Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Лифт тем временем уже уехал, но в данную минуту это было Кэт на руку.
– Не стоит, я пешочком. Надо поддерживать форму, – сказала она и, уже направляясь к двери, надменно уронила через плечо: – Что и вам советую!
Кэт не собиралась с ним любезно раскланиваться: за право прохода через его «тамбур» она заплатила пятьсот рублей! Ей бы так зарабатывать!
«Даже спасибо не сказал, скряга», – подумала она, когда дверь позади захлопнулась. Она оказалась в холле – более чем просторном, где имелось еще три квартирных двери, а кроме того – еще один, общий лифт. Однако Кэт, памятуя о предупреждениях Максима Андреевича, решила спуститься по лестнице. Уже выйдя на лестничную площадку, она услышала, что двери лифта на покинутом этаже открываются.
Это, разумеется, мог быть кто-то из жильцов. Или преследователям, кто бы они ни были, стало известно, что она отправилась на шестой этаж?..
Кэт замерла, прислушиваясь. Судя по звуку шагов, приехавшие, которых было как минимум двое, вышли из лифта, остановились у какой-то из квартир. Затем из холла донесся голос:
– Откройте, аварийная бригада! Поступил сигнал, что соседей под вами заливает. Вот мы и проверим, все ли у вас в порядке! Если вы не откроете, то у нас есть право применить аварийный допуск!
«Все этажи они, что ли, обскакали со своим аварийным допуском? Те еще ремонтнички... Шли бы вы с этим допуском... в гинекологию», – думала Кэт, устремляясь вниз по лестнице; двигалась она практически бесшумно, благодаря легким кроссовкам. Почти сразу она услышала топот, доносящийся снизу – видимо, то была не одна пара ног и их обладатели явно приближались, то есть двигались ей навстречу. Кому из жильцов при таком количестве лифтов придет в голову бегать наверх пешком, притом большой компанией? Худеющим бизнесменам? Бред. Скорее уж это кого-то загоняют по всем правилам – ищут не только в квартирах, но и не теряют надежды поймать на лестнице.

«Да что же это такое?..» Кэт в отчаянии прижалась спиной к стене и медленно опустилась на ступеньку. В этот миг ей показалось, что проще будет дождаться здесь кого бы то ни было, сдаться этому все равно кому и больше не мучиться. Недолгой же оказалась ее свобода, не удалось даже просто побыть наедине со своими мыслями – обдумать последний разговор с Яном, в котором ею, кажется, упущено что-то очень, очень важное... Ни перебрать свои ошибки, ни выплакаться в одиночестве. Загнали, обложили со всех сторон, и всем чего-то от нее надо, у каждого наготове свой хомут. И сейчас, уже в очень скором времени, кто-то попытается украсить этим аксессуаром ее шею, полагая, что как раз для их потертого хомута ее нежная шейка и создана.
Кэт судорожно вздохнула. Может, плюнуть на переживания, отбросить эмоции, и тогда пути решения станут очевидны как на ладони? Отключить душу, отключить сердце... Холодный разум подскажет, где обман, и расщелкает до процента все ловушки. Что-то ей это очень напоминало. И она даже знала, что...
Безукоризненный расчет.
Валерий намекнул, что у нее есть в этом плане недюженные способности. Врал, наверное. Потому что она не знала, как перебиться без души и не умела отключать сердце. Глупо, смешно и очень по-женски, но она не могла жить иначе, кроме как руководствуясь движениями души и голосом сердца. Кэт попыталась заглушить гомон суматошных мыслей и прислушаться к нему.
Топот на лестнице неумолимо приближался, а ее сердце, оказывается, давно уже выбивалось из сил, пытаясь протолкнуть энергичную инструкцию об образе действий:
«Беги, идиотка!!!»
Словно очнувшись, Кэт вскочила и с максимальной бесшумностью понеслась вверх. Окрыляющее, многообещающее и очень неоднозначное понятие «свобода» сосредоточилось для нее теперь в одном праве – в праве бежать. И пока еще у нее оставалась такая возможность: стоило вынырнуть из состояния «Сливайте свет, тушите воду!», как в голове прорисовался план – простой и незатейливый, как все гениальное; теперь-то Кэт знала точно, что в экстремальных обстоятельствах даже и средние умы способны озаряться вспышками нетривиальных решений. Кажется, пока она заранее оплакивала свое подневольное будущее, мозг обрабатывал информацию и терпеливо ждал перерыва в бесконечном внутреннем монологе, чтобы в нужный момент выдать на-гора элементарнейшую план-схему.
Глава 4
СЛУЧАЙНЫЕ ФАКТОРЫ
Нельзя сказать, чтобы на занимаемом им далеко не первый год руководящем посту Стратег отвык от оперативной работы. Она и сейчас являлась частью его жизни, но на гораздо более высоком уровне, чем в те времена, когда его обязанности заключались в обработке «сырого материала». Он и теперь не сомневался, что был и остается по этой части непревзойденным специалистом, чей «прицел» можно считать истиной в последней инстанции. Однако в данную минуту, оставшись наедине с трубкой мобильного телефона, он готов был треснуть со всей давно запертой внутри страстью этой крупной дорогой трубой о дорогую же столешницу, представив на ее месте осиянную небесно-голубым щитом голову Координатора – магистра той же, что и он, высшей четвертой ступени, лишь немногим более успешного в карьере.
Разумеется, Стратег ничего подобного не сделал; благо уже то, что он предусмотрительно сел спиной к скрытой камере, расположенной над дверным косяком, и потому мог себе позволить не контролировать лицо, с наслаждением отражающее бурю нелицеприятных для собеседника эмоций.
– Я предупреждал о вероятных сбоях «прицела». В вашу задачу входило их не упустить, – распекала ледяным тоном трубка.
– Я не считал это сбоем, поскольку был уверен в присутствии за дверью ваших стрелков. – Голос, благодаря многолетней привычке, не подводил – оставался твердым и размеренным, ничуть не соответствовавшим исказившей черты свирепой гримасе.
– Не советую козырять вашей хваленой уверенностью: не тот случай! Неужели не под силу было понять, что находившиеся поблизости сотрудники выведены из строя?
– На это абсолютно ничто не указывало! Все выглядело так, словно этих двоих ремонтников пропустили соответственно предъявленным документам.
– Вот как? И вы видели эти документы?
– Нет. На то не было оснований: они извинились, сказав, что произошла ошибка, и скрылись, даже не переступив порога. Но я видел их лица, и знаете, что на них было? Служебное равнодушие, пустота – ничего больше! Смею вас заверить, что в таких вещах я не ошибаюсь!
Стратег уже понимал, что на сей раз он каким-то образом ошибся. Но в первую очередь напортачил кто-то другой – в выборе плана, исказившего его первоначальный безупречный «прицел», да и в самих методах ловли чего-то неизвестного, как выразился Никольский, «на живца». Кстати, у Стратега имелся еще один козырь, который он не замедлил выложить – в предельно вежливой форме, разумеется:
– А вы сами разве не получили информации со следящей камеры? – Таковые «глазки», насколько он знал, были расположены не только в квартире, в частности за его спиной, но и за дверью – эта обзором охватывала весь холл.
– В том то и дело, что камера показывала наших людей! Тех самых стрелков, что находились в это время на лестничной площадке в состоянии то ли эйфории, то ли ступора. – Голос начальника продолжал оставаться холодно и беспощадно обвиняющим, словно не кто иной, как Стратег ввел охрану в эйфорию или в ступор, и он же навел морок на аппаратуру. Возможно, он не прочь был бы обладать такими способностями в дополнение к немалым своим, увы, далеким от подобного совершенства, о чем он и постарался намекнуть следующей фразой:
– Вы, насколько я помню, собирались прощупать возможности Котовой и Ждущих. Уже теперь мы могли убедиться, что они впечатляют. Именно на этот случай у нас был заготовлен запасной вариант, который я и осуществил: Котова отправлена вниз через двести пятнадцатую, и у нее теперь имеется некоторое количество наличных денег. Далее, как я полагаю...
– Забыл сказать, – бесцеремонно перебил начальник, – что вы еще не обладаете всем объемом информации по спровоцированной вами ситуации.
– Слушаю вас, – покорно сказал Стратег, подумав при этом: «Забыл, как бы не так! Приберег пилюлю напоследок и вряд ли сладкую, раз сразу изображает меня косвенным виновником». Чего раньше, кстати сказать, не случалось в такой открытой форме. Непредсказуемость происходящего действовала на общие нервы похлеще угрозы для жизни, будь таковая угроза очевидной и просчитанной.
– Не меня, – высокомерно сказал Координатор: – Вы будете слушать доклад Тактика.
Через секунду в трубке раздался более молодой голос и сразу приступил к докладу:
– В двести пятнадцатой был сменен код: Котовой полагалось быть запертой там до появления группы захвата...
– Ее что, планировалось схватить? – перебил, морщась, Стратег.
– Акция подразумевала провокацию ее защиты.
– И эта провокация, как я понял, блестяще удалась, – проворчал Стратег.
– Внутренний лифт весь на кодах, но она каким-то образом уехала на нем, ускользнув буквально в последнюю секунду! Она не могла успеть, даже если бы узнала код, прицел указывал на это со всей очевидностью. Но она успела!
– Куда? – безэмоционально поинтересовался Стратег, в то время как губы его скривились в мимолетной саркастической усмешке.
– Очевидно, в какую-то из квартир по той же линии. Версии проверяются.
Говоривший явно отстранился, и трубка вновь завибрировала голосом Координатора:
– Не исключено, что она может появиться у вас, поэтому вам надлежит оставаться на месте до моего особого распоряжения.
– Я бы посоветовал вам использовать Никольского. Он ожидает внизу, его номер...
– Я знаю! – обрезал начальник и отключился.
«А ее появление здесь, „у меня“, решительно исключено», – подумал Стратег, понимая, что сыплющиеся со всех сторон «случайные факторы» основательно сбили прицельные способности начальства. И как результат – исчезновение «объекта». Теперь приходится разворачивать обычные розыскные мероприятия, что бывает непростительно сотрудникам гораздо меньшего ранга. Оттого господин Координатор, взявшийся лично руководить этим делом, и попытался свалить всю вину на Стратега, фактически отстраненного от руководства, а потому с чистой совестью умывающего руки – до того момента, пока он опять не потребуется, и уж на сей раз вряд ли на роль рядового исполнителя.
А в том, что этот момент не за горами, Стратег был уверен.
Глава 5
ПЛЯЖ
Пронесясь, словно призрак, мимо тонированной двери шестого этажа, Кэт зачем-то миновала седьмой и выскочила в холл восьмого. Оглядевшись, она устремилась налево – к одной из квартир на стороне, противоположной той, где она путешествовала вверх-вниз до этого. Деревянная дверь выглядела простенькой по сравнению со здешними бронированными преградами, номер был выведен прямо на дереве витиевато и старательно – похоже, флуоресцентным стилом.
Кэт позвонила, с трудом преодолевая желание оглянуться – уж если преследователи сунутся проверить этаж, то возможность рассмотреть их у нее будет. Она ожидала переговоров с охранной системой, заранее досадуя на задержку. Но, к ее удивлению, а в большей мере к радости, дверь отворилась почти сразу, да не на чуть-чуть, а широко и гостеприимно. Хозяйка – молоденькая худая брюнетка, одетая во что-то обтягивающее и очень сексапильное, взглянула на незваную гостью с доброжелательным, но мимолетным интересом.
– Здравствуйте! – расцвела улыбкой Кэт и продолжила торопливо: – Я Вера Бардовцева из двести двадцать первой квартиры. – Фамилию она, оказывается, запомнила, имя же взяла с потолка. – У нас... – Тут Кэт умолкла, потому что девушка отвернулась и, больше ее не слушая, пошла куда-то в глубь квартиры, крикнув:
– Вик! Это к тебе!
Пользуясь тем, что дверь осталась распахнутой, Кэт быстренько ступила через порог, прикрыла ее за своей спиной и перевела дух: как ни странно, ее план удался. Похоже, что ей в очередной раз повезло.
Прихожая, полная беспорядка, казалась лабиринтом из-за колоннообразных шкафов, подпирающих низкий потолок – один из этих шкафов, кстати, был лифтом. Кэт секунду боролась с соблазном броситься прямо к нему, никого больше не напрягая в этой квартире. Если бы не специальные коды для спуска и подъема... Неприятно быть застуканной в кабине, бестолково жмущей на кнопки, разумней сначала получить на это разрешение у хозяев.
Она прошла в комнату, где пространство сразу распахнулось вширь и ввысь. Огромное, во всю стену окно и отсутствие перекрытий создавали ощущение даже не зала, а студии, беспорядочно заставленной предметами обстановки. Встретившая ее девушка успела пройти за стойку, напоминающую барную. Была здесь и еще одна девушка – блондинка; эта «рисовала лицо» перед большим, в рост, трильяжем. У окна на диванчике развалился молодой человек с журналом; другой только что поднялся из самолетного вида кресла, расположенного напротив широкого экрана. Кэт понятия не имела, к кому из них относилось обращение «Вик», но для решения ее проблемы это было не столь существенно.
– Здравствуйте! – улыбнулась она, охватывая их всех панорамным взглядом. – Я из двести двадцать первой. У нас...
– Александра, – бесцеремонно перебил молодой человек, – ну сколько можно тебя ждать? – С этими словами он подошел к блондинке, продолжавшей крутиться у зеркала, и прорычал: – Не буди во мне зверя!
– А он проснется?.. – спокойно поинтересовалась та, склоняясь поближе, чтобы подправить кисточкой новомодный рисунок на щеке.
– Обязательно, – сказала брюнетка. – Проснется и убежит.
– А бурундучок не высыпается! – заключил второй парень, выглянув из-за журнала.
Кэт немного растерялась: складывалось впечатление, что она здесь вроде как свой человек, на чей визит не обращают особого внимания. Брюнетка бродила за стойкой, убирая в шкафчики громоздящиеся там и сям столовые приборы, парень у окна вздыхал, перелистывая журнал. Про себя Кэт уже навесила им общий ярлык: «золотая молодежь», собравшаяся в квартире, купленной кому-то из них богатенькими предками либо снятой на те же родительские средства. Небрежная обстановка и общий безалаберный дух свидетельствовали о том, что сами предки достаточно мудры, чтобы обитать где-то в другом месте.
– Кха-кха, – покашляла Кэт, деликатно напоминая о своем присутствии. И вновь заговорила, ни к кому отдельно не обращаясь: – У нас ремонт, и рабочие заняли оба лифта. Можно мне воспользоваться вашим?
Тут все немножко ею заинтересовались, а может быть, и не совсем ею, потому что как раз в этот момент позади нее раздался голос:
– Девушка, милая, погодите минутку! Я сейчас спущусь!
Кэт обернулась. Над прихожей был оборудован навесной этаж, за перилами был виден молодой человек, натягивающий футболку.
– Вик, ну ты там уснул, что ли? – крикнула брюнетка, вешавшая в это время на сушку «вниз головами» гирлянды бокалов. – Все уже готовы, сейчас выходим! И сколько можно повторять, что к тебе пришли!
– Так-таки и выходим? – донеслось сверху. – Пока еще Сашка себя под хохлому распишет...
– С хохломой покончено, – раздался грустный голос из-за журнала. – Сегодня она радистка гиперпространственная. Спускайся, погляди на эту рогопопу.
– Сережа, ну я же просила! – гневно выпрямилась блондинка. Кэт в зеркало было видно, что лицо ее обведено фигурным контуром, как бы имитирующим шлем, тогда как действительно линия, проведенная через правую щеку к уголку губ, олицетворяла переговорное устройство.
– Молчу, молчу, – проворчал парень, – хотя понимаю, что сюрприз испорчен.
– А под хохлому... – зловеще начала Александра, потрясая кисточкой, – я сейчас распишу кое-кого другого!
– Нет, умоляю, только не это! – взмолился Сергей, прикрывая лицо журналом и выглядывая из-за него краем глаза.
«Ох, мне бы ваши заботы...» – вздохнула мысленно Кэт, ощущая зависть к беззаботным ровесникам и старательно-безуспешно с ней борясь: кто-то сейчас отправится на вечеринку, а кому-то под условным именем «загнанный зверь» предстоит обходить ловушки и перепрыгивать капканы, расставленные очень серьезными гражданами. Кстати говоря, многое зависело от того, как скоро ей позволят воспользоваться лифтом.
– Простите, так как насчет лифта? Я могу от вас спуститься?.. – нетерпеливо спросила она и осеклась, подумав, насколько подозрительно выглядит подобная просьба: спуститься с пятого этажа молодой девушке ничего не стоит и пешком, ради этого вовсе не обязательно заходить к соседям. Но на это никто не обратил внимания – должно быть, при такой лифтизации сама мысль ходить по лестнице казалась абсурдной.



– Давайте знакомиться, я Виктор, – сказал парень, спускаясь с «антресолей» по витой лесенке. – А вы, значит, наша соседка? По имени?..
– Вера, – еще раз представилась Кэт. На сей раз она предпочла назваться вымышленным именем: похоже, что в ней начал-таки просыпаться конспиратор.
– Ты подумай, а! Ведь так всю жизнь можно прожить с человеком в одном подъезде и даже не встретиться!
– Город, – пожала плечами Кэт и решила повторить легенду: – У нас сейчас ремонт, и...
– Спасибо вашему ремонту! Если бы не он...
– Вик, кончай любезничать, – весело приказала Александра, уже закончившая наводить макияж и налачившая волосы составом, превратившим их в подобие блестящего шлема. Выглядела она, конечно, ультрамодно – видимо, была неплохим визажистом, что по достоинству оценила Кэт, хотя сама не любила краситься броско. Девушка за стойкой сморщила нос:
– Мы так до вечера из дому не выберемся.
– А что, неужели все-таки выберемся? – усомнились из-под журнала.
– Выберемся-выберемся, – заверил Вик, – и соседку с собой прихватим. Правда, Вера? Вы же не против?
– Действительно, Вера, пойдемте с нами! – поддержал Сергей и поправился деликатно: – Если вы, конечно, не заняты.
Девушки многозначительно переглядывались, но на губах их при этом играли улыбки: кажется, они не возражали против принятия незваной гостьи в компанию.
Кэт моментально оценила – да, так будет легче остаться незамеченной. Однако нельзя было соглашаться радостно и с ходу: поколебаться следовало не только для конспирации, но и ради престижа. Кэт озабоченно сдвинула брови:
– Ну, я даже не знаю... Я вообще-то собиралась в кино...
– Ну так и спустимся вместе в общественную зону! – обрадовался Вик. – А там решим, куда податься – в кино или еще куда.
– Решим-решим, поехали! – Александра, кажется, потеряв терпение, взяла Кэт под руку и повлекла ее к лифту, остальные, весело переговариваясь, двинулись следом. Кэт сомневалась, поместятся ли они там вшестером, но поместились, с прибаутками, видимо, привычно набившись в круглую кабину, истинно как сельди в бочку. Вик, прижатый носом почти вплотную к панели, так и потыкал в нее носом, потом нажал уже пальцем одну из нижних кнопок с буквами «Оз».
– Ай! Мама!
– Нога!
– Мальчики, ко мне не прислоняться!
– Не могу! Поэтому как честный человек предлагаю вам...
– Это ты-то, Славик, честный? Ты ж в меня спиной уперся!
– Но ведь уперся!
Такие и прочие в том же роде комментарии сопровождали их не слишком долгий полет вниз. Потом дверь открылась, и они вывалились в удлиненное помещение – просторное и гулковатое, отделанное «престижными материалами», как пишут о таких облицовках в рекламных проспектах.
– Вера, приходите к нам почаще ездить на лифте! – реплика принадлежала третьему молодому человеку, по имени Славик, который на самом деле был вдали от Кэт и больше прислонялся к Александре.
Та хмыкнула:
– Со мной не вышло, так что берегись: он надеется в следующий раз оказаться поближе к тебе.
Кэт рассмеялась почти непринужденно, при этом стараясь держаться в центре компании. По обе стороны вдоль коридора через изрядные промежутки располагались двери других лифтов, и наблюдалось четверо мужчин, рассредоточенных и явно чего-то ждущих. Чего-то или кого-то?..
– Пошли? – абстрактно спросила Кэт, мечтая как можно быстрее скрыться из поля зрения этой четверки.
– Рванули, – согласился Вик. Все, в том числе и Кэт, дружно направились к прозрачной двери, утопленной в изгибающейся стене напротив. Кэт приложила все старания, чтобы оставаться загороженной спутниками, как живой стеной, от «ожидающих» типов.
– Хорошо бы все-таки в кино... – осторожно сказала она: ребята неплохо здесь ориентировались, она же понятия не имела, куда ее увлекают. Вик обернулся с озадаченным видом:
– Ну раз уж я ткнул в оздоровительную зону... – Он поглядел на друзей и покаянно вздохнул: – Понимаешь, Мариша работает на этом уровне в кафе, ей скоро на смену. – Маришей звали брюнетку, так что непонятно было, каково ее полное имя – может быть, Марина, но вполне возможно, что Мария или Матильда. – Оторвемся все вместе на волне, а? А потом, если не раздумаешь, можно и в кино.
Кэт поняла, что таков был их первоначальный план, просто остальные сначала подыграли Вику, а теперь предоставили ему самому выкручиваться.
– Ладно, уговорили, пойдемте, – согласилась она, не очень, правда, представляя, что значит «оторваться на волне». Главное сейчас было скрыться из зоны видимости рассредоточенной компании, кидающей на них издалека внимательные взгляды. В это время в холл из коридора выплеснулась еще одна группа молодежи, все стали здороваться, перемешались, и Кэт была увлечена в общем потоке. Наблюдатели потеряли к ним интерес: местная молодежь, договорившаяся о встрече, их явно не интересовала.
В беломраморном зеркальном зале консьерж выдал Кэт голубенькую карточку, оплаченную Виком, против чего она, скрепя сердце, не стала возражать. Но вот дальше...
– Принадлежности свои? – спросил консьерж.
Мариша толкнула озадаченную Кэт локтем:
– Ты купальник будешь брать?
– Н-ну да, наверное... – пробормотала Кэт, растерянно озираясь. Вик подмигнул ей, уже направляясь вместе с ребятами в какую-то боковую дверь.
– Тогда давай в примерочную, мы будем на пляже, – сказала Мариша и упорхнула, подтолкнув ее к одной из выстроившихся вдоль стены цилиндрических кабин.
Виртуальные примерочные были для Кэт не внове. Войдя в кабину, она привычно встала на вращающуюся платформу и подождала, пока та совершит полный оборот – за это время лазерные сканеры сняли с нее необходимые мерки. Затем стена перед нею словно бы углубилась, став экраном, где появилось ее объемное изображение в полный рост – оно вращалось, оказываясь после каждого оборота в новом купальнике. Нажатием на специальную кнопку Кэт выбрала бирюзовый, полузакрытый, с асимметричными розовыми вставками. В каком-нибудь салон-ателье так можно было долго забавляться, а потом уйти, пообещав, что подумаешь над выбором. Здесь же, хочешь не хочешь, пришлось скормить аппарату чужую сотню и получить практически ненужное ей изделие, то бишь купальник, идущий в комплекте с махровым полотенцем.
Консьерж – немолодой полнеющий дядя любезно указал ей дверь в женскую раздевалку. Его улыбка показалась Кэт скабрезной – возможно, он подсматривал на своем терминале процесс примерки: компьютер ведь виртуально «раздевает» клиента. «Что ж, – сочувственно вздохнула про себя Кэт, – у каждого свои маленькие радости. Если этот тип постоянно сопровождает дам такими вот улыбочками, долго ему на этой сладкой должности не продержаться».
Раздевалка оказалась просторной и комфортабельной – мягкие диваны с набивным рисунком и индивидуальные салончики вдоль стен... кабинки-парикмахеры!
Поглядев тайком на оставшиеся деньги, которых было еще довольно много, Кэт победила в короткой борьбе с угрызениями совести и, войдя в кабинку, села в кресло. Дверь задвинулась, на мониторе перед нею возникли надписи:
ВЫБЕРИТЕ СЕБЕ ПРИЧЕСКУ!
ИЛИ СМОДЕЛИРУЙТЕ ЕЕ САМИ!
Появилось вращающееся изображение ее головы со сменяющимися видами причесок. Панель у подлокотника позволяла выбирать и моделировать – цвет, объем, длину. Когда она спустя совсем недолгое время вышла из кабины, расставшись с очередной порцией чужих денег, ее прямые русые волосы превратились в богатую темно-каштановую копну. Потемнели и брови, а губы украсила новая стойкая помада, безупречно гармонирующая с цветом волос.
Пора было примерять купальник. Разоблачающиеся девушки оценивающе глядели на выбор новенькой, извлекаемый ею из хрустящего пакета. Вкусы окружающих, судя даже по такой минимальной одежде, как купальник, были самые разные – от пуритански-закрытого до откровеннейшего топлесс.
Кэт выросла в Крыму, может быть потому была убеждена, что одежду придумали женщины, причем отнюдь не для тепла. А, скажем так, для эксклюзивности. Ну и еще ради борьбы с мужской ленью. Как говорила, лежа рядышком на пляже, ее подружка Роми – особа ветреная и шебутная: «Хочешь взглянуть – приложи усилие. Хотя бы такое», – и она щелкала, оттянув, лифчиком.
Переодеваясь, Кэт думала о том, что не купальник бы ей следовало подбирать, а вообще сменить одежду и, покинув новых друзей, отправиться полностью неузнаваемой на поиски выхода из кондоминиума. Но менять решение было поздно. Может быть, она и сожалела об этом, но лишь до тех пор, пока не вышла на... ну да, в полном смысле – на пляж, хоть она и приняла слова Мариши за шутку.
С моря дул легкий освежающий бриз, на берег одна за другой накатывали пенистые волны. С голубого неба пригревало яркое солнышко. То есть понятно, что все это было искусственным: огромный полукруглый бассейн со специальной системой образования волны, мощный озонированный кондишн, купол с эффектом перспективы, с висящим в зените рассеивающим прожектором. Даже песка на самом деле не было, его заменял мелкопористый материал, очень похоже проседающий под ступнями и некоторое время хранящий форму следов. «На берегу» стоял павильончик, где были выставлены доски для серфинга, на деревянной стенке висели ласты, маски, очки, круги и прочие атрибуты водного мира. «Береговая линия» изгибалась широкой дугой, народу на ней, как ни странно, было не слишком много. По периметру выстроились ларьки-автоматы с напитками и легкой закуской.
Ее новые знакомые были здесь – ребята мелькали в волнах с досками, девчонки, стоявшие у кромки прибоя, поглядывали по сторонам, но не узнавали Кэт. Купальник Мариши представлял собой переплетение разноцветных полос, весьма символически прикрывающих самые интересные места; некоторые из этих мест, несмотря на общую визуальную худобу, были вполне себе выдающимися. Александра же и вовсе была в одних узеньких ярких плавках; все ее тело оказалось расписано сложнейшим геометрическим узором, выглядела она потрясающе модно, хоть и осталась практически в одной татуировке. О чем-то пошептавшись, они ринулись в воду – Александра с визгом, Маришка по-модельному грациозно.
Кэт наблюдала за этими детьми с грустной снисходительностью обремененного проблемами взрослого и вовсе не спешила сигать следом. Вдоль берега стояли шезлонги, словно здесь можно было загорать – впрочем, почему нет? Все возможно. Но люди большей частью сидели и лежали прямо на «песке», наверняка экологически чистом, при этом не пристающем к коже. Кэт не стала следовать их примеру, а села на откидное сиденье у павильончика – не потому что все вокруг казалось ей фальшивым – совсем нет! Пусть это был не настоящий, но по-своему весьма колоритный пляж: он походил на очень дорогую игрушку, увеличенную до реальных размеров; а то вдруг появлялось ощущение, что ты совсем крошечная и попала вместе с другими лилипутами в кукольный бассейн. Вон там парни изображают из себя крутых серфингистов, седлающих волны, глядя на которые настоящий профессионал сказал бы, что сегодня штиль. Впрочем, через недельку и он бы катался на них как миленький, потому что других, головокружительных, тут взять негде.
Вот о чем, отрешившись от своих проблем, размышляла Кэт, когда заметила на пляже среди обнаженных тел парочку одетых граждан. Они торопливо шли вдоль берега, нелепо высоко задирая ноги в ботинках, проваливающихся из-за эффекта «утопания», и зорко оглядывали юных представительниц женского пола – что, впрочем, было не так уж удивительно для двух одиноких джентльменов. Порой они останавливались, вглядываясь в прыгающие в волнах головы, как будто дамы, находившиеся полностью на виду, их чем-то не устраивали.
Кэт чуть было не сорвалась с места. Инстинкт вопил: «Бежать!» – но эти господа, явно сосредоточенные на поисках кого-то, вряд ли проигнорировали бы фигуру, улепетывающую от них во все лопатки по пляжу. Кидаться в воду тоже было поздно, и она осталась сидеть, лишь нащупывая рукою на стенде солнцезащитные очки. Сначала нащупывались только водные, или, как там их – подводные, но этакий модерн Кэт нацеплять не собиралась, это могло, наоборот, привлечь внимание. Она совсем было запаниковала, когда увидела что-то подходящее, прячущееся в углублении – узкие и простенькие, зато вполне способные скрыть глаза. Стоило ей взять очки из ниши, как на их место шмякнулись новые. Теперь неплохо было бы сунуть в рот жвачку для изображения туповатой беспечности и полной непричастности к чему бы то ни было, но этого атрибута заплевывания окружающей среды на стенде не имелось, и Кэт задвигала челюстями вхолостую, с отрешенной нагловатой полуулыбкой, относившейся как бы ко всему бродящему окрест мужскому поголовью: «Проходите-дяденьки-не-для-вас-цветем!»
Дяденьки в одежде тем временем приближались решительным полуаллюром, нацелившись, похоже, точнехонько на нее. Нервы стягивались в неприятные тугие узлы, однако поза оставалась расслабленной, что до лица, так оно вообще как будто стало отдельным – жевало себе тупо и жевало.
Они подошли и остановились почти вплотную, один из них навис, загораживая «солнце»:
– Простите, у нас к вам небольшой вопрос.
«Начало довольно вежливое». Кэт взглянула на него через очки, надеясь, что им удастся скрыть ее волнение. Символический жевательный процесс не прекратился, став уже совершенно отстраненным от мозгов. Мужчина тем временем что-то ей протягивал:
– Вы не видели здесь эту девушку?
Кэт опустила взгляд – это была ее фотография. Вернее, даже маленький фотопортрет на жесткой основе – отличного качества, с голло-графическим эффектом. Однако Кэт не взялась бы определить, где и когда фото было сделано. И главное – кем. Поглазев некоторое время недоуменно на собственное бледное лицо с высоко задранным подбородком и полуприкрытыми глазами в обрамлении светлых волос, развевающихся по ветру, Кэт помотала головой:
– Нет.
Второй в это время продолжал осматривать окрестности, медленно поворачиваясь вокруг своей оси. На Кэт он не смотрел, зато на пару секунд замер, глядя на светловолосую Александру, как раз выходящую из воды, а потом произнес странную фразу:
– Фон сменился. Только по лицу.
Тогда первый, по-прежнему нависающий, спросил у Кэт:
– Может быть, вы видели похожую девушку?..
Кого-то они Кэт напоминали, только она никак не могла вспомнить, кого.
Она глянула еще раз на фото и решительно тряхнула кудрявой гривой:

– Не-а! – и уставилась в набегающую волну. Помахала, кстати, выбирающимся на берег знакомым, но те ее по-прежнему не узнавали.
Мужчина повернулся, пряча фотографию в нагрудный карман, и они тронулись дальше, не оборачиваясь. Кэт исподтишка наблюдала, как они прошли вдоль пляжа и удалились через другой выход. Тогда она перевела дух. Кстати, вспомнила, что пора бы уже перестать двигать челюстью ввиду отсутствия в ней чуинг-гама.
Теперь до нее дошло, что виной их внимания к ней было выбранное ею место: ее приняли за продавщицу, сидящую у прокатного ларька, либо, возможно, за служащую, следящую тут за порядком. И совсем не соотнесли эту лохматую, самодовольно жующую физиономию с романтическим, почти живым изображением на фото. Консьерж видел, как эта «Офелия» входила, но не заметил, чтобы она вышла. «Так вон же он, ха-ха, спасибо, другой выход! Хотя пока, сразу после ухода „этих“, не стоит туда соваться».
В результате успешного обведения вокруг пальца парочки ищеек Кэт чувствовала подъем настроения. «Искупаться наконец, что ли?» – а мысль почему-то была вялой, и тело не отозвалось на нее с ожидаемым энтузиазмом: в членах образовалась какая-то общая слабость. Все-таки эта очередная маленькая победа стоила ей немалых сил. «Пойти, хоть ножки помочить». Зря, что ли, в конце концов, она приперлась на пляж? Но ножки блаженно вытянулись и отрицательно покачали пальчиками: «Не-а!»
С глубоким вздохом Кэт обвела взглядом окружающий искуственный простор: «Человек пытается имитировать все, что видит, хочет создать сам все то, что уже и так существует... вплоть до разума. Правда, пока он не умеет вдыхать в свои „игрушки“ подлинную жизнь... Ну и хорошо, лучше б и не научился никогда: жизнь, нахимиченная тобою, – это же чертовская ответственность, тут нужен колоссальный и очень дальновидный расчет... Тьфу ты!» На слове «расчет» мысль споткнулась и перестала ей нравиться. Кэт собралась было подняться, когда на пляже появилась новая одетая группа.
Едва успев привстать, Кэт опустилась обратно и машинально принялась якобы жевать. «Эти» выглядели иначе, хотя двигались похоже, брезгливо «выдирая» ботинки из «песка». Еще они были явно умнее и сообразительнее, потому что явились не просто так, искать на пляже «что-то похожее», а прихватили с собой консьержа. Консьерж пожимал плечами, изредка тыкая пальцем по сторонам, тогда сопровождавшая его троица кидалась к той или другой девушке, нагло ее разглядывая и спрашивая о чем-то. Расписанную Александру так и вовсе схватили за руку, заглядывая в лицо, чем едва не спровоцировали конфликт: мальчишки, повскакав, запетушились, но те, потеряв интерес к Александре, развернулись к ним спинами и тронулись дальше. Мимо Кэт они прошли быстрым шагом – туда, потом, обойдя пляж, обратно. Даже скабрезный консьерж не обратил на Кэт внимания, хотя усердно шарил глазами по сторонам: видно, ему больше пришелся по душе образ Офелии.
«Два», – сказала про себя Кэт, обреченно вздохнув. На «снайперов» ни первые ни вторые похожи не были – не их это методы. «То есть всего охотничьих бригад уже три». И выходило, что две из них вычислили ее местонахождение: ведь не может же быть, чтобы эти орлы носились по всему кондоминиуму, пугая девушек. Вычислить-то вычислили, но не нашли. То есть уносить отсюда ноги уже не имело смысла, как раз наоборот: на дважды прочесанной территории можно чувствовать себя в относительной безопасности.
Насчет того, стоит ли ей объявляться в новом образе перед знакомыми ребятами, Кэт уже пребывала в сомнении. Она все-таки сходила к воде, где помочила ножки у самой кромки «прибоя», потом вернулась и стала раздумывать, не воспользоваться ли ей чем-нибудь из инвентаря для полноценного купания. Она уже почти остановилась на матрасе – заплыть подальше, где волна еще не пенится, и покачаться, предаваясь воспоминаниям о Яне, – но обернулась и вновь увидела идущих по пляжу одетых людей.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Патриций
Посняков Андрей
Патриций


Посняков Андрей - Шпион Тамерлана
Посняков Андрей
Шпион Тамерлана


Роллинс Джеймс - Пирамида
Роллинс Джеймс
Пирамида


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека