Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

можно договориться - и не умереть...
Хотя я и знал уже, что убивать не буду, - по крайней мере, Крошку с
братом, - мне не хотелось пока этого выказывать.
-- Ну и хорошо, что брат! -- выстрелил я. -- Вместе вас и убью! И
других тоже! Всех! Не вместе, а поодиночке!
Джесси затряс головой и, метнув взгляд в сторону стоявшего у светофора
"Мерседеса", завизжал отчаянным детским фальцетом:
-- Помоги-ите!
Водитель отвернулся, а чистильщики осыпали мальчика подзатыльниками.
Обхватив сзади лапищами лицо брата, Крошка нащупал на нём рот и заткнул его.
Я отступил на полшага и крикнул:
-- Никто не шевелится!
Крошка замер. Никто не шевелился, и Джесси тоже уже не кричал. Все - и
это было смешно - стали хлопать глазами. Стало ясно, что стрелять в меня
никто из них не собирается. Скорее всего - не из чего. Стало ясно и то, что
сам я тоже не буду убивать. Никого. Эти два обстоятельства неожиданно так
опошлили ситуацию, что, удручённый ими, я не представлял себе из неё выхода,
который не был бы унизительным или смешным. Я даже постеснялся запуганных
сопляков: обещал расстреливать, а теперь, видимо, отпущу, как ни в чём не
бывало.
А впрочем, подумал я, за этим ли я пришёл на свет - разбираться с
ублюдками? Есть ли на это время у Нателы, лежащей в гробу за их спинами?
Стало за неё страшно: даже сейчас, после смерти, её история продолжала
вырастать в какой-то зловещий символ. Вспомнил я и о петхаинцах, которые
ждут нас на кладбище, куда жизнь нам с Нателой попасть не позволяет. Негры
тут ни при чём: они просто случились, как случайно случается всё, - даже
сама наша жизнь, которую мы проживаем только потому, что оказались в этом
мире; как случайно не оказалось бензина в Додже, а у меня - денег, чтобы
доехать до кладбища. Единственное, что дано нам - не создать или
предотвратить случай, а каким бы он ни был, им воспользоваться.
-- Вот что! -- произнёс я. -- Мне нужны деньги!
Негры ужаснулись тому, что есть вещи пострашнее смерти.
-- Пять долларов! -- сказал я с невозмутимостью легендарного
правдолюбца Клинта Иствуда.
Негры молчали и перестали даже хлопать глазами. Им не верилось, будто
жизнь может стоить таких больших денег.
-- Семь долларов - и живите дальше! -- добавил я, прикинув, что надо
платить и за тоннель.
Сопляки переглянулись ещё раз, возмущённые быстротой, с которой росла
цена за существование.
Я остался эффектом доволен, и, хотя торопился, сообразил, что
дополнительный доллар одарил бы меня шансом завершить сцену достойно:
ленивым движением руки в стиле великого правдолюбца заткнуть банкноту в
разинутую от ужаса Крошкину пасть. Воздать ему, наконец, должное за страсть
к гигиене.
-- Восемь! -- воскликнул я и допустил ошибку.





53. Да ну вас всех в жопу!

Не переглядываясь, сопляки встрепенулись - и в следующее мгновение всех
их, как взрывом бомбы, разбросило в разные стороны. Летели они со скоростью
пошлейшей мысли. Исчезли так же молниеносно, как молниеносно пришло
понимание, что денег по-прежнему нету и наши с Нателой мытарства
продолжаются...
Сцену завершили аплодисменты. Я задрал голову на звук - и в окне над
собой увидел молодую пару с круглыми лицами. Женщина обрадовалась, что я
удостоил их внимания и толкнула плечом соседа. Тот тоже обрадовался, и они
вдвоём захлопали энергичнее.
"Да ну вас всех в жопу!" -- решил я, но сказал другое: попросил взаймы
десятку.
Они испугались, захлопнули окно и опустили штору: за десятку можно
вынести в прокат три фильма с Иствудом. Который любит правду крепче, чем я.
И этой своей любви находит единственно убедительное выражение в
стереофоническом хрусте костей и в меткой стрельбе по прыгающим яйцам
убегающих мерзавцев.








54. Хасид унаследовал семьдесят пять центов

Понурив голову, я шагнул к "Доджу" и снова - в который раз! - поправил
в кузове Нателу.
Потом поручил себе добыть квортер для телефона. Поднял с земли грязную
паклю, намотал её на конец бруска и, дождавшись красного света, шагнул к
ближайшей машине.
Водитель мотнул лысой головой и включил дворники: не подходи! Другой
качнул мизинцем и тоже врубил дворники. Никто меня к стеклу не подпускал.
Я сбил себе чуб на брови, насупил их и откинул челюсть. По-прежнему не
соглашались. Должно быть, приняли меня за декадента.
Тогда я решил убрать из взгляда подобие осмысленности. Потом расстегнул
на груди сорочку, открывшую вид на густую рассаду, а в голову свою впустил
помышление о человеке.
Водители забеспокоились. Первый, с лысой головой, остановил дворники.
Окрылённый успехом, я взбил воротник на куртке и теперь уже - со скоростью
компьютера - пробежался мыслью по всем категориям человечества:
консерваторам и либералам, ебачам и импотентам, прагматистам и романтикам.
Пробежку завершил помышлением о себе.
Взгляд, видимо, вышел эффектный: в уважительном страхе предо мной
дворники попрятались в гнёзда в основании ветровых стёкол, отливавших,
однако, кристально чистым светом.
Рыская между машинами, я искал грязное стекло, и, приметив, наконец,
пятнышко птичьего помёта на боковой створке серебристого "Ягуара", метнулся
к нему. Створка с помётом крутанулась вокруг оси - и изнутри выглянул
доллар. Вместе с ним пробился наружу тот напомаженный женский голос,
который, подобно "Ягуару", тиражируют только в Британии:
-- Сэр, не откажите в любезности забрать у меня этот доллар, но не
трогать мою форточку! Благодарю вас!
-- Мадам! -- возразил я. -- Ваша форточка загажена говном!
-- Сэр, это птичий помёт! -- тряхнула причёской британка. -- И он мне
очень мил! Благодарю вас!
Я забрал доллар:
-- Мне нужны квортеры. Разменяйте!
-- Квортеров не держу, сэр. Извините и благодарю вас!
-- Возьмите тогда обратно! -- рассердился я.
-- Ни в коем случае! -- раздался мужской голос.
Оглянувшись, я опознал и его. Такие голоса - так же, как и
раскоряченный фургон, из которого высовывался его обладатель - держат только
хасиды в Бруклине.
-- Не возвращайте же даме этот доллар! Он же ей не нужен, ну!
Посмотрите же на её машину! Это же "Ягуар"! -- воскликнул хасид и поманил
меня пальцем. -- Я разменяю вам эту бумажку, ну!
-- Слава Богу! -- развернулся я к нему. -- Выручают всегда свои!
-- Тоже еврей? -- забрал он деньги.
-- А разве не видно?
-- Обрезаемся не только мы! А ты вот что: смахни-ка мне пыль со стекла,
пока я найду тебе квортеры, да?
-- Конечно, -- обрадовался я и только сейчас заметил, что на стёклах
его "Форда" лежал такой толстый слой пыли, как если бы хасид - в поисках
бесплатной автомойки - прибыл из сорокалетнего пробега по Синайской пустыне.
-- Как же это я тебя не приметил?
-- Наш брат не высовывается, -- похвалился он. -- Как сказано, знаешь,
"смиренные унаследуют землю"!
-- Обязательно унаследуют, -- согласился я, содрал с бруска тряпку и
попытался снять ею пыль со стекла. Пыль не сошла.
-- А зачем тебе квортер? Позвонить, да? Тоже евреям, да? Это хорошо...
А что ты им скажешь - чего те уже не знают?
-- Долгая история! -- ответил я, продолжая скоблить стекло. -- Человек
у нас скончался.
-- А это нехорошо... Хотя... Как сказано - "пристал к народу своему"...
Вот здесь ещё, в углу: старое пятно, со времён фараонов... А сказано так: "И
скончался Авраам, и пристал к народу своему".
-- Точно! -- кивнул я. -- Но Авраам был праведником... Это пятно,
кстати, не сходит: видимо, от манны небесной... Авраам, говорю, был старый,
а у нас ведь скончалась еврейка молодая... И к тому ж многогрешная. К народу
своему ей не пристать.
-- К своему и пристанет... Другой народ грешных не возьмёт.
-- Видишь ли, -- начал было я, но осёкся. -- Всё! Зелёный!
Хасид воздел очи к верхним этажам небоскрёбов:
-- Да упокой Бог её душу, амен! Возьми вот!
Я раскрыл свою ладонь и увидел в ней квортер.
-- Больше нету, только один, -- смиренно улыбнулся хасид. -- Шалом! --
и дал газу, унаследовав семьдесят пять центов...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Громыко Ольга - Плюс на минус
Громыко Ольга
Плюс на минус


Курылев Олег - Шестая книга судьбы
Курылев Олег
Шестая книга судьбы


Пехов Алексей - Жнецы ветра
Пехов Алексей
Жнецы ветра


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека