Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

способности. "Никто не должен знать, что ты это умеешь", - не уставал
повторять ему Сауляк.
- У тебя, я помню, бабы какие-то были знакомые в "Метрополе". Ты с
ними еще не рассорился? - спросил он Гарика.
- Как можно, Пал Дмич, - заулыбался Асатурян. - Женщина - это святое,
с женщинами ссориться нельзя. Их беречь нужно.
- Вот это правильно, - кивнул Павел. - Послезавтра в "Метрополе" ме-
роприятие, будешь работать.
- Всегда готов! - радостно откликнулся Гарик и вскинул руку в дураш-
ливом жесте пионерского приветствия.
Последним, кого навестил Сауляк, был Карл Фридрихович Рифиниус, муж-
чина в годах, с молодых лет игравший роль мрачного красавца. Карл был
посильнее Риты, но далеко не таким, как Миша Ларкин. Он был одарен при-
мерно так же, как Гарик Асатурян, но, как сказали бы актеры, фактура у
него была другая. Рослый, импозантный, с рано поседевшей густой шевелю-
рой и черными сверкающими глазами, он сводил женщин с ума, причем без
всякого применения способностей к внушению. У него был имидж трагическо-
го героя, который он себе состряпал лет в двадцать, и к пятидесяти четы-
рем годам так из него и не вышел.
Карл Фридрихович был профессионалом, работал врачом-психотерапевтом и
при лечении своих пациентов широко применял гипноз. Но был у него один
недостаток, даже не недостаток, пожалуй, а так, черта характера. Он
очень хотел, чтобы его любили. Причем потребности любить кого-то самому
он не испытывал абсолютно. Недостатка во влюбленных женщинах у него ни-
когда не было, с некоторыми он сближался, большинство же держал на расс-
тоянии, но постоянно подавал им надежды и делал авансы, чтобы не сорва-
лись с крючка. Не мог он удержаться и от флирта с пациентками, причем со
всеми подряд, а не только с хорошенькими. Каждая влюбленная в него жен-
щина словно давала ему новый заряд энергии, подпитывала силы, придавала
вкус его жизни.
На женщинах он и сгорел. Одна влюбленная по уши пациентка, прождав
несколько месяцев, когда же наконец красавец доктор перейдет от компли-
ментов к делу, и так и не дождавшись, написала заявление в прокуратуру,
из которого явствовало, что доктор Рифиниус, погрузив ее в гипнотический
сон и воспользовавшись ее беспомощным состоянием, изнасиловал несчаст-
ную. И все бы ничего, если бы не оплошность Карла Фридриховича: он рабо-
тал без ассистента, хотя это и не полагается. Свидетелей печального со-
бытия не было, но не нашлось и тех, кто мог бы подтвердить, что Рифиниус
к своей пациентке и пальцем не прикоснулся. А потерпевшая утверждает,
что очень даже прикоснулся, и не только пальцем... А муж у этой пациент-
ки оказался большим-пребольшим начальником из партийно-государственной
элиты, и доктор Рифиниус понял, что заниматься ему врачебной практикой
больше не дадут. Не судьба.
Можно было, конечно, бороться, доказывать, давать интервью, обвинять
клеветницу... Можно было бы, случись эта история хотя бы на три-четыре
года позднее, когда уже и о демократии заговорили, и о плюрализме, и о
свободе печати. Но случилось это в восемьдесят пятом году, и никаких
шансов победить в этой борьбе у Карла Фридриховича не было. Более того,
ему ясно и недвусмысленно дали понять, чтобы он подобру-поздорову убрал-
ся из столицы нашей родины куда-нибудь в глушь, ибо таким негодяям изв-
ращенцам не место там, где живут и работают лучшие люди страны, ее
честь, ум и совесть. Карл вздохнул и начал заниматься обменом московской
квартиры на хороший большой дом где-нибудь в Центральной России. Был он
одиноким, как и все, кого вербовали в группу Павла Сауляка. Многосемей-
ные там были не нужны.
И вдруг появился человек, который сказал, что при определенных усло-
виях. Рифиниус может остаться в Москве. Условий было три: прекратить
врачебную практику окончательно в любом ее виде, сменить имя и место жи-
тельства, оказывать услуги этому человеку и выполнять его задания. Карл
не был наивным и глупым, по одному только стилю решения проблемы он со-
образил, что имеет дело с могущественной организацией, и быстро догадал-
ся, какого рода могут быть эти услуги и задания. Деньги ему не были нуж-
ны, он уже заработал достаточно, чтобы жить так, как ему нравится. Пос-
кольку в пациентах у него ходили самые избранные, то в виде благодарнос-
ти за лечение он за время работы врачом получил все, о чем мечтал, по
мизерным ценам, доступным даже обыкновенному инженеру. Бояться ему было
нечего, криминала за ним никакого не числилось, а то, чего он не совер-
шал, ему уже и без того навесили. Но его жгла ненависть. Ненависть к
этой раскормленной обожравшейся дуре, которая посмела отомстить ему за
то, что ее не трахнул. Ненависть к ее высокомерному импотенту мужу, ко-
торого он, кстати, тоже лечил пару лет назад. Ненависть ко всему, что
олицетворялось умом, честью и совестью, в одном городе с которыми ему
было заказано жить.
Павел дал ему новые документы, в которых была вклеена его фотография,
но стояло совершенно другое имя. Теперь он был Константином Федоровичем



Ревенко. Сауляк пояснил ему, что имя выбирал, стараясь сохранить инициа-
лы, в противном случае Рифиниусу пришлось бы вырабатывать совсем другую
подпись, а так можно только чуть-чуть изменить старую, привычную. Да и
носовые платки, на которых влюбленные дамы старательно вышивали его ини-
циалы, пришлось бы выбрасывать, а жаль, все-таки натуральный батист, не
какая-нибудь там китайская синтетика. Новоявленный Ревенко поменял место
жительства и растворился в многомиллионной Москве.
Работал он не из любви и благодарности, как Рита, не из жадности, как
Миша Ларкин, и не из страха перед тюрьмой, как Асатурян. Он сотрудничал
с Павлом из идейных соображений, ибо ненавидел весь свет, а особенно -
тех, против кого, собственно, и работал чаще всего. Павел не обольщался
насчет мотивов, которыми руководствовался бывший доктор, поэтому и зада-
ния давал ему соответствующие. Партийные деятели, работники правоохрани-
тельных органов, крупные руководители. Сауляк старался, чтобы каждый
раз, выполняя задание, Карл чувствовал жгучую сладость мести.
Крючок, на котором сидел Рифиниус, был эмоциональным, а не матери-
альным. Рита боялась психушки, Ларкин - нищеты, Гарик - тюрьмы, а Карл
не боялся ничего, и эту неувязочку нужно было быстренько исправить. Одно
из первых заданий, которое выполнял Рифиниус-Ревенко, состояло в доведе-
нии до самоубийства молодой девушки, студентки-первокурсницы. Некие
очень богатые, но не очень законопослушные люди были заинтересованы в ее
отце, но тот, за год до этого потеряв жену, упорно отказывался от выгод-
ных предложений и твердил: "Я готов рискнуть, но если что-то не получит-
ся и меня посадят, что будет с моей девочкой? Как она будет жить, зная,
что ее отец - вор?" Одним словом, девочка мешала, а папеньку очень нужно
было прибрать к рукам, потому что никто, кроме него, не имел права под-
писывать необходимые этим людям документы. Поэтому после того, как дочь
ни с того ни с сего прыгнула с балкона двенадцатого этажа, отца смогли
уломать, взяли его в долю и сделали на этом колоссальные деньги. А в ру-
ках у Павла оказались веские доказательства причастности Карла к смерти
девушки. Вот этими доказательствами он его и держал.
Два года, которые Сауляк провел за решеткой, Карл-Константин вел
жизнь тихую и спокойную. Пенсионного возраста он еще не достиг, но денег
за время работы на Павла заработал столько, что мог о доходах не беспо-
коиться. Жил в своей просторной квартире, холил двух собак - ирландских
сеттеров, ездил на охоту. Иногда приводил женщин, но никогда не допус-
кал, чтобы они оставались у него жить. Через полчаса беседы с ним Павел
с огорчением убедился, что ненависть Рифиниуса насытилась и угасла и
единственным стимулом остался страх перед имеющимися у Павла доказа-
тельствами причастности к смерти той несчастной девочки. Стимул был, ко-
нечно, сильный, никто не спорит. Под воздействием такого стимула Гарик
прекрасно работает и будет работать еще много лет, пока срок давности не
истечет. Но Гарик - молодой, ему еще и сорока нет, а стало быть, спо-
койствия и мудрости тоже пока маловато. Рифиниус много старше, и как
знать, не махнул ли он рукой на печальную перспективу попасть под суд.
Тем паче материалы на Гарика были куда как весомее достаточно спорных
улик, которые имелись на Карла.
- Я рад нашей встрече, - говорил Карл Фридрихович, попыхивая сигаре-
той, но Сауляк видел, что это неправда. Не рад он. Жил себе спокойно це-
лых два года и хотел бы, наверное, жить так и дальше. Незачем ему искать
на свою голову приключения.
- Карл Фридрихович, мне понадобится ваша помощь, но я обещаю, что это
в последний раз. Я понимаю, что вам хочется покоя, вы устали от меня. Я
ценю все то, что вы для меня когда-то сделали, а сделали вы немало. Это
была трудная работа, и вы имеете полное право спокойно отдыхать от нее.
И я прошу вас просто о личном одолжении, - мягко говорил Сауляк, стара-
ясь не встречаться глазами с бывшим психотерапевтом. - Помогите мне в
последний раз, и больше никаких заданий. Разумеется, ваша работа будет
должным образом оплачена.
- Хорошо, - со вздохом согласился Рифиниус. - Я сделаю все, что нуж-
но.
"С тобой надо заканчивать, - мелькнуло в голове у Павла. - Отработа-
ешь в этот раз - и все. Конец".
Банкетный зал гостиницы "Россия" сверкал и переливался огнями, причем
с первого взгляда трудно было точно определить, что сверкало больше:
хрустальные люстры или бриллианты, которыми были обвешаны с ног до голо-
вы присутствующие дамы. Происходящее здесь событие было связано с нефтя-
ным бизнесом, который, как известно, влечет за собой много крови и смер-
ти, но зато тем, кто остается в живых, приносит огромные доходы.
Олег Иванович Юрцев был на этом мероприятии почетным гостем, ибо мно-
гие из собравшихся здесь когда-то одалживали у него деньги на то, чтобы
начать собственное дело. Более того, он по своей инициативе предложил
устроителям презентации оплатить проезд и трехдневное пребывание в Моск-
ве некоторым зарубежным бизнесменам, не чуждым страсти к халяве. Сами
они не стали бы тратить деньги на то, чтобы здесь поприсутствовать, а


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Колонисты
Володихин Дмитрий
Колонисты


Посняков Андрей - Московский упырь
Посняков Андрей
Московский упырь


Каменистый Артем - Практикантка
Каменистый Артем
Практикантка


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека