Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

уже о корме для скота. Так что, все может обернуться гораздо хуже, чем
сейчас у китайцев.
- Для нас, - не выдержала Анна, - ты ведь это имеешь ввиду? А о них
мы опять забыли. И через пять минут найдем какой-нибудь новый предлог,
чтобы вовсе не вспоминать.
Дэвид смял траву в руке и бросил в реку.
- Ничего другого мы сделать не можем, - сказал он.


2
К началу девятичасовых новостей Анна машинально включила Радио. Джон
долго медлил со следующим ходом, хмуря брови поверх карт, и они никак не
могли закончить третью партию. Роджеру и Оливии не хватало всего тридцати
очков, чтобы выиграть роббер. <третья партия в карточных играх, когда
каждая сторона уже выиграла по одной>
- Ну, давай, старина! - нетерпеливо сказал Роджер Бакли. - Как насчет
того, чтобы наконец исхитриться с этой "девяткой"?
Роджер был единственным из старых армейских друзей Джона, с которым
он поддерживал близкие отношения. Анна невзлюбила Роджера с первой минуты
знакомства, да и потом просто терпеливо мирилась с его присутствием. Ей не
нравилось его мальчишество и странные минуты жесточайшей депрессии. Но еще
больше ей не нравилась необычайная твердость его натуры в сочетании с
этими качествами.
Анна была абсолютно уверена, что Роджер знает о ее чувствах, и не
обращает на них никакого внимания - так же, как и на многие другие вещи,
считая их несущественными. Когда-то это еще больше усилило ее неприязнь, а
одно обстоятельство послужило причиной, из-за которой она даже хотела
отлучить Джона от его дружбы с Роджером.
Этим обстоятельством была Оливия. Вскоре после их знакомства Роджер
привел довольно крупную спокойную застенчивую девушку и представил ее
своей невестой. Несмотря на удивление, Анна была уверена, что это
помолвка, как и несколько предыдущих, о которых рассказывал Джон, никогда
не кончится женитьбой. Но она ошиблась. Сначала она думала, что Роджер
бросит Оливию в затруднительном положении. Потом, когда свадьба уже не
вызывала никаких сомнений, она искренне жалела Оливию и хотела защитить
ее, будучи уверенной, что теперь-то Роджер покажет свое истинное лицо. Но
постепенно Анна обнаруживала, что Оливия не нуждается ни в ее жалости, ни
в ее покровительстве, а напротив - очень счастлива в союзе с Роджером. Да
и сама Анна оказалась в большой зависимости от теплого спокойного участия
Оливии. Поэтому, по-прежнему не любя Роджера, она более-менее примирилась
с ним из-за Оливии.
Джон, наконец, пошел маленькой бубнушкой на короля. Оливия спокойно
покрыла "восьмеркой". Джон, поколебавшись, бросил "вальта". С
торжествующим хихиканьем Роджер накрыл все это "дамой".
Из радиоприемника послышался голос с характерным произношением
дикторов "Би-Би-Си":
- Чрезвычайный Комитет Объединенных Наций в своем очередном рапорте
из Китая сообщает, что по самым заниженным оценкам число смертей в Китае
достигает двухсот миллионов...
- А "черви"-то у них слабоваты, - пробормотал Роджер. - Надо
воспользоваться...
- Двести миллионов! Невероятно! - воскликнула Анна.
- Что такое двести миллионов? - сказал Роджер. - Этих китаезов пруд
пруди, через пару поколений наплодят кучу новых.
Анна хотела было что-то возразить на циничные слова Роджера, но
передумала, поглощенная мрачными картинами, которые рисовало ее
воображение.
- В дальнейшем, - продолжал радиокомментатор, - в рапорте говорится о
том, что в экспериментах с изотопом-717 достигнут почти полный контроль
над вирусом Чанг-Ли. Опыление рисовых полей этим изотопом должно стать
немедленной акцией вновь созданного Авиаполка Воздушной Помощи
Объединенных Наций. Предполагается, что запасов изотопа хватит для
незамедлительной защиты всех рисовых полей. Те, что находятся в угрожающем
состоянии, будут обработаны в течение нескольких дней, остальные - в
течение месяца.
- Слава Богу хоть за это, - сказал Джон.
- Когда ты, наконец, закончишь молиться деве Марии, - перебил его
Роджер, - тебя не затруднит покрыть это маленькое сердечко?
- Роджер, - мягко запротестовала Оливия.
- Двести миллионов, - продолжал Джон, - Памятник человеческой гордыне
и упрямству. Если бы над вирусом поработали шестью месяцами раньше, они
были бы теперь живы.
- Кстати, о памятниках человеческой гордыне, - вставил Роджер, - и



пока ты думаешь, как бы вывернуться, и не пойти этим чертовым тузом, как
там твой собственный Тадж-Махал? Ходят слухи о проблемах с рабочей силой?
- А есть хоть что-нибудь, о чем ты не слышал?
Роджер был инспектором по общественным связям в Министерстве
Промышленности. Он жил в мире сплетен и слухов, которые, по мнению Анны,
питали его природную жестокость.
- Ничего существенного, - сказал Роджер. - Как думаешь, поспеете к
сроку?
- Передай своему министру, - ответил Джон, - пусть его коллега не
боится - плюшевый гарнитур для него будет готов без опоздания.
- Вопрос в том, - заметил Роджер, - будет ли коллега готов для
гарнитура.
- Опять сплетни?
- Я бы не назвал это сплетнями. Может, конечно, его шея неуязвима для
топора, интересно было бы взглянуть.
- Роджер, - не удержалась Анна, - ты что, получаешь огромное
удовольствие от вида людских страданий?
Она тут же пожалела о сказанном. Роджер посмотрел на нее изумленным
взглядом. У него было обманчиво мягкое лицо с безвольным подбородком и
большими карими глазами.
- Я - маленький мальчик, я никогда не вырасту, - дурачась, сказал он,
- если бы ты была в моем возрасте, ты бы наверняка хохотала над толстяком,
поскальзывающимся на банановой кожуре. Но тебе жалко смотреть, как они
ломают себе шеи, жалко их несчастных жен и кучу голодных ребятишек. Так
что, уж будь добра, позволь мне играть в свои игрушки.
- Он безнадежен, - сказала Оливия. - Не обращай внимания, Анна!
Она говорила с поразительным спокойствием, словно терпеливая мать с
непослушным ребенком.
- Все вы - взрослые чувствительные люди, - продолжал Роджер,
по-прежнему глядя на Анну, - должны зарубить себе на носу; сейчас сила на
вашей стороне. Вы живете в мире, где все говорит в пользу чувствительных и
цивилизованных людей. Но это очень ненадежно. Возьмите хотя бы древнейшую
цивилизацию Китая и посмотрите, что из этого вышло. Когда начинает урчать
в животе, забываешь о хороших манерах.
- Я все-таки вынужден согласиться, - сказал Джон, - ты просто
атавизм, Роджер!
- Иногда мне кажется, что они со Стивом ровесники, - сказала Оливия.
Стив был девятилетним сыном Бакли. Роджер слишком любил его, чтобы
отпустить в школу. Невысокий для своего возраста, явно недоношенный,
мальчик был подвержен странным приступам внезапной жестокости.
- Но Стив-то повзрослеет, - заметила Анна.
Роджер усмехнулся:
- Тогда он не мой сын.

Когда дети вернулись домой на каникулы, семейства Кастэнсов и Бакли
отправились на уик-энд к морю. Обычно для таких поездок они вскладчину
брали напрокат караван. Одна машина тянула домик на колесах на пути к
морю, другая - на обратном пути. Караван служил домом для четверых
взрослых, дети спали рядом в палатке.
Чудесным субботним утром они лежали на нагретой солнцем гальке. Рядом
тихо плескалось море. Дети ловили крабов вдоль берега. Джон, Анна и Оливия
просто грелись на солнышке, Роджер - более непоседливый по натуре -
сначала помогал детям, потом тоже лег. Он явно казался чем-то
обеспокоенным.
Когда Роджер уже в который раз посмотрел на часы, Джон не выдержал:
- Ну ладно, надо чем-то заняться.
- Интересно, чем? - спросила Анна. - Может, хочешь приготовить обед?
- Лучше спустимся-ка мы с Роджером в деревню, - ответил Джон. - Они
сейчас откроются.
- Они уже полчаса как открылись, - заметил Роджер. - Возьмем твою
машину.
- Ланч в час, - объявила Оливия. - Опоздавшим ничего не достанется.
- Не волнуйся.

Глядя на стоявшие перед ним стаканы, Роджер сказал:
- Так-то лучше. На море меня всегда мучит жажда. Должно быть, из-за
соленого воздуха.
- Ты немного раздражен, Родж, - сказал Джон, отпив из своего стакана.
- Я еще вчера заметил. Тебя что-то беспокоит?
Они сидели в баре. Через открытую дверь виднелась дорожка, посыпанная
гравием, и широкая полоса ровно подстриженной травы рядом с ней. Воздух
был теплым и влажным.
- Раздражен, говоришь? Возможно.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Буркатовский Сергей - Война 2020. Первая космическая
Буркатовский Сергей
Война 2020. Первая космическая


Маккарти Кормак - Дорога
Маккарти Кормак
Дорога


Орлов Алекс - Сила главного калибра
Орлов Алекс
Сила главного калибра


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека