Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Один из последних эпизодов Бойни словомельниц, которую одни историки
сравнивали с пожаром Александрийской библиотеки, а другие - со штурмом
Бастилии, - разыгрался в огромном зале, где размещались словомельницы
издательств "Рокет-Хаус" и "Протон-Пресс". После того как взрыв уничтожил
словомельницу Гаспара, там наступило некоторое затишье. Все уцелевшие
экскурсанты выбежали из зала, и только две пожилые учительницы, прижавшись
к стене и цепляясь друг за друга, с ужасом следили за происходящим.
К ним прижался не менее перепуганный розовый робот - стройный,
тоненький, с осиной талией, удивительно женственный.
Минуту спустя Джо Вахтер пробудился, оторвал свое тело от табельных
часов, неторопливо побрел через зал и извлек из стенного шкафа веник и
совок для мусора. Затем он так же неторопливо вернулся обратно и еще более
неторопливо начал водить веником у подножья словомельницы, сметая в кучку
кусочки металла, обрывки изоляции и бирюзовой ткани. Один раз Джо
наклонился, извлек из мусора опаловую пуговицу, целую вечность ее
разглядывал, но потом покачал головой и бросил в совок.
И тут в зал ворвались опьяненные победой писатели. Они двигались
клином, на острие которого три огнемета с ревом изрыгали огромные,
двадцатифутовые струи пламени.
Огнеметчики со своими помощниками набросились на пять уцелевших
словомельниц, а остальные писатели с дьявольскими воплями принялись бегать
вокруг, словно обитатели преисподней, пляшущие в багровых, дымных
отблесках. Они пожимали друг другу руки, они хлопали друг друга по спине,
они громогласно вспоминали самые жестокие подробности уничтожения той или
иной особенно ненавистной словомельницы и при этом оглушительно хохотали.
Учительницы и розовая роботесса еще теснее прижались друг к другу. Джо
Вахтер поглядел на беснующуюся орду, покачал головой, словно бы выругался
вполголоса, и продолжал свою бессмысленную уборку.
Несколько писателей схватились за руки, вскоре к ним присоединились все
остальные, кроме огнеметчиков, и вот уже по залу закружился безумный
хоровод - людская змейка извивалась между обугленными скелетами
словомельниц, беззаботно проносясь совсем рядом с изрыгающими смрадное
пламя огнеметами. В такт мерному движению вереницы - шаг назад, два вперед
- писатели испускали дикие вопли. Джо Вахтер оказался внутри этой живой
спирали, но продолжал невозмутимо орудовать веником, хотя все время
покачивал головой и что-то бормотал себе под нос.
Постепенно оглушительные крики начали складываться в членораздельные
слова. И вскоре уже можно было разобрать весь свирепый гимн:
К черту всех издателей!
К черту всех издателей!
Даешь соленые слова!
В заднюю панель программистов!
В заднюю панель программистов!
Долой словомельницы!
И тут розовая роботесса внезапно выпрямилась. Оттолкнув учительниц, она
бесстрашно двинулась вперед, размахивая топкими руками и что-то крича
тоненьким голоском, который тонул в оглушительном реве толпы.
Писатели заметили приближение возмущенной роботессы и, подобно всем
людям давно привыкнув уступать дорогу металлическим существам, когда те
приходили в исступление, теперь просто разомкнули цепь, провожая роботессу
хохотом и улюлюканьем.
Какой-то писатель в помятом цилиндре и порванном рединготе крикнул:
- Что за оловянный симпомпончик, ребята!
Это вызвало неописуемый хохот, а миниатюрная авторисса по имени Симона
Вирджиния Саган в измятом фраке покроя XIX века завопила:
- Берегись, Розочка! Мы теперь такое напишем, что у вас, редакторов,
все контуры разом перегорят.
Розовая роботесса продолжала заламывать руки и что-то требовать, но
писатели только громче выкрикивали слова своего гимна прямо ей в лицо.
Тогда роботесса топнула изящной алюминиевой ножкой, стыдливо
отвернулась к стене и торопливо коснулась каких-то кнопок у себя на груди.
Затем она снова повернулась лицом к толпе, и ее тоненький голосок тотчас
превратился в раздирающий уши вой, от которого хоровод застыл на месте и
смолк, а учительницы в противоположном конце зала съежились и заткнули
пальцами уши.
- О ужасные, невоспитанные люди! - воскликнула розовая роботесса
приятным, но слишком уж сахаристым голосом. - Если бы вы знали, какую боль
вы причиняете моим конденсаторам и реле такими словами, вы бы не стали их
повторять. Еще одно такое выражение - и я начну кричать по-настоящему.
Бедные, заблудшие ягнятки, вы совершили и наговорили столько ужасных
вещей, что я просто не знаю, с чего начать мою правку. Но разве не было бы
лучше... да-да, гораздо лучше, если бы для начала вы пропели свой гимн
слегка иначе, скажем, дот так...


И прижав свои тонкие пальцы-клешни к алюминиевой груди, розовая
роботесса мелодично пропела:
Возлюбим любимых издателей!
Возлюбим любимых издателей!
Да живут изящные слова!
В передние ряды программистов!
В передние ряды программистов!
Слава словомельницам!
В ответ раздались злобные вопли и истерический смех - примерно в равной
пропорции.
В двух огнеметах кончилось горючее, но они уже сделали свое дело -
словомельницы, которые они усердно поливали огнем ("Гидропрозаический
пресс" и "Всежанрист" издательства "Протон-Пресс"), раскалились докрасна и
чадили сгоревшей изоляцией. Третий огнемет, которым вновь орудовал Гомер
Дос-Пассос, продолжал поглаживать пламенем раскаленный "Фразировщик"
(издательства "Рокет-Хаус"); чтобы продлить удовольствие, Гомер переключил
аппарат на минимальную мощность.
Хоровод рассыпался, и толпа писателей, состоявшая преимущественно из
подмастерьев мужского пола, надвинулась на розовую роботессу, дружно
выкрикивая все известные им ругательства. (Даже для людей лишь формально
грамотных этот набор выглядел удивительно скудным - всего каких-нибудь
семь слов.)
В ответ роботесса "закричала по-настоящему", поставив свой
пронзительный гудок на полную мощность и меняя его тональность от
вызывающего зубную боль инфразвука до раздирающего барабанные перепонки
ультразвука. Словно разом заревели семь старых пожарных сирен, варьируя
свой звук от дисканта до баса.
Люди затыкали уши и буквально морщились от боли.
Гомер Дос-Пассос, обхватив голову левой рукой, чтобы зажать оба уха,
правой направил тоненькую струю пламени через зал на ноги роботессы.
- Заткни глотку, сестренка! - рявкнул он, водя пламенем по ее стройным
лодыжкам.
Вой прекратился, и где-то внутри послышался душенадрывающий
металлический треск, словно лопнула пружина. Роботесса вздрогнула и
зашаталась, как волчок перед падением.
Тут в зал вбежали Гаспар де ла Нюи и Зейн Горт. Отливающий стальной
синевой робот стремительно бросился вперед (со скоростью примерно впятеро
больше человеческой) и подхватил розовую роботессу, когда та уже
опускалась на пол. Поддерживая ее, он молча глядел на Гомера Дос-Пассоса,
который при его появлении опасливо повернул струю огнемета снова на
"Фразировщика". Когда к ним подбежал Гаспар, робот сказал:
- Подержи мисс Румянчик, дружище! Осторожнее, у нее шок.
Затем он повернулся и пошел к Гомеру.
- Держись от меня подальше, жестянка черномазая! - с дрожью в голосе
завопил Гомер и направил струю пламени на приближающегося робота, но она
внезапно иссякла.
Зейн вырвал у Гомера его оружие, схватил его за шиворот, перегнул через
свое стальное колено и раскаленным соплом огнемета отвесил ему пять
полнозвучных шлепков по седалищу.
Гомер завопил. Писатели, застыв, уставились на Зейна Горта, точно
высокомерные римские патриции на Спартака.



5
Элоиза Ибсен никогда не принимала близко к сердцу мальчишество своих
друзей мужского пола. А поэтому, не обращая внимания на то, как шлепают
Гомера, она направилась к Гаспару.
- Я не в восторге от твоей новой подружки, - сказала она, смерив
взглядом мисс Румянчик. - Цвет для хористки не так уж плох, но ведь
ущипнуть ее не за что! - Пока Гаспар искал ответ на эту шпильку, она
продолжала: - Вот уж не думала, что среди моих знакомых найдется такой
роболюб. Впрочем, я не предполагала, что среди них найдется и издательский
шпик!
- Послушай, Элоиза, я вовсе не шпик! - возмущенно возразил Гаспар. - Я
никогда не шпионил и штрейкбрехером я тоже не был и не буду. Все, что вы
творите, мне противно, и я не отрицаю, что бросился сюда, едва очнулся,
чтобы попытаться спасти словомельницы. С Зейном я встретился по дороге.
Да, мне противно и отвратительно то, что совершили вы, так называемые
писатели, по если бы я даже заранее знал об этом вашем замысле, я бы все
равно не пошел к издателям, а попробовал бы сам что-нибудь сделать!
- Расскажи это своему Флаксмену! - насмешливо отозвалась его бывшая


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Маяк Хаагард
Володихин Дмитрий
Маяк Хаагард


Шилова Юлия - Хочу замуж, или Русских не предлагать!
Шилова Юлия
Хочу замуж, или Русских не предлагать!


Березин Федор - Атака Скалистых гор
Березин Федор
Атака Скалистых гор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека