Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Не волнуйся, это всего лишь седой волос, - я снова провожу ладонью
по ее коротким жестким волосам.
Она отворачивается, садится на песок и закрывает лицо руками.
Кажется, она плачет. Нет, женщин понять невозможно.


7
...Большую группу рабочих судоремонтной фирмы "Тосеко"...
В комнатах снова бубнит радиоголос. Кажется, Александр не любит
тишины. Это понятно, ведь дом оставался пуст очень долгое время. Я лишь
случайный человек, я пришел и уйду, а он снова останется один в большом
неуютном доме, пропитанном спокойствием и тишиной. Он будет бродить по
комнатам, наводить порядок, выметать пыль и тишину. Но тишины все равно
останется много.
...Глиняные зверюшки соседствовали на столе...
...Ясные цвета терракоты...
Я чувствую, что сосредоточиться мне не удастся. Собственно, в этом и
нет никакого смысла. Что толку во всех моих мыслях и планах? Даже если я и
напишу свою картину, это никого не сделает счастливее ни на йоту, даже
меня самого. Хорошо хоть, что я не ученый, изобретающий всю жизнь
какую-нибудь сверхужасную бомбу, а потом испытывающий ее на нашей и так
замученной войнами планете. Не пропадать же бомбе.
Я безопасен и бесполезен...
- Александр, а ведь вы соврали! Шестой остров существует. И та
девушка, с берега, каждый день приезжает оттуда к нам. Почему же острова
нет на картах?
Александр вздыхает и отвечает мне совсем официально, он обижен:
- Остров не обозначен на туристических картах потому, что он
непригоден для туризма.
- Но зачем же такая секретность? Знаете, Александр, я пожалуй, съезжу
туда просто из любопытства. А вы сами были там?
Александр, похоже, в растерянности. Сейчас я вытащу из него то, что
он знает.
- Вы не поедете туда. Остров опасен.
Я делаю небольшой мысленный расчет. Нет, не так уж опасен, если там
живет Керри. Впрочем, я никуда не собираюсь ехать.
- То, что он опасен, я знаю сам. Мне кажется, вы знаете что-то более
интересное.
Александр соглашается. Он начинает говорить - вначале медленно,
неловко и неуклюже пытаясь подбирать слова; затем его лицо освещается
теплым огнем воспоминаний; в его глазах появляется отражение жизни, долгой
жизни, - оно такое же, как и сама жизнь: уродливая пародия на
совершенство.
Тот остров всегда жил своей жизнью. О людях оттуда всегда
рассказывали, как помнит Александр, самые жуткие и неправдоподобные
истории. Одну из истории он рассказал мне; сначала я воспринял это как
сказку, но в этой сказке слишком многое сходилось с реальностью, с теми
обрывками знания, которые я уже имел. За сказкой стояла правда, некая
невидимая пока правда, я чувствовал ее, как чувствуют солнечный свет
сквозь закрытые веки...
...Когда-то, очень давно, в Острова пришли две лодки. В лодках было
шестеро мужчин и одна женщина. Никто не сомневался, что это братья и
сестра: они были очень похожи друг на друга. Они поселились на побережье,
в доме на окраине совсем еще маленького в те времена города. Многие
относились настороженно к чужакам, но были у них и друзья. Чужие люди вели
себя странно: они были безразличны к деньгам, не ходили в церковь и
говорили, что знают секрет вечной жизни. Может быть, этим они и привлекали
к себе людей: кому же не хочется жить вечно? Постепенно в доме на окраине
стали собираться люди, в основном старики, которые растратили свой ум с
годами, и теперь ждали чуда. Но чудес не происходило старики умирали.
Умирали слишком часто, местный врач подозревал что-то, но сделать ничего
не мог: старики умирали именно от старости. Вскоре дом на окраине стали
обходить стороной. Но этим дело не кончилось.
Спустя полгода, начали умирать не старые люди, все, которые
когда-либо посещали тот дом. Они умирали странным образом: старели и очень
быстро умирали от старости. Сколько бы им ни было лет - тридцать, сорок
или пятьдесят - они превращались в стариков за несколько месяцев: у них
седели волосы, выпадали зубы, слезились глаза. Тогда кто-то из тех людей,
которым уже нечего было терять, взял винтовку и отправился к дому на
окраине. За ним пришла большая толпа, но люди боялись и оставались в
стороне.
Из дома вышел один из братьев, он был одет во все черное. Старик
прицелился и выстрелил, но черный человек только рассмеялся. Он сказал,



что у них на острове все бессмертны; но, чтобы оставаться молодыми, им
нужно отнимать чужую жизнь. И тогда люди испугались и никто ничего не
сделал черному человеку. Потом эти люди уехали, мужчины больше не
возвращались, но женщина стала приезжать на Остров очень часто. Она только
заходила на почту и гуляла по берегу - ничего больше. На почте она
отправляла конверты, но никогда не получала ответов. На конвертах были
странные рисунки, похожие на листья папоротника.
Я перебиваю Александра:
- И еще одно: когда она подписывала конверт, то не ставила ни точек,
ни запятых, правильно?
- Да. Это та самая женщина, которую вы встретили на берегу.
- В этом случае ей должно быть лет сто.
- Больше. Она живет вечно. Каждые десять-пятнадцать лет она снова
молодеет и становится совсем юной, как девочка. И в это время стареет
кто-то из людей на Острове.
- Вы видели хотя бы одного такого человека, Александр?
- Да, однажды. Он и рассказал мне эту историю. Я был очень молод
тогда. Наши семьи жили по соседству. Я прекрасно помню, как он состарился
и умер меньше, чем за год.
- Но тогда, выходит, я в большой опасности?
- А вы не смейтесь. Посмотрите в зеркало на ваши виски. ВЫ слишком
быстро начали седеть.


8
Неделю спустя. Восьмой день. Понедельник.
Все это время я не видел Керри, она просто не приезжала на Остров.
Это немного выводит меня из равновесия; я понимаю, что потянул за звено
цепи, на конце которой может быть все, что угодно. В рассказ о бессмертных
людях я не верю, но что-то серьезное здесь все же происходит и, возможно,
я нахожусь в центре этого водоворота - не в самом безопасном месте.
Сегодня, около шести утра, когда небо только начинало светлеть и
первые птицы пробовали свои голоса, я услышал звук мотора, и эта
механическая трель была красивее трелей всех птиц мира. Через полчаса я
уже спускался к пляжу, я пересек ручей - особенно теплый и быстрый сегодня
- и, раздвинув матовые молочно-зеленые ленты лиан, пошел через лес
короткой дорогой. И тут я услышал удары топора.
Я выхожу на пляж; вся компания уже в сборе. Айзек разговаривает с
незнакомым мне отвратительным типом, остальные воздвигают на песке что-то
напоминающее китайскую пагоду, основательно разрушенную землетрясением.
Очевидно, здесь будет большой костер. Три лодки вытащены на песок. Ребята
хотят немного пожить дикой жизнью, иначе они разорвутся от распирающих их
диких инстинктов. Я не раз встречал подобных людей, они все одинаковы, в
воем роде; у каждого из них жена и дети, двое скорее всего, и каждый из
них рад избавиться от своей семьи хотя бы ненадолго. Милая мужская
компания.
Отвратительный тип, с которым слегка поругивается Айзек, выглядит
иначе. На нем обвислый спортивный костюм, разрисованный цветными полосами
без всякого порядка и понимания высокой сущности красоты; сам тип невысок
и квадратен, особенно квадратна его нижняя челюсть невероятных размеров.
Его рот все время полуоткрыт, так, что кажется вот-вот потечет слюна.
Прекрасная натура. Если бы я был авангардистом, я бы изобразил его в виде
квадрата, пожирающего юных невинных треугольничков. Треугольнички,
пожираемые живьем, будут желтого цвета.
Айзек манит меня пальцем - жест совершенно хамский: так добрая
мамочка подзывает своего провинившегося оболтуса. Такие вещи прощать
нельзя. Маленький Принц был прав, каждый день вырывая ростки баобабов,
иначе баобабы, вырастая, разрушили бы его маленькую планету. Хамство - это
такой же росток, если его не вырвать сразу, то вырастет огромный баобаб.
Как там говорил Маленький Принц - молодые ростки баобабов и роз выглядят
одинаково? Здесь он ошибался.
Итак, Айзек манит меня пальцем. Я не спеша сажусь на песок,
внимательно разглядываю отвратительного типа, потом делаю тот же жест -
киваю пальцем. Айзек подходит. Я смотрю на него снизу вверх. Айзек
протягивает мне ладонь, в его жесте все еще остается немало хамского.
Выждав пару секунд, я поднимаюсь, отряхиваю, беру его ладонь в свою и
переворачиваю так, чтобы моя рука оказалась сверху. После этого я крепко и
покровительственно жму его запястье. На людей примитивных такие простые
вещи действуют прекрасно, мы ведь еще не совсем избавились от понятных и
целесообразных инстинктов обезьяньего стада, где главными были жест и
взгляд. Кто не подчинялся жесту, тот погибал. Я слышал, что наш геном
отличается от обезьяньего всего на один процент. У некоторых людей -
гораздо меньше.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Колонисты
Володихин Дмитрий
Колонисты


Шилова Юлия - Требуются девушки для работы в Японию
Шилова Юлия
Требуются девушки для работы в Японию


Сертаков Виталий - По следам большой смерти
Сертаков Виталий
По следам большой смерти


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека