Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Да вот, ехал мимо, решил заглянуть. - Ходаков опустился в мягкое
кресло. В отличие от остальных увиденных им помещений кабинет главного
производил впечатление полного благополучия и процветания. Стандартная
офисная мебель: огромный стол, приставной столик, пара кресел на колеси-
ках, два глубоких для отдыха, широкий раскладной диван, мебельная стенка
с телевизором и видеомагнитофоном.
- Это хорошо, правильно сделали, - кивнул Нечаев, как будто ни с того
ни с сего съехать с трассы, чтобы поздороваться после пяти лет от-
сутствия, считалось в порядке вещей.
- У меня небольшое дело... - Ходаков дружелюбно улыбнулся. - Я же
сейчас работаю в банке...
- Да, да, я слышал...
- К нам обратился клиент за крупным кредитом. А у него в свое время
были серьезные проблемы с головой. Встал вопрос: можно ли иметь с ним
дело? И я решил навести справки у вас, потому что он здесь лечился.
- А-а-а... - Леонид Порфирьевич перевел дух. - Хотите выпить?
Он успокоился, расслабился и сейчас лихорадочно искал предлог отка-
зать. Что тут странного? Обычное дело... Вначале решил, что пришли по
его душу, - мало ли какие неприятности могут выплыть из прошлого... А
раз нет - зачем нарываться? Доступ в архивы психбольницы закрыт стро-
го-настрого: здесь можно такого компромата накопать! И на таких людей!
- Выпить? - переспросил Ходаков. Опера "бывшими" не бывают. - Спирти-
ку?
- Почему спиртику? И водочка есть, и коньяк, и виски...
- Да это я так, историю одну вспомнил, - Ходаков улыбнулся и покрутил
головой. - Забавная история, как анекдот можно рассказывать.
- Интересно, - Нечаев тоже улыбнулся и, потянувшись к стенке, открыл
дверцу бара. Вспыхнувший свет подсветил янтарное содержимое замысловатых
бутылок.
- Работал я как-то с одним инженером, а он, оказывается, голубой. Я
ему говорю: что ж ты к врачу не пойдешь, вылечился бы, стал нормальным
мужиком. А он отвечает: да ходил я к психиатру, только хуже вышло... По-
чему ж хуже? Да потому... Рассказал я ему все, а тот сразу дверь на ще-
колду запер, достал спирт и говорит: это дело не страшное, многие со
своим полом спят, и ничего, давай спиртику выпьем... Кончилось тем, что
он меня прямо на кушетке и отжарил. А я решил: раз так, значит, так
пусть и будет...
Ходаков приглашающе рассмеялся, но главный его не поддержал и с мрач-
ным видом закрыл бар. В глазах его вновь появилась настороженность.
- Фамилия нашего клиента Лапин, зовут Сергей Иванович, год рождения
1964-й, попал к вам в сентябре девяносто первого. Вот его фотография.
Он протянул прямоугольник шесть на девять, принесенный Лапиным для
личного дела.
Леонид Порфирьевич нацепил на переносицу узкие, для чтения, очки без
оправы, повертел в пальцах фотокарточку.
- Нет, не припомню такого... Сейчас позвоню, чтобы нашли историю...
Он снял трубку.
- Люда, поищи карточку на Лапина Сергея Ивановича. Поступил к нам в
сентябре девяносто первого года. Записала? Срочно, я жду у телефона.
Нечаев еще раз посмотрел на фотокарточку, снял очки, погрыз стальную
дужку.
- Вряд ли она сохранилась после того пожара...
Ему явно не хотелось вспоминать сырую ноябрьскую ночь. Еще больше
этого не хотелось Ходакову. Потому что главный только создал условия, а
поджигал регистратуру и архив лично он. Соучастие в преступлении, вот
как это называется. Правда, тогда это называлось по-другому: специальная
операция. Он успел вовремя - через три дня явилась комиссия по расследо-
ванию злоупотреблений КГБ, но фактов использования психиатрии в кара-
тельных целях обнаружить не удалось, только пепел...
Телефонная трубка ожила, главный с минуту послушал.
- Хорошо, нет так нет.
И, будто извиняясь, развел руками. Все складывалось наилучшим обра-
зом: он сделал все, что мог, и не его вина, если документы сжег сам ува-
жаемый Василий Иванович.
- А если у Зои спросить?
Ходаков хорошо знал кузяевскую "кухню" и попал в точку. Заведующая
отделением помнит своих больных лучше, чем главврач.
- Действительно, - Нечаев набрал короткий номер. - Зоя Васильевна,
зайдите ко мне.
Сердце Ходакова учащенно забилось. Через несколько минут на пороге
возникла блондинка лет сорока пяти, в наброшенном поверх брючного костю-
ма белом халате. Броский, но с чувством меры макияж, тонкие полукружья
бровей, миндалевидные, чуть раскосые глаза, подобранная стройная фигура.
Зоя Васильевна Белова, кандидат медицинских наук, заведующая отделе-
нием психической реабилитации, агент областного УКГБ в 1981 - 1992 го-



дах, оперативный псевдоним Лиса, состояла на связи у оперуполномоченного
Ходакова, после увольнения последнего из органов поддерживать довери-
тельные отношения отказалась, исключена из числа негласных сотрудников в
мае 1992 года.
Но Нечаев, как, впрочем, и все остальные, знал ее только в первых
трех ипостасях.
- Видите, кто к нам пришел? Узнаете?
Сердце колотилось, как в семьдесят девятом, в Степнянске, во время
массовых беспорядков, когда разъяренная толпа принялась обыскивать по-
дозрительного чужака, а удостоверение было в носке, а на столбах уже ви-
сели головами вниз два "проколовшихся" милиционера.
Карие глаза в упор рассматривали бывшего курирующего офицера. В опе-
ративном общении он имел прозвище Кедр.
- Узнаю...
- У Василия Ивановича есть вопросы по одному нашему бывшему пациенту.
Как там его фамилия...
- Лапин, - хрипло произнес Ходаков.
Он явно чувствовал себя не в своей тарелке, хотя не мог бы объяснить
- почему. У них не было неисполненных обязательств друг перед другом, не
было скандалов при расставании, не было взаимных упреков и оскорблений.
Просто тринадцать лет не вычеркиваются из жизни бесследно.
Зоя Васильевна не отводила взгляда, и его замешательство усиливалось.
Пять лет большой срок, и он не знал, жива Лиса или нет. И про то, что
Кедр жив, он тоже узнал минуту назад.
- Тогда, может быть, пройдем ко мне?
Будто катапульта выбросила его из кресла. Он сдерживался изо всех
сил, следил за мимикой, голосом, движениями, чтобы не допустить суетли-
вости, не проявить растерянности, не выказать владеющих им чувств. Ском-
канно попрощался с Леонидом Порфирьевичем, сгреб в охапку пальто и шап-
ку, механически кивнул девчушке в приемной и пришел в себя, когда они
остались наедине.
- Давненько не виделись, - заметила между прочим Зоя Васильевна и за-
няла свое место за столом. - Так что вас конкретно интересует?
Ходаков протянул фотокарточку, зацепился взглядом за ее руки - креп-
кие пальцы с ярко-красным маникюром, он любил такой цвет, особенно на
пальцах ног... С принуждением отвел взгляд, осмотрелся. Маленький каби-
нет, стены в обоях, на окне шторы - видно, из дома принесла, обычный
канцелярский стол, два стула, книжный шкаф, набитый какими-то папками,
сейф. Больше рассматривать было нечего, и он вернулся к исходной точке.
Пальцы чуть подрагивали, мышцы лица напряжены, морщинок прибавилось,
особенно вокруг рта, но это ровно никакого значения не имело.
- Кажется, я его припоминаю... Как, говорите, фамилия?
- Лапин.
- Точно, я его и вела, - Зоя Васильевна протянула снимок обратно. На
миг их пальцы встретились, Ходакова будто ударило током.
- Его привезли с вокзала, только приехал и будто бы попал под маши-
ну... Никаких следов аварии, ни кровоподтеков, ни переломов, ни ссадин,
просто потеря памяти. В кармане нашли справку: он действительно попал
под машину, но за пять месяцев до этого, в Москве, лечился в Склифе...
Переломы ребер, закрытая травма черепа, амнезия. Скорей всего здесь он
просто потерял сознание, а в "скорую" позвонили, что сбила машина, так и
пошло...
- Он что, совсем ничего не помнил? - У профессионала дело всегда бе-
рет верх над чувствами: хотя кровь бурлила и будоражила сознание, сейчас
перед Ходаковым сидел лечащий врач Лапина. Но сквозь холодный облик вра-
ча то и дело проглядывал теплый образ любимой некогда женщины. - Что-то
же он говорил, может, были необычные действия, странные поступки...
- У них у всех странные поступки. И у этого... На второй или третий
день его ведут в рентгенкабинет, навстречу идет наш доктор, этот Лапин
бросается на него и вырывает портфель...
Зоя Васильевна сидела прямо, говорила деловито и официально. Расстег-
нутый халат открывал строгий темный жакет с блестящими пуговицами. А во-
ображение и память открывали все остальное... Матовые покатые плечи,
чуть выступающие ключицы, родинку в форме звездочки, округлые, чуть от-
висающие груди с высоко расположенными сосками, подтянутый, почти без
жира живот, неглубокую выемку пупка, явно выраженную благодаря широким
бедрам талию...
- Портфель? - переспросил Ходаков. - Какой портфель?
- Обычный черный "дипломат", далеко не новый. На него тут же налетели
санитары, но он расшвырял их как котят. А ты ведь знаешь наших санита-
ров...
- Интересно! - Он даже не обратил внимания на проскользнувшее "ты". -
А сколько их было? Он применял какие-нибудь специальные приемы?
- Кто его знает, что он применял. Но человек трех раскидал.
- А дальше?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Заначка Пандоры
Сертаков Виталий
Заначка Пандоры


Шилова Юлия - Дитя порока, или Я буду мстить
Шилова Юлия
Дитя порока, или Я буду мстить


Володихин Дмитрий - Возвращение в Форност
Володихин Дмитрий
Возвращение в Форност


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека