Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

ожидаю, не обнаружу доктора Бруно стоящим на углу, то посещу церковь Второго
пришествия, потому что ваш отец сказал, что собирается туда, а это,
насколько нам известно, последнее место, где его можно увидеть - особенно на
публике.
- Это я и хотела предложить. - Дру убрала свою руку с моей. - Пожалуй,
вам лучше отправляться.
Я наблюдал, как ее горячая рука движется в воздухе и опускается на
колено, которое, возможно, было еще горячее.
- Да, пожалуй, - согласился я.

Глава 4
Выехав из Лос-Анджелеса и свернув в сторону моря по дороге в Санта-Ану,
вы через несколько миль увидите объявление.
Не заметить его может разве только слепой или потерявший сознание, а
бросив лишь один взгляд, вы сразу же прочитаете надпись огромными золотыми
буквами - продукт человеческого гения в обращении с электричеством, неоном и
другими газами:
Фестус Лемминг! Фестус Лемминг! Фестус Лемминг!
Церковь Второго пришествия.
Покайтесь, грешники, ибо эти дни - последние!
Читая объявление, многие ощущали страх, думая о том, в скольких грехах им
следует покаяться, если эти слова соответствуют действительности. Вместе со
страхом возникало беспокойство и напряжение, так как, если эти дни и вправду
последние, никто не знал, сколько еще их оставалось, кроме Фестуса Лемминга.
Пока он еще никому об этом не сообщал, но собирался это сделать в седьмую
годовщину происшедшего с ним чуда - вечером 15 августа, то есть завтра.
Даже без этого интересного сообщения Лемминг мог не сомневаться в
пристальном внимании не только приблизительно четырех тысяч членов его
собственной паствы и трех миллионов душ, принадлежавших к его церкви, но и
всего населения. Ибо завтрашний вечер должен был также явиться кульминацией
его двухмесячной кампании против Эммануэля Бруно, против эровита, против
секса и вообще против всякой грязи и нечестивости.
Те, кто не читал объявления на шоссе в Санта-Ану, были информированы
самим Леммингом или сообщениями в прессе, по радио и телевидению. Лемминг
утверждал, клянясь, что это было самой сутью откровения испытанного им на
дороге в Пасадину, что теперешние дни являются последними днями, о которых
пророчествует Писание, - днями, когда зло и грехи заполняют землю, когда
один народ поднимется против другого, днями голода, болезней и
землетрясений, как предсказано в Евангелии от Матфея или где-то еще. Короче
говоря, приближалось время второго пришествия Иисуса Христа, и Господь
собирался вновь явиться на землю, дабы спасти ее от грозящего уничтожения.
Верил ли Фестус в это, искренне или нет - хотя все указывало на то, что
верил, - большинство членов его церкви и значительно большее количество
людей, слышавших его сообщение, относились к нему всерьез. Они верили
Фестусу Леммингу, потому что он говорил страстно и убедительно, потому что
он был вегетарианцем и холостяком, неустанно боровшимся с грехом и злом, но
главным образом из-за его видения на дороге в Пасадину.
Все это помогало объяснить, почему Лемминг и члены его церкви так
ополчились на эровит и Эммануэля Бруно. "Самый святой пастор" семь лет
твердил, что его долг и долг его церкви очистить землю от греха перед вторым
пришествием Господа. Если этого не сделать, и притом не сделать быстро,
земля не будет достаточно чистой и погибнет, так как Бог не ступит на нее.
С точки зрения фестуса Лемминга, самым страшным грехом из всех был грех
сексуальный, для которого обычно требовались два греховных тела. Поэтому,
наряду с пророчествами о неминуемой каре, которую избегнут, благодаря
вмешательству Господа, лишь самые чистые и непорочные, Лемминг то и дело
поминал "блудодеев и развратников", грозя им вечными муками в адском
пламени.
Можно легко понять испуг Фестуса Лемминга, когда вскоре после появления
эровита в аптеках медицинские и любительские источники начали сообщать о его
поразительном эффекте на человеческую сексуальность. Как раз в тот момент,
когда миру необходимо полностью очиститься, поток грязи обрушился на землю.
Фестус понял, что, если монстра не придушить в колыбели, он вырастет и
тогда с ним уже не совладать. Мир наполнится распутством, и конец света
произойдет не тихо, а с ужасающим грохотом. Более того, коль скоро эровит в
огромной степени ответствен за разврат, а Эммануэль Бруно ответствен за
эровит, следовательно, Бруно был величайшим блудодеем всех времен. Это
серьезное обвинение, но Лемминг считал его выдвижение своим долгом и не стал
от него уклоняться.
Поверх текста объявления полыхала золотая стрела, похожая на те, которыми
индейцы поджигали форты, хотя куда большего размера. Когда я свернул в
указанном направлении на Филберт-стрит, мне пришло в голову - как ни



странно, впервые, - что, хотя алчный человек, погрязший в грехе, мог
похитить и удерживать Бруно в надежде приобрести формулу эровита и
заработать на ней миллионы долларов, это мог сделать и праведник, дабы
уничтожить Бруно и формулу и тем самым избавить мир от греха. Эта цель
выглядела куда благороднее, нежели стремление заполучить миллионы.
Я проехал по асфальтированной дороге, усаженной с двух сторон высокими
тополями и носящей чудесное название Хевнли-Лейн , оставил церковь Второго пришествия двумя-тремя сотнями ярдов
справа и очутился в Уайлтоне. Понадобилась всего пара минут, чтобы добраться
до угла Пайн-стрит и Пятьдесят седьмой улицы и остановиться за углом. Через
пять минут я вернулся пешком к маленькому белому дому на углу, а еще через
две минуты убедился, что я здесь в полном одиночестве. Не было никого ни
снаружи, ни внутри дома.
Поблизости я обнаружил табличку с надписью "Продается", а на лужайке
перед домом - ямку, откуда, возможно, этим же вечером извлекли столбик с
такой же табличкой. Несомненно, кто-то еще совсем недавно ждал здесь в
полумраке.
Вернувшись в свой "кадиллак", я снова прочитал записку, которую написал
дочери Бруно. Я искал ключи в словах, буквах и цифрах, но не нашел ни
одного. Поэтому я поехал назад по Филберт-стрит к усаженной тополями
Хевнли-Лейн. Вскоре слева показались ряды автомобилей, припаркованных на
большой стоянке. Дорога сделала петлю - и внезапно передо мной предстала
церковь Второго пришествия. Зеленый газон тянулся вверх, к цветочным
бордюрам, над которыми, освещенный дюжиной прожекторов, возвышался белый
фасад церкви. Она устремлялась к небу на сто пятьдесят футов, имея в ширину
не менее семидесяти пяти; на белой стене не было никаких украшений, кроме
золотого креста высотой в сотню футов с тридцатифутовой горизонтальной
перекладиной у вершины. Под крестом зияли распахнутые двери, словно
приглашая всех желающих.
Припарковав "кадиллак" на стоянке, я двинулся назад к церкви и ярдах в
пятидесяти от дверей услышал зычный голос. Хотя я ни разу не разговаривал с
Фестусом Леммингом, голос был знакомым, так как я регулярно слышал его по
телевизору, не только утром по воскресеньям, но в течение последнего месяца
и в вечернее время. Один раз услышав этот голос, его уже было невозможно
забыть - как если бы вас ударили молотком по уху.
Поднявшись по дюжине цементных ступенек, я вошел внутрь, шагнул вправо и
прислонился к стене, дабы рассмотреть как следует помещение церкви, самого
Лемминга и его паству во плоти.
Внутри церковь оказалась куда больше, чем я ожидал. Она тянулась не
столько вширь, сколько вглубь, какой, очевидно, и полагалось быть церкви. За
исключением широкого прохода в середине и двух более узких - у стен,
помещение было заполнено прихожанами, сидящими плечом к плечу на скамейках
без спинок.
С того места у задней стены, где я находился, мне не были видны лица -
только ряды неподвижных спин и голов прихожан, облаченных в черное,
темно-синее и серое и внимавших "самому святому пастору", который радовал их
взоры и терзал слух и мозги своей проповедью.
Разумеется, я услышал его раньше, чем увидел - едва отойдя от стоянки, -
и теперь стал искать источник этих волшебных звуков. Мой взгляд скользнул по
центральному проходу к прикрытой серыми занавесками стене и затем поднялся
вверх. Лемминг находился в дальнем конце церкви на подиуме, достаточно
высоком, чтобы заставить даже сидящих в задних рядах приподнимать головы. Не
знаю, было ли это сделано с целью сосредоточить на проповедника взгляды
присутствующих, но у сидевших впереди наверняка болели затылки, так как им
приходилось задирать головы, чтобы увидеть его ноздри.
Фестус Лемминг не носил ни черной, ни белой или алой сутаны, ни покрытого
загадочными символами фартука, ни даже импозантной митры. На нем был обычный
костюм, но из ткани золотого цвета и с рубиновыми крестами вместо пуговиц.
Золотые нити сверкали в свете прожекторов, словно освещенные солнцем доспехи
крестоносца, отправившегося в дальний путь, чтобы крошить мечом неверных -
под неверными подразумевались все, отвергающие христианство, особенно ту его
ветвь, которая предписывала крошить их мечом.
Несмотря на весь блеск, Лемминг напоминал постепенно тающую золотую
сосульку. Я видел его по телевизору, а один раз даже лично на довольно
близком расстоянии. Он был очень низкорослым - всего на два-три дюйма выше
пяти футов - и таким худым, что, если бы он встал на весы и их стрелка не
шевельнулась, я не был бы уверен, что они сломаны. Лемминг производил на
меня впечатление ледяной тени, способной растаять даже при слабом свете.
Однако это впечатление сводил на нет его голос. Казалось, голос Фестуса
Лемминга не в состоянии смолкнуть и даже после конца света будет звучать
среди далеких звезд, по крайней мере, слабым шепотом. Он словно говорил не
ртом простого смертного, а пушкой, изготовленной из легких, губ, зубов,
языка и миндалин.
Это анатомическое орудие стреляло залпами и ядрами фраз и предложений,
шрапнелью библейских цитат, канонадами глав и стихов, словно отскакивающих
от стен, потолка и пола, замедляя при этом скорость, но все равно пронзая


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Браун Дэн - Цифровая крепость
Браун Дэн
Цифровая крепость


Прозоров Александр - Испанский поход
Прозоров Александр
Испанский поход


Посняков Андрей - Властелин Руси
Посняков Андрей
Властелин Руси


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека