Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
И даже делает доклад об этом физикам, специалистам... Тут я - автор -
передаю слово герою.
4. Я У МЕНЯ
Сырой январский вечер. Сыро в Москве зимой с тех пор, как счищают снег
с мостовых. Плетусь домой шаркающей походкой, ноги волочу, загребаю
подошвами лужи. Устал. Не от возраста, не только от возраста. Устал,
потому что отвергнут и опровергнут. Столько времени добивался, чтобы
поставили доклад, персональные приглашения рассылал заинтересованным - и
физикам и историкам.
Ну, выслушали. Физики сказали, что я напрасно придумываю: мир
трехмерен, потому что нетрехмерного быть не может. Сослались на
ленинградского профессора Гуревича (не писателя, другого Гуревича). Тот
объяснил, что в четырехмерном мире не будет ни атомов, ни квантов.
Историки же сказали, что параллельные миры искать незачем, потому что в
прошлом и будущем все закономерно. Прошлое таково, каким оно и должно
быть. И незачем искать ответы в космосе, все они даны в "Исторической
энциклопедии".
Ах, не в свое дело полез! Валентина Иванова вспоминаю: он говаривал,
что после заседаний не может две недели сесть за стол, У меня нервы
крепче: я сяду. Завтра же пойду в архив. Ждет меня переписка с послом в
Потсдаме. И, кажется, там есть что-то о Вольтере, может быть, даже
автограф Вольтера...
неопубликованный.
Пыхтя, плетусь по лестнице. Плетусь, потому что на первом этаже к
проволочной сетке прикреплена бумажка: "Лифтерша больна до 24 часов". Вот
кто точно знает свою судьбу: до полуночи будет больна, в четверть первого
выздоровеет. Наконец вскарабкался на мой шестой этаж. Ворочая ключом в
скважине, слышу за дверью истошные вопли, всхлипы и мяуканье магнитофона.
Стойкая у нас молодежь, стальные нервы. Слышат только медные тарелки у
самого уха. А я уже начал завидовать Мариэтте Шагинян. Как хорошо: надо
послушать, вставляешь аппарат, надо поработать, вынул аппарат, никто тебе
не мешает.
Из оркестрового грохота выглядывает рыжий бородатый молодец лет
восемнадцати, мой единственный.
- А ты куда ходил, отец? - спрашивает он строго. - Я же сказал, что
принесу хлеб... позже.
Реплика какая-то странная. Но от усталости я не замечаю странности, не
вдумываюсь.
- Мать дома?
- Мать при тебе же ушла. - Он подозрительно вглядывается в меня. Но тут
магнитофон начинает квакать и бормотать. И парень забывает обо мне,
кидается спасать музыку.
Я снимаю шубу... шубу снимаю - это имеет значение даже в сокращенном
повествовании. И вижу: одна шуба у меня в руке, другая на вешалке, на
крючке. Но это не удивительно. Главное, что шуба в точности такая, как у
меня: серовато-синяя, воротник серого каракуля, пуговицы черные, верхняя
болтается на ниточке. Нарочно, что ли, отрывали для сходства?
- Сынище, кто у нас?
Не слышит, увлечен магнитофоном.
Прихожу в свою комнату, синей она называется в семье, потому что стены
выкрашены маслом, чистейший ультрамарин с белилами, сам я выбирал этот
задумчивый цвет вечерней синевы. Прихожу и вижу... себя.
Встает мне навстречу грузный мешковатый дядя лет под шестьдесят,
лобастый, с мохнатыми черными бровями, левая торчком. Словно в зеркало
гляжусь.
- Ну, здравствуй, Я, - говорит он.
- Простите, кто Вы?
- Дорогой мой, с каких это пор ты к себе обращаешься на вы? Я это ты. Я
твое Я из ближайшего параллельного мира. Разве не похож? Между прочим,
наша жена не сомневалась, что я это ты. Вот оставила нам с тобой список
поручений на вечер.
- Слушайте, дорогой товарищ, я устал и не склонен к шуткам. Вы
прекрасно загримированы под меня... но я не понимаю, какой смысл в этом
маскараде.
- Друг мой, дорогое Я, тебе же сказано, что я это ты из параллельного
мира.
Ты же сам придумал параллельные миры и еще гордился этой выдумкой. Вот
на этажерке лежит у тебя розовая папка с гербом города Риги и готическими
буквами. И там черным по белому в трех экземплярах напечатано: "...нижние
слои поплотнее, а верхние поразреженнее. В верхних время идет побыстрее, а
в нижних чуть медленнее. И за 15 миллиардов лет накопится разница, миры
одинаковые, но наверху уже завтрашний день, а внизу только вчерашний... А
что я буду делать завтра? Вот заглянуть бы и узнать".


Так напечатано. Твоими собственными руками на твоей собственной машинке.
- Ну это вы могли прочесть сидя здесь, - вырвалось у меня. Он вздохнул.
- До чего же упрямо-недоверчивы мы - ученые. Даже собственные гипотезы
считаем выдумкой. Друг мой, я примчался спасать тебя от верной гибели, а
ты заставляешь меня тратить время, доказывая, что ты это я, а я это ты.
Пойми же, как ни странно, параллельные миры действительно существуют. Я
сам узнал это только сегодня, часа два назад по моим ощущениям, и тоже
потребовал доказательств. А ты поверишь мне, если я расскажу, в каком
ящике что у тебя лежит и что подразумевается под надписью "Пл. пар."?
Поверишь, если я расскажу, о чем ты думал по дороге сюда? Ты клял себя за
то, что впутался в дискуссию с физиками. И вспомнил Валентина Иванова,
который две недели не садится за стол после пустых заседаний. И утешал
себя, что завтра пойдешь в архив, поищешь автограф Вольтера. Но в архив ты
не пойдешь, потому что минут через десять позвонит Еремеев и предложит
тебе вместо него поехать в Махачкалу на семинар. И тебе очень захочется
проветриться. Но ты откажешься.
Откуда я знаю это? Потому что все пережил. Потому что в вашем мире 24-е
число, а в моем уже 31-е.
Все-таки странно было смотреть на него, словно перед зеркалом стоишь.
Морщины мои, брови мои, шрам на лбу тот же. Никогда не пробовал
ораторствовать, глядя в зеркало. Значит, такие у меня жесты, такая мимика.
Пожалуй, он активнее держится. То ли он возбужден, то ли я устал
больше? А может быть, он увереннее, знает, чего добивается, а я
присматриваюсь настороженно.
И в самом деле, откуда он знает все это, о чем я думал по дороге?
- Ну, слушай меня, Я, не будем терять времени. Я, собственно, прибыл,
чтобы спасать тебя. Часа два назад в моей комнате, такая же у меня
комната, цвета вечерней синевы, вдруг появился этакий экран, трубка
экранная. Из нее вышли двое в какой-то цветной пене: парень и девушка,
очень хорошенькая девушка, кстати, вышли и сразу сказали: "Мы из
параллельного мира, у нас 2004 год. В нашем мире известно, что автор идеи
параллельности, ваш двойник, трагически погиб поздним вечером 31 января.
Он мертв, его не воскресить, но вас-то мы спасти можем. Вечер только
начинается, собирайтесь быстро, мы переправим вас в будущее". И они
торопили, торопили: "Собирайтесь, собирайтесь, мы не знаем точно час и
минуты смерти". У меня голова закружилась... но я сообразил все-таки, что
долг платежом красен. Меня предупредили, надо бы и моих предшественников
предупредить. Мне объяснили, как обращаться с этой белой трубкой, и я
переправился не в будущее, а в прошлое, к тебе. Итак, знай, срок твоей
жизни отмерен, 31-го парки обрывают нить, так что собирай манатки, и
двинем в гостеприимное будущее.
Но я уселся в кресло глубже. При всем сходстве была и разница между
нами.
Он-то сорвался из своего мира, был взволнован, деятелен, а я сидел в
своем доме, предупрежденный загодя, за неделю.
- Сегодня только 24-е, - сказал я.
- Ну и что? Ты согласен умереть через неделю?
- Обсудим, - продолжал я. - Почему же это я умру через неделю? Лично я
не верю в рок. Вероятно, ты тоже?
- В рок я не верю, но верю в причинность. Человек утонул, потому что
был пьян; или же был трезв, но не умел плавать, или умел плавать и
переоценил свои силы, самонадеянно полез в большую волну, а волну развел
ветер, а ветер поднялся из-за низкого давления, потому что надвигался
циклон, а циклон возник потому... Были причины. И сплелись в одно - в
трагический конец.
- Согласен. И правда, одинаково думаем. Все определено, но не
предопределено.
- Ну хорошо, а тебе легче, если тебя погубит непредопределенная
определенность?
- Я просто думаю, что предупреждение отменяет неизбежность. Мой двойник
утонул, а я не полезу в воду. Наш двойник трагически погиб 31-го, а я не
выйду из дому...
- А может быть, обвалится потолок?
- Разве наш двойник погиб дома?
- Я не знаю. И те ребята не знали точно. Знали только дату - вечер
31-го.
- А может быть, твое бегство и воспринято в вашем мире как гибель?
- В третьем мире наш двойник погиб и похоронен. Не понимаю, почему ты
упираешься вообще? Хочешь подчиниться судьбе?
- Сейчас я хочу поужинать и лечь. И я твердо помню, что впереди у меня
неделя. Незачем горячку пороть.
Он посмотрел на меня с сочувственной иронией.
- Узнаю себя. Прежде всего надо прилечь. И тут зазвонил телефон:


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукьяненко Сергей - Конкуренты
Лукьяненко Сергей
Конкуренты


Посняков Андрей - Кольцо зла
Посняков Андрей
Кольцо зла


Посняков Андрей - Секутор
Посняков Андрей
Секутор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека