Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Давид. Ему четырнадцать лет, у него светлые рыжеватые вихры, вздернутый нос
и слегка оттопыренные уши.
Давид (хмуро). Ну, что?
Чернышев. Во-первых, здравствуй.
Давид. А мы днем виделись.
Чернышев. А во-вторых... (Вольфу.) Вот, пожалуйста - Давид Шварц!
Вольф. Так! (Вгляделся, улыбнулся, кивнул головой). Да, это Давид
Шварц. Ошибиться трудно. Глупые люди сказали бы, что все повторяется - род
уходит и род приходит... Но мы теперь знаем, что все имеет свое начало и
свой конец!
Давид (с внезапно просветленным лицом). Мейер Миронович?!
Вольф. Догадался?
Давид. Здравствуйте, Мейер Миронович! Когда вы приехали?
Вольф. Вчера. Собственно говоря, сегодня я уже должен был ехать дальше
- но очень уж мне хотелось посмотреть на тебя! (Огляделся, придвинул кресло,
сел.) Если не возражаешь, я немножко присяду!
Давид (смутился). Извините, конечно! (После паузы.) Мейер Миронович, а
вы мое последнее письмо получили?
Вольф. Получил. Но ответить не успел - я уже собирался в дорогу...
Впрочем... (Из кожаной папки, которая у него в руках, достал какой-то
конверт, из конверта старую фотографию, протянул фотографию Давиду.) Смешно,
что из всех моих старых вещей у меня уцелела именно эта фотография... Вот -
взгляни! Это некоторым образом ответ на твое последнее письмо! Ты просил,
чтобы я рассказал тебе про твоего дедушку Абрама - вот мы с ним вдвоем!
Давид (сдвинув брови). Он слева?
Вольф. Да! (Обернулся к Чернышеву.) Извините, но я как-то сразу не
сообразил... Вы, наверное, товарищ Чернышев?
Чернышев (протянул руку). Иван Кузьмич! Про вас, Мейер Миронович, я
тоже слышал. С приездом.
Вольф. Спасибо. Большое спасибо.
Давид (в недоумении разглядывая фотографию). Странно!
Вольф. Что тебе странно, милый?
Давид. Ну, вы же знаете... Я вам писал... Дедушку Абрама расстреляли
фашисты... Он набил морду гестаповцу и они его расстреляли!
Вольф. Ну и что же?
Давид. А здесь, на фотографии, он какой-то маленький и...
Вольф (слегка насмешливо). А ты думал, что он был похож на Спартака или
на Чапаева? Нет, нет, милый - он был маленького роста, и когда работал -
надевал очки, и очень боялся темноты... И вообще он всю свою жизнь -
чего-нибудь боялся!
Давид (возмущенно). Но он набил морду гестаповцу!
Вольф (с той же интонацией). Ну и что же? Не повторяй ошибки глупцов -
не ищи всегда прямых связей! У портных есть поговорка - если клиент
заказывает к костюму две пары брюк, это еще не значит, что у него четыре
ноги! (Помедлив.) Маленький, старый, трусоватый человек бросается с кулаками
на гестаповца... Он выходит - один - против целой армии... Впрочем, нет -
это тоже ошибка! Он был не один! Родина его, его сыновья и внуки - стояли за
ним, вот в чем секрет! И этот секрет, наверное, в самую последнюю минуту
своей жизни понял твой дедушка Абрам... Понял и перестал, наконец,
бояться!..
Давид (растерянно). А я не думал... Я ведь совсем... Ну, просто совсем
ничего про него не знал! С папой - другое дело - у меня и фотографии его
есть, и письма с фронта, и пластинки, на которых записано, как он играл...
Вольф. Где он погиб?
Давид. Он умер в госпитале, в Челябинске. Он был контужен и ранен, и
все надеялись, что он останется жив, но он умер... На руках у тети Люды и
дяди Вани! (С сердитым смешком.) Мама почему-то считает, что я не могу его
помнить! А я его прекрасно помню, прекрасно!
Чернышев (покачал головой). Ну, что ты, братец, сочиняешь?
Давид (неожиданно и мгновенно взрываясь). Я сочиняю, да?! Это мама вас
всех уговорила, что я сочиняю, что я маленький, что я ничего не знаю, не
помню, не понимаю! А я, между прочим, если хотите знать, все помню, все! Вы
думаете, я не помню, как мама с вами советовалась... Не изменить ли мне...
Ну, одним словом - не взять ли мне ее фамилию! Вы думаете, я не помню, как
тетя Люда прибежала к нам сюда, ночью, и плакала - когда вас исключили из
партии?!.
Вольф (взглянул на Чернышева). Ах, вот как?! Было и это?
Чернышев. Все было.
Вольф. Когда?
Чернышев. В пятьдесят втором. За потерю бдительности и политическую
близорукость - так было записано в решении.
Вольф ( усмехнулся). Близорукость?! Один профессор-глазник... Мы с ним
вместе работали в шахте... Так вот, он рассказывал мне, что бывают случаи,
когда ранняя близорукость переходит в позднюю дальнозоркость?..



Снизу, со двора, раздается чей-то истошный крик:
- Дави-и-и-д!..
Давид подбегает к окну, перевешивается через подоконник:
- Чего-о-о?
Несколько секунд продолжается таинственный, главным образом - при
помощи жестов, разговор между Давидом и невидимым собеседником во дворе.
Наконец, Давид слезает с подоконника.
Давид. Дядя Мейер, вы извините, вы не очень торопитесь?
Вольф. Не очень... А тебе нужно куда-то идти?
Давид. Да нет... Там - Вовка Седельников... И он просит... Ну, я только
сбегаю вниз и тут же вернусь... Хорошо?
Вольф. Хорошо, конечно.
Давид. Я - мигом.
Давид убегает. Молчание. Снова загремел по радио торжественный марш.
Вольф. День Победы сегодня.
Чернышев. Да. День Победы.
Вольф. Большой праздник.
Чернышев достает спрятанную Таней бутылку коньяку, две чистых рюмки.
Чернышев. Хотите?
Вольф (помолчав). А вы знаете что - с удовольствием! Чернышев (наливает
коньяк в рюмки). Ну, ладно. Выпьем. Помянем. Помолчим.
Вольф и Чернышев, не чокаясь, пьют. Молчание.
Вольф (внезапно). Хороший мальчик.
Чернышев. Трудный.
Вольф. А разве бывают легкие?! Главное, чтоб и ему не свела скулы
оскомина.
Чернышев. В каком смысле?
Вольф. В Священном Писании сказано - "Отцы ели кислый виноград, а у
детей на зубах оскомина"!.. Закон возмездия! (Снова помолчал, размял в
пальцах папиросу, зажег спичку, закурил.) Под старость мне все чаще и чаще
вспоминается детство, местечко, где я родился, и лохматые местечковые
мудрецы - те самые, что с утра и до ночи вбивали этот закон в наши ребячьи
головы! (Грозным движением поднял тяжелую руку.) Помните всегда, ты -
чернявенький, и ты - рыжий, ты - конопатый, и ты - быстроглазый, помните и
не забывайте, что на вас лежат грехи отцов ваших, дедов ваших и прадедов...
И сколько бы ни молились вы и ни каялись - будут дни ваши безрадостными и
долгими, а ночи - душными и короткими - и все потому, что отцы ели кислый
виноград, а у вас, детей, на зубах оскомина... Знаете, Иван Кузьмич, я
пролетел сейчас через всю страну - из Магадана в Москву... Может быть,
некоторым я казался немножко сумасшедшим - но и в пути, и здесь - я хожу и
заглядываю в лица молодым... Мне, понимаете, хочется убедиться, что они уже
есть, что они существуют - эти молодые с добрыми глазами и добрым сердцем,
которые только добрые дела, только подвиги их отцов и старших братьев
принимают в наследство!..
Чернышев. Видите ли, Мейер Миронович... Кстати, я ведь не оченьто в
курсе - как это у вас получилось с Давидом? Как у вас началась переписка?
Вольф. Сначала - когда мне уже было можно-я написал в Тульчин, Абраму
Ильичу. Но открытка вернулась обратно с пометкой - "за ненахождением
адресата"... Тогда я запросил через Московский адресный стол - так мне
посоветовали умные люди - адрес Давида Шварца! (Улыбается.) Конечно, я имел
в виду другого Давида - но ответил мне этот...
Чернышев (встал, прошелся по комнате, остановился). Вы сказали - добрые
дела?! (В упор взглянул на Вольфа.) А заблуждения? Преступления? Ошибки?..
Нет, нет, погодите, дайте мне договорить! Вчера мне вернули мой партийный
билет! И вот я шел из райкома и так же, как и вы, заглядывал в глаза
встречным... Когда-то я воевал на Гражданской, потом учился, был секретарем
партийного бюро Консерватории, начальником санитарного поезда, комиссаром в
госпитале... Работал в Минздраве... После пятьдесят второго мне пришлось,
как говорится, переквалифицироваться в управдомы... И вот я шел из райкома и
думал. ..(Снова зашагал по комнате.)... Нет, Мейер Миронович, не так-то все
просто!.. И они, эти молодые, они обязаны знать не только о наших
подвигах... Мы сейчас много говорим о нравственности. Нравственность
начинается с правды! (Поглядел на портрет старшего Давида.) Вот ему когда-то
на один его вопрос я ответил трусливо и подло - разберутся! Понимаете?! Не я
разберусь, не мы разберемся - а они, там - разберутся! И я знаю, Тане
нелегко с этим мальчишкой, но мне нравится... Мне, черт побери, нравится,
что он хочет и пытается до всего дойти сам... Пришло видно такое время -
время задавать вопросы и время на них отвечать!..
Возвращается Давид. Он прижимает к груди проекционный фонарь и жестяную
коробку с диапозитивами.
Давид (отдуваясь). Извините!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Ликвидаторы
Корнев Павел
Ликвидаторы


Зыков Виталий - Под знаменем пророчества
Зыков Виталий
Под знаменем пророчества


Головачев Василий - По ту сторону огня
Головачев Василий
По ту сторону огня


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека