Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

это был он, лишь бы все было в порядке!"
Воронцов вошел веселый, с букетом метровых фиолетовых гладиолусов и,
увидев Наташу, округлил глаза.
- Натали! Сражен наповал! Ничего ослепительнее я в жизни не видел
последние пятнадцать лет. Позвольте, мадам, предложить вам руку и увлечь
за собой на поиски приключений, кои ждут нас за пиршественным столом...
- Ну, Воронцов... - покачала она головой снисходительно. - Ты все
такой же. Что с тобой поделаешь... - И не удержалась: - А я уж было
подумала, что ты передумал.
- Как можно? Пока Воронцов жив - он держит слово. Ты извини, я совсем
быстренько переоденусь и побреюсь, если ты не против. Рядом с такой
женщиной я не могу выглядеть, как биндюжник... - Он взял ее руку, провел
ладонью по своей щеке и на секунду прижал к губам.

...Воронцов смотрел на Наташу, сидящую напротив, и на ее отражение в
зеркальной стене, к которой был вплотную приставлен столик, смотрел и
чувствовал, что заноза, много лет сидевшая в сердце, то месяцами не
дававшая о себе знать, а то без видимых причин начинавшая вновь
шевелиться, вызывая саднящую боль, теперь исчезла.
Никогда у него не было так легко на душе. Несмотря на все,
происшедшее сегодня с Левашовым, и на то, что еще ждет его, всех их, в
недалеком будущем.
"Довлеет дневи злоба его". А все посторонние мысли и дела - завтра.
Вообще все - только завтра.
Достаточно того, что Левашов благополучно добрался до своих друзей.
Аггры там, скорее всего, его не найдут, есть у Олега по этому поводу
какие-то свои специальные соображения, будем надеяться - основательные.
А он, Воронцов, хочет сейчас только одного - смотреть на Наташу,
говорить с ней, танцевать, наливать в ее бокал пузырящееся шампанское и
благодарить судьбу. Как там у Тютчева: "...На мой закат печальный блеснет
любовь улыбкою прощальной..." А может, не совсем так, и не у Тютчева, а
совсем даже у Пушкина, он не помнил точно. Сентиментальны его мысли и
желания, глупы и примитивны? Ну и пусть. Ему хорошо, Наташа с ним - вот
что важно...
Он читал ей стихи. В основном Гумилева, три книжки которого купил лет
десять назад по случаю - с рук - в Ленинграде, и с тех пор считал, наравне
с Лермонтовым, лучшим из русских поэтов.
- Вот ведь ерунда какая, - говорил он. - Кого только у нас не
печатают. Антисоветчика Бунина, крепостника Фета, феодалов всяких и
рабовладельцев, иностранцев - само собой, далеко не марксистов, а Гумилева
- нет. Никто уже и не помнит, когда его расстреляли и за что, участвовал
он в заговоре или нет. Темное дело. Цветаева вон какие стихи
белогвардейские писала - "Лебединый стан", и ничего. Великая поэтесса.
Савинкова помиловали, а уж тот действительно враг был... Бред в буквальном
смысле. Или - нечистая совесть...
И снова читал.
Наташе было все равно. Гумилев ее не интересовал, но ей приятно было
слушать Воронцова, и она поддерживала разговор.
- А мне кажется, что он слишком манерен. Позер, я бы сказала.
Красивостей чересчур...
- Значит, я тоже такой, потому что мне именно это в нем и нравится.
Будто я сам все написал. Ну, разве невеликолепно?
Застонал я от сна дурного
И проснулся тяжко скорбя:
Снялось мне - ты любишь другого
И что он обидел тебя...
Впрочем, если не нравится - брошу. Расскажи еще что-нибудь о себе.
Как ты жила, что интересного с тебе? случалось...
Подтянутый, как кайзеровский офицер, официант, облаченный, к тому же,
волею общепитовского начальства, в черную пару с серебряными лампасами и
витыми шнурами на плечах, то и дело возникал у столика, что-то убирал,
добавлял, переставлял, очевидно, должным образом сориентированный
метрдотелем; его подчеркнутая предупредительность наглядно подтверждала
роль материальных стимулов в сфере обслуживания, но раздражала Воронцова,
потому что все время прерывала нить разговора.
Наташа говорила тихо и грустно:
- Я ведь тоже вспоминала тебя. Нечасто, - она старалась быть
искренней. - Когда мне тоже бывало плохо. Очень мы были глупые тогда... -
вздохнула она.
"Кто глупый, а кто и нет..." - подумал Воронцов. Она словно уловила
его мысль.
- Не думай обо мне слишком плохо. Ты тоже виноват. Ты был... не в



меру деликатен тогда. А надо было вести себя решительней. Вот как сегодня.
И никуда бы я от тебя не делась...
"Чудо как здорово. - Воронцов с трудом сдержал улыбку. - Посмертный
инструктаж, можно сказать..."
Он прикрыл ладонью ее лежащую на столе руку.
- Оставим это. Все было правильно, наверное. Пойдем лучше потанцуем.
Когда они вернулись, места их были заняты. Парень лет около тридцати,
поразительно похожий одновременно на артистов Ланового и Тихонова, когда
они были в соответствующем возрасте, сидел на Наташином стуле и рисовал
ручкой ноша узоры на крахмальной скатерти, а другой, человек годами ближе
к пятидесяти, толстый, носатый, с неухоженной седеющей бородой, но в
безупречном синем костюме, опирался локтем о стол и с радушие улыбкой
смотрел на приближающегося Воронцова. У Дмитрия захолодели пальцы рук, и
он отчетливо ощутил тяжесть "Беретты" во внутреннем кармане пиджака.
- В чем дело? - спросил он как можно вежливее у старшего. Тот с
готовностью поднялся, старорежимно шаркнул ножкой.
- Простите великодушно, что позволил нарушить ваше уединение. Но если
позволите - буквально на пару слов. Дело совершенно неотложное.
Он сделал жест рукой, его спутник тоже подскочил, согнулся в талии,
пропуская Наташу на ее место, и пересел на стул Воронцова.
- Мой товарищ пока займет вашу даму, а вас я попросил бы отойти в
сторонку. Хотя бы на лестницу или в курительную...
Дмитрий поймал недоуменный взгляд Наташи. Кивнул ей
небрежно-успокаивающе.
- Я сейчас, Натали.
В холле неожиданный собеседник указал на кожаный диван в углу.
- Итак? - поинтересовался Воронцов, извлекая из протянутой ему пачки
длинную черную сигарету с серебряным ободком, а перед глазами вдруг
всплыла сцена фильма из нэповской жизни - стрельба в ресторанном зале,
визг женщин, звон стекол, прыжок в окно и отчаянный бег по крышам. Увы, не
те времена, не тот этаж и вообще тут другой случай, судя по всему.
- Мы, видите ли, разыскиваем известного вам Олега Левашова. У нас с
ним в Одессе были свои дела, а встретиться перед его отъездом не удалось.
Ну, сами знаете, как бывает... - В произношении этого странного человека,
только что безукоризненно русском, вдруг отчетливо зазвучал классический,
литературно-фольклорный акцент. - И вот нам стало известно, что вы его
близкий друг, вы с ним виделись ночью, так не могли бы вы помочь нам его
отыскать?
- Виделся. Эт-точно. И ночевал. Пока не нашел более подходящего
места. - Воронцов принял предложенные условия игры. - Восхищен вашими
способностями. Найти человека в Москве... Я себя подразумеваю. Это надо
уметь. Вам бы ваши способности сразу по назначению употребить. Неужто
Олега труднее разыскать, чем меня? А я тут проездом. И ждут меня, как
видели... Ничем не могу помочь.
- Не надо, - увещевающе сказал мужчина. - Не держите меня за
мальчика. Вы же его подвозили сегодня...
- Ну, раз вы даже про это в курсе, так должны знать, где и как мы
расстались, и что я делал после этого. Нет?
- Знаем. А дальше?
- А дальше я здесь, а он... Я же не хирург, как у вас в Одессе
говорили. Во времена Бабеля. - Он позволил себе этот маленький подкол.
Чтоб не забывались. - Человек попросил, я подвез. У него свои дела, у меня
свои. Если б у нас были другие планы, мы бы в другом месте и оказались. А
так... Вы мою спутницу видели? На кой мне, простите, ляд, знать и думать
про что-то другое? Олег, допустим, тоже свои вопросы сейчас решает. Мне он
станет нужен - я позвоню. И наоборот. Ву компрене?
- Это все, что вы имеете сказать? - голос "одессита" был так же ровен
и даже ленив.
- Абсолютно. Сами посудите...
- Жаль. Искренне и глубоко. Выходит, не помогли вы нам.
- К сожалению. Вам бы сразу, - Дмитрий решил оставить последнее слово
за собой, - не за мной ехать, а за ним смотреть. Делов-то - догнать
человека в метро. Эскалатор один, направлений всего два. Я бы догнал, если
б потребовалось.
- Возможно, вы и правы. Пойдемте, раз так. К вам у нас претензий нет.
На данный момент. А там посмотрим... С Олегом сами разберемся.
Они вошли в зал, и Воронцов сразу же глянул в угол, на свой столик.
Мало ли что... Но Наташа была на месте, более того, она так весело и
заливисто смеялась, что на нее оглядывались.
- Ой, Дим, - сказала она, с трудом переводя дыхание и прикладывая
платочек к уголкам глаз, - Миша такие анекдоты рассказывает... - И снова
прыснула, не сдержавшись.
- Благодарю вас, - вежливо кивнул Мише Воронцов. - Я бы тоже с
удовольствием послушал...
- К сожалению, нам пора, - развел руками "одессит".


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Березин Федор - Экипаж черного корабля
Березин Федор
Экипаж черного корабля


Головачев Василий - Кто мы? Зачем мы? Опыт трансперсонального восприятия
Головачев Василий
Кто мы? Зачем мы? Опыт трансперсонального восприятия


Каменистый Артем - Земли Хайтаны
Каменистый Артем
Земли Хайтаны


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека