Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Его спугнул этот рыжий, с наколкой.
Но до этого он успел обшарить вашу квартиру, причем искал, как вы говорите, что-то бумажное, если рылся в книгах, старых газетах и открытках. И это что-то для него очень важно, раз он решился ради этого человека убить. Не было никакой драки, а было хладнокровное убийство.
- Почему вы так решили? - недоверчиво спросила я.
- Как вы говорите, убитый лежал?
Я встала и показала ей, ведь наши с Тамарой квартиры были одинаковыми.
- Вот видите, убийца услышал, что кто-то открывает дверь. Спрятался вот тут, за углом, а потом сразу нанес удар вошедшему человеку. Вы же сами говорили, что в прихожей никакого беспорядка, все как было.
А если бы в таком маленьком помещении дрались двое здоровых мужчин, как бы выглядела ваша прихожая?
- Пожалуй, вы правы, - неохотно признала я, - но тогда, значит, мне повезло.
Потому что если бы не рыжий, то я бы вошла в квартиру и получила бы удар ножом.
- Думаю, вас бы он увидел в окно, - успокоила меня Надежда, - а рыжего он не знал, вот и пропустил.
Я перевела дух и рассказала ей про ключи.
- Понимаете, четыре ключа, а у меня на связке всего три, четвертый я выбросила за ненадобностью. И у бывшего мужа тоже было три.
- Очень интересно! - оживилась Надежда. - А вы раньше не давали ключи соседям или родственникам?
- В том-то и дело! У мамы ключей от моей квартиры нет, а у свекрови они были.
Висели на гвоздике в прихожей возле счетчика. Но я на них думать не могу. Свекровь пожилая, муж у нее сейчас вообще на улицу не выходит. Живут они в старой квартире на улице Марата очень уединенно, к ним редко кто заходит.
- Раз ключи на гвоздике висели, кто угодно мог зайти и копию сделать! - упрямо сказала Надежда.
- Но зачем? Зачем кому-то мои ключи?
- Вы уверены, что ничего не пропало?
- Абсолютно, - твердо ответила я. - Ну ладно, нам уже пора.
- Машенька, - в кухню вошла Тамара Васильевна, - все собираюсь тебе отдать.
Спасибо большое, узор я сняла. - Она протянула мне альбом с красивой вышивкой на обложке, увидев которую, Надежда сделала стойку.
- Какая работа! Кто же это вышивал?
- Родственница моего бывшего мужа, старушка славная. Умерла несколько лет назад. Я взяла этот альбом на память.
- А можно мне посмотреть? - Надежда протянула руку к альбому. - Обожаю старые фотографии, на них все такое красивое...
Я подсела к ней и раскрыла альбом.
- Вот она сама, баба Варя, в молодости - просто красавица!
- Да, очень хорошенькая... А это что за костюм - маскарадный, что ли?
- Она ведь была цирковой актрисой - знаете, велосипеды есть такие одноколесные, и еще по канату, кажется, ходила... Так странно было видеть ее глубокой старухой...
- Очень интересно. А это кто?
- Это - известный укротитель тигров Кульчинский. В то время известный. Сейчас его уже никто не помнит. Она говорила, что у них был роман.
- Ну надо же... - Надежда перевернула страницу. - А это кто?
- Да я и не помню. Кажется, фокусник, и вот она с ним рядом, смотрите, какая шляпка смешная! И на этой странице тоже она, в цирке, за кулисами.
Везде были фотографии бабы Вари, от страницы к странице она старела. Рядом с ней были разные мужчины, как правило - довольно интересные, многие - явно цирковые артисты. Фотографии подходили к концу, альбом был заполнен только наполовину. Характер их постепенно менялся: если на первых страницах были расположены красивые, чуть коричневатые, изящно отретушированные снимки на плотных матовых карточках, то дальнейшие фото становились все более невыразительными и простыми.
Но все фотографии объединяли две черты: во-первых, все они были достаточно старыми - самой новой из них было не меньше тридцати лет, и, во-вторых, на всех этих фотографиях люди позировали. Они знали, что их фотографируют, готовились к снимку заранее, старались выглядеть лучше и интереснее. Но в самом конце нам попалась карточка, которая сразу выбилась из общего ряда.
Я задержалась на этом снимке и, покосившись на Надежду, увидела, что она тоже пристально его рассматривает. На этом снимке была женщина, но она не позировала. Нет уж, что-что, а она точно не позировала. Женщина на фотографии кричала, лицо ее было искажено ужасом.
- А это кто? - изумилась Надежда, но я пожала плечами.
- Понятия не имею. Мне кажется, что эту фотографию я никогда раньше не видела. Она настолько непохожа на все остальные, что я бы ее обязательно запомнила.
Когда баба Варя показывала мне этот альбом, этого снимка не было.
- Начать с того, что она цветная, - вставила Надежда, - а все остальные сделаны в такие времена, когда цветной фотографии не было и в помине. Судя по костюмам, - Надежда смотрела на фотографию с все большим интересом, - в этом альбоме нет ничего, относящегося не только к девяностым, но и к восьмидесятым годам. Пожалуй, даже к семидесятым. Самое позднее, что я здесь вижу, если не ошибаюсь, конечно, - это конец шестидесятых. Очевидно, баба Варя с тех пор перестала фотографироваться: ей стало грустно смотреть на свое стареющее лицо. А эта фотография выбивается из всех остальных. Тем более вы говорите, что никогда не видели ее прежде.
А когда вы вообще в последний раз рассматривали этот альбом?
- Давно, больше пяти лет назад, когда баба Варя была еще жива. Мы смотрели альбом вместе с ней, и она рассказывала мне о каждом снимке. Потом она умерла, а позже, когда мы переезжали, я попросила у свекрови альбом на память. Она отдала мне его спокойно, потому что никакой ценности для их семьи он не представлял: родных там никого, кроме самой бабы Вари...
- Какая странная фотография, - задумчиво проговорила Надежда, - поглядим-ка мы на нее получше.
Она осторожно вынула фотографию из косых прорезей альбома и поднесла поближе к свету. Действительно, все здесь было странно. Женщина на фото была снята в высоком окне почти в полный рост, потому что подоконник был очень низкий, и она открывала рот, как будто хотела крикнуть - и не могла... Или кричала, а ее никто не слышал. И за ее плечом я разглядела еще одно плечо и руку - мужскую, были видны рукав пиджака и белая манжета рубашки.
И эта рука вызывала еще большее беспокойство, чем лицо женщины.
Я указала Надежда на мужской рукав, она кивнула, как видно, мысли наши шли в одинаковом направлении.
- Слушай, - она от волнения стала обращаться ко мне на "ты", - этот мужчина у нее за спиной, ведь это же убийца! Она стоит в очень неустойчивой позе, он толкает ее в плечо, и секундой позже она вылетает в окно - видишь, ей уже не за что схватиться руками, а наклон тела такой, что на ногах не устоять. Эта фотография самого настоящего убийства.
Я похолодела. Мало мне бесконечных неприятностей, мало трупа в собственной квартире, так вот еще - в старом безопасном уютном семейном альбоме нахожу тайну чужой смерти! Чушь какая.
- Почему вы думаете, что это именно настоящее убийство, а не кадр из фильма, допустим? - агрессивно спросила я Надежду.
- А как этот кадр попал в альбом? - не менее агрессивно возразила она мне. - Вполне современная фотография, совершенно не потрепанная, новая, в общем.
- Я не могу объяснить, как этот кадр попал в альбом, а вы можете объяснить, как сюда попала фотография убийства? И, вы меня простите, Надежда Николаевна, какое мне до этого дело? Я никогда не видела женщину на снимке, да и время прошло с тех пор, как снимок сделан, потому что альбом все это время лежал у меня в квартире на антресолях, все пять лет, что мы тут живем.
Как положила я его туда, так и не доставала.
Только в прошлом месяце по просьбе Тамары Васильевны принесла ей показать.
- Но ваш муж мог...
- Я вас умоляю! - отмахнулась я от такого глупого предположения Надежды - Чтобы муж полез на антресоли? Это исключено!
- Тогда сделаем допущение, что снимок уже был в альбоме, когда вы привезли его на эту квартиру, - оживилась Надежда. - Стало быть, прошло пять лет.
А теперь слушай внимательно и не перебивай. Ты говорила, что кто-то обшарил твою квартиру, рылся, в основном, в книгах, бумагах и старых журналах. И что ничего не пропало, то есть он не нашел то, что искал.
А искал тот человек настолько целенаправленно, что хладнокровно убил второго человека - того, кто помешал его поискам.
Из этого делаем вывод, что вещи, которую он искал, в доме не было, но она должна была там быть. То есть не было ее временно. А чего у тебя не было временно? Вот этого альбома. Может, его-то и искали так упорно?
- На фига ему старый альбом? - Я так устала, что забыла о приличиях.
- В данном случае мне кажется, что дело именно в той самой фотографии, явно неуместной в этом альбоме.
Тут я заметила, что глаза у Надежды Николаевны слишком ярко блестят и голос приобрел молодую звонкость.
- Если узнать, кому нужна эта фотография, то можно узнать, кто ее искал и кто убил того рыжего в твоей квартире, - почти мечтательно произнесла она.
Я закусила губу, чтобы не сказать вслух, что за каким чертом, собственно, ей-то. Надежде, это все надо, и не слишком ли много допущений? Ведь сама фотография ничего не доказывает - просто квадратик бумаги...
Но эта женщина явно умела читать чужие мысли. Во всяком случае, со мной это у нее получалось.
- Мария, не смотри так недоверчиво, - сердито сказала она, - я тебе в матери гожусь. У тебя на лице написано, что я старая идиотка, начиталась детективов и на этой почве у меня слегка поехала крыша. Проще говоря, я все это высосала из пальца.
Я покраснела, но она предпочла этого не заметить.
- Тогда переходим к фактам. Бесспорный факт один - труп в твоей квартире.
Поскольку ты его не убивала, это сделал кто-то другой. Если мы узнаем, почему, то узнаем, и кто.
- Вы говорите - мы?
- Ну да, ты что, не хочешь, чтобы тебе помогали? Ну как знаешь, - обиделась Надежда.
Я опомнилась и поняла, что веду себя по-свински. Не так много у меня осталось друзей, чтобы отмахиваться от помощи.
- Право, не знаю, - промямлила я, - все это так сложно и неожиданно. Вы уверены, что это не пустая трата времени?
- Там посмотрим, - с энтузиазмом ответила Надежда. - Приступаем к делу. Первое, что мне хотелось бы уточнить, - это когда фотография могла попасть в альбом. - Надежда еще раз внимательно осмотрела снимок. - Фото сделано на фирменной "кодаковской" бумаге - здесь на обратной стороне можно прочитать название. Фирменные пункты печати "Кодак" почти на каждом углу, так что бумага нам ничего не даст.
- Когда баба Варя показывала мне альбом, этой фотографии там точно не было.
После ее смерти я выпросила альбом на память, но не сразу, а потом, когда мы переезжали. При переезде, сами понимаете, все вещи были в полном беспорядке, и, как мне помнится, альбом лежал какое-то время в коридоре в старой квартире на телефонном столике. Я забрала его позже, уже после переезда. Так что в это время кто угодно мог положить ее в альбом, потому что тогда еще народ в ту квартиру на Марата ходил. Другой вопрос - зачем он стал бы класть в наш альбом свою фотографию?



- Зачем? - переспросила Надежда. - Чтобы ее спрятать. Конечно, лучше прятать современную цветную фотографию среди ей подобных, иначе она слишком бросается в глаза. Но возможно, у того, кто ее спрятал, не было выбора, он очень торопился, возможно, ему угрожала опасность. Но это уже из области чистых предположений.
Значит, пять лет назад в альбом могла попасть подозрительная фотография, и с тех пор, как ты утверждаешь, альбом никто не открывал.
- Совершенно верно.
Надежда еще раз внимательно рассмотрела фотографию.
- А ну глянь-ка, тут на подоконнике какой-то цветок. Теть Тома, где у тебя лупа? - крикнула она в комнату.
Тамара Васильевна безропотно явилась на кухню, выдвинула ящик кухонного стола и нашла среди груды бесполезных мелочей, накапливающихся в каждом доме, большую лупу в металлической оправе. Надежда вооружилась лупой и через несколько минут напряженного разглядывания произнесла:
- Вижу, что кактус, а какой именно - не могу понять. Но все равно. Позвоню Сене Гурковскому, он большой специалист по кактусам, все про них знает.
- И зачем вам знать про кактус? - невежливо поинтересовалась я, потому что все Надеждины манипуляции вызывали у меня недоверие.
- Затем, что раз уж мы приняли как гипотезу, что все, что изображено на фотографии, - правда, - терпеливо начала Надежда, - то хорошо бы узнать для начала, кто такая эта женщина. Умерла ли она или спаслась. Окно на снимке самое обычное.
Без особых примет, могу сказать только, что оно находится в доме, построенном лет сто назад. А кактус - все же какая-то индивидуальная черта...
Не откладывая дело в долгий ящик, Надежда тут же набрала номер телефона своего знакомого специалиста по кактусам. Но тут нас постигло разочарование: Надежда не общалась с Гурковским около года, и оказалось, что судьба его сделала за это время крутой поворот: все семейство уехало на постоянное жительство в США.
- Ничего страшного, - не унывала Надежда, - придется обращаться в городской клуб, уж там наверняка помогут.

* * *

Лешка наелся у Тамары сладкого под завязку и вечером есть не просил, поэтому я с облегчением закрыла дверь на кухню. Головная боль немного прошла, настроение было, как всегда в последнее время, совершенно безразличным. Меня ничто не трогало - ни хорошее, ни плохое. Нельзя сказать, что бы я жалела себя - этого тоже не было, просто меня абсолютно ничего не волновало. По утрам мне не хотелось вставать, не хотелось умываться, есть, пить - словом, не хотелось жить. Если бы не Лешка... Я твердо знала одно: если меня не станет, с таким папочкой ребенок пропадет. Я не могу оставить ребенка на произвол судьбы, раз уж родила его.
В квартире было тихо, только из ванной доносился плеск: Лешка моется теперь самостоятельно, потому что у меня нет сил. Проходя мимо зеркала, я равнодушно скользнула по нему глазами. Мой бывший муж не нарочно орал, что я стала страшная, что смотреть на меня противно. Это верно: болезненная худоба, впалые щеки. Синяки под глазами. Волосы такие короткие, что даже расческа не нужна. После неудачных родов они стали так лезть, и в парикмахерской сказали, что если бы я промедлила еще немного, то стала бы лысой.
Муж не стал бы прохаживаться насчет моей внешности, если бы знал, как мало меня это волнует.
Я села на диван и укрылась пледом. Однако если уж я решила продолжать такую, с позволения сказать, жизнь, то надо поду-. мать, на что мы с Лешкой будем жить. Муж дает деньги только на Лешку, дает мало, а если мы будем продолжать ругаться из-за перстня, то он может и вообще перестать платить. Немного подбрасывают мои родители, но это тоже весьма нестабильно. Мать во всем обвиняет меня, говорит, что не надо было рожать второго, надо было вцепиться в мужа и держаться за него руками и ногами, раз уж я ничего не умею делать и не в состоянии сама себя содержать. Возможно, она права, но теперь ее советы помогут мне, как мертвому припарки. Следует срочно искать работу, но где? Специальности у меня никакой, после замужества я вообще не работала.
Куда идти? В торговлю, в ларек? Там надо сидеть с утра до вечера, а мне не с кем оставить Лешку. Ни о какой физической работе не может быть и речи: я слишком слаба, вымыть пол в собственной кухне для меня огромная проблема. Кроме того, надвигается лето, врач при выписке из больницы сказал, что если я не проживу на даче хотя бы месяца полтора, то следующей зимой просто зачахну. У свекрови есть дача, но туда ни за что не поеду. И Лешку не пущу.
- Мама! - послышалось из ванной, разумеется, сын забыл полотенце.
Воды на полу было море. Я вытерла насухо сначала сына, потом пол, причем после этого пришлось посидеть немного в коридоре, опираясь о стену: голова кружилась, и перед глазами плясали красные точки. Какая уж тут работа, если малейшее усилие вызывает такие последствия!
- Иди ложись! - сказала я слабым голосом.
- Мам, ну ты же обещала! - канючил Лешка.
- Ну хорошо, хорошо.
Такой уж у нас уговор: когда он вымоется сам, мы играем в перстень. Лешка уселся в кровати, положив под себя две подушки, я залезла в кладовку и достала замшевый потертый мешочек, а из него - металлический ларчик. Пальцы мои неуверенно ощупывали крышку.
- Леша, попробуй сам. У меня опять не получается.
Лешка справился мгновенно - нажал крошечную пружинку, и ларчик раскрылся.
Вот он, заветный перстень. Лешка в который раз уставился на него, как зачарованный. Камень был черно-дымчатый и какой-то глубокий. А вокруг столько всего! Лешка все смотрел и смотрел на золотых чудовищ и диковинные резные листья, а я погружалась в глубину камня...
- Мама, очнись! - звал Лешка.
- Да, сынок, начинаем.
И мы целый час придумывали с ним чудные истории про пиратов, про парусные шхуны, разбивающиеся о рифы, про сокровища, зарытые на необитаемых островах, про привидения в старых замках, про замурованных в стенах узников, про подземные ходы и прекрасных принцесс, томящихся в высоких башнях. Принцесс я добавляла лично от себя. Лешку больше интересовали пираты и оружие.
Сын заснул, я тоже улеглась, убрав перстень, но сон не шел, хотя я чувствовала себя очень усталой.
Как же мы с Лешкой будем жить дальше?
У меня нет ничего, кроме этой запущенной квартиры на пятом этаже, где летом невыносимо жарко от накалившейся крыши, а зимой постоянные протечки. Ни одежды, ни мебели. Лешке я вяжу и перешиваю из старого, а недавно мать принесла целый пакет детского барахла от своей приятельницы.
Свет не без добрых людей! Но, однако, всю жизнь побираться не будешь.
Может быть, продать этот чертов перстень? Вещь, несомненно, ценная, иначе мой бывшенький не стал бы так стараться.
Получить много денег, поменять квартиру, найти для Лешки приличную школу.., заняться своим здоровьем...
Но как конкретно можно это сделать?
Если отнести перстень в антикварный магазин, то там обманут, обведут вокруг пальца, предложат гроши да и их не заплатят.
Вид у меня сейчас нищий, что соответствует действительности, так что церемониться там со мной не станут.
Если же обращаться в музеи, в Эрмитаж, например, то там с людьми, что называется, с улицы, тоже не больно-то разговаривают, а знакомых у меня в антикварном мире нет.
И потом, в музеях денег мало, так что настоящую цену там тоже не дадут.
Я вспомнила вдруг, как умирающая баба Варя шептала мне хрипло, что перстень особенный, что его нельзя продать или украсть, что он приносит счастье владельцу...
Не могу сказать, что перстень принес мне много радости, усмехнулась я про себя, но все же... Лешка так любит играть с ним, и баба Варя верила, что я сберегу ее талисман.
Ладно, решила я, засыпая, пока не буду ничего предпринимать, с голоду не умираем...

* * *

"...Не прошло и двух недель с того дня, как подарил я Франческе перстень, как оная девица убежала из дома отца своего с тем самым прескверным Джакопо Ченчи, который, снесшись с господином герцогом Висконти, бежал в Милан, опасаясь как и тех флорентийских бешеных, так и гнева мессера Джироламо. Тогда мессер Джироламо пришел ко мне в покои, обливаясь слезами, и сказал: Отчего, дорогой мой Бенвенуто, отчего не можем мы вложить разума в сердца наших детей? Отчего все наши помыслы пустым для них звуком сказываются? Как желал я увидеть дочь свою Франческу твоею женою и внуков обнять! Но нет, не суждено тому было статься, и тот подлый Джакопо уговорил несчастную и увлек обманом. Прости меня, мой Бенвенуто!" На те слова я отвечал: Друг мой дорогой, мессер Джироламо! Только доброе видел я от тебя и только добром буду тебя вспоминать. Что же до той Франчески, так не стоит и говорить о ней.
Женский разум - что июльский мороз.
А тому Джакопо Ченчи только было счастья, что от вашей сердечной дружбы, за которую он вам недобрым отплатил".
И по моим словам так и вышло: того же года тот прескверный Джакопо герцогу Висконти не угодил, и тот изгнанию его подверг за все его злое. А будучи изгнан, попал Джакопо в руки бешеных, и они всяческим наказаниям его подвергли, и оных не снеся, Джакопо умер. Тогда же подумал я: отчего такое несчастье причинялось оному Джакопо, коли перстень мой должен, по словам того иностранного графа, одно счастье владельцам его приносить? Однако же после доходят до меня слухи, что донна Франческа, мессера Джироламо беглая дочь, живет с господином герцогом Висконти, отчего и приключилось изгнание того презлого Джакопо. И сказывали, что герцог души в ней не чает и осыпает ее дарами и милостями, так что перстень и правда может счастье приносить, только имени доброго не убережет.
Я же сам, в сильное огорчение впав, снесся с Его Святейшеством и получил от него весьма ласковое письмо и прелюбезное приглашение, через которое я очень был напуган, как бы то письмо не попало к сказанным бешеным, что могло бы мне немало несчастий причинить. Тогда пришел я в покои мессера Джироламо и, поклонившись ему, все рассказал. И тот мессер Джироламо, любезный мой друг, очень огорчился, но, однако же, сказал: Любезный Бенвенуто! Коли призывает тебя Его Святейшество, так не может быть для тебя лучшего, как поспешить в Рим. Я же помогу тебе, чем сумею, и помнить каждодневно буду в каждой своей молитве и в каждом помышлении".
И оный добрый мессер Джироламо дал мне лошадей и всего потребного в дорогу, и письмо к другу своему в Риме мессеру Джанбаттиста Преста. И той же ночью покинул я Флоренцию, где немало сделал хороших работ и где оставил друзей, о коих и сейчас часто вспоминаю..."

* * *

Надежда Лебедева была натура увлекающаяся. Кроме того, в ее характере присутствовало такое ценное качество, как умение доводить до конца любое начатое дело.
Странная фотография сильно ее заинтересовала. Поэтому, пораскинув мозгами и порывшись в записной книжке, она поняла, что прямого выхода на общество кактусоводов у нее нет и надо обращаться за помощью к мужу. Потому что если она придет туда просто так, с улицы, то никакой нужной информации не получит - сейчас нигде не доверяют посторонним. А она даже не может предъявить там какое-никакое удостоверение - что она, допустим, из газеты или из милиции. Хотя нет, про милицию лучше не надо, многие люди на милицию плохо, реагируют и, что знают, не скажут. Нет, надо действовать старым поверенным методом - через знакомство. Но вышло так, что нет у нее знакомых кактусоводов. Поэтому необходимость обратиться за помощью к мужу ее не то чтобы расстроила, но несколько насторожила.
Дело в том, что муж ее, Сан Саныч, был человек очень серьезный и осторожный.
И свойство своей жены влипать во всякие опасные ситуации он объяснял исключительно ее легкомыслием и любовью к криминальным приключениям. Он очень любил свою жену и беспокоился за нее, поэтому Надежда взяла за правило не рассказывать ему о сомнительных делах, чтобы не волновать понапрасну.
Стало быть, рассказать ему всю правду про рыжего покойника и странную фотографию было никак нельзя. Поэтому Надежда взяла фотографию с собой на работу, отправилась там в отдел к ребятам-компьютерщикам. Умельцы быстро ввели сканером фото в "Пентиум", покрутили, повертели и через некоторое время выдали Надежде четкую копию фотографии и отдельно цветущий кактус. Надежда рассыпалась в благодарностях и подарила ребятам большую пачку "форсмановского" чая с бергамотом. Те хмыкнули, но взяли.
Сан Саныч Лебедев, в прошлом начальник отдела крупного НИИ, давно уже ушел со своей безденежной работы и зарабатывал деньги в десяти разных местах: где обслуживал компьютеры, где читал лекции студентам, а где и просто дежурил ночью, не чураясь никакого труда. Знакомых у него по городу было невероятно много, но на просьбу Надежды он вначале отреагировал подозрительно, просто по привычке относиться осторожно к ее занятиям. Но кактус выглядел так безобидно, что Сан Саныч успокоился, привел жену в клуб на Большой Конюшенной, подвел за руку к маленькому лысеющему человечку, похожему на гнома-рудокопа, и представил:
- Это - Леня Салтыков, а это - моя жена Надя. - После этого, сочтя свою миссию выполненной, срочно умчался на очередную халтуру.
Надежда, убедившись, что муж исчез, достала из сумочки фотографию кактуса. Она только хотела начать длинное объяснение, зачем ей нужно знать, что это за кактус, но не успела и слова вымолвить, как Леня буквально вырвал у нее из рук фотографию с воплем:
- Пилоцереус Пульпика! Цветущий пилоцереус Пульпика! Вася, сюда, скорее!
К нему тотчас же подбежал крупный толстый мужчина с лицом, синим от бритья, и волосатыми, как у гориллы, руками и уткнулся носом в фотографию. Тут же набежала целая толпа сумасшедших кактусоводов, замелькали лупы. Со стороны это выглядело как потасовка на американском футболе, когда пятнадцать здоровенных мужиков устраивают кучу-малу посреди стадиона, а кто-то самый умный уже выкарабкался из свалки с мячом в руках. Надежду никто из членов общества даже не заметил - пресловутый пилоцереус заслонил для них все остальное. Из свалки доносились возбужденные возгласы:
- У меня самого Пульпика чуть на зацвела в восемьдесят третьем!
- Брось заливать, в восемьдесят третьем был год спокойного солнца, а она цветет только при повышенной солнечной активности! Да у тебя и вообще приличные экземпляры никогда не цвели!
- Сам такой! У тебя даже "царица ночи" не цветет!
Последнее оскорбление было, по-видимому, настолько страшным, что кактусоводы чуть было не перешли к мордобою, но в это время Леня Салтыков, как тот самый умный игрок с мячом, вылез из свалки с фотографией и обратился к Надежде прокурорским тоном:
- Где вы взяли фотографию цветущего пилоцереуса Пульпика?
- Я только пять минут узнала, что его так зовут, и очень надеялась, что это вы мне скажете, где же он цвел.
- Из наших никто ее цветущей не видел, - жалобно поведал Леня, - я об этом всю жизнь мечтаю... А где это фото сделано? У нас, в Питере?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - По следам большой смерти
Сертаков Виталий
По следам большой смерти


Роллинс Джеймс - Печать Иуды
Роллинс Джеймс
Печать Иуды


Злотников Роман - 2012. Точка перехода
Злотников Роман
2012. Точка перехода


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека