Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Лобанов хотел подвергнуть данное предположение критике, но передумал.
- Дойдем до места, разберемся.
Решетка была на замке, который легко открылся гвоздем. Дрезину выкатили из ниши, установили на рельсы, кое-как уместились на крохотной площадке, и телохранители маршала "СС" взялись за рычаги. И собранные не из кубиков, а из огромных швеллеров стены туннеля побежали мимо...
Сначала было решили двигаться без света, надев инфраоптические шлемы-очки, но при отсутствии тепловых источников видимость в туннеле была настолько слабой, что Ельшин, чтобы освещать путь, включил фонарь. Маюмура и гигант телохранитель работали не хуже мотора, и двенадцать километров до развилки отмахали всего за какие-нибудь четверть часа. По сигналу Генриха Герхардовича остановились. Ельшин слез, перевел стрелки, и дрезина свернула налево в полукруглый туннель меньшего диаметра, стены которого были сложены из специальных изогнутых швеллерных секций. Ехали недолго, преодолев метров двести пятьдесят, и остановились перед развороченными взрывом массивными воротами. По всему было видно, что стреляли с той стороны, изнутри видимого сквозь пролом подземного зала.
- ГП-ЗО, - определил телохранитель, оглядев вывернутые стальные листы. - Плюс "дыня-2".
Он имел в виду, что стреляли противотанковой гранатой из подствольного сорокамиллиметрового гранатомета. Ельшин прошипел что-то неразборчивое сквозь зубы, осклабился в ответ на взгляд Лобанова.
- Все-таки шли отсюда... сверху... но почему "федепасы" не выставили здесь пост?
- Значит, выходили не "федепасы".
Ельшин снова растянул рот в какой-то странной улыбке и без колебаний нырнул в пролом. Прислушиваясь к тишине, принюхиваясь к запахам пороховой гари, сырого бетона и ржавого железа, держа наготове оружие, остальные последовали за ним в подземный "гараж" генерала, где ждал его торпедовидный электровагон.
Пока телохранители рыскали вокруг, осматривая помещение, Лобанов обошел "торпеду", потом приблизился к Ельшину, который молча рассматривал еще одну дыру в стене, проделанную с помощью того же гранатомета.
- А ты мне ничего об этом схроне не рассказывал, - сказал Олег Каренович с оттенком укоризны.
- Тебе он все равно не пригодился бы, - глухо огрызнулся Генрих Герхардович. - Ничего не понимаю! Этой дырки, как и хода за ней, не должно было быть!
- Разве нам не туда?
- Нет. Пусть твои хлопцы проверят, что это за коридор, куда ведет, а мы пока поднимемся наверх. Все-таки в моем бункере побывали до меня, теперь я в этом уверен.
Ельшин поднялся на узкий карниз справа от электро-вагона и протиснулся в щель между приоткрытой полуметровой толщины металлической дверью и швеллером лутки. Посветил под ноги, разглядывая следы, четко отпечатавшиеся в пыли, и вцепился в скобы, образующие лестницу в бетонном колодце.
- Далеко лезть? - спросил Лобанов. Не получив ответа, со вздохом последовал за генералом. Маюмура, не проронивший за время экспедиции ни слова, молча поднялся за ним; второй телохранитель остался исследовать неизвестный Ельшину ход за разрушенной кирпично-шлаковой кладкой.
Вскоре они уже стояли посреди секретного бункера с компьютерным комплексом, озираясь по сторонам. Самые разные чувства волновали каждого из них.
Ельшин был бледен и страшен, он буквально трясся в каком-то нервном ознобе. Лобановым владели любопытство и восхищение, потому что машины, подобной этой, он еще никогда не видел. Устанавливалась она, очевидно, давно, не менее четырех-пяти лет назад, но дизайном, компоновкой, ощущением мощи и величия, запахом совершенства не уступала современным комплексам типа "Макинтош" или "Русич".
Генрих Герхардович достал из кармана плоскую металлическую фляжку, отвинтил пробку, сделал два глотка и заметно успокоился. Не отвечая на взгляды приятеля, подошел к столу и тронул сенсор включения компьютера.
На левой панели зажегся желтый огонек, но тут же побледнел и погас. Ельшин выругался.
- Питание? - подошел к нему Лобанов.
- Стационар отрублен, но должен был остаться контур аварийного изотопного генератора... который почему-то сдох.
- Может быть, те, кто выходил отсюда, включали компьютер, и генератор сел?
Ельшин побледнел еще больше, опорожнил полфляги и сел в черное кожаное кресло с регулируемым наклоном и высотой. Бесцельно пощелкал клавиатурой, сгорбился.
- Поищите выход наверх... хотя, наверное, его нет. Я знаю, в чем дело: кто-то проник в шахту лифта, но сработала активная отсечка.
Маюмура бесшумно скользнул в открытую дверь бункера и вернулся через минуту.
- Завал.
- Я же говорил, - кивнул Ельшин: он на глазах как-то сразу постарел, превратившись из подтянутого, полного жизненных сил человека в больного, дряхлого старика. - Знать бы, кто тут похозяйничал...
- Ты с этого компа вызывал своего... благодетеля?
- Ничего, мы сюда еще вернемся, - пробормотал Ельшин. - Ты аккумуляторы или МГД-генератор найдешь?
- Нет ничего проще.
- Тогда пошли отсюда. Больше нам делать здесь нечего. Не очень-то я и надеялся на удачу.
Они спустились в "гараж" с электропоездом, где их ждал рослый охранник, по лицу которого бродили тени каких-то сложных эмоций.
- Там... туннель... длинный... идти долго, - проговорил он, мучаясь и не умея передать на словах то, что видел. - Колодец... и снова идти... и дверь! Зеленая, как... шелковая, зеленая... я таких никогда не видел! Дальше не пошел...
Ельшин и Лобанов переглянулись, и маршал "СС" в третий раз сдал свидетелем того, как бывший босс Купола бледнеет и начинает дрожать. Отчего-то и у него самого зашевелились волосы на затылке; появилось ощущение, будто со всех сторон на них смотрит кто-то многоглазый, многорукий и холодный, как осьминог...
- Пошли! - наконец решительно произнес он. - Определимся наконец, что тут за катакомбы понастроены.
До зеленой "шелковой" двери добрались быстро. Подивились в молчании на отсвечивающие изумрудной зеленью, с голубым и фиолетовым отливом половинки крыльев гигантских жуков и углубились в коридор, стены которого были обложены такими же крыльями. А когда вышли на карниз, опоясывающий гигантскую пещеру с неописуемой красоты белоснежным "замком" на дне, даже невозмутимый Маюмура на некоторое время утратил свое хладнокровие.
- Что... это... такое?! - сдавленным голосом проговорил Лобанов, очнувшись от шока и преодолев охватившую его вдруг внутреннюю панику.
- Монарх не соврал... - пробормотал Ельшин, завороженный увиденным, отвечая скорее своим мыслям, чем на заданный вопрос. - Они существуют... а я не мог... дурак! Надо было тогда еще проверить... ах, идиот! И был бы на коне...
- Что ты там бормочешь? - Голос Лобанова взлетел под купол пещеры, отразившись от стен, потолка, и вернулся серией отголосков, долгим эхом, так что все вздрогнули.
Ельшин посмотрел куда-то сквозь Олега Кареновича, продолжая что-то нашептывать, потом взгляд его стал осмысленнее, в нем проступили прежний ум и жестокая воля, а в глазах затеплилась надежда. Он решительно сказал:
- Надо спуститься.
- Зачем?
- Поищем кое-что...
- Говори! - Лобанов сделал знак, и второй телохранитель легонько прижал Ельшина к стене. - Никуда мы не пойдем, пока не расскажешь, что это все значит и что ты хочешь найти.
Ельшин обмяк и вдруг сделал непонятное ныряющее движение, от которого гигант телохран крутанулся как волчок и осел на пол с выражением полнейшего изумления на лице. Маюмура мгновенно стал в стойку, защищая Лобанова, но Генрих Герхардович глянул на него презрительно, разогнулся и сказал спокойно:
- Не держи меня за слабака, маршал, любой твой "черный пояс" я заткну за пояс... - Он ухмыльнулся собственному каламбуру. - Перед вами, господа, живое свидетельство существовавшей когда-то на Земле цивилизации разумных насекомых. Хотите верьте, хотите нет! Я сам сначала не верил, и когда Монарх выдал мне эту информацию, я посчитал ее мифом. А так как "дворец" Инсектоцивилизации существует, то вполне может существовать и...
- Что? Да не тяни ты резину!
- ...оружие древних Инсектов, - помедлив, договорил Ельшин. - И это, брат, такое оружие, что... - Он оборвал себя на полуслове. - Ищите спуск, будем исследовать этот феномен!
После недолгих поисков обнаружили, что спуститься вниз, на глубину около ста метров, можно только по извивам двухметрового диаметра трубы, сделанной, судя по внешнему виду, из ажурной паутины тонкого и необычного рисунка. Телохранитель с сумкой попробовал спуститься первым и, не удержавшись на скользком изгибе, покатился вниз. Через минуту он подал голос со дна пещеры:
- Нормально, можете идти!
"Идти" означало катиться на спине со все возрастающей скоростью, но, к счастью, никому эта процедура вреда не причинила, хотя Лобанов привык преодолевать подобные препятствия более комфортабельным способом. Через некоторое время, невольно сбившись в кучу, участники экспедиции уже глазели на изумительной гармонии "замок" и странное сооружение перед ним - не то скульптуру, не то часовню.
Тишину в зале не нарушал ни единый шорох, поэтому и гости старались не производить шума, не делать резких движений, проникшись торжественно-нереальной атмосферой подземелья.
Ельшин пришел в себя первым.
- Нечего вертеть головами, ищите вход в эту "крепость". Монарх мне говорил, как она называется, но я не запомнил. Да это вовсе и не "крепость", и не "замок", и не "храм". В таких вот сооружениях жили древние Инсекты, то бишь насекомые.
- Тогда это муравейник, - хмыкнул Лобанов.
- Не похоже. Такое впечатление, что тут поработали гусеницы тутового шелкопряда или пауки. Впрочем, не это главное. Итак, вперед!
Они разошлись по залу, не отрывая пальцев от спусковых крючков автоматов, прислушиваясь к дребезжащему эху своих шагов, к каждому шороху, стараясь не приближаться к "скульптуре", глядящей на них с непередаваемо холодным и отчужденным выражением.
В основании "крепости" было много ниш и каверн, но все они заканчивались тупиками. Повезло Маюмуре, он первым углубился в трехметровой высоты полость, которая куда-то вела, очевидно, в глубины сооружения.
За время поисков необычная тишина, призрачный свет, исходящий из ниоткуда, грандиозность "замка" стали настолько непереносимы для пришедших сюда, что поколебали даже фанатичную целеустремленность Ельшина. Лобанов, человек далеко не трусливый, и тот готов был поскорее убраться из этого зала подобру-поздорову; но, посовещавшись накоротке, пришли к выводу, что все же необходимо проверить, куда ведет обнаруженный коридор.
Внутри "крепости" освещение потускнело, приобрело серебристо-пепельный оттенок. Носы пришедших жадно ловили запахи каких-то смол, трав, эфира и мускуса, муравьиной кислоты и камфары, раздражающие обоняние. Но скоро неприятные ощущения прошли, запахи стали более тонкими и сложными, не поддающимися определению.
Коридор обогнул "крепость" и нырнул куда-то вниз.
Озадаченные, исследователи остановились.
- Дальше я не пойду, - решительно остановился Лобанов. - Если материал, из которого сделан ход, такой же скользкий, что у той трубы, нас может занести черт знает куда. Без спецснаряжения отсюда не выбраться.
Маюмура безмолвно исчез где-то сзади, пока остальные исследовали на прочность стены и пол, вскоре объявился снова, сообщил:
- Там есть другие ходы.
Они вернулись на два десятка метров назад, и японец показал на нишу в стене коридора, мимо которой они недавно прошли. Таких ниш они насчитали штук пятнадцать, не углубляясь в них, посчитав тупиками. Но, как оказалось, каждая имела нечто вроде гибкой и тонкой дверцы, не имеющей запора, отодвинуть которую не составляло труда.
Оттолкнув Маюмуру, Ельшин полез в нишу первым. Свой пистолет он давно положил в карман и об опасности не думал.
Полуметровые, круглые в сечении, по виду сплетенные из жил белого матового стекла туннели все, как оказалось, выходили в центральный зал "крепости" с таким сложным рисунком стен, пилястров, контрфорсов, "сталагмитов" и "сталактитов", что в глазах зарябило, а от долгого их созерцания не могла не закружиться голова, словно от доброй порции алкоголя.
В центре зала высилась полупрозрачная ротонда с шестью витыми колоннами и сложнейшим паутинным шатром. Ползала поднималось к ротонде шестью наплывами, состоящими словно из жидкого расплавленного сахара, с застывшими "шерстинками" в глубине. Ступив на первый такой наплыв, люди поняли, что "сахар" тверд и невероятно скользок. Удержаться на нем не удалось никому.
- Все, хватит экспериментировать, - заявил потерявший терпение Лобанов. - Возвращаемся. Ничего мы втроем, без техники, не найдем. Когда подготовимся как следует, вернемся. Генрих, ты точно знаешь, что оно здесь есть? - Маршал имел в виду оружие Инсектов.
Ельшин промолчал, неотрывно глядя на ротонду, внутри которой проглядывал сквозь сплетение "паутинного" узора некий снежно-белый сгусток, не то саркофаг правителей "крепости", не то их трон.

ПЛАЧ ПО ПРОКУРОРУ




Каждую субботу и воскресенье, будь то зима, осень или иное время года, Генеральный прокурор проводил в загородном доме, назвать который дачей было бы просто кощунственно. Дом представлял собой роскошный трехэтажный дворец из цветного кирпича на двадцать комнат, с подземным гаражом, сауной, зимним и летним бассейнами, солярием, прекрасным садом в два гектара и подсобными помещениями, упрятанными под землей. Дом был окружен кирпичным забором, оборудованным фотоэлектронной сигнализацией и телекамерами, охранялся собаками и сторожами числом двенадцать, поэтому Николай Григорьевич чувствовал себя здесь в полной безопасности, отдыхая от трудов праведных, не очень праведных и совсем неправедных.
Располагался дом в сосновом бору, в ста километрах от Москвы, на окраине небольшого городка Вереи.
Не перестал ездить Николай Григорьевич в свою загородную резиденцию и после появления списка ликвидации "Чистилища", несмотря на уговоры друзей и беспокойство, вполне, вероятно, показное, работников прокуратуры. Был ли это вызов или точный расчет, неизвестно, однако тревожиться Плотникову особенно было нечего: сопровождение вояжей планировалось спецслужбами, кортежу давалась "зеленая улица", и, когда "мерседес" Генерального прокурора с двумя "фордами" охраны, автоэкипажем муниципальной милиции и "волгой" ГАИ выносило на Ленинский проспект, переходящий во Внуковское шоссе, движение на проспекте замирало. Поэтому время в дороге - сто километров до Вереи от кольцевой трассы, десять по Москве и шесть от шоссе до дома - не превышало сорока минут.
Все эти обстоятельства не помешали "думе" "ККК" разработать план ликвидации Генпрокурора именно во время одной из таких прогулок.
Претворению плана в жизнь предшествовал странный разговор Громова и Боханова, ответственного за компьютерное обеспечение предлагаемой акции.
- Владимир Эдуардович, - говорил координатор "Чистилища" во время встречи в секретном "тридцать первом" отделе Центра. - Вы хорошо знаете Маринича?
- Феликса Вансовича? - удивленно спросил Боханов. - Он уже три года заведует лабораторией психотроники, серьезный исследователь. Но рекомендовать его для работы в нашей конторе не могу.
- Речь не о том. Вы часто с ним беседуете о делах Центра?
- Вообще никогда не завожу об этом разговора, мы встречаемся только на оперативках раз в неделю, официально.
- А как часто он загружает компьютерный комплекс Центра своими задачами?
- Я не проверял, не знаю, очевидно, как все.
- Посчитайте. Теперь о задании. Проанализируйте два варианта ликвидации Генпрокурора и самый сложный рекомендуйте к исполнению на "полном квадрате".
- Зачем? - был явно озадачен комиссар-четыре.
- Так надо. Узнаете потом.
- Кому это надо?
- Мне лично.
- Хорошо. - Боханов не страдал излишним любопытством и расспрашивать шефа о причинах неординарного задания не стал, хотя в памяти разговор этот отложился.
Через пять дней после разговора на "квадрате" - собрании комиссаров - был принят план уничтожения Генпрокурора во время коллегии МВД, прямо в здании министерства. Реализация плана была сложной, тяжелой, зависела от точности состыковок всех исполнителей и грозила, в случае неудачи, невеселым тюремным исходом, если не путешествием на тот свет. Но убедили комиссаров два обстоятельства. Первое: телохранители в здание министерства не допускались, хватало своей охраны. Второе: покушение можно было подготовить заранее - в туалете, буфете и даже в малом зале заседаний на втором этаже.
А когда план был принят к исполнению, Громов вызвал Шевченко и приказал готовить второй вариант, предполагавший уничтожение Плотникова во время ближайшей его поездки за город.
Валерий Егорович тоже не любил задавать лишних вопросов, но тут не удержался:
- Дмитрий Олегович, я не ослышался? Мы же решили "погасить" его иначе.
- А тебя не настораживает факт совпадения наших акций с операциями спецслужб? Последние три раза мы все время натыкаемся на прямое противодействие, чего прежде никогда не было.
- Ну, спецслужбы обязаны... анализировать... они там тоже имеют головы на плечах... - Шевченко задумался. - Хотя, конечно, странно...
- Это уже не странность, Валерий Егорович, это закономерность. И я хочу ее поломать или в крайнем случае разгадать. Так что работайте по второму варианту, делая вид, что готовите первый.
Шевченко озадаченно почесал переносицу.
- Подготовку от остальных... необходимо скрыть?
- Разумеется. И вот еще что: готовится покушение на Никушина; генерала надо подстраховать, он нам еще понадобится. Подключи два мейдера сопровождения по-опытней. Один раз его предупредили, что машина заминирована, второй раз могут этого не успеть сделать.
- Кто предупредил?
Громов посмотрел сквозь комиссара-пятъ, и тот понял, что задал не очень корректный вопрос.
- И последнее. Балуева пока ни в одну из команд не включать, но как бы между прочим сообщить ему, чтоты работаешь по второму варианту с выходом на дачу Плотникова.
Шевченко нахмурился.
- Вы полагаете, что он...
- Я ничего не полагаю, - отрезал Дмитрий Олегович, - но хочу исключить малейшую возможность провала. Прошу вас сделать все так, как я сказал, Валерий Егорович... если хотите продолжать работать в "Чистилище" и дальше.
Шевченко поймал угрожающий блеск во взгляде координатора и содрогнулся, хотя никогда и никого в жизни прежде не боялся.
Генеральный прокурор собрался посетить свой загородный замок в субботу, восемнадцатого октября, предварительно отправив туда одну из своих девятнадцатилетних пассий, бывшую победительницу конкурса "Мисс Москва" Галину Звягинцеву.
Жена всегда знала о связях Николая Григорьевича, но делала вид, что ничего не происходит и что муж ее святой, ибо целиком зависела от него, как правительство от Центрального банка. К тому же и у нее самой имелись аналогичные секреты.
Процедура выезда и движения Генерального прокурора к месту отдыха выглядела следующим образом.
От здания Генпрокуратуры отъезжала машина ГАИ, за ней следовала "волга" последней модели с ОБЕД авангарда охраны, затем "чайка" с хозяином, и замыкала кортеж еще одна машина охраны - "форд" или джип "патрол". На Ленинском проспекте перекрывалось движение, а когда колонна выезжала на Внуковское шоссе, к ней присоединялись два автоэкипажа муниципальной милиции, в каждом из которых - инспектора-офицеры. По всей трассе предупреждались посты ГАИ, обеспечивающие "зеленый коридор", и кавалькада со свистом устремлялась вперед, не снижая скорости, делая по сто пятьдесят - двести километров в час, даже проезжая через населенные пункты.
Зная ритм и скорость передвижения Генпрокурора с его кортежем, "чистильщики" не стали рисковать, перенеся проведение акции с дороги на загородный дом Генпрокурора, имеющий множество подходов.
Дворец Николая Григорьевича располагался на участке в пятнадцать соток и был с трех сторон окружен сосновым бором. С четвертой простирался луг, спускающийся к реке.
Строился он итальянской фирмой в стиле модерн с использованием архитектуры и дизайна европейского типа. Первый этаж - холл, кухня, столовая, каминный зал, гостиная, застекленный зимний сад. Второй - четыре спальни и три ванные с электро - и гидромассажем. Третий - кабинет, игровой зал для карточных игр, уютный зал отдыха, мансарда.
Кроме того, дом имел встроенный гараж на три автомобиля, сауну с бассейном, спортзал, прачечную и винный погреб. Стоил такой дом по нынешним оценкам не слишком дорого - всего около полумиллиона долларов вместе с внутренней отделкой по высшему классу, внешними архитектурными элементами - эркерами и башенками, зубчатыми контрфорсами и балконами, а также мебелью, сантехникой, бытовой и кухонной аппаратурой.
Конечно, проще всего было убрать Генерального, как и любого деятеля, взорвав его в автомашине. Но так как при этом могли пострадать посторонние лица, телохранители или просто прохожие, "ККК" этот вариант не рассматривала, считая себя организацией "жестокого правосудия", а не фирмой террористического толка. Поэтому операция по ликвидации Плотникова готовилась таким образом, чтобы предотвратить случайные жертвы, и загородный дом считался идеальным местом для проведения казни. Зачем Громову понадобилось разрабатывать заведомо невыполнимый без потерь план с убийством Генерального прокурора в стенах здания МВД, стало известно в пятницу, когда исполнители получили сигнал "змея" - то есть свертывания операции. И по крайней мере два десятка их, готовых пожертвовать собой ради дела, вздохнули с облегчением, потому что не могли не обнаружить подготовки спецслужб к перехвату ликвидаторов "ККК".
Таким образом, Шевченко сам дотумкал, почему координатор настаивал на плане высшей категории сложности, операции по которой в терминологии спецслужб шифровались словом "элит".
Но это было еще не все. Ранним утром в субботу, когда все уже было готово к реализации плана "Загородная вилла", комиссар-пятъ получил предписание явиться со всей командой-один по указанному адресу в дом по улице Миклухо-Маклая, где его встретил координатор "Чистилища" с личной "обоймой" исполнителей класса "супер" в количестве двенадцати человек. Все они были отобраны Шевченко из числа бывших суперагентов "Вымпела" и "Альфы", проверены в деле, тренированы в группе и в одиночку, поэтому могли противостоять целым группам ОМОНа или спецназа.
- План меняется, Валерий Егорович, - сказал Громов, одетый в маскировочный комбинезон, как и его телохранители. - Произошла утечка информации.
- Я понял это еще вчера.
- О нет, вчера произошло то, чего я ждал, мы отвлекли силы спецслужб и проверили мои подозрения. Я не собирался проводить ликвидоперацию с Плотниковым в здании МВД. Но и ваша подготовка с виллой Генпрокурора засвечена. Поэтому переходим на запасной вариант, который разрабатывал я лично. Переодевайте свою команду в форму ГАИ и милиции.
- А успеем? - хмыкнул Шевченко, чувствуя внезапный озноб и одновременно азарт от предвкушения предстоящей операции.
- У нас два с лишним часа на подготовку, многое уже сделано, остальное - оперативные действия. Должны успеть.
- Балуев пойдет со мной?
- Балуев пойдет со мной, - многозначительно проговорил Громов.
Машины выскочили с Ленинского проспекта на Внуковское шоссе и увеличили скорость. Впереди, как всегда, мчалась "волга" автоинспекции, включив сирену и трехсекционную мигалку, за ней следовала первая машина охраны, затем "чайка" Генпрокурора, вторая машина охраны, и замыкали колонну два "форда" муниципальной милиции, также с включенными мигалками.
В кабине "чайки", кроме Плотникова, находился еще один телохранитель, владеющий всеми видами оружия и восточных единоборств, и старший следователь по особо важным делам Каширин, ведущий дело "ККК" и контролирующий действия спецгруппы с претенциозным названием "Закон".
Николай Григорьевич не собирался приглашать его к себе в гости, надеясь за время в пути обговорить кое-какие детали предстоящей операции, которую следователь готовил против "Чистилища". Чувствовал себя Плотников хорошо, считая, что находится в полной безопасности, и мысли его витали далеко от этих мест - возле Багамских островов, куда Николай Григорьевич собирался махнуть в ноябре, чтобы расслабиться и покайфоватъ.
Кавалькада проскочила Анино, село Большое Покровское, въехала в Апрелевку, чуть замедлив движение, за Апрелевкой снова было увеличила скорость, но за мостом через Десну вынуждена была притормозить, а потом и вовсе остановиться: впереди на шоссе горели две машины. В оба конца очереди машин увеличивались без надежды на скорый проезд.
"Волга" сопровождения обогнула очередь по встречной полосе, приблизилась к машинам ГАИ, пожарной и "скорой", где ее также остановил офицер-гаишник.
- Прошу прощения, придется подождать, пока не потушим и не растащим. А так не проедете, шоссе полностью перекрыто, сами убедитесь.
- Как это произошло? - спросил старлей, старший машины сопровождения, отмечая, что не знает офицера, с которым ведет разговор.
- Столкнулись трактор и рефрижератор, а в них врезалась на полной скорости "шестерка" с пассажирами.
- А трактор как здесь оказался?
- Выехал с обочины, хотел пересечь шоссе, видимость здесь видишь какая, за поворотом? Кого провожаете?
- Ты что, майор, с луны свалился? Генеральный прокурор тут каждую пятницу-субботу, почитай, ездит.
- Я работаю недавно, - сухо сказал майор. - Но до выяснения деталей проезд будет закрыт.
- А объезд где-нибудь поблизости имеется?
- Могу порекомендовать только через Алабино. Повернете налево, по грунтовке пару километров и через Алабино снова выскочите на шоссе. Только не заплутайте в лесу, там два поворота направо и развилка.
- Черт, мы здесь не ориентируемся...
- Могу дать своего шофера для сопровождения.
- Будь другом, дай, - обрадовался старший лейтенант, - а то Генеральный крут на расправу, не любит ждать.
Майор отошел к своим сослуживцам, и вскоре одна из машин местного отделения ГАИ подала назад, развернулась, молодой усатый парень махнул рукой из окна, чтобы следовали за ним.
К машине сопровождения подошел один из телохранителей Плотникова, начальник авангардной ОБЕД.
- Что тут происходит? Долго будем стоять?
- Горят, - лаконично ответил старший лейтенант, указывая на затор впереди. - Попробуем в объезд.
Охранник мазнул взглядом по "волге", собиравшейся проводить колонну, кивнул.
- Пусть не гонит по буеракам, на шоссе выедем - нагоним график.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Ко времени моих слез
Головачев Василий
Ко времени моих слез


Роллинс Джеймс - Айсберг
Роллинс Джеймс
Айсберг


Шилова Юлия - Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины
Шилова Юлия
Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека