Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора


ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Пули из плеча Матвей извлек сам: волевым усилием обезболил раны и заставил мышцы сокращаться так, чтобы девятимиллиметровые, слегка деформированные цилиндрики вышли наружу тем же путем, что и вошли в него.
Продезинфицировав раны и остановив кровотечение, Матвей впал в меоз и сосредоточился на восстановлении мышечной ткани. Когда спустя несколько минут он вышел из этого состояния, на месте пулевых отверстий виднелись два едва заметных глянцево-розовых шрамика, которые должны были окончательно исчезнуть через пару часов.
Василию справиться со своими дырками будет труднее, подумал Матвей, надо помочь. Подкрепившись горячими сосисками, он позвонил Балуеву:
- Как успехи?
- Лечусь. А ты?
- Я уже. Не трогай руку, перевяжи аккуратно и все. А я сейчас подъеду, извлеку пули.
- Я сам это сделаю; одна прошла навылет, вторая застряла в кости. Хорошо еще, что нет перелома.
- Все равно жди, попробую залатать.
- Позже, сейчас я мчусь по вызову шефа, наверное, будет разбор операции. Но ты учти, Соболь, вас крупно подставили. Валера Шевченко узнал кое-кого из стрелков первого отряда, так вот - это ликвидаторы из киллер-клуба, по которому мы работаем. У них, очевидно, было прямое задание заварить кашу и перестрелять как можно больше народу.
- И свалить все на вас, на "Чистилище"? Вполне возможно. В свою очередь, могу ответить тем же: на вашу контору неспроста вышли все спецслужбы, кто-то из ваших допустил утечку информации.
- Ну, Ассоциация ветеранов - не контора, а всего лишь одна из информационных баз, но мы разберемся. Вечером позвони, встретимся.
Матвей засмеялся.
- Мы уже третий раз договариваемся встретиться, подозреваю, что не последний. К слову, я получил "сонный" пакет информации по древнейшей системе боя. И уже проверил на практике. Того майора, что шарахнул в тебя из "болевика", я взял приемом из этой системы.
- Что за система?
- Нечто вроде техники смертельного касания ниндзюцу, но намного сильнее... и неожиданнее. Встретимся, покажу. Лариса твоя знает, где ты обитаешь?
- Знает, я сообщил, но особого восторга почему-то не испытывает. Хотя сама же рвалась в столицу. Между прочим, к ней заходили, спрашивали меня.
- Кто?
- Не представились. Может быть, нукеры Маракуца? Разберусь потом. Ну, до связи!
Матвей задумчиво походил по комнате с трубкой телефона в руках, размышлял о своем положении, потом вспомнил о Кристине, и у него вдруг возникло острое желание увидеть ее. В то же мгновение раздались телефонные позывные - нежная мелодия Сен-Санса. Невольно задержав дыхание, Матвей поднес трубку к уху и услышал голос Ульяны.
- Матвей, вы?
- Кажется, я. А что, мы снова перешли на "вы"?
- Ой, как хорошо, что я вас... тебя нашла!
- Снова сон-приказ?
- Д-да... тебе нужно уходить из той организации, в которую ты попал. Срочно! Они задумали какую-то пакость... слышишь?
- Внимаю.
- Я звонила в прошлый раз...
- Все в порядке, я учел предупреждение, спасибо.
- Но это серьезней, чем ты думаешь. В ваших разборках замешаны какие-то очень высокие люди... а может быть, даже и не люди вовсе, я не поняла... Опасность исходит от них.
- Благодарю, Уля, я приму меры.
- Если хочешь... если будет трудно... - Голос девушки упал до шепота. - Я приеду. Ты только не думай...
- Никогда, - серьезно заверил Матвей.
- Я буду звонить... если можно... просто, чтобы знать.
- Звони. А вот приезжать пока не надо, лучше я приеду в Рязань. Желаю удач.
Трубка донесла тихое "я буду ждать", и Матвей дал отбой. Улыбнулся, представив полыхающее румянцем лицо Ульяны, ее большие глаза, полные губы, которые будто созданы были для поцелуев и... "Стоп, ганфайтер!" - сказал Матвей сам себе. Не хватало еще перейти в мусульманскую веру. Две жены, может быть, и лучше, чем одна, но не для волкодава-перехватчика.
Матвею стало грустно. Он точно знал, что Кристину никогда, ни при каких обстоятельствах не бросит, однако от этого его не переставало меньше тянуть к Ульяне Митиной.
Шрамы на плече начали зудеть и чесаться, пришлось провести еще один сеанс внутреннего распределения потоков энергии, и неприятные ощущения скоро прошли. Как раз в этот момент снова раздался мелодичный звонок; телефон в квартире стоял многофункциональный и мог исполнять до десяти разных мелодий. После серии щелчков, означавших проверку линии, в трубке послышался голос начальника Управления спецопераций:
- Соболев? Как самочувствие?
- Нормально, - ответил Матвей сдержанно.
- "Болевик" Белоярцева у вас?
Матвей покосился на черный пистолет необычной формы, лежащий на диване.
- Еще у меня.
- Упакуйте и привезите на базу через два часа. Я тоже подъеду, поговорим. - Щелчок - и голос генерала пропал.
- Не нравится мне это, - глядя на телефон, пробурчал Матвей. - Знаем мы, в каком тоне командир будет разговаривать с подчиненным после провала операции.
"Не ходи, - посоветовал внутренний голос. - Сошлись на раны, плохую погоду, отсутствие обуви..."
- Так ведь лучше от этого не станет. Не там, так здесь найдут.
"Тогда иди", - согласился все тот же голос.
Матвей усмехнулся разговору "сам на сам" и принялся собираться.
К двум часам дня он подкатил на своем джипе к воротам военного городка в Бутове, где располагался отряд "Гроза", поставил машину на открытой площадке возле гаража, где уже стояли "вольво" Белоярцева цвета "мокрый асфальт" и с десяток других легковых автомобилей. Вылез из кабины и вдруг спиной ощутил ветерок опасности. Закрыл дверцу, оглянулся. К стоянке с трех сторон подходили бойцы "Грозы" в спортивных трико, словно готовясь к тренировочному циклу. Было их человек двенадцать. Еще одна группа ребят душ в двадцать собралась в полусотне метров возле курилки, явно не желая вмешиваться в готовящееся действо.
Кажется, меня собираются "опустить", невесело подумал Матвей. Интересно, за что? Неужели Люда Белоярцев решил отыграться таким образом за поединок в здании "Барса"? Что, интересно, он рассказал своим солдатикам? И почему, кстати, все зовут его за глаза Людой? Неужто майор "голубенький"?..
- В чем дело? - Матвей сделал несколько шагов вперед и оказался в полукольце приблизившихся парней. Он был так спокоен и уверен в себе, что те невольно переглянулись.
- Нам стало известно, - сказал один из них, низкорослый, но очень широкий, волосатый, похожий на медведя, с руками-лопатами, в отряде все его звали Потапычем, - что ты провалил дело... подставил майора... да еще и выключил его.
- Короче, предал! - перебил Потапыча другой, молодой, горячий, похожий на цыгана, по фамилии Хохан и по кличке Хохма. - Убивать тебя мы не собираемся, но поучим немного, хотя ты и "супер". Мы не привыкли, чтобы у нас кто-то не выполнял приказы.
- ...и нападал сзади, в спину, - угрюмо добавил третий, тоже молодой оперативник, Костя Бондарев.
- А может быть, поговорим сначала мирно и выясним степень моей вины? - предложил Матвей.
- Не о чем нам говорить! - яростно сверкнул глазами Хохма-Хохан. - Я с тобой на одном поле с... не сяду, не то что в разведку... Ты, гад, нашего командира... как самый последний трус... сзади! Дави его, мужики!
"Белоярцев рассказал, будто я взял его сзади, - сообразил Матвей, отступая и не зная, как поступить в такой ситуации. - Вот почему они взбеленились. И конечно, мне сейчас никто не поверит..."
- Что, отступаешь, супермен? - завопил Бондарев, первым бросаясь в атаку, и... взмыл в воздух на прыжке, перелетел джип, с треском врезаясь в штабель досок.
Остальные замерли на мгновение, потом молча ринулись вперед, а Матвей понял, что дело принимает серьезный оборот. Озверевшие спецназовцы запросто могли выколоть ему глаза или сломать ребро. И когда кто-то из нападавших достал носком ботинка его спину, Матвей, стряхнув оцепенение, перешел на режим.
Двоих он удачно поймал на обоюдной атаке, в результате которой они помешали друг другу: одному сломал палец, второму вывихнул руку в локтевом суставе, и оба выбыли из схватки. Но остальные ребята все как на подбор рослые, мощные, с хорошо развитой координацией, знающие "комба" и "унибос", поэтому драться с ними надо было в полную силу.
Отступив так, чтобы за спиной оказался штабель досок, Матвей на контратаках уложил еще троих спецназовцев. Он мог бы так сопротивляться довольно долгое время, не подпуская к себе никого на расстояние удара ногой, но ребят начало злить его сопротивление, и кое у кого уже сверкнул в руках тесак. Тогда Матвей решил вырваться из круга обороны к штабу и найти в здании Первухина, чтобы положить конец этой нелепой разборке. Звеном прорыва он избрал Потапыча, известного своей приверженностью к коти-котаэ - набивка предплечий, бедер и голеней, - приводящей к укреплению мышц до состояния деревянной плахи. Потапыч и в самом деле не раз демонстрировал коллегам свое умение разбивать руками, плечами, ногами и головой доски, столбы, палки и кирпичи.
Уйдя от кири-коми68 левого противника, Матвей достал "плетью Джарасандхи"69 правого, в падении миновал еще двоих, зацепив обоих ботинками, и оказался перед Потапычем, ошеломленным мгновенным появлением ганфайтера в полуметре от его лица.
Конечно, Потапыч среагировал поздно. Понадеялся на свой непробиваемый мускульный каркас, но уйти от шокового тычка в сонную артерию (тьянти в исполнении ложной расслабленности) не смог.
Потапыч осел на землю. Остальные остановились, тяжело дыша, не веря своим глазам. Кто-то выругался, - со стороны послышались аплодисменты, и из-за летней душевой вышли капитан Хватов, майор Белоярцев и генерал Первухин. Аплодировал Хватов.
- Прекратить! - брюзгливо сказал начальник Управления спецопераций, оглядел лежащие тела и, смерив Соболева взглядом, направился к зданию штаба. - Следуйте за нами, капитан.
Матвей глянул на ошеломленные лица бойцов "Грозы", развел руками.
- Прошу извинить, что так получилось. Но я не нападал на вашего майора сзади. К тому же он был вооружен, а я нет. Советую впредь до объявления приговора сначала изучить все факты, а потом судить.
Уже отойдя от побитой компании на несколько шагов, Матвей услышал:
- Ну и мудак ты, Хохма! Жалею, что он тебе шею не свернул!
- Ты тоже хорош - полез выяснять вперед всех!..
Дальнейшего разговора Соболев не услышал, но больше всего был доволен тем, что не применил особых приемов из техники смертельного касания, открытой ему эзотерической трансляцией во сне.
Когда они вошли в одноэтажный домик штаба. Хватов, идущий впереди, обернулся и сказал с обаятельной улыбкой:
- Вы очень сильный мастер боя, капитан, но у вас есть один существенный недостаток: вы жалеете противника. Он же вас жалеть не станет.



- Учту, - буркнул Матвей, прислушиваясь к своим ощущениям.
Но в данный момент капитан Хватов был сам собой, а не авешей Монарха, и говорил вполне искренне.
В одной из трех комнат штаба, где обычно располагался начальник базы или дежурный офицер, Первухин снял плащ, бросил берет на стол и сел. Кивнул на стулья вдоль стола.
- Присаживайтесь. Итак, Матвей Фомич, что скажете?
- Сначала я хотел бы выслушать вас, - корректно проговорил Матвей, ощущая толчки крови в местах, где его коснулись "дружеские" удары "восстановителей справедливости".
- Точку зрения майора Белоярцева я уже выслушал, теперь хотелось бы ознакомиться с вашей.
- Мне бы тоже не мешало ознакомиться с точкой зрения майора, - с той же подчеркнутой вежливостью сказал Матвей.
- Повторите, майор, - бросил Первухин. Белоярцев быстро глянул на него, потом на Соболева, отвел глаза.
- Их было трое... вице-президент Ассоциации, какой-то молодой ухарь и... еще один...
- Мой друг Василий Балуев, - вставил Матвей, - в которого майор разрядил "болевик".
- Мне ничего не оставалось делать... они могли уйти... - Белоярцев снова посмотрел на Первухина, но тот смотрел в стол, барабаня пальцами по его поверхности.
- Был приказ... захватить всех...
- Но не испытывать на людях, чья вина не доказана, спецсредства вроде "болевика".
- Лес рубят - щепки летят...
- Люди - не щепки, - медленно произнес Матвей. - И если так считает все начальство конторы, мне с ним не по пути.
- Не спешите с оргвыводами, Соболев, - поморщился Первухин. - Деретесь вы хорошо, но в политике и социалыюй сфере разбираетесь слабо. Зачем вы обезоружили майора и дали им уйти?
Встретив угрожающе-предупредительный взгляд Белоярцева, Матвей пожал плечами.
- Во-первых, он хотел выстрелить в безоружных людей еще раз. Во-вторых, я считал, что сотрудники "Барса" непричастны к делам "Чистилища", и, чтобы задержать их, надо иметь на руках доказательства. Я таких доказательств не имел. В-третьих, Василий Балуев, ветеран спецподразделения "Вымпел", хотел стать членом Ассоциации и попал в здание в момент захвата случайно. А поскольку майор Белоярцев решил испытать "болевик" именно на нем...
- Ясно, не стоит продолжать, - шевельнул пальцами Первухин. - Инцидент исчерпан. Считаю нецелесообразным оставлять вас рядовым сотрудником "Грозы". Есть два варианта: командир особого звена в двенадцать человек...
- Нет.
- И операции ганфайтерного класса - в одиночку, со стопроцентной гарантией перехвата, конечно.
Матвей хотел было ответить "нет" и на это предложение, но подумал и согласился. Первухин ему нравился, мужик он был жесткий, но знающий дело и правильный, без желчной зависти и лукавства. Если он и заблуждался в чем иногда, так искренне. Можно было попробовать работать под его началом.
- Кто будет выдавать мне задания?
Первухин понял скрытый подтекст вопроса, усмехнулся тонкими губами.
- Я. Или майор Хватов - изредка, по приказу директора.
Это Матвею не понравилось, но отступать не хотелось, к тому же Хватов представлял Монарха.
- Уже майор? Поздравляю.
- Я вас тоже, - улыбнулся командир ОБЕД. - С сегодняшнего дня и вы повышены в звании.
- Только учтите, молодой человек, - сказал Первухин, - герои-одиночки в истории Земли никогда не делали погоды. Все решала толпа, плебс, выбирающий и своих правителей, и своих преступников.
- Я не претендую на роль героя.
- Если не претендуете, то не демонстрируйте постоянно свою самостоятельность и искусство рукопашного боя. В иных случаях это не идет на пользу делу и здоровью.
- Учту.
- Пошли покурим, - предложил Хватов.
Они вышли из домика в хмурый осенний день, оставив в штабе Первухина и Белоярцева. Хватов достал сигареты, предложил Матвею, но тот отказался.
Майор вставил сигарету в мундштук с фильтром, выпустил кольцо дыма, кивнул на окно штаба:
- А правда, что ты напал на Люду сзади?
Матвей иронично глянул на собеседника, и Хватов кивнул сам себе, как бы в подтверждение собственной догадке.
- Я так и думал, что Люда врет.

ПРИОБЩЕНИЕ К ТАЙНЕ

На шестнадцатом километре от Московской кольцевой автодороги Ельшин остановил кортеж. Лобанов, сидевший рядом, с недоумением посмотрел на бывшего генерала.
- Что случилось, Генрих? Раздумал ехать?
- Нет, пойдем другим путем. - Ельшин первым вылез из машины, поглядел на проглянувшее сквозь облака солнце и, сгорбившись, засунув руки в карманы длинной куртки, неторопливо побрел вдоль древнего деревянного забора, которым был обнесен полуразрушенный угольный склад.
Переглянувшись с телохранителем, Лобанов молча последовал за ним. Догнав, спросил:
- Почему мы в прошлый раз не пошли этим путем?
- Я был уверен, что пройдем поверху.
- А тут как - понизу?
- Тут ветка спецметро. От Лубянки его заблокировали, но есть пара колодцев, о которых никто не знает.
- Охраны нет?
- Возьми с собой пару человек, остальные пусть ждут здесь, у машин. Авто пусть отгонят за кусты справа, чтобы не бросалось в глаза с дороги.
Лобанов отстал, отдал короткое распоряжение старшему группы охраны и присоединился к бывшему генералу с двумя телохранителями, одним из которых был Дзиро Маюмура.
Ельшин остановился у покосившихся ворот, оглядел отодвинутую створку, пролез сквозь щель на территорию склада. Затем уверенно направился к одинокому бараку, в окнах которого кое-где еще уцелели стекла. Уголь отсюда давно забрали, двор был перекопан траншеями, усеян ямами от экскаваторных ковшей, и идти по сырому черному грунту было нелегко.
Не оглядываясь, Генрих Герхардович проследовал внутрь барака через сорванные ворота, остановился возле крепкой на вид кирпичной стены с полураспахнутой железной дверью. Хмыкнул, разглядывая дверь.
- Что? - подошел Лобанов.
- Похоже, нас опередили... Фонари взял?
Маршал "СС" сделал приглашающий жест, второй телохранитель - на голову выше Ельшина и вдвое шире - снял с плеча объемистую сумку, достал фонари и приборы ночного видения, а также оружие - автоматы Никонова и "глушак". Лобанов взял суггестор, предложил "никон" Ельшину.
- Если нас встретят, - отказался тот, - не поможет и танк.
- Тогда я возьму остальных.
- Я имел в виду не спецов ФСБ или военных. Боишься или не веришь - не ходи.
- Я оптимист, - пошутил Олег Каренович. Ельшин покосился на него, кривя лицо в полуулыбке, взял фонарь.
- Существует поговорка: когда к власти приходят оптимисты, пессимисты начинают понимать, что их пессимизм имел все основания.
Подсвечивая под ноги, он со скрипом открыл железную дверь до конца и пролез в помещение, пол которого был усеян шлаком, битым кирпичом и заляпан пятнами смолы. В помещении находилась печь с выпуклой железной заслонкой, которая тоже была откинута. И лишь когда Ельшин, не говоря ни слова, полез в полуметровое отверстие печи, Лобанов понял, что "печь" - замаскированный вентиляционный или пожарный люк.
Один за другим по железной лестнице они спустились в бетонный колодец со скобами и продолжили путь вниз. Преодолев метров двадцать - по расчету Лобанова, - отдохнули в трехметровом бункере с вентилятором, откинутым на петлях к стене. Затем продолжили спуск, пока не достигли дна; случилось это примерно на пятидесятом метре от поверхности.
Выпуклый, с кремальерами запора, люк и здесь был открыт.
Видимо, тот, кто пользовался лазом последний раз, не собирался возвращаться той же дорогой.
По-прежнему не обращая внимания на переживания тех, кто следовал за ним, бывший босс Купола посветил в горловину люка и первым прополз в него. За ним с большим трудом протиснулся телохранитель со снаряжением и лишь потом Лобанов.
Они оказались в нише, отгороженной решеткой от туннеля спецметро с двумя нитками рельсов и пучком кабелей на стене. В нише стояла маленькая мотодрезина, имеющая и ручной привод. Ельшин кивнул на дрезину:
- Выкатывайте, путь неблизкий, поедем на ней. - Потом пробурчал себе под нос: - Странно...
Лобанов понял его.
- Если кто-то здесь уже побывал, то почему не воспользовался дрезиной?
- Тут может быть два варианта: подземный туннель открыли мальчишки и, не найдя ничего интересного, решили экспедицию не продолжать.
- А второй?
Лицо Ельшина напряглось.
- Кто-то шел не туда, а... оттуда.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Баронесса Изнанки
Сертаков Виталий
Баронесса Изнанки


Громыко Ольга - Плюс на минус
Громыко Ольга
Плюс на минус


Никитин Юрий - Имортист
Никитин Юрий
Имортист


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека