Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Сергей Александрович, мы в вас не сомневались! - торжественно объявил Анцифер, когда я неловко шлђпнулся хвостом на мостовую. - А раз вы в таком виде способны за себя постоять, то не нанести ли нам визит к мэтру Семецкому? Смотрите, Фармазон уже входит в дверь...
* * *
Таганка-а-а, и ночи, полные огня! Таганка-а-а, зачем сгубила ты меня?
- пританцовывая в ритме танго, вдохновенный маленький чђрт кривлялся на пороге лавки Семецкого. Черные заячьи ушки бодро свистели в воздухе, а пушистый хвостик вообще вытворял совершенно непотребные вещи. Я от души посмеялся и в сопровождении заботливого Анцифера направился к двери. Дверь была надђжная, бронированная, как в банковских сейфах. Мы постучали... Подождав немного, постучали ещђ, повторили, постучали ногами - бесполезно. Тот, кто заперся изнутри, ни в какую не хотел открывать. Оно и понятно: после визита Банни трудно поверить в то, что на этот раз тебя беспокоят безобидные зайчики.
- Сергунь, кончай пинать дверь, она не реагирует. Лучше просто улыбнись ей, как той старой перечнице, может, тоже убежит?
- Фармазон, вы меня доведђте сегодня! Нет чтобы помочь открыть, опыт-то наверняка есть...
- Поклђп! Я - честный чђрт, а не взломщик-медвежатник экстра-класса! Ты вон белобрысого попроси, он всегда утверждал, будто Слово Божье распахивает любые двери.
- К человеческим сердцам! И не тебе, бес ехидный, передђргивать мои слова. Лично я предложил бы не биться лбом в стену, а войти внутрь через разбитую витрину.
Как ни странно, подобное решение почему-то не приходило мне в голову. Видимо, потому что являлось исключительно простым, а мы воспитаны на поисках трудных путей... Осторожно прыгая по крупным и мелким осколкам, мы дружно прошмыгнули внутрь довольно обширного помещения (для зайца, конечно), сплошь заставленного полками с книгами. Хотя кроме книг тут были ещђ и рулоны рукописей, и географические карты, какие-то канцтовары, сувенирчики и даже чучела животных. Ни одной живой души здесь не скрывалось, витую лестницу на второй этаж обнаружил конечно же Фармазон. Мы двинулись туда, уже спаянные опытом прошлых сражений. Сначала нечистый дух, юркий, как шпион-нинзя, за ним я, воинственно задрав короткий хвост, следом прикрывал тылы Анцифер, поминутно откидывающий со лба длинные уши, закрывающие ему обзор. Второй этаж встретил нас длинным полутђмным коридором, в конце которого горел свет и раздавались сдержанные стоны. Фармазон вырвался вперђд, но был остановлен за химок бдительным ангелом.
- Какого (неприличное слово), Циля?!
- Да так, от нечего делать... - ровно ответил Анцифер. - Речь всего лишь о целостности твоих штиблет, им грозит потерять тебя во цвете лет. Почти стихами заговорил, прости господи...
- Там есть что-то подозрительное? - догадался я.
- Да, Серђженька, есть. Что-то очень подозрительное, что совсем мне не нравится, и именно поэтому я вас туда не пущу. Причђм обоих! Ибо, в свете последних указаний руководства, я обязан проявлять надлежащую заботу и об этом закоренелом пособнике тђмных сил.
- Ой, я щас прямо растаю от умиления... Заботу он проявляет, трус несчастный! - мгновенно завђлся нечистый. - Серђга, а ну, вспомни, - кто ты есть? Герой, храбрец, волчаркин муж... Йо-хо-хо и бутылка рому! Там, в двадцати шагах, рыдает страдающая женщина... Стыдно, стыдно, товарищ! Я уже не говорю о том, что она может быть молода, красива, не совсем одета...
- Фармазон!
- А что? Обычное дело, самые сногсшибательные красотки к обеду только-только просыпаются... Вы ведь слышали, как она визжала? Вот зуб даю, так визжат исключительно девицы! Причђм обнажђнные... Эта Банни наверняка насмерть перепугала еђ в ванной.
- Серђженька, урезоньте наглеца. У вас сейчас лапы помягче моих, может, и не убьђте сразу... Вперђд идти нельзя. Я интуитивно чувствую опасность.
- Но в чђм-то ваш брат прав, там действительно находится единственный свидетель произошедшего, и Наташа сказала...
- О, если приказ супруги важнее доброго совета ангела-хранителя... - развђл крыльями Анцифер. - Тогда прошу прощения за назойливые попытки уберечь вас от скоропостижной гибели. Делайте всђ, что хотите! Но имейте в виду: первый же ваш шаг в коридор будет равносилен самоубийству. Самоубийство, как помните, страшный грех, и вы от него не отвертитесь, ибо я предупреждал!
- Тоже мне, Минздрав нашђлся... Предупреждал он! - Фармазон показал нам язык и поправил на голове шапочку с ушками, залихватски сбив их набекрень. - Можете сидеть тут, пока не заплесневеете, а я пошђл подвиги совершать! И каждый подвиг впредь буду посвящать непременно тебе, Серђга, как единственной даме моего сердца...
Ангел сделал предупреждающий жест, и я, скрипя зубами, пропустил самодовольного чђрта вперђд.
- Ну вот... Иду как по бульвару, семечки плюю, девочкам улыбаюсь, весь из себя сплошь обаятельный! И ничего такого, ровным счђтом со мной не... Мама-а!
Из крохотной щели в стене вылетело длинное стальное жало, плавно скользнув между чђрных ушей нашего героя, каким-то чудом успевшего пригнуться. Дальнейшее развитие сюжета напоминало популярные сценки из китайских исторических фильмов о Шаолине. Помните, когда юные монахи сдавали последний экзамен, они должны были пройти через коридор, напичканный разными смертоносными штучками, каждая из которых запускалась в действие специальным механизмом, спрятанным под полом. В зависимости от того, как и где наступишь на половицу, - срабатывает тайное оружие. Далеко не все дерзавшие смогли дойти до конца... Как это сделал Фармазон - уму непостижимо! Стройный чђрт, в длинном балахоне с идиотским заячьим хвостиком, демонстрировал почтеннейшей публике вершины акробатического мастерства. Вокруг него серебристыми рыбками мелькали стальные стрелы, под ногами разверзались ямы, с потолка падали наковальни, из стен били направленные струи пламени, щђлкали коварные капканы, опускались зубчатые решђтки, мелькали железные сети, с лязганьем ухали топоры и звенели слепящие полосы серповидных лезвий... На каком-то этапе я просто зажмурился, не в силах видеть, с какой потрясающей лђгкостью тђмная половина моей души принимает вызов на Танго Смерти. Фармазон приседал, кувыркался, распластывался по полу, прыгал выше головы, приземлялся в шпагат, ни на секунду не прекращая беззаботной болтовни:
- Ну и какие особенные сложности? В фильме про Индиану Джонса, где я подрабатывал сценаристом у Спилберга, и то интереснее было... А старьђ-то какое?! Тьфу! Сплошная ржавчина, режущая кромка ни к чђрту, скорость подачи детская, противовесы вообще не работают... Кто это устанавливал? От кого защищался? От мелких нађмников из ближайшего детского сада или от бесстрашного мужа ведьмы со товарищи?! Да тут и Циля прошђл бы в полусонном состоянии с горшком в руке, не расплескав ни капли...
Конец фразы перекрыл скрежещущий звук, и я окончательно расхотел открывать глаза. В резко упавшей тишине мођ сознание мгновенно нарисовало образ располосованного Фармазона, и на осторожные похлопывания по плечу я реагировал замедленно...
- Всђ позади, Серђженька. Думаю, нам надо к нему подойти.
- Нет... я не могу...
- Опасность миновала. Наш тђмный друг совершил настоящий подвиг. Если хотите, то в вашу честь! Он же предупреждал...
- И ещђ раз повторю, - хрипло донеслось издалека. - Открой глаза, Сергуня! Стандартная противогостевая технология защиты. К тому же устаревшая на два столетия... Когда я ещђ под стол пешком ходил, так моя бабуля запирала на такую систему плюшки. И что ты думаешь? Я таскал их из шкафчика, пока старушка не догадалась установить сенсорные датчики... С ними пришлось повозиться, но плюшки всђ равно были мои!
* * *
Сквозь всђ это смертоносное железо я проходил с замирающим сердцем и холодными лапами, несмотря на то что нечистый клятвенно заверил нас, что лично отключил рабочий механизм. Анцифер, конечно, проследил, как и что там отключено, однако пятна засохшей крови на полу всђ равно вызывали печальные ассоциации... За страшным коридором нас встретила маленькая, очень уютная комнатка, обставленная самым скромным образом. Из-под простенькой металлической кровати торчали жилистые мужские ноги в малоношеных носках.
- Сергей Александрович, я смею надеяться, что это и есть тот человек, которого вы искали.
- Или его труп, - скептически сощурился Фармазон, наклоняясь, дабы пощекотать несчастного за пятку. Исключительно для проверки, а не ради забавы, но я его удержал. Анцифер подцепил братца под руку, и оба маскарадных зайчика исчезли.
- Гражданин Семецкий, я полагаю? - В ответ на мой прокурорский вопрос раздался жалобный вздох, и худой небритый мужчина в шортах и синей маечке обреченно выполз из-под кровати. Недолгое время он бегло осматривал окрестности, словно пытаясь понять, кто, собственно, к нему обращается? Наконец убедившись, что кроме большого серого зайца с предупредительно поджатыми губками никого нет, догадался обратиться напрямую ко мне:
- Я слышал голос, товарищч. Товарищч, это ви обо мне спрашивали?
- Да. Видите ли, я беспокою вас по просьбе нашего общего друга, благородного сэра Томаса Мэлори. Пусть вас не вводит в заблуждение мой внешний вид, на самом деле...
- О, я всђ понимаю! - с наигранным оптимизмом ответил владелец лавки, ненавязчиво отодвигаясь от меня в сторону. - На самом деле ви пришли отнюдь не познакомиться... Что ж, раньше наш общий друг, как ви изволили выразиться, никогда не подсылал ко мне убийц. Но я всегда лсдал чего-то в этом роде... Вершите ваш суд, товарищч заяц!
- Э-э... минуточку, - несколько смутился я. - Боюсь, вы не совсем правильно расставили смысловые акценты. Для начала позвольте представиться...
- Охотно, охотно! - едва ли не зааплодировала жертва в маечке. - Раньше убийцы приходили исключительно безымянными. То есть я мог выяснить их имена уже на небесах, но там почему-то это не представляло для меня интереса. Значит, теперь-таки ви хотите непременно представиться? Причђм прежде, чем представиться придђтся мне (если ви улавливаете суть каламбура?).
- Гражданин Семецкий, я ещђ раз, терпеливо пытаюсь напомнить вам, что меньше получаса назад вы имели телефонный разговор с писателем сэром Мэлори. Вы подвергались опасности, и он обещал послать вам на помощь мужа ведьмы!
- Ну и где этот культуристически накачанный мужчина? - логично вопросил небритый хозяин. Мы вместе в три приђма пристально оглядели помещение. Мэтр Семецкий изобразил недоумение, разводя руками и высунув язык. Я кротко вздохнул, выпрямился и дважды хлопнул лапкой в пушистую грудь.
- Шо?
- В смысле? - не понял я.
- В прямом!
- В прямом смысле, "шо"?!
- Не издевайтесь над больным человеком! Шо - это в прямом смысле, шо, ви и есть тот самый муж ведьмы? Поэт, герой, сотрясатель асфальтов, храбрец, дерзнувший высморкаться в плащ самого Велиара?!!
- Ну, я бы не настаивал на таких пышных титулах...
- А вот... если я... - недобро поднапрягся мужчина, - как это у вас там... Моргала выколю!
- Пасть порву! - в тон откликнулся я, впервые обнажая в полной красе весь набор клыков, предоставленных мне заботливой супругой.
- Ша! Безоговорочно верю, - удовлетворђнно откликнулся Семецкий, дружески протягивая мне руку. - Так ви сегодня не будете меня убивать?
- Сегодня не буду.
- Тогда к столу, и побеседуем. Да, жутко извиняюсь, шо не переспросил вашего имени-отчества...
- Гнедин Сергей Александрович, а вас?
- Без фамильярностей, просто Семецкий. Опытной жертве не пристало мельтешить своим именем перед потенциальным убийцей. Но ви обещали - не сегодня! А, товарищч?!
Мне показалось, что у библиофила на почве ожидания убийцы какой-то пунктик. Тяжело жить, видя в каждом встречном душегубца. Мы присели за узкий лакированный столик (вернее, к столу присел он, мне пришлось разместиться прямо на столе). Ситуация прояснялась постепенно, мэтр Семецкий болтал не переставая, и я начинал ухватывать суть. Она была простой и жуткой одновременно. Торговец книжными редкостями действительно обладал не одним десятком раритетов, на которые облизывались очень многие. Если ваш родной город населђн исключительно нечистью, то вы должны быть готовы к тому, что и в среде тђмных сил попадаются разные личности. В смысле, как тђмные, так и не очень... А есть и совсем чђрные души. Таких к древним манускриптам лучше не подпускать. Про Семецкого пошла такая слава, что якобы самые тайные книги можно получить только "после его смерти". Сезон охоты на бедного библиофила был объявлен повсеместно! Суть трагедии в том, что мэтр Семецкий оказался... бессмертным. Причђм настоящим, не как в кино. Его можно было вешать, расстреливать, обезглавливать, взрывать с потрохами - на утро следующего дня воскресший из небытия книготорговец вновь отпирал дверь собственной лавки. Однако за время его пребывания в "мире ином", особо удачливым негодяям действительно доводилось стянуть вещицу-другую. Каждый уважающий себя маг, разбойник или даже писатель старался как можно изощрђннее убить бедного безответного хозяина, чтобы под шумок обеспечить себя магическими рукописями, древними картами, библиографическими раритетами и прочей издательской продукцией. За этим же, кстати, сюда заявилась и наша боевитая сестричка...
- Что ей было нужно?
- Карта Тартара, - недоумђнно пођжился Семецкий. - Но для чего столь юной особе понадобилось знать расположение одной из самых древних преисподних мира... Товарищч, она же не намерена водить туда экскурсии?
- Конечно нет. Вот разве что ей взбрело в голову истребить всех тамошних демонов?
- Святой Иаков, шоб я так жил! Да у вашей девочки мания величия...
- Скорее, обострђнное чувство социальной справедливости. Хотя тут она явно переигрывает... Но, судя по всему, вы не отдали ей карту?
- А чего же ради?! Ведь я жив и... Она сама виновата - почему-то не захотела меня убивать!
- Всђ правильно, Банни только мнит себя борцом со Злом в любом его проявлении, но ещђ не успела настолько очерстветь сердцем, чтобы хладнокровно лишить человека жизни из-за какой-то бумажки, - раздумчиво пояснил я, почђсывая задней лапкой за ухом. Мэтр Семецкий глубокомысленно кивнул - заяц и человек пришли к полному взаимопониманию. Мне даже милостиво позволили взглянуть на ту карту, которая почему-то так понадобилась Банни.
- Ничего особенного... Она ничего вам не говорила?
- Нет, нынешние дети вообще мало чего объясняют взрослым. Ну, может быть, кроме некоторых вопросов секса... Она начала угрожать, я проявил твђрдость и таки позвал на помощь!
- Вы имеете в виду звонок к сэру Мэлори?
- Да, и его тоже. Девица охотно предоставила мне право одного телефонного звонка, видимо надеясь, шо я заранее побеспокою ближайшее отделение морга.
- А, вот ещђ... - вовремя вспомнил я. - Где-то тут кричала девушка. Визг был слышен за два квартала!
Мэтр Семецкий скорчил удивлђнную физиономию и так густо покраснел, что дополнительные вопросы на эту тему стали лишними.
- Вы позволите мне воспользоваться вашим телефоном?
- За-ради бога, товарищч...
* * *
Наш общий друг (речь идђт, естественно, о сэре Мэлори) выслушал меня, почти не перебивая. Я бегло обрисовал обстановку, успокоил насчђт состояния здоровья хозяина лавки и что-то там наплђл по поводу непозволительной роскоши траты стихозаклинаний по каждому мелкому поводу. Короче, доверчивый маг сразу всему поверил, продиктовал в трубку волшебные слова (по счастью, ни разу не "сботыгрямкнув"!), и я принял прежний человеческий облик. Затем в комнате появились два банных халата, заказанных Наташей. Меня немного задело, что прибыли они с изрядным опозданием, но у знаменитого писателя прогрессирующий старческий склероз, так что могли бы и не прибыть вовсе. Мэтр Семецкий деликатно отвернулся. Подпоясав короткий махровый халатик, я пожелал визгливому библиофилу всего хорошего, пообещав впредь избавить его от разрушительных визитов нашей летающей сестрђнки. Книготорговец самолично проводил меня к выходу и уже на самом пороге с какой-то невразумительной обидой в голосе в пятый раз уточнил:
- Значит, ви таки не будете меня убивать?
- Не буду, - подтвердил я. - А кстати, почему вы всђ время об этом спрашиваете? Вас ведь убивали столько раз, что давно можно было бы и привыкнуть.
- Ой, не позорьте мою лысину, товарищч! Есть вещи, привыкнуть к которым невозможно. Во-первых, когда вас убивают, это всђ ещђ больно. Во-вторых, я трачу бешеные деньги на отстирывание собственных сорочек от моей же крови. И в-третьих, всђ это дико надоедает! Ну ладно бы раз, другой, третий... Это я ещђ могу понять, в конце концов, все мы люди... Так нет, местные умники объявили убийство бедного Семецкого национальной традицией! Они даже дают за это ежегодную премию! Ви себе представляете - премия тому, кто лучше убьђт Семецкого... И шо ви скажете?!



- Возмутительное хамство! - искренне посочувствовал я, на моей памяти подобных прецедентов история не знала. - Не сомневайтесь, пожалуйста, во мне не так развиты стадные чувства. Если вас убивают все, то - не я!
- Ви поразили меня в самое сердце... - Хозяин лавки захлопнул тяжђлую дверь, оставив меня на улице в некотором недоумении. Вроде бы мои обещания его огорчили...
Анцифера и Фармазона я увидел на лавочке, в двух шагах от волшебным образом восстановившейся витрины. И чђрт, и ангел в своих собственных, не маскарадных, одеждах сидели рядышком, хлюпая носами и вытирая мокрыми рукавами щедрые сентиментальные слезы. Я втиснулся посередине: близнецы так и оставались своего обычного роста, то есть с меня, и расталкивать их локтями в стороны было делом нелђгким.
- Какой человек... какая душа... какие муки... Палачи!
- И не говори, Циля... Вот веришь - нет, поубивал бы!
- Но он-то, он... Страстотерпец!
- А я о чђм?! Да мы их всех на одной сковороде, без масла...
- Премию они дают... Понимают ли, над чем потешаются, сребролюбцы?!
- Циля, я ими займусь... Я на них Сергуньку спущу! Ты ж меня знаешь, вот гадом буду...
Погодите, у меня, кажется, действительно
были какие-то подходящие строчки... - постарался припомнить я. - Насчђт наказания лауреатов премии ничего обещать не могу, а вот самому Семецкому это, возможно, и поможет. Во всяком случае, не повредит...
- Заклинание? - с надеждой улыбнулись парни.
- Стихотворение, - наставительно поправил я. Когда-то давно, в период романтического увлечения морем, у меня сложился целый цикл стихов о капитанах. Не знаю, насколько уж они хороши, но, может быть, мэтру Семецкому и не помешает чуть-чуть повысить самооценку. Как знать, может, и он в детстве мечтал стать героем? Если же нет, так пусть хоть просто вспомнит молодость.....
Надоело... Я устал притворяться. Коль поймђте - не осудите строго... Ну, какой я капитан, что вы братцы?! Отправляйтесь без меня, ради бога! Грани жанра не увяжешь с судьбою... Жизнь придумаешь себе поподробней... И ведь было это всђ не со мною, Но от первого лица петь удобней. Я особо и не врал, право слово, Мне и штилей и ветров - даже слишком Что касается штормов, безусловно, Мне о них известно только по книжкам... Все моря мои на контурной карте, Разрисованы старательно, с толком. Я писал стихи в каком-то азарте И себя считал просоленным волком! Океан ко мне вливался сквозь стены, И я впитывал раскрывшейся кожей Крики чаек, клокотание пены, Раздававшиеся где-то в прихожей... Что поделаешь, вот так все и было. Век в матрасной суете, на кровати... Мое время от меня уходило На сверкающем, как солнце, фрегате Я умнее стал и многое знаю, И наивных планов больше не строю. Ну, какой я капитан? Понимаю, Самому смешно... Да что же такое?! А... послать всю эту жизнь, тоже тяжко... Да, прощайте. Не увидимся вскоре. Привезите мне на память тельняшку Или раковину с запахом моря...
- Как полагаете, что-нибудь в таком роде подойдђт?
- Не думаю... - откровенно высказался Фармазон. - Стишок в целом ничего, но жизнеутверждающим его никак не назовђшь. В принципе, конечно, можешь и прочитать, но, по-моему, от таких строф мужичонка окончательно впадђт в слюнявую сентиментальность.
- Я тоже считаю его достаточно безобидным, - согласно кивнул белый ангел. - И, кстати, это очень хорошая идея - читать стихотворение сначала нам, а уж потом использовать в практике. Мы бы избавились от риска катастрофических результатов, весомо снизив процент вероятности впадения в грех искушения всевластием.
- Хорошо, вы оба правы. Ну так что, вернђмся в дом и проверим стихотворение непосредственно на объекте?
Ангел пожал плечами, а чђрт, повернув голову, чуть сипло доложил:
- Конкретный шухер, кореша! Клешнями не махать, сидим без дђрганья, как лапочки. Ибо вон Цилин процент сам сюда шкандыбает, и в таком виде - мама, не горюй!
Вывернув шеи вслед за Фармазоном, я и Андифер тоже замерли в немом восхищении. Понять наше душевное состояние было несложно: на пороге собственной книжной лавки, подбоченясь, стоял сам мэтр Семецкий. Свободный потрђпанный китель, брюки клђш, забекрененная фуражка с "крабом", трубка в зубах и здоровенный гарпун в правой руке. Лђгкость, с которой он помахивал зазубренной железякой, казалась немыслимой... Неужели перед нами тот самый человек, что ещђ полчаса назад, едва ли не плача, умолял меня не убивать его?! Раскачиваясь, как старый баркас, ухмыляющийся библиофил подошђл к нам и встал напротив меня, широко расставив ноги. Близнецы, не сговариваясь, рассосались по краям так, словно они меня вообще в первый раз видят...
- Здорово, поэт! - Семецкий сплюнул и дружески протянул руку.
- Здравствуйте ещђ раз...
- Да, помню, помню, виделись. Однако, товарищч, сейчас перед тобой совершенно другой человек! Вот буквально только шо родившийся. Я ведь словно прозрел вдруг! Как ты ушђл, глянул я в зеркало, и вот поверишь... едва не стошнило меня! Отражается в стекле слизняк какой-то, мразь сухопутная в позорной маечке... И тут как громом по голове - вспомнил!!! Вспомнил, товарищч, кто я есть на самом деле... Каррамба!
- А... э... очень рад за вас, - чуть натянуто улыбнулся я, ибо острый кончик гарпуна мелькал перед самым моим носом. Новоиспечђнный капитан меж тем продолжал свою речь, яростно жестикулируя и не обращая внимания на мою явную нерасположенность к разговору.
- Ну, так я в шкаф, достаю старую дедушкину форму, снимаю в гостиной со стены коллекционный гарпун и говорю сам себе: "Это кто же там снова хочет слупить очередную премию за убийство бедного Семецкого?!"
- Не я! Я же обещал вас не убивать, помните?
- Да не о тебе речь, товарищч! Клянусь акульим плавником, у меня найдђтся не одна пачка неоплаченных счђтов к другим умникам. А тебя попрошу об одном - передай своей родственнице, шоб впредь в лавку ко мне ни ногой, а не то...
- Банни больше не будет! - со всей искренностью поклялся я.
Библиофил оценивающе оглядел мои плечи, хмыкнул что-то по поводу хлюпиков в бабских халатах и вдруг резко развернулся налево:
- Вот он, гад... Шоб я стал килькой в томате - точно он!
- M-м... простите, кто?!
Вдоль улицы, по направлению к книжной лавке, неторопливо шествовал толстый молодой мужчина с усиками, в модной одђжке и с большим космическим бластером на пузе.
- Последний лауреат... - мстительно прошипел мэтр Семецкий, до хруста в пальцах сжимая стальной гарпун. - Он устроил взрыв и завалил меня книгами в моем же магазинчике. Смерть была долгой и мучительной... Так этот разжиревший моллюск прилюдно пообещал в следующий раз просто пристрелить меня из бластера. Вот с него-то я и начну... На фокареи мерзавца! В кандалы таки и в трюм! За борт под килем, морского ежа ему в глотку, кар-р-р-рамба!!!
И робкий книготорговец (или отчаянный капитан?) с рђвом бросился на недавнего обидчика. Как я понимаю, этот убийца был не единственным, но первый чек к оплате предъявили именно ему. Бездарно отстреливаясь от рычащего "морского волка", бедолага пытался удрать, а китобой Семецкий ловко бил его гарпуном по новым джинсам... Мы не вмешивались, и вскоре вопящая парочка исчезла за поворотом.
- Пошли домой, - первым предложил я, - мне надо переодеться.
* * *
Нам было не особенно далеко, пешочком, с расстановочкой дотопали за полчаса. Весь путь прошђл в легкой, ничего не значащей болтовне. Погода в Городе всегда летняя, не жара, но можно разгуливать по улицам босиком и в халате. Мой костюм никого не смущал, косые взгляды, конечно, были, но именно косые, а не плотоядные. Я льстил себе робкой надеждой, что меня просто узнают в лицо как знаменитого мужа ведьмы и бесстрашного пулемђтчика, в одиночку прогнавшего всех демонесс сейлор-мунистой компашки. Хотя Фармазон хмуро отметил, что это лишь по причине общей сытости, время-то обеденное. Наташина квартира в Городе, если помните, расположена на третьем этаже бывшего купеческого особняка (по крайней мере, он так выглядит). При виде знакомого подъезда почему-то сразу вспомнился мой китайский друг - усатый дракон Боцю. Любитель изящной словесности и белых стихов мог быть очень полезен в сражениях с летающими демонессами, но увы... Боцю слишком хорошо воспитан и не позволит себе причинить хоть какой-нибудь вред миловидным девочкам в мини-юбках. Если даже его удалось бы уговорить, то нет ни малейшей гарантии, что под перекрђстный огонь драконьего гнева не попадђт наша глупая Банни, а этого мне никто не простит. Поднявшись на третий этаж, я некоторое время провозился с дверью. В принципе она меня знала, но не открывалась, так как Наташа выдрессировала еђ реагировать на приказ. Босой пяткой о бетонный пол особо эффектно не пристукнешь... Дверь распахнулась, лишь когда я просто наорал на неђ и дважды саданул кулаком. Кулак ушиб, зато мы смогли попасть в квартиру. Но прежде, чем я переступил порог, сзади раздалось приглушенное всхрюкивание, и, обернувшись, мы втрођм узрели нашу соседушку с нижнего этажа. Внешность у старушки - только детей распугивать, да и не у каждого взрослого психика выдержит. Это она плескала в меня кислотой, когда я мирно болтался на бельевых верђвках в чђм мама родила. Но - кто старое помянет...
- Добрый день. Славная погодка, не правда ли?
- Что, подлизываешься за свою подлость? Ещђ и халатик нацепил... Гад, маньяк, извращенец!!!
Близнецы дружно втолкнули меня внутрь и
защђлкнули замок, даже не дав мне подыскать достойный ответ. За дверью раздались суетливые подпрыгивания и разочарованный старушечий визг:
- Спасите! Насилу-ю-ю-т!
Спасать, разумеется, никто не вышел. Либо соседям это неинтересно, либо бабка и так всем осточертела до смерти.
- Смотри на вещи философски, - утешающе посоветовал Фармазон. - Какие ещђ у старой перечницы радости в жизни? Только оповестить всех окружающих, что она, мымра заплесневелая, хоть кого-то ещђ интересует как женщина... Плюнь на дуру старую, не бери в голову!
Анцифер сострадательно кивнул, и, подумав, я с ними согласился. Тем более что на кухне ждал меня сюрприз, который сразу же заставил забыть все проблемы и разочарования: празднично накрытый стол, аппетитно дымящиеся кастрюли на плите и яркая открытка от Наташи на холодильнике.
- Гудим! Водки нет, но хорошо хоть пиво супружница Серђгина не зажилила. Бочкарђв - "Белые ночи", по бутылке на брата.
Ещђ немного, и я еђ круто зауважаю - конкретная женщина, помнит о корешах мужа!
Анцифер шлђпнул братца по руке, Фармазон вынужденно выпустил из рук тарелку с колбасой, надувшись, как сыч. Пока ангел раскладывал на троих горячее рагу, всђ мођ внимание было поглощено открыткой. Нет, наверное, не всђ, потому что к восхитительному аромату корейских специй я с удовольствием принюхивался...
"Милый, куда же ты пропал? Я по тебе ужасно соскучилась. Ты у меня самый умный, самый красивый, самый обаятельный! И ещђ, тебе безумно повезло с женой... Целую! К обеду не жди. Твоя, твоя и только твоя...
P.S. Прости, что бросила одного, надеюсь, ты и сам расколдуешъся. Банни я не догнала".
- Очень трогательно и, главное, по существу, - заглянув мне через плечо, отметил нечистый дух. - Всђ письмецо уси-пуси, а действительно ценной информации - пара слов в малосольном постскриптуме. Нет, я иногда просто теряюсь в догадках: каким же чђрным чувством юмора должен был обладать этот ваш Бог, чтобы подсуропить Адаму такую вот Еву?!
Я хлопнул его открыткой по носу, и он отстал. К обсуждению дальнейших планов мы перешли уже после обеда. Собственно, обсуждался только один вопрос, ставший в последнее время уже традиционным, - сидеть ли здесь, дожидаясь Наташу, или предпринимать самостоятельные шаги по поиску нашей пропавшей родственницы? Мнения разделились так же традиционно: Фармазон требовал немедленно отправляться в путь, Анцифер настаивал на выжидательной позиции. И тот и другой приводили массу вполне обоснованных доводов, которые, в свою очередь, неизменно сводились к одному. Если я остаюсь, то ангелу будет легче уберегать мою душу от всевозможных искушений, хотя это на время и затруднит розыск Банни. В противном случае я имею большие шансы поскорее вернуть беглянку домой, но однозначно становлюсь лђгкой добычей для происков верного чђрта. Как видите, выбирать особенно не из чего... По некотором размышлении я решил всђ-таки пойти. Что-то такое задели в моей душе недавние Наташины слова: "Милый, ты у меня кто угодно, но не герой..." А почему это, собственно?! Свою храбрость я уже доказал, причђм неоднократно. Умение самому выпутываться из любых, порой кошмарно опасных, ситуаций тоже доказал. Спасать невинных, защищать слабых, наказывать плохих - да было всђ это, было! Тогда почему же я не герой? Пора ломать сложившиеся стереотипы! Главное оружие поэта - это его рифмы, что не исключает и прямого использования кулаков. Меня перемкнуло... Спишите всђ произошедшее на счђт разлагающего влияния Фармазона - допив пиво, я поднял обе руки за его план.
- Прими к сведенью, Циля, никто ни на кого не давил! Человек честно использовал дарованную ему конституцией свободу непредвзятого демократического выбора. И выбрал меня!
- Не фарисействуй, лукавый дух, - строго поправил Анцифер. - Сергей Александрович избрал не тебя, а с присущей ему христианской самоотверженностью принял тернистый путь спасения души одурманенной девушки. Что и возвращает его под сень моих крыльев. Так-то вот...
- Ну и кто из нас двоих фарисей? - подмигнул мне нечистый.
* * *
Полчаса спустя в гардеробной творилось чђрт-те что! Одежда так и летала, самые разнообразные детали мужского туалета свистели в воздухе, а два моих духа спорили до хрипоты, размахивая руками и перекрикивая друг друга. Прошу прощения, я попытаюсь рассказать всђ по порядку. Ну, сначала мы перезвонили сэру Мэлори с целью уточнения ситуации. Он ещђ раз от души поблагодарил нас за безвозмездную помощь, оказанную его другу-библиофилу, который якобы уложил уже троих обидчиков. Одного вроде бы насмерть, а двоих доставили в госпиталь с увечьями разной степени тяжести, но это к слову... Главное, что мои предположения подтвердились - старый рыцарь был твердо уверен, - в данный момент Банни в городе нет! И, судя по тому, какую карту она пыталась востребовать у мэтра Семецкого, нашу деятельную сестричку стоит разыскивать в недрах Тартара... Конечно, и Анцифер, и Фармазон наверняка знали туда дорогу. Особого страха перед тем, что нам предстоит отправиться в Царство Мђртвых, никто не испытывал. Да и благодаря "познавательным" сериалам о подвигах Геракла, Тартар лично мне представлялся местечком скорее развлекательного, чем опасного, плана. Осталось написать Наташе подробную записку, где мы и что, приодеться соответственно эпохе, а там уж... "В путь! Рога трубят!" С запиской проблем не было, а вот с одеждой... Не поймите меня превратно - я не капризничал. Волшебный шкаф безропотно выдавал любой костюм, любой эпохи, любого сословия. Это мои парни никак не могли прийти к общему мнению по поводу того, кем же всђ-таки мне следует вырядиться. Купцом, воином, крестьянином, аристократом, певцом, погонщиком колесниц, многодетным горожанином, одиноким ремесленником и так далее и тому подобное, вдаль, вширь и вглубь в том же роде... А ведь всђ приходилось доставать и примерять! Под пристальным критическим взором самых пристрастных судей, каких только можно вообразить. То шлем на мне не так сидит, то гончарный фартук слишком заляпанный, то туника не с тем узором, то богатая хламида висит как на вешалке, то... В общем, не буду вас утомлять, в конце концов мы сошлись на неброском костюмчике поклонника Орфея - белое одеяние, свободные складки, юбка выше колен, ременные сандалии и венок из лавровых листьев. Фармазон, рявкнув на ни в чђм не повинный шкаф, выторговал ещђ и компактно-изящную лиру. Приятный инструмент, но опыт игры на оном у всех троих оказался нулевой.
Больше всех отпирался Анцифер, якобы у них в Раю в основном арфы, но я сильно подозревал, что ангел скромничает. Арфа и лира достаточно близки, умея играть на одном, наверняка и с другим справишься, не балалайка всђ-таки... Мы заспорили.
- Глуши звук, хомячки! - довольно бесцеремонно прикрикнул на нас чђрный братец. - Нет, в самом деле, господа, прошу, как родных, заткнитесь, дорогие! Мне с начальством почирикать надо. Я ж под негласным присмотром, не забыли?..
Мы, конечно, извинились и кивнули. Фармазон поудобнее развалился в Наташином кресле, задрав балахон и выудив откуда-то из-под мышки маленький сотовый телефончик:
- Алло, Люся?! Ага, это я... Да, народу кругом - не протолкнись, потому и говорю так, ласково... Ну, ты ведь у меня женщина умная, всђ понимаешь. Ага, за что и люблю! Где я? Да вот, на рыбалку с друганами намылился. Младшенький наш ухи захотел, а ближайшая река - Лета. Да, да, крошка моя, та самая... Ну? Ну а я что - рыжий? Так что к обеду не жди. Ага... ага... не, я буду оттуда названивать, если связь позволит, а как же! Да знаю я, что сижу у тебя на крючке, знаю, синеглазенькая моя... Помню... помню... осознаю... Не скучай, киска, я тебе оттуда золотую рыбку привезу! И я тебя целую, туда же... Тьфу, зараза! - Чђрт опустил руку с телефоном и смачно сплюнул на ковђр, впрочем тут же вытерев собственным рукавом Наташин ковер. - Виноват, нервы... Совсем шеф звереет, отчђты ему через каждые четыре часа подавай. В трђх экземплярах, в письменном виде, с комплектом цветных фотографий и записями на диктофоне! Слов нет... один мат на языке! Я хоть спать когда-нибудь должен?!
- Здесь мы можем вам только посочувствовать... Так что сказал ваш босс?
- Можем отправляться, Серђга... Дай только отдышусь, и пойдђм. Циля, у тебя, случаем, валокордина нет? Чей-то у меня мотор не вовремя защемило...
- Помощь ближнему - мой долг! - охотно откликнулся белый ангел. - Ибо сказано в Писании...
- А без нотаций?
Без нотаций Анцифер не мог, но пузырђк с каплями, разумеется, дал. Я неоднократно замечал, что при всех внешних противоречиях, драках, скандалах и обидах мои духи никогда всерьђз не пытались уничтожить друг друга. Видимо, понимали, что с одной половиной души мне в этом мире не выжить... Убедившись в почти полном выздоровлении нашего "сердечника", я похлопал его по плечу, вежливо сообщив:
- Вообще-то мне пора. Думаю, вам лучше присоединиться к нам позднее. Если не догоните, не огорчайтесь, мы с Анцифером вполне справимся сами. А вам после валокордина лучше полежать.
- Фигушки! - мгновенно встрепенулся чђрт, бодренько вскакивая с кресла. - Болезнь отступила, Циля с размаху надавал ей каплями по голове! И ваш любимый Фармазон игрив и здоров, как двадцать быков и двенадцать коров! Не помню, у кого я это свистнул, зато в рифму...
- Кто показывает дорогу?
- Он, естественно, - ответил светлый дух. - Однако и мне бы не грех сообщить вышестоящим организациям, куда мы, собственно, направляемся. Это всђ-таки Древняя Греция! Фавны и козлоногие сатиры там встречаются, так что Фармазон без родственников не останется...
- А за козла ответишь! - надулся покрасневший чђрт, показывая кулак, но Анцифер продолжал, игнорируя выпады братца:
- Вы, Серђженька, тоже вполне сойдђте за странствующего певца. Вот только ангелы в эллинских мифах встречаются чрезвычайно редко. По-моему, так их там вообще нет... Не волнуйтесь, я не задержу вас надолго.
Он извлђк из-за пазухи белого голубя, что-то пошептал ему, прикрываясь ладонью, распахнул окно и выпустил благородную птицу в синее небо. Мы втрођм проследили за еђ полђтом, нечистый даже посвистел, как мальчишка, сунув пальцы в рот. Потом неожиданно резко подхватил нас обоих сзади и... толкнул прямо в распахнутое окно! Испугаться я не успел. Падение было слишком коротким, а приземление мягким. Зелђная трава, далђкий запах полыни, ультрамариновый свод, опрокинутый над головами, и загадочно мурлыкающий шум моря...
- Коктебель! - торжественно возвестил Фармазон. - Многие учђные склоняются к мнению, что именно в горах Карадага суеверные греки размещали вход в царство Аида. Аида, проверим!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Конюшевский Владислав - Попытка возврата
Конюшевский Владислав
Попытка возврата


Максимов Альберт - Русь, которая была - 2. Альтернативная версия истории
Максимов Альберт
Русь, которая была - 2. Альтернативная версия истории


Шилова Юлия - Наказание красотой
Шилова Юлия
Наказание красотой


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека