Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Однако за ними никого не видно, - отозвался другой, - к тому же им теперь нечего бояться - форт ведь рядом... Но они все-таки торопятся. Может, это кто-то из наших?.. Эх, зрение у меня уже не прежнее, не могу рассмотреть лица на таком расстоянии.
- Да, - подхватил третий, - если не ошибаюсь, тот, кто скачет на белой лошади, старый Лихе Ортон, техасец. Вы все должны знать его так же хорошо, как я... Второго же вижу впервые. Это кто-то совсем молодой и не похожий на нашу братию, хотя и сидит на лошади, точно сросся с нею: славный наездник, черт возьми!
- Так уж и есть за что хвалить! - презрительно бросил один мексиканец, судя по бронзовому лицу, одежде и выговору. - У нас шестилетние ребята ездят не хуже...
- Осмелюсь заметить, сеньор Санчес-и-Вегос, что вы чересчур пристрастны, - с оттенком иронии возразил Блэк Гаррис. - Этот молодой человек ездит несравненно лучше, чем многие взрослые мексиканцы, которые, сидя верхом на лошади, очень напоминают кошек, взгромоздившихся на спину козе. Кстати, теперь я узнаю бравого молодого всадника: это мой земляк Эдуард О'Нейль из графства Типперари в Ирландии. Он настоящий дворянин не только по рождению, но и по образу мыслей.
Мексиканец засверкал глазами и с угрожающим видом подошел к Гаррису. Но тот лишь презрительно передернул плечами и смешался с толпой охотников, с любопытством окруживших Ортона и О'Нейля, которые в это время поднялись на площадку.
К величайшему удивлению всех, прибывшие не сошли с лошадей, а остались в седлах.
В течение нескольких минут ни тот, ни другой всадник не мог произнести ни слова: они задыхались от бешеной скачки не меньше, чем их лошади.
- Случилось что-то серьезное, старый дружище? - спросил Гаррис, пожимая руку Ортона. - Ваши лошади еле держатся на ногах... Не в твоих правилах загонять по пустякам бедных животных. В чем дело? Уж не индейцы ли? Может, они напали на вас, и вы бежали?
- Нет, тут совсем другое, - ответил Ортон, с трудом переводя дыхание.
- Что именно?
- А вот что, - начал Ортон, наконец отдышавшись. - Дело действительно касается индейцев, но напали они не на нас, а на переселенцев, шедших из Миссисипи и остановившихся этой ночью на берегу Бижу-Крика. Насколько нам известно, часть переселенцев бандиты убили, а других взяли в плен.
- Вот как! А что это за переселенцы? Ты их знаешь?
- Знаю. Это плантаторы с долины Миссисипи. Они направлялись в Калифорнию.
- Значит, это мои земляки, - заметил молодой охотник, стоявший рядом с Блэком Гаррисом. - Я тоже с берегов Миссисипи.
- А нам очень интересно знать, откуда ты! - сердито обрезал его Гаррис, раздосадованный тем, что он прервал беседу. - Так ты говоришь, - снова обратился Блэк к Ортону, - что переселенцы ночевали на берегу Бижу-Крика и что там на них напали краснокожие? Когда это было?
- Сегодня на восходе солнца.
- Ну, а тебе-то какая печаль?
- У меня среди них есть друзья...
- Да? Кто именно?
- Об этом позже. Да и вполне достаточно уже того, что это белые и что на них напали краснокожие. Долг каждого порядочного человека помочь несчастным.
- Предположим, это так. Ну, а какие же индейцы напали на них? Черные ноги?
- Нет.
- Рафагои?
- Тоже нет.
- Так уж не хейены ли?
- Они самые.
- Ага! Ну, это самые жестокие и коварные из всех краснокожих.
- В том-то и дело, друг мой, - сказал Ортон.
- А ты узнал, кто их вожак?
- Об этом нечего и спрашивать, - заметил один из охотников.
- Почему? - осведомился Гаррис.
- Потому что у хейенов всегда заправляет тот самый дьявол, которого называют Желтым вождем.
- Значит, и эта шайка была в подчинении Желтого вождя, Ортон? - спросило сразу несколько голосов.
- Да, друзья мои, - ответил старый охотник.
Этот ответ был встречен криками с озлоблением и ненавистью.
Все охотники и обитатели форта не раз слышали о Желтом вожде, имя которого наводило ужас на тех, кто населял территорию между истоками Ла-Платы и Арканзасом.
Многим, кто постарше, приходилось самим терпеть от злодеяний этого разбойника, и они клялись отомстить ему при первом же удобном случае. К несчастью, Желтый вождь был очень осторожен и поймать его было так же трудно, как ветер в степи.
Теперь все поняли, что Ортон явился в форт не просто так, а с намерением предложить охотникам выступить объединенными силами против Желтого вождя. Эта мысль заставила их забыть личные счеты между собой и сойтись в единодушном желании нанести удар общему врагу.
- Следовательно, вы явились, чтобы пригласить нас на помощь переселенцам? спросил Ортона один старый охотник.
- Да, и надеюсь, вы не откажетесь...
- О, конечно, - перебил охотник. - А как вы думаете, краснокожие сейчас там, где стояли переселенцы?
- Едва ли, - ответил Ортон. - И вот почему... Вчера, я слышал, кто-то из вас встретился с их караваном...
- Это были мы, - вместе сказали трое охотников, до сих пор стоявших молча. - Мы даже прошли с ними довольно приличное расстояние и сделали вместе полуденный привал, - добавил один.
- Значит, вы знаете кого-нибудь из них? - осведомился Ортон.
- Нет. Но мы узнали их проводника, старого хоктава, - продолжал тот же охотник. - Этот хоктав имеет обыкновение жить подолгу в окрестностях форта Бент. Индейцы зовут его Вабогой. Он пользуется дурной славой, и мы предостерегали переселенцев... Но, должно быть, они не приняли во внимание наших слов. Уверен, что Вабоге удалось обмануть, завлечь и предать их.
- Наверное, так, - сказал Ортон. - Я еще раньше слышал, что какой-то хоктав Вабога служит Желтому вождю как шпион. Что же касается самого вождя, то он, по-моему, не решится остаться так близко от форта, а, наверное, поспешит уйти с пленниками. Вабога, конечно, рассказал ему о вашей встрече с караваном, и это могло внушить Желтому вождю опасение, не вздумали ли вы поинтересоваться дальнейшей судьбой переселенцев. Вот почему я думаю, что он уже ушел, но знаю, куда он мог скрыться со своей шайкой и пленниками.
- Во всяком случае, нам нетрудно будет напасть на его следы, - сказал один из молодых охотников.
- Ну, это вовсе не так легко, как кажется, - возразил Ортон. - Краснокожие очень искусно уничтожают свои следы.
- Как же быть в таком случае?
- По-моему, нам следует отправиться прямо туда, где Желтый вождь будет некоторое время скрываться.
- Ты, наверное, знаешь это место, Лихе? - спросил Гаррис.
- Кажется, знаю.
- Так веди нас! - воскликнул Гаррис. - Только бы нам найти его, а там уж мы знаем, как поступить, будь покоен! Перевешаем всех краснокожих на ближайших деревьях, а что же касается самого Желтого вождя, то я задушу его собственными руками, не будь я Блэком Гаррисом!
- А я не буду Лихе Ортоном, если не проведу вас ближайшим путем к логову этого зверя, - промолвил старый охотник.
- Отлично. Когда же, по-твоему, следует отправляться?
- Да чем скорее, тем лучше! Времени терять не следует.
- Ну, так, значит, едем сейчас, - произнес Гаррис. - Кто с нами, друзья? - обратился он к толпе охотников.
- Я! Я! Мы все идем! - раздалось в ответ несколько десятков голосов.
Охотники быстро собрались в дорогу, горя желанием встретиться лицом к лицу со страшным Желтым вождем хейенов и отомстить за смерть товарищей, имевших несчастье попасть к нему в руки.
Ортон и Нед едва успели наскоро опрокинуть по стакану коньяка, закусив парой сэндвичей, и напоить своих коней, когда охотники, тоже верхом, вооруженные с головы до ног, окружили их со всех сторон.
Их набралось лишь двадцать пять человек, но все это были люди храбрые и опытные. Каждый из них, надеясь на свой длинноствольный карабин, был уверен, что справится с несколькими индейцами.
- Готовы, друзья? - спросил Ортон, окинув довольным взглядом группу всадников.
- Готовы, - в один голос ответили те.
- Ну, так с Богом, за мной!
С этими словами старый охотник выехал вперед и, пришпорив коня, помчался вниз, по направлению к прерии. Вслед за ним устремился и маленький отряд смелых искателей приключений.
X. Индейцы и их пленники
Вскоре перед ними открылась лощина, откуда Желтый вождь хейенов двинулся на лагерь переселенцев.
Краснокожие наслаждались отдыхом и, похоже, чувствовали себя в полной безопасности в этом убежище.
День был в разгаре; солнце медленно плыло по безоблачному небу, приближаясь к зениту.
На первый взгляд могло бы показаться, что в расположении индейцев не произошло никаких перемен. Но это не так. Прежде всего, прибавилось много новых людей, да и прежние вели себя иначе, чем тогда, когда мы в первый раз увидели их ночью при свете луны и костра. Тогда индейцы держались тихо и с достоинством, как следует воинам, отправляющимся в экспедицию. Теперь же, опьяненные победой и вином, они предавались самому необузданному веселью, выражающемуся в диких движениях, прыжках, беготне, громком крике и хохоте.
Одни бесцельно шныряли взад и вперед по лощине; другие лежали в высокой траве и, размахивая руками, что-то бормотали заплетающимися языками; третьи исполняли отвратительную пляску, сопровождая ее наводящим ужас гиканьем, и только немногие, сдерживаемые уважением к вождю, настолько сохранили самообладание, что могли наблюдать за лагерем и за пленными.
Пленные были разделены на три группы, расположенные отдельно, недалеко одна от другой; к каждой приставлен караульный.
Негры - мужчины, женщины и дети - сидели тесной группой в углу, образуемом двумя утесами. Хотя они и не были связаны, но убежать было невозможно, потому что при первом подозрительном движении их убил бы караульный.
Впрочем, пленники и не думали бежать. Ведь их положение в сущности очень мало изменилось: они только перешли из рабства в плен, а это почти одно и то же. И, если бы не боязнь быть убитыми, они оставались бы совершенно спокойны.
Вторая группа состояла из пяти белых женщин и пятнадцати детей, самому старшему из которых лет тринадцать, а младшему - пять.



Среди этих женщин особенно выделялась одна, возле которой нет детей. Хотя она уже в таких летах, что тоже могла бы быть матерью, но по ее лицу и фигуре было видно, что она еще девушка.
Это мисс Клара Блэкаддер.
Сидя отдельно от своих подруг по несчастью, она была погружена в грустные размышления.
Да, у нее нет детей, за которых трепетало бы ее сердце... Но ее терзали воспоминания о тех, кто пал жертвами индейцев, а главное - за своего старого отца: на ее глазах он был убит и оскальпирован. Никогда Клара Блэкаддер не забудет ужасного зрелища, при виде которого она лишилась чувств!
И теперь, как только бедная девушка поднимала глаза, она видела этот скальп, надетый на копье, воткнутое в землю. С него капля за каплей на траву стекала кровь: та самая кровь, которая течет и в жилах Клары.
Третья группа пленников состояла из шести связанных белых. В караване находилось девять белых мужчин; трое из них были убиты.
И, действительно, рядом с копьем, на конце которого прикрепили седой скальп эсквайра Блэкаддера, были еще два других со скальпами, снятыми с убитых. Разумеется, подобная участь постигла бы и оставшихся пленников, если бы Желтый вождь не распорядился взять их живыми.
Среди них мы знаем только двоих: Блонта Блэкаддера и бывшего надсмотрщика плантации мистера Снивели.
У последнего на правой стороне лица зияла глубокая рана, очевидно, нанесенная копьем. Бледность этого человека и раньше не отличалась привлекательностью, теперь же она была ужасна.
Индейцы сожгли все имущество несчастных переселенцев. Забрали себе лишь деньги, драгоценности и одежду, которая может пригодиться для их жен. С одной повозки бандиты сняли кузов и устроили из него шатер для своего вождя. В эту минуту он как раз отдыхал. Вождь не спал всю прошедшую ночь, поэтому прилег днем.
Вход в шатер охранялся Вабогой с воином, приставленным к вождю как слуга. Оба индейца охраняли покой предводителя не потому, что он мог быть кем-то нарушен, к примеру, пьяными воинами, а просто оттого, что так принято.
Да и по опыту они знали, что вождь проспит недолго и прежде всего будет нуждаться в их услугах.
Полуденный зной клонил воинов ко сну, но они изо всех сил противились искушению прилечь тут же на траве и закрыть глаза; минутная слабость могла им дорого стоить, потому что вождь шутить не любил и не простил бы им подобной слабости.
Белые пленники говорили друг с другом шепотом, высказывая опасения относительно их ближайшего будущего.
Они страдали не только от всего пережитого, от ран и от своего настоящего положения, но и при мысли о том, что их того и гляди убьют.
Более всего они опасались пыток, которым, как известно, индейцы любят перед смертью подвергать своих пленных.
- Хорошо, - говорил Снивели, - если бы злодеи сразу убили нас, но они, вероятно, задумали что-то другое. Иначе бы не стали возиться с нами и тащить сюда, а прикончили бы там, где напали на нас... Впрочем, кто знает, быть может, они вовсе не тронут нас, а только будут держать в плену и заставят работать. Бывает иногда и так. Дай Бог! Тогда у нас все-таки останется надежда когда-нибудь убежать. Зачем им, в сущности, наша смерть?
- Им не смерть наша нужна, - произнес лежавший рядом со Снивели бывший плантатор и приятель Блэкаддера, - а наши скальпы. Разве вы не знаете, что индейцы больше всего дорожат скальпами, особенно молодые, которым хочется отличиться? Ведь с каждым скальпом растут доблести воина... Нет, они никогда не откажутся воспользоваться этими трофеями ради каких-нибудь других интересов.
- Увы, это верно! - со вздохом подтвердил третий.
- Однако, я слышал, - снова заговорил Снивели, - что скальпы считаются у них почетными трофеями только тогда, когда сняты во время битвы с живых или мертвых врагов... Но коль они берут кого-то в плен, то никогда не снимают с него скальпа. Мы же взяты в плен, поэтому едва ли нам это грозит.
- Ну, я не думаю, чтобы эти негодяи были способны на такие тонкие разграничения, - заметил плантатор. - Да вы только посмотрите: две трети мертвецки пьяны, и им каждую минуту может прийти в голову позабавиться скальпированием. Я дрожу каждый раз, когда кто-нибудь из этих зверей смотрит в нашу сторону.
- Успокойтесь, - сказал Снивели, - вождь запретил им приближаться к нам... Я слышал это собственными ушами и уверен, что никто, как бы ни был пьян, не осмелится ослушаться его. Наконец, и караульный не пропустит сюда никого из них. Нет, пока мы в полной безопасности, а вот проснется вождь, тогда неизвестно, что будет.
Один Снивели не терял бодрости духа и надеялся на благоприятный исход, но все его товарищи высказывали самые мрачные опасения и дрожали от страха.
Что же касается пленниц, то они до такой степени были удручены постигшим их несчастьем и так боялись будущего, сулившего им нечто хуже смерти - бесчестье, что даже и разговаривать не могли. У одной из них убили мужа, и его скальп она видела на копье, другая таким же образом потеряла брата. Остальные пленницы пока еще не потеряли никого, но боялись за участь своих детей и за собственную судьбу.
Поэтому все сидели молча, вздрагивая при каждом взгляде индейцев.
Вабога и его товарищ, расположившись около палатки вождя, вели довольно оживленную беседу, стараясь говорить как можно тише.
- Как думаешь, - спросил Вабога, - кому достанется та красивая девушка, которая сидит в стороне от подруг? Я прозвал ее про себя Белой Лилией... Лакомый кусочек, что и говорить! Я всю дорогу ею любовался.
- Достанется она, конечно же, вождю, - ответил его собеседник.
- Да, это верно. Мне кажется, вождь ради нее и затеял все это дело.
- Что ж, не мудрено: он мог раньше видеть эту бледнолицую красавицу и прельститься ею. Вот и выследил ее, налетел, по своему обыкновению, орлом и взял в плен. Теперь она от него не отвертится.
- Да, уж он своего не упустит... А если бы ты видел, как он весь задрожал, когда увидел ее. И это при том, что умеет скрывать свои чувства.
- Ну, это его дело, - перебил хейен. - Он вождь, и не нам его судить. Похоже, Вабога, ты слишком долго вертелся среди бледнолицых и научился у них всех судить! А по-нашему, кто выше нас, того нам судить не следует.
- Да я только так говорю... Чтобы провести время, - начал оправдываться хоктав. - Я ведь тоже всю ночь не спал и готов задремать, поэтому и разговорился - это лучшее средство отогнать сон.
- Я тоже не спал, но умею держать язык за зубами, - ответил хейен.
- Ну, а я так не могу. Я должен болтать всякий вздор, чтобы не заснуть, потому что привык спать, хоть немного, но каждую ночь.
- И этому ты научился у бледнолицых: они тоже спят каждую ночь. Да, ты совсем уже не похож на индейца, Вабога... Осталось только рожу белой краской вымазать, чтобы окончательно перестать быть краснокожим. Одежду и язык ты давно изменил.
- Да ведь я это сделал для вашей же пользы! Разве иначе я мог бы водить за нос бледнолицых?
- Верно. Но, по-моему, лучше действовать напрямик, чем так...
Неизвестно, что еще хотел сказать хейен, но в это время произошло нечто неожиданное, заставившее его замолчать. Один из пьяных с громкими криками подбежал к шатру и выразил желание видеть вождя, чтобы потребовать у него бледнолицую красавицу, сидевшую в стороне от всех.
Охрана вождя бросилась урезонивать пьяницу, но это удалось им не сразу, и только с помощью крутых мер; скандалист до тех пор не унимался, пока ему не скрутили руки и ноги и не заткнули рот кляпом.
- Вот вы говорили, что они боятся вождя... - прошептал Снивели один из пленников. - Трезвые, может быть, действительно боятся, а пьяным - море по колено! Видите, один хотел даже ворваться к вождю, насилу усмирили... Ах, нет, я так и жду, что они сейчас набросятся на нас и начнут сдирать скальпы!
- Успокойтесь, они не сделают этого, - возразил Снивели. - Насколько я понял из криков этого краснокожего, - я ведь немного знаю их язык, - дело шло о Кларе Блэкаддер, которая им кажется лакомым кусочком... Бедная девушка! Я хоть и не из жалостливых, но за нее мое сердце болит.
- А каково мне видеть жену и детей во власти этих дьяволов? - произнес еще один из пленных, раненный в плечо. - Если бы представилась возможность, я лучше убил бы их собственными руками, чем отдавать на поругание.
- Да, и я сделал бы то же самое, - отозвался другой. - И нужно же нам было послушать старого дурака Блэкаддера, уговорившего следовать за ним! Он всему виной.
На это замечание Блонт Блэкаддер, наверное, резко возразил бы. Но он крепко спал.
Вдруг из шатра послышался голос вождя, звавшего к себе часовых. В лагере все встрепенулись. Пленники умолкли и со страхом стали ждать появления человека, который должен решить их судьбу.
XI. Возмездие
По приказу вождя Вабога привел к шатру нескольких молодых воинов из наиболее трезвых. Вождь сказал им что-то, после чего они со злорадным хохотом поспешили к белым пленникам.
Ясно было, что они получили приказ сделать с пленниками нечто ужасное, настолько свирепыми казались физиономии индейцев и такое предвкушение наслаждения было на них написано, какое обычно вызывает у краснокожих страдание ненавистных белых.
И действительно, Желтый вождь придумал для пленных, точнее, пока только для одного из них, такую пытку, какая никому и в голову не могла прийти.
Подойдя к связанным пленникам, индейцы схватили только что проснувшегося Блонта Блэкаддера, оттащили его в сторону и быстро развязали ноги. Потом подхватили его под руки и повели к водопаду.
Крик ужаса вырвался из груди молодого прожигателя жизни, когда он понял, что его хотят подвергнуть той самой пытке, которой он сам когда-то подвергал других.
Не меньший ужас сковал и остальных пленников, уверенных, что и их черепа будут расплющены широкой струей ледяной воды, со страшной силой низвергавшейся со скалы. Это было несравненно мучительнее любой другой смерти...
Под водопадом лежало огромное дерево, сваленное бурей. К нему-то индейцы и привязали свою жертву, да так, что лицо оказалось как раз под водяной струей и пленник не мог даже повернуть голову, иначе был бы задушен веревкой, несколько раз обмотанной вокруг горла.
Все индейцы, за исключением очень пьяных, еще не проспавшихся, собрались к месту пытки и шумно выражали радость по поводу предстоявшего зрелища.
Желтый вождь медленно приблизился к ним и заставил расступиться, чтобы всем пленникам была видна картина того, что вскоре ожидало и их.
Прошло несколько мгновений томительного ожидания. В течение этого времени вождь с выражением неистового торжества смотрел на беспомощно лежавшего перед ним врага - водопад дробился о его голову мириадами брызг, ярко сверкавших на солнце и резавших лицо, словно острыми ножами.
- Теперь настала твоя очередь, Блонт Блэкаддер! - раздался вдруг громовой голос вождя на чистейшем английском языке. - Вкатить негодяю двойную порцию! - добавил он, еще более повышая голос.
Эти ужасные слова, гулко повторенные эхом, достигли слуха Блонта, несмотря на шум водопада, который хлестал его по голове, ослепляя и оглушая.
Несчастный с усилием открыл глаза и рот; очевидно, он хотел молить своего палача о пощаде или проклясть его... Но тотчас же был вынужден снова закрыть их, иначе он лишился бы зрения и захлебнулся.
Но и этого момента было вполне достаточно, чтобы узнать того, кто скрывался под маской Желтого вождя. Блонт понял, что скорее можно ожидать пощады от настоящего дикаря, чем от человека, так хорошо говорящего на его родном языке.
Слова вождя донеслись и до остальных пленников и подействовали на них, как удар грома.
Снивели задрожал всем телом и тщетно силился приподняться, чтобы лучше разглядеть Желтого вождя. Клара Блэкаддер тоже с особенным вниманием взглянула на эту таинственную личность. Как и брат, она начала догадываться, кто это, побледнев, как смерть, и затрепетав всем телом.
- Да, вкатить негодяю двойную порцию! - повторил Желтый вождь, причем его крашеное лицо приняло выражение такой адской радости, что даже самый храбрый человек пришел бы в ужас при взгляде на него.
Снивели припомнил тот далекий день, когда он слышал точь-в-точь такой же приказ, отданный молодым, дрожавшим от злобы и ненависти голосом.
Но почему эти слова повторяются вождем индейского племени хейенов через пять с лишком лет и за несколько сот миль от места, где они вырвались из уст того, кто теперь переносил пытку, к которой когда-то приговаривал другого?
Это была тайна, ключ к которой Снивели пока не находил.
Побледнели и негры, их черные лица приобрели землистый оттенок, когда прозвучали слова Желтого вождя.
- Что бы это значило? - спросил один из них. - Ведь то же самое кричал молодой господин Блонт пять лет назад на плантации, когда приказывал положить под насос Голубого Дика. Помните, братцы?
- Помним, как не помнить, - отозвался другой. - Мы все тогда присутствовали при наказании Дика...
И чернокожие задрожали при воспоминании о том, как они издевались над несчастным мулатом, подвергавшимся одной из самых ужасных пыток.
В эту минуту в их лохматых головах мелькнула мысль, что в тот день они были очень неосторожны и жестоки и что им теперь, быть может, придется расплачиваться за свои грехи.
И они с такой же жадностью, как Снивели и Клара Блэкаддер, стали ловить каждое слово Желтого вождя, которое могло бы подтвердить или рассеять ужасное подозрение.
А тот, на кого теперь было обращено внимание всех пленных, стоял молча и неподвижно, завернувшись в белую мантию, и не сводил горящего ненавистью взгляда со своей жертвы.
Он следил за тем, как дрожали мускулы пытаемого, и с чувством знатока наслаждался муками, которые тот испытывал в эти страшные минуты.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Путь князя. Равноценный обмен
Злотников Роман
Путь князя. Равноценный обмен


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - майордом
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - майордом


Корнев Павел - Убить дракона
Корнев Павел
Убить дракона


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека