Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Тогда ты Эйнштейн по сравнению со мной. У меня одна: как бы
поскорее добраться до центра цивилизации - обсерватории Мирный.
- Боишься не довезти?
- Тебя довезу.
- Не обо мне речь.
- Ночью батю снова прихватило.
- Поня-ятно...
- Как и вчера. Давление двести двадцать па сто десять.
- Леша!
- Я не волшебник, учился только на волшебника, - усмехнулся Алексей.
- У меня нет кислорода, пет кардиографа, нет отдельной противошоковой
палаты, ничего пет! Если бы не полторы сотни ампул в аптечке, я был бы
вам полезен не больше, чем чучело пингвина.
- Не самоуничижайся, ты многое делаешь.
- Тысячную долю того, что хотел бы.
- Ты очень изменился.
- Всех нас хоть на парад энтузиастов...
- Я не о внешности. Тоска у тебя в глазах...
- Не надо, прошу тебя...
- Как хочешь.
- Не обижайся. Давай лучше помечтаем.
- Давай, - согласился Валера.
- Твои мечты на лице у тебя написаны, а мои - можешь угадать?
- Чтоб на причале тебя встретила...
- С тобой помечтаешь... Нет у тебя взлета фантазии! - перебил
Алексей. - Знаешь, о чем я мечтаю? Ни разу в жизни никого не ударил, а
теперь - хочешь верь, хочешь не верь - кровь вскипает от дикого желания:
увидеть Синицына и избить его до потери сознания... Самого себя
пугаюсь... Что, смешно?
- Нет, не смешно. Хотя, честно говоря, не монтируется твой образ с
картиной мордобоя.
- Не веришь, что я способен па такое?
- Один писатель развивал оригинальную гипотезу, что человеческая
культура, образование, мораль - тонкая пленка на первобытном мозгу
троглодита. В стрессовом состоянии пленка прорывается, и рафинированный
интеллигент с рычанием хватается за дубину.
- Ну?..
- Я подобные гипотезы отвергаю. Мир и без того сходит с ума, незачем
теоретически вооружать и оправдывать жестокость и насилие. Не знаю, как
там рафинированный интеллигент, а мыслящий человек обязан подавлять в
себе троглодита. Так что,- Валера улыбнулся,- отбрось в сторону дубину и
оставь Синицына в покое.
- Но я его ненавижу! - взорвался Алексей. - А вы будто спелись!
Поразительно! Когда обнаружилась история с топливом, ребята были готовы
Синицына растерзать; через неделю они говорили, что набьют ему
физиономию, а завтра, черт возьми, они его простят!
- Что ж, меня бы это не удивило. Негодяем Федора, пожалуй, не
назовешь, он просто равнодушный человек.
- Когда наконец мы поймем, что равнодушие опаснее подлости?! Хотя бы
потому, что оно труднее распознается. Такие, как Синицын, страшнее
откровенных негодяев. Судить его надо!
- Крик души очень уставшего человека.
- Врача, друг ты мой, врача! Я, не забывай, давал клятву Гиппократа и
с юмором относиться к ней не могу. Неужели думаешь, что я прощу ему
батины приступы и твои обмороки, Васю и Петю, всех вас?
- Гиппократу?
- Синицыну черт бы тебя побрал! За несерьезность будешь лежать с
горчичниками на десять минут дольше... Уж не оправдываешь ли ты его?
- Нет, Леша, не оправдываю. Руки я ему не подам. Но судить...
Равнодушие - явление более распространенное, чем ты думаешь. Возьми
любой номер газеты и найдешь там статью, заметку, фельетон о равнодушных
людях. Их много, Леша, всех не пересудишь.
- Примиренческая какая-то у тебя философия.
- Погоди давать оценки. Согласись, что нравственно человек еще весьма
далек от совершенства. Расщепить атомное ядро куда легче, чем разорвать
цепочку: инстинкт самосохранения - эгоизм - равнодушие. Эти звенья
паялись тысячами веков, не такие мыслители, как мы с тобой, ломали копья
в спорах, что есть человеческая натура и как ее переделать. Равнодушие -
производное от эгоизма, оно омерзительно, но - увы - живуче.
Нравственность не автомобиль, ее за десятилетия не усовершенствуешь.
- Погоди, не виляй. Как ты определишь равнодушного?
- Ну, хотя бы так... Юлиан Тувим шутил: "Эгоист - это человек,
который себя любит больше, чем меня". Если перефразировать, то можно
сказать: "Равнодушный - это человек, который так любит себя, что ему
начхать на меня".


- И ты позволишь Синицыну ходить с небитой мордой?
- Расквашенный нос, друг мой, еще никого не делал более чутким и
отзывчивым.
- Снова остришь? Это позиция холодного наблюдателя!
- Почему холодного? Анатоль Франс сказал: "Дайте людям в судьи иронию
и сострадание". Вот что мне по душе!
- Непротивление злу насилием?
- Я рядовой инженер-механик, а не специалист по моральному облику,
друг мой. А ты врач. Поставь на ноги батю, вылечи ребятам помороженные
лица и руки, а также сними с меня горчичники и выгони из "Харьковчанки"
как симулянта. Каждый должен возделывать свой сад.
- Услышал бы тебя батя...
- Думаешь, не слышал?.. Сколько раз спорили...
- Ну и, признайся, песочил тебя за такие взгляды?
- Было дело... Середины для него не существует - либо белое, либо
черное. Как он меня только не обзывал! и хлюпиком, и амебой, и гнилым
интеллигентом, но я не обижался, потому что...- Валера улыбнулся, - свой
разнос он заканчивал так: "Не хрусти позвонками, сынок, шею вывихнешь.
Кого люблю, того бью..." Батя мне - второй отец...
- Ладно... Сейчас начнешь кричать, что я использую недозволенные
аргументы и насилую твою психику... Так вот, рядом лежит родной тебе
человек, ставший жертвой равнодушия. А ты...
- Выходи его, Леша!
- Твое ходатайство решает дело. Дурак ты, Валерка!
- Пусть дурак, пусть кретин... Я его знаю лучше, вы - только по
работе... Он удивительный, все у него безгранично - и честность, и
мужество, и ненависть, и любовь... Не видел я таких людей, Леша!
- Тише, разбудишь, дай горчичники сниму. Ну, легче откашливается?
- А, к черту...
- Лезь обратно в мешок... гнилая интеллигенция. Значит, не пойдешь со
мной Синицына бить? Валера потемнел.
- Если с батей что случится - пойду и убью.
¶АЛЕКСЕЙ АНТОНОВ§
Алексея походники не узнавали, доктор стал молчалив, неулыбчив, даже
угрюм. За все шесть педель ни разу не взял в руки любимую гитару, а
когда его просили об этом, отнекивался, ссылался на помороженные пальцы.
Спрашивали Бориса, не получал ли доктор каких плохих известий, -
оказалось, не получал. Осторожно допытывались у Валеры, но тот ничего не
сказал и лишь посоветовал ребятам не лезть Алексею в душу.
Будь Антонов новичком, его поведение можно было бы легко объяснить:
не выдержал док, кишка оказалась тонка. Но за ним числился уже один
поход, безупречно проведенная зимовка.
Полярники - народ требовательный: им мало того, что доктор умеет
вырвать зуб или легким ударом ладони вправить вывих, им еще нужно в
этого доктора поверить как в человека. Особенно походникам: и потому,
что дело у них поопаснее, чем у других, и потому, что в массе своей они
обыкновенные работяги - в том смысле, что профессии механика-водителя
отдаются целиком, раз и навсегда, считают ее для себя самой подходящей и
ни на какую другую не променяют. И человек, зарабатывающий себе на хлеб
не физическим, а умственным трудом, уживается среди походников далеко не
всегда, к нему будут долго присматриваться, чтобы, понять, что он собой
представляет.
Если этот человек нарочито огрубляет свою речь, лезет вон из кожи,
чтобы показаться "своим в доску",- отношение к нему будет ироническое. А
если останется самим собой и ничем не выкажет своего превосходства (иной
раз иллюзорного, потому что диплом не заменяет ума, и недаром в народе
шутят, что лучше среднее соображение, чем высшее образование), тогда его
признают своим - будут от души уважать.
В Мирном походники жили вместе - в одном доме, и когда Алексей
приходил к Валере поговорить, ребята присаживались рядом, включались в
разговор. Что же касается бати, то, мало знакомый с научной
терминологией, он тем не менее легко вскрывал суть любого спора на
абстрактную тему и простыми, но несокрушимо логичными аргументами клал
на лопатки и Валеру и Алексея.
Очень любили походники эти вечера, не раз вспоминали о них и жалели,
что доктор притих и ушел в себя.
Как-то в один из тех вечеров разговор зашел о роли случая в жизни
человека - тема неисчерпаемая и богатая примерами. Алексей доказывал,
что судьба индивида зачастую зависит от слепого случая. Валера возражал,
и тогда Алексей предложил каждому рассказать, как он стал полярником. И
оказалось, что многие походники попали в Антарктиду вроде как бы но воле
случая!
Гаврилов молча лежал на своей койке, а когда до него дошла очередь,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Русанов Владислав - Стальной дрозд
Русанов Владислав
Стальной дрозд


Посняков Андрей - Ладожский ярл
Посняков Андрей
Ладожский ярл


Посняков Андрей - Крестовый поход
Посняков Андрей
Крестовый поход


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека