хошь, познакомлю? Только будь с ним
поосторожней, пообходчивей, с виду-то он простыня2, а на самом деле ох как много
чего может и знает.
Занужду - струдом, едва (ст. слав.). Простыня - о простом, простодушном
человеке.
Крутов, заинтересованный характеристикой старика, пообещал быть начеку.
Спросил:
- Сколько же лет вашему свекру?
- А почитай, сто лет, - спокойно ответил Парамон Арсеньевич в ответ на
изумленный взгляд Егора. - И супруга евонная жива еще, бабка Евдокия. Тоже,
скажу тебе, непростая женщина, костовстрёха. Ведунья, значитца, по-нашему, людей
лечить могёть.
К говору коренных ветлужан Крутов привык быстро, их терминология не так уж
сильно отличалась от других российских диалектов, в том числе от родного
жуковского, поэтому слушал степенную речь деда Парамона с удовольствием, лишь
изредка спрашивая, что означает то или иное слово. Так, например, он узнал, что
хозяйственные постройки во дворе дома называются одним словом "ухожь", а сам дом
или собственный угол - "кубло". Но сообщение о каких-то таинственных занятиях
столетнего старца, свекра Парамона, заинтересовало Егора настолько, что он тут
же попросил старика представить его свекру. Однако получил строгий, хотя и
необидный, отказ.
- Не спеши в Лепеши, мил человек, в Сандырях ночуешь. К Спиридону просто
так, на козе, не подъедешь, он сам решает, кого звать к себе в гости, а кого
нет. Я, конешное дело, сообчу о тебе, а уж там - что он скажет.
Парамон Арсеньевич обошел дом, с одобрением поглядел на ремонтные потуги
Крутова, на стояк скважины во дворе, без особого удивления полюбовался фресками
на штукатурке - Егор снял обои почти во всех комнатах - и, огладив седую бороду,
с интересом взглянул в лицо нового хозяина.
- А ты, однако, мастак. Егор Лукич, агемон. Поначалу-то я, грешным делом,
подумал - не лайдак, так баловень або попсуй. А ты вон чё могешь... Помощь не
нужна?
- Нет, я сам, - твердо сказал Кругов. - Справлюсь. Хотя спасибо на добром
слове.
После этого разговора прошло две недели, Парамон Арсеньевич наведывался к
молодым через день-два, но о своем свекре не вспоминал, пока в конце августа не
пришел с известием, что Спиридон Пафнутьевич изъявил желание встретиться с четой
Круговых. Утро, начавшееся с любви, как раз и было началом назначенного дня.
До восьми утра они валялись в постели, дурачились, боролись, целовались,
вели себя, как дети, не обремененные заботами. Потом Елизавета вспомнила о своих
обязанностях и побежала готовить завтрак. Крутов полежал еще какое-то время,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Доставалов Александр - Ожог от зеркала
Доставалов Александр
Ожог от зеркала


Русанов Владислав - Бронзовый грифон
Русанов Владислав
Бронзовый грифон


Бажанов Олег - Пришедшие отцы
Бажанов Олег
Пришедшие отцы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека