Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Глупый старый баран! Нигде от него покоя нет!
Пенте рассудительно ответила:
- Но ведь это его работа: ходить за тобой по пятам и следить.
- За мной следят те, кому я служу! Я радую их и мне незачем радовать
своим поведением кого-то еще! Пусть все эти старухи и этот полумужчина
оставят меня в покое! Я - Первая Жрица!
Пенте в изумлении уставилась на нее и пробормотала:
- О, я знаю, знаю это, Арха...
- Пусть отстанут от меня и перестанут говорить все время, что мне
делать.
Пенте вздохнула и продолжала сидеть молча, болтая пухлыми ножками и
пристально всматриваясь в безбрежную равнину, чье однообразие нарушалось
только вздымающимися на горизонте горами. Наконец она сказала:
- Скоро ты сама начнешь приказывать. Через два года нам исполнится
четырнадцать и мы перестанем быть детьми. Я пойду в храм Божественного
Короля и для меня мало что изменится. А ты... ты станешь настоящей Первой
Жрицей. Даже Кессил и Тар должны будут слушаться тебя!
Съеденная ничего не ответила. Рот ее был упрямо сжат, глаза под
черными бровями горели упрямством.
- Пора возвращаться, - сказала Пенте.
- Нет.
- Но мастерица может рассказать про нас Тар и, кроме того, наступает
время Девяти Молитв.
- Я останусь здесь, и ты тоже оставайся.
- Тебя-то не накажут, достанется мне одной, - спокойно сказала Пенте.
Арха не ответила. Пенте снова вздохнула и осталась. Солнце постепенно
погрузилось в туманную дымку, хотя стояло еще довольно высоко. Вдалеке
зазвенели овечьи колокольчики, заблеяли ягнята. Пахучий весенний ветер
налетел внезапным горячим порывом.
Девять Молитв уже подходили к концу, когда девочки вернулись. Меббет
заметила, что они сидели на "мужской стене", и доложила об этом своей
начальнице, Кессил, Верховной Жрице Божественного Короля.
У Кессил были массивные ноги, массивное лицо. С невозмутимым лицом и
без всякого выражения в голосе она приказала девочкам идти за ней. Они
прошли через каменные залы Большого Дома и поднялись на холм, к храму Атва
и Вула. Там Кессил поговорила с Верховной Жрицей этого храма, Тар, высокой
и сухой, словно нога косули.
Кессил сказала Пенте:
- Снимай хитон!
Она выпорола девочку пучком тростника, который немного резал кожу.
Пенте перенесла наказание терпеливо и молча, после чего ее отослали в
мастерскую, оставив без ужина сегодня и без еды на следующий день.
- Если тебя еще раз увидят на той стене, наказание будет более
суровым, - сказала Кессил. - Ты понимаешь, Пенте?
Голос ее был тих, но не добр.
Пенте ответила:
- Да, - и убежала, вздрагивая, когда грубая ткань хитона задевала
свежие порезы на спине.
Арха наблюдала за поркой, стоя рядом с Тар, которая по окончании
экзекуции сказала ей:
- Нехорошо, когда видят, что ты бегаешь и карабкаешься по стенам с
другими девчонками. Ты - Арха!
Арха угрюмо молчала.
- Будет лучше, если ты не станешь выходить из определенных для тебя
правил поведения. Ты - Арха!
Девочка быстро посмотрела в глаза сначала одной жрице, потом другой,
и во взгляде ее сверкнули такая сильная ненависть и злоба, что это могло
испугать любого. Но Тар сделала вид, что это ее не касается. Она
наклонилась к девочке и прошептала, словно в подтверждение своих слов:
- Т_ы_ - _А_р_х_а_! Ничего не осталось, все съедено!
- Все съедено, - повторила девочка, как повторяла каждый день, все
дни своей жизни, начиная с шести лет.
Тар слегка поклонилась ей, то же самое сделала и Кессил, отложив в
сторону свой кнут. Девочка не ответила на поклон, но покорно повернулась и
ушла.
День закончился ужином из вареной картошки с луком, молча съеденным в
узкой мрачной трапезной, вечерними молитвами, наложением священных слов на
дверь и коротким ритуалом Невыразимого. Девочки ушли в спальню, чтобы
поиграть там перед сном в кости и палочки, пока не погаснет единственный
факел, и пошептаться потом в темноте. Арха удалилась в Малый Дом, где
спала в одиночестве.
Ночной ветерок был напоен запахами душистых трав. Звезды в черном
небе сияли, как незабудки в весенних лугах, как отблески света на
поверхности апрельского моря. Но девочка не помнила ни моря, ни весенних
лугов. Она не смотрела на небо.


- Эй, малышка! - настиг ее голос у двери.
- Манан, - сказала она безразлично.
Его огромная тень придвинулась ближе, звезды отражались на лысой
голове.
- Тебя наказали?
- Меня нельзя наказывать.
- Конечно, нельзя, просто...
- Они не могут наказать меня. Не посмеют.
Грузный Манан стоял, опустив свои большие руки. От него исходил
сильнейший запах дикого лука, старый черный хитон его пропах потом и
шалфеем и был к тому же порван по кайме и слишком короток для него.
- Они не осмелятся ко мне прикоснуться. Я - Арха, - сказала она
напряженным, пронзительным голосом и разразилась слезами.
Большие сильные руки обхватили ее, обняли, погладили по голове.
- Ну, ну, моя пчелка, малышка... - услышала Арха хриплый рокочущий
шепот Манана и сильнее прижалась к нему. Слезы скоро иссякли, но девочка
не отпускала своего телохранителя, словно не могла стоять без поддержки.
- Бедная малышка, - еще раз прошептал Манан. Он взял девочку на руки,
внес ее на крыльцо дома, в котором она жила в одиночестве, и поставил на
ноги.
- Все в порядке, малышка?
Арха кивнула, повернулась и вошла в темный дом.


3. УЗНИКИ
В коридоре Малого Дома неожиданно послышались ровные уверенные шаги
Кессил. Высокая, тучная фигура жрицы заполнила дверной проем, уменьшилась,
когда она преклонила одно колено, и снова выросла, когда она выпрямилась в
полный рост.
- Повелительница!
- Что такое, Кессил?
- До этого дня мне было поручено заниматься делами, касающимися
Безымянных. Пришло время, когда тебе самой нужно вникать в них и учиться
вещам, которых ты еще не успела вспомнить в этой жизни.
Девочка сидела в это время в своей комнате без окон. Предполагалось,
что она предается размышлениям, но фактически она ничего не делала и почти
ни о чем не думала. Потребовалось некоторое время, чтобы застывшее
упрямо-высокомерное выражение ее лица изменилось. Но оно все-таки
изменилось, хотя Арха и постаралась скрыть это. Она спросила вкрадчиво:
- Лабиринт?
- Мы не пойдем пока в Лабиринт, но пересечь Подземелье-под-Гробницами
нам придется.
В голосе Кессил чувствовался страх, хотя не исключено, что она
притворилась, чтобы напугать Арху. Девочка не спеша встала и с кажущимся
безразличием сказала:
- Ну что же, пойдем.
Сердце ее пело от радости и возбуждения, и, следуя за массивной
фигурой Кессил, она думала: "Наконец-то! Наконец я увижу свои владения".
Ей было пятнадцать лет. Прошло уже больше года с тех пор, как она
стала взрослой и одновременно - Первой Жрицей Гробниц Атуана, высочайшей
из Верховных Жриц всех Четырех Стран Каргада, жрицей, которой сам
Божественный Король - не указ. Все преклоняли теперь перед ней колени,
даже хмурые Тар и Кессил, все разговаривали с ней с подчеркнутым
уважением. Но ничего, ничего не изменилось. Как только завершились
церемонии ее посвящения, одинаковые дни потекли, как и раньше. Шерсть,
которую надо прясть, холст, который надо ткать, зерно, которое нужно
молоть, ритуалы, которые нужно соблюдать; Девять Молитв должны быть
произнесены каждый вечер, двери - освящены, Монументы дважды в год -
окроплены козьей кровью, танцы новолуния - исполнены перед Пустым Троном.
Словом, целый год прошел так же, как и год перед этим. Неужели все годы ее
жизни пройдут так же?
Скука разрослась до таких размеров, что вызывала ужас - она буквально
схватила Арху за горло. Недавно ей пришлось даже заговорить об этом -
иначе она сошла бы с ума. Собеседником был Манан - гордость запрещала Архе
изливать душу перед другими девочками, а осторожность предупреждала против
разговоров со жрицами, но Манан был никто, старый верный баран, и не имело
никакого значения, что она скажет ему. К удивлению Архи, у него нашлись
ответы на ее вопросы.
- Знаешь, малышка, давным-давно, когда Четыре Страны еще не
объединились в Империю, и нами стал править Божественный Король, на наших
островах было множество царьков, принцев, вождей. Все они постоянно
ссорились друг с другом и вот настал день, когда все они собрались здесь,
чтобы уладить разногласия. Да, они явились с нашего Атуана, с Карего-Ат и


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Отрекаются любя. Я подарю тебе небо в алмазах
Шилова Юлия
Отрекаются любя. Я подарю тебе небо в алмазах


Воробьев Александр - Ронин
Воробьев Александр
Ронин


Шилова Юлия - Королева отморозков, или Я женщина, и этим я сильна!
Шилова Юлия
Королева отморозков, или Я женщина, и этим я сильна!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека