Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

но просила никому этого не рассказывать. Он не мог взять в толк, по какой
причине я этого не хотела, но, в конце концов, согласился хранить мою
тайну. Разумеется, мои угрозы не внимать его просьбам насчет всякого зуда
и сухости шкуры не имели к этому ни малейшего касательства!
Первые пару месяцев в учебном Крыле прошли беспокойно. К тому времени
"Экскалибур" и его экипаж хорошо знали, куда я нечаянно попала.
Выращивание и обучение дракона требуют времени гораздо больше месяца,
предназначавшегося для изучения Перна и его системы, так что начальству
пришлось разрешить мне остаться здесь до того времени, когда я и Пэн
сможем покинуть планету. Командование Звездного флота, вникнув в
создавшееся положение (драконы - тонко чувствующие существа; узы,
возникшие при Запечатлении, нерасторжимы; если я покину Пэна или погибну,
он умрет), с готовностью предоставило мне возможность длительного
пребывания на Перне. Оно дало разрешение оставаться на Перне для изучения
его культуры и драконов и другим членам экипажа. В их числе оказалась
Доона Снайдер, и я этому очень радовалась. "Экскалибуру" давали новые
задания, но по соседству с системой Перна, и, если только не находилось
чего-то более неотложного, корабль наведывался к нам более-менее регулярно
- не чаще раза в месяц, но и не реже раза в два месяца. Состав экспедиции
менялся, одна я, в силу своего положения, оставалась на Перне неотлучно.
Некоторые, высадившись на планету, в следующий прилет "Экскалибура"
покидали ее; другие находились здесь по нескольку месяцев, и, отдохнув на
корабле, возвращались изучать планету и ее культуру.
Удивительно, ну и быстро же растут драконы! По крайней мере, так мне
представлялось через несколько дней и недель. Они лопают, как сумасшедшие,
растут, их шкура при этом трескается, и потому ее надо обильно смазывать,
чтобы она оставалась мягкой. Вы не представляете, что значит несколько раз
в день смазать дракона! Эх и выматывает! Нам сказали: если рубцов больше
допустимого, то это может затруднить полет дракона, а покалеченный дракон
ни на что не годен. В большинстве случаев, если из-за рубцов драконы не
могли больше летать, как прежде, они навеки уходили в Промежуток - одни
или с всадниками. Если дракон уходит в Промежуток без всадника, рана в
душе у такого несчастного не заживает никогда; мне рассказывали, что
остаток дней бывший всадник живет с ощущением, будто от его личности
осталась лишь половина. Опекун Джексома - один из таких всадников, и
несколько раз мне представлялась возможность поговорить с ним. А вот если
всадник умирает по какой угодно причине, дракон обязательно уходит в
Промежуток. Дракон никогда не переживает всадника, разве только в каких-то
исключительных обстоятельствах; такое, к примеру, случается с высиживающей
яйца королевой, но, как только выводятся детеныши, она уходит в
Промежуток.
И еще я узнала, что такое Нитепад. Его причина - как мы и предполагали,
действительно, та обнаруженная нами странная планета. Эта планета подходит
близко к Перну каждые двести перинитских лет (Оборотов) - или около того.
Когда такое случается, через космос к Перну устремляются безмозглые
паразиты. Если таким "Нитям" позволить упасть и разрастись, они зарываются
в грунт, уничтожают все живое и земля становится, по существу, пустой и
бесплодной. Тем не менее, древним экспедициям на Южный Материк
подвернулись живущие в почве жукоподобные создания, которым, видимо, Нити
по вкусу. Южный Материк весь зеленый без помощи драконов, выжигающих Нити
в воздухе. Я слышала, что тех личинок пытаются поселить на Северном
Материке и посмотреть, как они себя покажут. Это отобьет хлеб у драконов,
но, по крайней мере, холды будут в безопасности.
А драконы не позволяют Нитям коснуться земли. Делают они это так: едят
огненный камень, который им дают всадники, и сжигают Нити, изрыгая пламя.
Планета разделена на районы, и каждый находится под защитой своего Вейра.
Таким образом, за Перн сражаются, сменяя друг друга, не один-два, а много
Вейров. Особые наземные команды обходят подопечную территорию после
каждого боя с Нитями, следя, чтобы не проросла ни одна. Обнаружив обрывок,
они сжигают его огнеметами, которые мы видели в первый день.
Нити опасны сами по себе для людей и драконов. Касаясь плоти, они
вызывают тяжелые ожоги, в некоторых случаях прожигая мышцы до костей.
Драконы избавляются от Нитей, уходя в Промежуток, где Нити замерзают и
раскалываются вдребезги, а затем возвращаясь и продолжая полет. Однако,
если на дракона и всадника падает клубок Нитей, или они, выходя из
Промежутка, оказываются внутри большого клубка, то дракон и всадник обычно
погибают. Они не-успевают уйти в Промежуток, чтоб сбросить огромный
клубок.
Я выяснила, что такое ожог Нити, во время первого Нитепада, попав в
Вейр Бенден. После того, как я Запечатлила Пэна, когда каждый хотел знать,
кто я, да откуда явилась (в связи с чем потребовалось порядочно пируэтов,
а кое-где и прямого вранья), да чему училась, я сказала, что
интересовалась врачеванием, но систематического образования не получила.
Вот меня и приставили помогать медикам во время Нитепада. Всем нам,
будущим всадникам, дали работу, и я рассудила, что труд целителя гораздо



легче некоторых заданий, которые приходилось выполнять моим товарищам!
Выглядели ожоги и людей, и драконов ужасно. Но здешние жители изобрели
какую-то мазь, которую называли болюйди-трава. Пахнет она отвратительно,
но обладает антисептическим свойством и способствует заживлению раны.
Стоит наложить эту мазь на ожог, как человеку тут же становится легче. Я
утаила немного для дальнейшего изучения.
В перерывах между Нитепадами, мы учились. Вначале, когда драконы росли,
мы только кормили и смазывали их, да еще выполняли иную работу,
требовавшуюся Вейру: мастерили одежду, отливали посуду, собирали
лекарственные травы, ухаживали за содержавшимся Вейром скотом и тому
подобное. Проводились и тренировки, подобные тем, что предстояли нам с
драконами в будущем, но на земле. Эти тренировки весьма напоминали
строевую подготовку, которой мы занимались в Академии, поэтому я
превосходно справлялась!
Тренировки сочетались с нарядами на отбор, сортировку по размеру и
упаковку огненного камня. Нам сказали, что необходимо хорошо разбираться в
огненных камнях, знать, какого размера камни надо скармливать драконам, а
заодно и обычный для дракона с всадником выход пламени и с какой скоростью
расходуется огненный камень во время Нитепада. Когда мы обучились всему
этому, нашим главным делом во время Нитепада стало укладывать огненный
камень в мешки и подавать их старшим всадникам, а те, в свою очередь,
снабжали им готовых к бою драконов; в нашем случае старшими всадниками
были старшие воспитанники, опередившие нас в обучении.
Кроме того, научились мы и "драконьим броскам" - искусству
перебрасывать от одного дракона к другому и ловить на лету полные мешки
огненных камней. Не добрасывать или промахиваться было нельзя, в основном
потому, что в таком случае мешок, наполненный огненным камнем, стал бы
смертоносным снарядом для находившихся в воздухе под нами или отрядов
огнеметчиков.
Занимались мы и наземной подготовкой. Представляла она собой очень
строгую, напряженную маршировку, требовавшую от нас группового исполнения
замысловатых движении и перестроений. Некоторым моим соученикам
приходилось очень туго, а меня, прошедшую соответствующую пытку в
Академии, поставили руководить и тренировать собственное подразделение.
Мне сказали, что, поскольку я - всадница бронзового дракона, мне однажды
придется командовать, и руководство строевой подготовкой станет для меня
хорошей школой.
Я выяснила также, что мы останемся в ученических казармах, пока драконы
не вырастут, иными словами - около года. Годовалый дракон достигает 70% от
размеров взрослого. Когда они смогут летать, нам предоставят свои жилища.
Скрывать выданное Звездным флотом оборудование становилось все труднее, и
мне частенько приходилось припрятывать его где-нибудь вне казарм.
Первый год шел своим чередом, и, когда драконы выросли достаточно,
чтобы нести нас на своих спинах, мы получили задание делать свои первые
наборы боевых ремней и других приспособлений. Поскольку строй на Перне, в
общем, феодальный, все изготавливается вручную. Портным я всегда была
никудышным, и Наставник, узнав, что со всем, касавшимся одежды, я
обращалась неумело, поручил мне заняться другими делами. А вот с кожей
возиться мне по-настоящему нравится, в итоге, после первых неудачных
попыток, с ременной упряжью я справлялась неплохо. Когда все мы сумели
смастерить упряжь, удовлетворившую Наставника и его помощников, нам
позволили начать летную подготовку. Пока мы делали упряжь, нам объяснили,
что, доколе драконы растут, нам придется часто ее переделывать, но, когда
драконы расти перестанут, делать это придется лишь по мере изнашивания
ремней.
Первый полет каждая пара совершает одна, в основном потому, что никто
не знает, как мы справимся. Наш первый полет явился едва ли не
разочарованием: несколько пэновских трепыхании крыльями, планирование
вблизи земли, и на том все закончилось. Но мы практиковались, планирующие
полеты становились все длиннее, а Пэн все увереннее владел крыльями.
Спустя месяц таких подлетов дело пошло заметно быстрее. А я думала, что
зря и начинали!
За первый год все мы выучились, как определять самочувствие дракона не
только по его мыслям, но и по цвету глаз. Скорость вихревого движения в их
глазах зависит от силы испытываемых ими чувств: чем быстрее вихрь, тем
сильнее чувство. Цвет глаз может меняться в очень широких пределах.
Бледно-лиловый означает напряжение или тревогу; бледно-желтый -
озабоченность; красноватый отлив указывает на разыгравшийся аппетит, а вот
красно-оранжевый - это возбуждение. Серый говорит о том, что наш дракон
беспокоится, печален или ему больно. Белый означает угрозу; желтый - стыд
или испуг; красный - гнев, а оранжевый - горе или неуверенность.
Красновато-желтый оттенок - цвет битвы с Нитями, а зеленый или голубой -
лучше всех: это значит, что дракон счастлив, дремлет, радостен или доволен
- другими словами, находится в обычном состоянии. Чтобы это выяснить,
потребовалось много раз стрелять мимо цели, и порой мы здорово надоедали


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Круз Андрей - За круги своя
Круз Андрей
За круги своя


Андреев Николай - Первый уровень. Солдаты поневоле
Андреев Николай
Первый уровень. Солдаты поневоле


Флинт Эрик - В сердце тьмы
Флинт Эрик
В сердце тьмы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека