Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Джип на полном ходу затормозил посреди дороги, отчего его бросило вперед. Резкий визг тормозов совпал со стуком дверцы - выпрыгнул Алги.
Седой ожидал появления других машин и начала стрельбы, но вокруг было тихо. Никто не вылетал из оврага, не выскакивал с обочины, а дорога у леса оставалась пустой.
Из джипа вылез молодой парень с автоматом, сделал несколько шагов навстречу грузовику и развел руки в сторону.
- Алги, не стреляй! - крикнул Седой и спрыгнул на землю. Парень обвел караван внимательным взглядом, потом обернулся назад, на шум. Это возвращался "мустанг".
Седой встал перед грузовиком, держа автомат в руках, и спросил:
- Что тебе надо?
Парень криво усмехнулся, закинул оружие на плечо и хрипло ответил:
- Здорово, Седой. Не узнаешь?

Сигаретный пепел упал на край карты, под дуновением легкого ветерка разгорелся яркой звездочкой. Широкая ладонь смахнула его на землю, большой палец стер черный след с целлофана.
- Здесь место неудобное. Речушка узкая, маленькая, но берега заболочены и глубина метра два. Зальет моторы. Следующий съезд километров через двадцать, да и то ближе к Пескам, чем к Сухану.
- Да. Но эта дорога перекрыта. Мы едва унесли ноги. И где они бродят, неизвестно.
Седой легонько покусывал губу, напряженно глядя на карту. Пальцы вертели тонкую веточку ивы, сгибая ее почти пополам.
- Там тоже могут ждать. - Он поднял голову и взглянул на Нэда. - И так, и так риск. И пересидеть мы не можем.
- Не можем. Мечиславу нужен врач.
Седой вздохнул, отбросил палочку и свернул карту.
- Значит, поедем по трассе. Пока возможно. А дальше на юг соваться нельзя. Там точно влипнем. Ролка и Чиф все перекрыли.
Нэд кивнул, глубоко вздохнул.
- Выезжаем через десять минут. Если хочешь, положим раненого в грузовик, там не так трясет.
- Не надо, на свежем воздухе лучше.
Они подошли к машинам. В джипе немного отошедшая от шока Дора перевязывала рану Мечиславу. Ей помогал Горик. Правда, он больше смотрел на знаменитую журналистку, изумленно округляя глаза. Его губы беззвучно шевелились, словно выговаривали имя девушки.
Двадцать минут назад именно Горик едва не всадил очередь в Нэда. Когда тот вылез из "манога" и встал посреди дороги. Спас Велимир, толкнувший водителя в плечо.
А потом был неприятный момент опознания. И Седой не сразу вспомнил Нэда, и боевики охраны подозрительно щурили глаза. И только когда со стороны Дологона один за другим рванули два мощных взрыва, а Нэд назвал поименно всех боевиков из группы Дижа, ему поверили. Последние сомнения отпали, когда разглядели Дору. Ее в Зоне знал каждый боевик.
Нэд коротко обрисовал ситуацию и попросил разрешения ехать вместе с караваном. Седой согласился: лишняя машина и лишняя пара рук, умеющих обращаться с оружием, не помешают.
Третий грузовик окончательно сдох на переправе через реку, и его взяли на буксир. Темп передвижения упал еще больше, машины устало пылили по дороге, сопровождаемые лучами заходящего солнца. Миновали взгорок и выехали к длинному давно заброшенному полю. Колонна встала.
Седой вылез из грузовика, внимательно рассмотрел местность в бинокль. Подошел Нэд и старший охраны Панько - крепкий жилистый мужик с узкими глазами, сурово поджатыми губами и слегка кривоватым носом. Сухой, поджарый, мускулистый, он ходил словно кот - неслышно.
- Что впереди?
- Хутор. Гатило. Там живут человек двадцать.
- На кого работают?
- Ни на кого. Кормят всех, кто проезжает мимо. Даже армейцев. Их колоны постоянно здесь ходят.
Нэд кивнул. Он слышал о таких селениях, не принадлежащих никому. Взять с жителей нечего, место для постройки базы или фабрики неподходящее. Не убивать же...
- Так что, - спросил Панько, - останемся на ночь?
- Можно. Посмотрим машину, поедим, отоспимся... его кореш, - Седой кивнул на Нэда, - отдохнет. Может, врача найдем.
- Здесь? - с сомнением произнес Панько.
- Плохо только, что трасса рядом. Пойдут армейцы, заглянут. Да и чужие могут нагрянуть.
Никто не ответил.
- Остаемся, - решил Седой. - И так, и так риск. А ехать сейчас ночью по Зоне я не хочу. Тем более здесь, в шестидесяти километрах от Прайды. И мину можем словить в два счета.
Он повернулся к стоящим рядом и повторил:
- Остаемся.
...К ночи ветер усилился, нагнал туч, прошел по земле, поднимая волну пыли. Верхушки деревьев качало под сильным напором. Шум листвы иногда перекрывал скрип журавля старого колодца и скрежет ржавой цепи.
Небо заволокло, черная подушка туч нависла над головой. Вдалеке у горизонта мелькнула первая дуга молнии. Спустя несколько секунд оглушительно ударил гром. Через полчаса пошел ливень.
...В просторной комнате витал тот неуловимый запах, что всегда бывает в старых деревенских домах, где живут не меньше тридцати лет. Белье, ткани, подушки, деревянная мебель - все вместе создавали аромат, одновременно приятный и терпкий.
Нэд сидел за столом, разминая руки. Болело левое предплечье - ударил о дверцу, и саднила длинная царапина на ноге - после поспешного прыжка в машину, когда уходили из Дологона.
Немного смущала обстановка - давно не отдыхал по-человечески.
На хуторе действительно жили несколько семей. Пожилые пары, лет по шестьдесят-семьдесят. Старики держали огороды, птиц, овец, коз. Даже свой хлеб пекли. Им хватало. На хутор заезжали боевики из разных группировок, ночевали, обедали, отдыхали. Хуторяне никому не отказывали. Снабжали продуктами, обстирывали, хорошо обустраивали на ночь.
Бандиты хозяев не обижали, платили за продукты, даже привезли дизель-генератор, чтобы обеспечивал электричеством. Расчет простой - удобное место для отдыха, зачем его губить. Да и взять со стариков нечего. Тот факт, что на хутор заворачивали и военные из Рутии, никого не смущал. Вряд ли хозяева могли отказать им.
Так и жили. Подобных селений в Зоне было несколько, Нэд побывал в одном таком. Хотя воспоминание о вояже нельзя назвать приятным - их едва не убили.
Седой распределил людей по домам, расставил машины под навесами и дал отдых до девяти утра. Троих беглецов поселили в одном доме. Хозяйка - пожилая женщина - накормила их, постирала грязную одежду. Мечиславу дала травяного отвара на спирту, и тот быстро уснул.
Дора взялась ей помогать, немного ожила и даже смогла впервые улыбнуться, когда старая женщина похвалила ее...
Сон не шел. Мрачные мысли бродили в голове, на душе было пакостно. Опасность со всех сторон: банды, армия Ругии, мятежники. Некуда податься маленькому человеку, потерявшему не только память, но и относительно спокойную жизнь в Кахове. Война перечеркнула все. Теперь не отсидишься в поселке, если он еще стоит.
Он разложил на столе бумагу и чистил пистолет. Автомат висел на спинке стула, уже вычищенный. Протирая детали, Нэд вспоминал события последних дней. И недовольно хмурил брови.
Человек, живущий несколько месяцев под угрозой смерти, со временем перестает так остро чувствовать страшное дыхание костлявой старухи за спиной. И воспринимает ежедневный риск как нечто неизбежное. Он снижает внимание, теряет бдительность, реакцию. Попросту говоря, тупеет. Накапливается огромная усталость, появляется равнодушие к собственной жизни. Рано или поздно он допускает ошибку и гибнет.
На войне личный состав на передовой постоянно сменяют, чтобы дать человеку возможность отдохнуть, пожить в относительно нормальных условиях. Вернуть ему прежнее состояние. Без этого потери начнут зашкаливать за все мыслимые нормы.
Зона хуже передовой. Здесь нет тыла, здесь ударить могут в спину. Здесь нельзя расслабляться ни на час. Даже на базах боевиков нельзя чувствовать себя спокойно. Авиация Ругии хоть и редко, но делает налеты на места дислокации банд.
Боевики, живущие годами в таких условиях, находят спасение в спиртном, наркотиках, женщинах. Но этого мало, и они устраивают гладиаторские бои, наслаждаются пытками пленников. Неуравновешенная психика, темные наклонности характера и окружение, состоящие из таких же оголтелых особей, способствуют разжиганию страстей.
Закон стаи, закон толпы здесь правят бал. Человек, от природы не агрессивный, попадая в стаю, автоматически подлаживается под всех, со временем становится как все. Как все, он убивает, грабит, насилует, стервенеет на "забое". Как все, он в конце концов погибает под пулями конкурентов. А на его место приходит другой. И так постоянно. Замкнутый круг...
Возвратная пружина с натягом встала на ствол, затворная рама скользнула на место. Нэд опустил спусковую скобу, щелкнул спусковым крючком, вставил магазин, дослал патрон в патронник и поставил пистолет на предохранитель. Сунул "стечкин" в кобуру. Вышел на кухню, где горела тусклая лампочка, помыл руки, вытер о старое полотенце. Взял со стола кувшин и сделал несколько глотков.
Хозяева спали в своей комнате. Постояльцев разместили в двух других. Мечислав забылся тяжелым сном в гостиной. Дора легла там же, на узком диване за цветной ширмой. Нэду отдали небольшую комнатку с удобной широкой кроватью. Когда-то здесь жил сын хозяев. Где он теперь, старики не знали и сами.
Нэд поставил кувшин на стол и пошел обратно.
Бандиты, мятежники - это ладно. А вот гости из другого мира - проблема, висящая дамокловым мечом над головой. Фантастика, ставшая реальностью. Страшный сон наяву. Что с этим делать?..
Тихо скрипнула дверь, луч света выхватил край зеркала, бросил отражение на ноги Нэда и исчез.
Он машинально потянул пистолет из кобуры, потом рассмотрел визитера и опустил руку.
- Не спится?
- Нет...
- Как себя чувствуешь?
- Так... словно снотворного наглоталась...
Дора прошла ближе, мягко села на кровать. На ней была тонкая ночная сорочка, одолженная хозяйкой из своих запасов, на плечах теплая шаль. Подол сорочки едва доходил до колен, оставляя на виду стройные ноги.
Мысли еще витали вокруг пришельцев, и он невпопад сказал:
- Мечислав спит?
- Угу... - Ее голос звучал глухо, словно она с трудом выговаривала слова. - Температура немного спала. Отвар помог.
Дора повернулась к нему, в больших глазах искоркой вспыхнул свет лампы.
- Я не помешаю?
- Да ладно... то есть я хотел сказать... нет. - Поняв, что несет чепуху, поправился:. - Извини, я совсем не соображаю, что говорю. Чаю хочешь? У меня тут целый чайник. Или настойки? Крепкая, но сладкая...
- Да нет.
После смерти репортеров это был их первый разговор, и Нэд боялся неосторожным словом ранить ее. Молча смотрел на гостью, не зная, что и думать.



Дора поправила шаль на плечах, вопросительно глянула на него, смущенно опустила голову. Ей захотелось поговорить с Нэдом - о чем угодно, просто поболтать, побыть рядом. Лежать на диване и смотреть в темноту было невыносимо. Перед глазами еще стояла страшная картина горящей машины и обуглившийся труп Рэма. Она гнала от себя воспоминание, но картинка не уходила.
Минуту они просидели молча, слушая тиканье старых настенных часов и лай собаки за околицей. Слабая лампочка лампы бросала на стену причудливые тени в виде замысловатых узоров, при пристальном взгляде можно было различить фигурки людей и лошадей.
- Тебе неприятно со мной?
- Что? С чего ты взяла?
- Куда мы едем?
- Не знаю. Подальше от Зоны. Наверное, в Ламакею.
- Почему в Ламакею? Можно и в Ругию.
Нэд пожал плечами, смолчал. Он не мог сказать, что в Ламакее надеялся спрятаться от рук пришельцев.
- А я вернусь обратно. В Дамас.
- А что там?
- Студия, работа.
- Пойдешь обратно на телевидение? После всего? Извини...
Дора вздрогнула, поправила шаль, сползшую с плеча. На лице отразилась мука. Нэд подумал, что она заплачет, но Дора только прерывисто вздохнула.
- Я не могу бросить дело. Тим и Рэм погибли... кто-то должен продолжать. Знаешь, я долго добивалась этого.
- Поездки в Зону?
- Нет, я имею в виду работы здесь, на полуострове. Два года назад я окончила факультет журналистики в столице. Знаешь, наверное, АРГУ?
Нэд пожал плечами.
- Арландский государственный университет. Самый престижный вуз страны. Родители прочили карьеру международного обозревателя, работу за рубежом, высокую зарплату, потом должность на центральном телевидении...
Она вздохнула, ладонью вытерла слезу, посмотрела на Нэда.
- А я мечтала приехать сюда. Смотрела каждый выпуск "Хроник Зоны", завидовала Тиму. Знаешь, какой у него авторитет среди профессионалов? Сколько раз хотели нас закрыть, а он отстаивал. И Оридж помогал...
- Кто это?
- Драгомир Оридж, руководитель канала. Они работают уже шесть лет.
- И ты приехала сюда?
- Да. Прямо к Тиму. - Она опустила голову, неуверенно улыбнулась. На щеках выступил слабый румянец. - Я знаю, многие думают, будто мы с ним... ну... что он мой любовник.
Нэд сдержал усмешку. "Многие" - это весь Ламакен. Но глянул на девушку и сдержал замечание.
- Это не так! - Она глянула с вызовом. - Он и я... никогда. Он мне как брат. Был...
Дора всхлипнула, прижала руки к лицу. Нэд встал, налил в стакан настойку и протянул Доре. Ты взяла, с трудом сделала несколько глотков, поперхнулась и надрывно закашляла.
- Он женат... на мой родной сестре. Беате. У них трагедия.
Дора подсела ближе, повела плечами, словно замерзла. Вопросительно глянула на Нэда, но тот смотрел в пол и не заметил ни жеста, ни взгляда.
- Она ведь была ведущей моделью столичного дома одежды. Ее постоянно приглашали на показы в Европу. Тим души в ней не чаял, любил. Ревновал сильно, но никогда не запрещал работать. Представляешь? Модель, мужчин вокруг сотни, все с деньгами, возможностями. Такие предложения делали...
- Она на тебя похожа?
- Что ты!.. - Дора слабо улыбнулась. От выпитого у нее заблестели глаза, и речь стала не такой трагичной. - Она гораздо красивее.
- Это невозможно.
Дора вновь улыбнулась, потаенно, смущенно. Вновь глянула на Нэда. Загадочно произнесла:
- Увидишь - оценишь.
Нэд кивнул. Не стал уточнять, что вероятность встречи близка к нулю.
- Любили они друг друга, - повторила Дора. - Она часто приезжала к нему. А однажды напросилась в поездку. Ну, он и разрешил... Снимали репортаж с блокпоста на границе с Зоной. А тут налет бандитов. Полиция вызвала подмогу, отбились. Но одна пуля попала Беате в ногу. Тим тогда обезумел. Вызвал вертолет, повезли прямо в госпиталь. Сделали операцию, потом вторую, в столице. Пулю вытащили, но нога отнялась. Задели нерв. И уже год, как Беата ходит с костылями. Представляешь - модель на костылях?
Нэд представил, перед глазами встала Дора в бикини и с уродливым костылем.
- Тим использовал все связи, возил ее за границу. Но никто не мог ничего сделать. Он весь почернел. Перевез ее к себе, каждую минуту бежал домой. Беата чуть не рехнулась. Гнала его, хотела развестись. Я долго ее успокаивала... Целый год! Молодая, красивая девушка с парализованной ногой.
- И что?
- Тим стал лезть на рожон. Бандитов ненавидит до смерти. Готов убивать голыми руками. Оридж запретил ему появляться в Зоне.
- Значит, с тех пор?..
Дора провела ладонью по ноге, тонкая ткань сорочки вырисовывала идеальной формы бедро. Стряхнула нитку и поправила край шали. Так же тихо продолжила:
- Месяц назад Беата уехала в столицу. А три дня назад, перед самым выездом, позвонила. Сказала, один хирург сделал ей операцию. Где-то услышала, что он творит чудеса, и попросила. Тот осмотрел, дал согласие... В общем, через месяц она сможет ходить. Просила не говорить Тиму. Хотела сюрприз сделать. Сделала... представляешь, когда она узнает, что Тим...
Выговорить "убит" Дора не смогла, всхлипнула, прерывисто вздохнула. Нэд вспомнил сноп огня, развалившийся в воздухе пикап и дикий крик девчонки. Ее искаженное лицо, безумные глаза и сжатые кулаки.
- А у Рэма осталась семья. Жена и дочь.
Видя, что девчонка на грани истерики, Нэд вновь принес настойку и почти силком заставил выпить. Ее зубы стучали о край стакана, часть настойки пролилась на сорочку. Она стряхнула капли нервным движением.
- Прости... я рассказываю. Вывалила на тебя все переживания... не сердись, ладно? Мне стало немного легче.
Нэд забрал стакан, отнес на стол. Дора завела руки за голову, встряхнула роскошные волосы, подняла их вверх и отпустила. Каштановая волна мягко упала вниз, легла на плечи, заиграла в свете лампы.
Она внезапно засмеялась.
- Знаешь, - в голосе скользнула истерическая нотка, - У меня был парень. Еще когда училась в столице. И он тоже. На дипломата. У него родители в министерстве работают, приготовили теплое местечко. Все шло к свадьбе. Там, в министерстве, предпочитают женатых. Чтобы за границей меньше гуляли налево. Нас считали подходящей парой. Он красавец, спортсмен, выступал за сборную института по теннису. Восходящая звезда отечественной дипломатии...
Голос упал до шепота, в нем зазвучала плохо скрытая ярость и обида.
- А как узнал, что я хочу ехать сюда, так спятил. Кричал, что я сумасшедшая, коли еду в мясорубку. Что меня убьют. А когда понял, что ничего не изменить, сказал...
"Она ни разу не назвала его по имени, - подумал Нэд. - Так ненавидит. Забыть не может и простить тоже..."
- ...Сказал, что я и Тим... что тот себе походную шлюху нашел. Я не удержалась, залепила ему пощечину. Ну и он... ударил меня. А Тим тогда у нас с сестрой был. Как врезал ему! Тот в крик, в полицию заявил... - Дора закрыла глаза, замотала головой. - Извини, не могу больше. До сих пор помню его крик. Я и не думала, что он так может ругаться. Как скот!
Она на ощупь нашла его руку, сжала своей. Потом ткнулась лбом в его плечо.
По коже Нэда давно пробегала легкая дрожь, пальцы покалывало. Нелегко сидеть рядом с полуобнаженной красавицей, такой ласковой и доступной. Он сдерживал себя, понимая, что она пришла выговориться, снять камень с души. Но он же мужчина, не бревно бесчувственное!
Когда ее горячие пальцы тронули руку, он слегка вздрогнул. Пытка. Дора, видя, что неподвижен, отстранилась, взглянула в его глаза.
- Прости. Я не хотела... это нечаянно вышло. Расклеилась совсем. - Улыбка вышла ненатуральной, жалкой. - Спать тебе не даю. Я, наверное, пойду.
Она сделала движение встать, сказала:
- Пока...
И в этот момент он ее поцеловал. Большие руки обхватили хрупкие плечи, губы ласкали тонкую шею, скользили по груди и возвращались к раскрытым горячим губам.
Она выгнула спину, тихо застонала, пальцы обхватили его голову, гладили мягко и нежно. Когда сорочка и шаль упали на пол, Дора на миг замерла, словно перед прыжком в омут, потом подалась навстречу, приникая к широкой груди.
Два тела словно намагниченные прижались друг к другу. Нэд осторожно, едва касаясь, покрывал поцелуями ее тело, чувствуя, как она дрожит от волнения и страсти. Она отвечала, жадно и со странной силой. Потом потянула его на себя, широко развела ноги и едва слышно прошептала:
- Пожалуйста, ну пожалуйста... сейчас.
На стене у широкой кровати под тихую музыку старых пружин, страстного стона и горячего шепота плясали резкие тени, подчиненные единому ритму...
Утром Дора тихо выскользнула из кровати и убежала. Нэд проснулся от стука двери, несколько минут лежал неподвижно, вспоминая бурную ночь.
Солнце - единоличный властитель неба - било в окно, преломляло лучи в зеркале и слепило глаза. Нэд вскочил, быстро оделся, по привычке нацепил кобуру и пошел умываться.
Хозяева давно встали, старик ушел на улицу, его жена тихо возилась у плиты. При виде постояльца поздоровалась и выставила на узкий стол две широкие тарелки, хлеб в плетенке, зелень и бидон с квасом.
- Спасибо, бабушка. А где мои друзья?
- Девка во дворе, а мужик лежит. Я ему поснидать снесла. Он ходить-то толком не может.
- Спасибо...
Хозяйка одарила его далеко не ласковым взглядом, молча повесила на спинки стула вышитые полотенца, напоследок глянула на бороду, длинные волосы, шепнула под нос и зашаркала прочь.
Нэд хмыкнул, подошел к умывальнику. Жители, конечно, боевиков обслуживают, но не любят точно. Ишь как смотрят!
Около старой печки на веревке висели его куртка и майка. Постиранные и высушенные. Кроссовки оттерты от грязи, стоят возле двери.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Бажанов Олег - Времени нет
Бажанов Олег
Времени нет


Дальский Алекс - Побег в невозможное
Дальский Алекс
Побег в невозможное


Шилова Юлия - Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь
Шилова Юлия
Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека