Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

поскорее вернуться в строй, он, не будь дурак, только и твердил о том
- в строй, в строй вернуться надо. Не убудет, а начальству приятно. И
повезли его в госпиталь прежде всех, и уложили на лучшее место.
- Что больной? - голос нового доктора усталый, тяжелый, трудно им
всем.
- Уснул.
С чего это они решили, что уснул? Евтюхов хотел возразить, вдруг
важно для медицины, но не смог. И глаза не открывались.
- Готовить к операции? - медицинская сестра тоже уставшая.
- Нет. Не будем мучить. Пуля проросла, шансов нет. Лишь ускорим
смерть. Он как, жалуется на боли?
- Нет.
- Из крестьян. Среди них терпеливых много. И первую помощь оказали
неплохо. Даже совсем неплохо. Нужно будет похлопотать, чтобы к нам
перевели.
Они начали обсуждать какие-то свои дела, и Евтюхов потерял нить
разговора. Да и о чем до этого говорили, понималось смутно. Какой-то
тяжелый у них больной, похоже. Не повезло бедолаге. Бывают такие, что
не делают - не везет. Ханжи достанут - так старшина накроет. В отпуск
домой поедут - так жена с прибытком. Вон, в соседней роте с Сидоркиным
случилось. Он контуженый, взял, да забил бабу до смерти. Теперь в
штрафнике воюет, вину искупает. Нет, раз уж случилось такое, ну, брось
ее, слова никто не скажет, много их, баб, нынче, хватит на фронтовика.
Думалось об этом отстраненно, холодно, уверенность была - с ним такого
не будет. Матрена его ждет. Когда бумага пришла - убивалась. Хотела,
чтобы откупился он. Можно было откупиться, волостные брали, но когда
писарь цену назвал - ясно стало, не для него. За год работы едва-едва
выручил он столько. Отдать - а самим Христовым именем кормиться? Это
раньше подавали, говорят. В стародавние времена. Нынче с голытьбой
разговор короткий - на чугунку, прокладывать пути. А оттуда в армию
мигом. За что ж платить? Писарям раздолье, конечно. Лопаются с жиру.
Все, кто в комиссиях по призыву, в раздолье живут. И судят их, и
вешают, случается - а новые еще отчаяннее рвут.
- Ты проследи, чтобы со склада все добрали. Со дня на день поток
пойдет.
- Наступление?
- По всему видно, да. Приказано - команду выздоравливающих
оставить, в помощь, остальных - в тыл.
В тыл - это куда же? Разве Кишинев - не тыл? Ефрейтор краем глаза
видел город из санитарной повозки. Окна разве бумажными крестами
перечеркнуты, а так - благодать. Штефан Челмар с крестом благословляет
на ратный подвиг. Рисунок этот он несколько раз встречал во фронтовой
листовке, и потому памятник узнал сразу.
- Может быть, уже завтра мы будем заполнены так, что прошлое,
майское наступление покажется пустяком.
- Не хотелось бы.
- Еще бы. Хорошо, сегодня есть возможность держать этого раненого
отдельно. Когда наркотики окажутся бессильными, боль будет
нестерпимой. Подлое оружие.
Что вы знаете об оружии, подумал Евтюхов. Подлое! А штыком брюхо
наискось? Или - термитная пурга? Много лучше, да?
Крысы внутри зашебуршали, но тут же притихли. Бульки боятся. Мужик
один по деревням ходил, крыс изводил. Собачка у него смешная такая,
чуть больше кошки, белая и голая, что чухренок, глазки маленькие,
хвостик. Булька, порода такая, объяснял. Крысы в том году расплодились
- старики вздыхали, не к добру, говорили. А год удался хлебный, цена
упала, продавать сразу - убыток. Ссыпали по амбарам, на радость серым
шкуркам. Он крыс брезговал, конечно, но не боялся, четырнадцать ему
было. Но в тот год остервенели они, от сытости, от чего еще, но то и
дело кидались на людей, кусали, а после укуса заражение, двум мужикам
в волости руку отняли доктора, иначе - смерть. Кошки крыс боялись, а
которые не боялись - пропали сразу. Так булька порядок навела. В
амбаре у самого зажиточного хозяина, Колычева? Да, Колычева, за ночь
четыре дюжины растерзала. Народ приходил, смотрел, в затылке чесал,
собачка - нарасхват была. Пока не сдохла. Не крысы, зависть сгубила,
отравили ее. Народ у нас завистливый, лучше с крысами жить будет, чем
видеть довольство другого. Мужик, хозяин собачки, убивался - словно
баба. А зачем благополучие свое выставлял - полушубок справил, сапоги?
Вот, кому нанять его не по карману было, и отомстил.
Словно поняв, что бульки нет, крысы завозились сильнее, одна даже
куснула - пробно, готовая тут же отпрыгнуть. Он не удержался,
вздрогнул.
- Он стонет, - сказала сестра милосердия. О ком, интересно?
- Я бы пошел на операцию. Пусть шанс мнимый, но сидеть так, сложа
руки... Дело не в шансе. Нужен мученик. Шумиху подняли зря, думаешь?



Уже предупредили из отдела пропаганды - не трогать, чтобы до завтра
дожил. Утром его покажут газетчикам, тем самым, которые его встречали.
Продемонстрируют, какие негодяи коминтерновцы, применили варварское
оружие. Вчера - мужественный герой, а нынче... И наша армия просто
обязана будет ответить тем же. За муки героя отплатить. Ты только не
болтай, - спохватился доктор.
- Ты не болтай, - ответила женщина.
Надо же. Интересная синема. Кстати, забыл спросить, когда тут
показывают картины, по каким дням? Завтра спрошу, что там.
Но вскоре все мысли о синеме ушли: крысы озоровали не на шутку.
Евтюхов и забыл, что крыс придумал, теперь он действительно ощущал их
- острые коготки, жадные зубы, едкий запах. Прогнать их, прогнать.
Стукнуть кулаком, или ногой раздавить, иначе совсем осмелеют.
- Делать новую инъекцию?
- Сколько прошло?
- Полчаса. Тридцать четыре минуты.
- Подождем. Хотя бы час, лучше - два. Иначе - передозировка, умрет
на игле.
Он вовсю молотил руками, прогоняя тварей, и все удивлялся - почему
не помогут, не унесут в другое место, раз уж извести эту мерзость не
могут. Потом дошло - они же внутри, крысы, их не видно. Надо сказать,
пусть соперируют, солдат же не железный терпеть такое.
Но терпел. Знал, поддашься - все. Нельзя, чтобы слабину учуяли.
Набросятся скопом, конец. Он - больная булька. Опоенная.
- И так будет все время?
- Так? Будет хуже. Много, много хуже. В пуле устройство есть
такое, почка. Когда она распускаться будет... Ладно, ты посмотри за
ним, я сейчас вернусь.
Ушел доктор неслышно, а женщина села рядом, взяла за руку.
Осторожно, перебежит по руке, вгрызется, тогда и тебе маяться. Но
стало будто легче. Чувствуют, что он не один.
И вокруг стало просторнее. Речка, луг заливной, а на другом
берегу, высоком, господский дворец. Мечталось прежде, хоть разок
внутри побывать, в красоте райской, и жизнь изменится разом, станет
тоже красивой, легкой, и станет он атаманом Войска Донского. Была
мечта такая.
Во дворце он побывал. В самое лучшее время - на Рождественской
ёлке. Принцесса собрала детей, представление им устроила, подарок
дали. Правда, ничего не изменилось. Мечтой меньше стало только.
Подумаешь. Их много осталось. На век хватит. А на лугу он - дома.
Трава высокая, сочная. Небо пустое. Лишь бы грозы не было. Грозу у них
в округе боялись все, взрослые, старики, дети. Он почти и не помнит
той, что пожгла село, ему было... два года, да. Печку только помнит,
огромную просто, потом, когда, в конце концов, отстроились, пять лет
спустя, до того по углам жили, но все-таки до путейских они не
скатились, так вот, новая печь вышла маленькой, не в пример той.
Перед ним вдали дворец, далеко позади - лес. Делай, что хочешь.
Бегай, кричи, кувыркайся. А гроза начнет собираться - бегом домой.
Самым быстрым бегом. Отцу помогать.
Ниоткуда, нежданно раскатился гром, пока далекий, но уже тяжелый,
грозный. Бежать. Бежать надо.
- Началось, - доктор вернулся. - Наступление. Слышишь канонаду?
- Беспамятный не услышит только. Значит, все - опять?
- Чего ж ты ждала? Еще не поздно в Москву. Игнатенко добрый,
выправит нужную бумажку, и - здравствуй, первопрестольная.
- Мы, кажется, договорились оставить эти разговоры.
- Оставить, так оставить. Я вот о чем попрошу: не постоишь на
вторых руках? Не хочется трогать Семченко, со страху и напортачить
может.
- Ты решил оперировать?
- Как видишь. Через четверть часа начинаю.
- Но ведь ты говорил, что...
- Теперь это не имеет значение. Завтра раненых будет сколько
угодно, и вообще... Не до того.
- Хорошо. Мне-то ответ не держать.
- Вот и славно. Тогда быстренько-быстренько. Операционную уже
готовят. Попробуем выполоть этот сорнячок.
Гроза бушевала, но - далеко. Может, и не дойдет до их дома.
Пронесет. Сердце в груди колотилось от бега, ноги подкашивались, а он
все бежал и бежал.
- Скажи только... А если бы наступление не началось, ты бы не стал
оперировать?
- Если бы, да кабы...
- Нет, ты скажи.
- Для младшего врача ты поразительно непочтительна, не блюдешь


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Прозоров Александр - Посланник
Прозоров Александр
Посланник


Злотников Роман - Принцесса с окраины Галактики
Злотников Роман
Принцесса с окраины Галактики


Шилова Юлия - Случайная любовь
Шилова Юлия
Случайная любовь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека