Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

полнялись неукоснительно и строго в назначенные сроки. Сергей был уве-
рен, что если вписать в книжку, например, "быть у входа в театральный
парк - 19.00", то отец в назначенное время прибежит к парку и будет тер-
пеливо ждать неизвестно чего, растерянно топчась на месте и вопроси-
тельно поглядывая по сторонам.
Собственных интересов у Николая Сергеевича не было, не было друзей и
даже приятелей, не было увлечений. Его сотоварищи по ремеслу - Краснянс-
кий и Иваныч - баловались рыбалкой, устраивали веселые междусобойчики,
выезжали на пикники со своими или чужими женами, а иногда и с моло-
денькими девочками, годными по возрасту им в дочери. Солидный Наполеон
увлекался автомобилями, парусным спортом, в отпуске путешествовал, часто
выезжал за границу. К Николаю Сергеевичу коллеги относились как к
мальчишке: работал по старинке, цветную печать не освоил, новейшую тех-
нику не признавал, компании не поддерживал. "Пойдем, Николай, посидим в
ресторане, молодость вспомним!" - звал Краснянский - заводила в зас-
тольных, да и других развеселых делах.
"А-а! - махал рукой Элефантов - старший. - Меня это не интересует. Да
и некогда, надо бежать, спешу..."
"Брось, Колька, - вмешивался Наполеон. - Всех дел не переделаешь,
всех денег не заработаешь! Да и хватит тебе бегать, пора ездить начать!
Хочешь "тройку" устрою? Всего сорок тысяч пробежала, и отдадут недоро-
го..."
"А-а! - снова махал рукой Николай Сергеевич. - Ерунда все это". И
убегал как-то бочком, вприпрыжку, под насмешливыми взглядами коллег.
Он спешил домой, где проводил целые дни в фотолаборатории или, лежа
на диване, смотрел телевизор. По представлению Сергея, так и надлежало
поступать семейному человеку, он считал отца выше разгульных, часто
хмельных, склонных к сомнительным развлечениям фотографов и досадовал,
что мать не оценивает по достоинству его склонности к домашнему очагу.
За время отсутствия Сергея Ася Петровна вжилась в амплуа больной жен-
щины. В немалой степени этому способствовало ее знакомство с Музой Апол-
лоновной - дородной рыхлой матроной, наряды и убранство квартиры которой
были не менее претенциозны, чем ее имя и отчество.
Муза Аполлоновна болела всю жизнь, что позволяло ей целыми днями ле-
жать на кровати, капризничать, ничего не делать по дому и пользоваться
услугами домработниц, которые менялись одна за другой, ибо выдержать
бесконечные придирки хозяйки нормальная женщина не могла.
Болезнь Музы Аполлоновны была таинственной: диагностированию и лече-
нию не поддавалась, во многом это объяснялось тем, что врачей больная не
жаловала, считая их неучами, неспособными разобраться в столь сложной и
тонкой организации, как ее девяностокилограммовый организм. Лечила она
себя сама: прописывала редкие заграничные лекарства, на добывание кото-
рых мобилизовывалось все ее окружение, в первую очередь мужья, - несмот-
ря на болезнь, Муза Аполлоновна пережила троих.
Мужья располагали обширными возможностями - все они были руководящими
торговыми работниками, злые языки утверждали, что Муза переходит по нас-
ледству вместе с должностью, сама она считала себя очень красивой - и
когда-то это соответствовало действительности, умной - в этом тоже име-
лась доля истины, а самое главное - знающей скрытые потайные ходы-выхо-
ды, хитрые пружинки, нужные ниточки, без которых в торговом мире сущест-
вовать ох как непросто - и здесь она была права на все сто процентов,
именно это и делало ее идеальной женой руководящего торгового работника.
Так вот, возможности мужей позволяли достать в конце концов недоступный
простому смертному заморский препарат. Муза Аполлоновна оживала, хваста-
ла яркой упаковкой, а когда радость от приобретения проходила, оказыва-
лось, что есть еще более эффективное и менее доступное лекарство, на до-
бывание которого следует бросить все силы.
Красивые упаковки накапливались в ящике секретера, их содержимое ста-
рело и по мере истечения срока годности тихо выбрасывалось, а по неведо-
мым каналам из самых дальних уголков мира поступали к Музе Аполлоновне
новые дефицитнейшие ампулы, порошки, таблетки, драже, которые тоже не
могли поднять ее на ноги.
Правда, деверь Музы Аполлоновны по второму мужу, человек от медицины
далекий, по-житейски мудрый, в задушевной беседе с братом за бутылкой
двадцатилетнего коньяка, взялся вылечить больную в двадцать четыре часа
без всяких импортных, приобретаемых за валюту лекарств, а с помощью
простой бамбуковой палки, которая раньше служила для выколачивания ков-
ров, а теперь без дела валялась в прихожей.
Но Муза Аполлоновна, к достоинствам которой относилась и высокая бди-
тельность, сумела услышать высказанное полушепотом предложение и мгно-
венно выставила самозваного лекаря за дверь, навсегда отказав ему от до-
ма.
В Асе Петровне она нашла заинтересованную и почтительную слушательни-
цу, готовую стать последовательницей, помогла той отыскать у себя имею-
щиеся болезни и даже стала снабжать красочными конволютами из того само-



го ящика. Ася Петровна с благодарностью брала чудодейственные лекарства,
охотно показывала их знакомым. Но имеющихся медицинских познаний ей хва-
тало для того, чтобы не принимать неизвестных препаратов. Выбрасывать их
было жалко, и, чтобы добро не пропадало, она прописывала их мужу. Высоко
оценивший врачебные способности супруги, Николай Сергеевич исправно гло-
тал разноцветные пилюли и хвастал мнительному Наполеону, будто после них
чувствует себя совсем другим человеком. Тот завидовал и переписывал
иностранные слова, бурча, что во время очередной поездки за рубеж обяза-
тельно найдет себе точно такое лекарство.
Ася Петровна оказалась достойной ученицей. Она шила шляпки и платья,
как у Музы Аполлоновны, рассматривала с ней модные журналы, сопровождала
к портнихам и в комиссионные магазины, до которых та была большой охот-
ницей. Роль больной тоже удалось освоить довольно быстро, правда, на
первых порах случались накладки: однажды она переиграла, и перепуганный
Николай Сергеевич вызвал "Скорую помощь". Врач прослушал ей сердце, по-
мерил давление и, уходя, сказал: "Ничего страшного. Возрастные измене-
ния, гиподинамия и элемент агравации".
Ася Петровна чуть не провалилась сквозь кроватную сетку, но Николай
Сергеевич мудреных слов не понял, уяснив только, что раз в ходу латынь,
то дело плохо. Так что визит врача сыграл больной на руку, впрочем, что-
бы избежать неприятностей, Ася Петровна наотрез отказалась от услуг этих
"коновалов", заявив, что сама будет себя лечить.
Преимущественно лечение заключалось в том, что Ася Петровна, лежа на
кровати, часами напролет болтала по телефону с приятельницами, в основ-
ном с Музой Аполлоновной. Поскольку набрать полезной информации для
столь длительных бесед было невозможно, предметом разговоров являлись
ничего не значащие вещи, которые обычно никому не придет в голову обсуж-
дать, например, как прошла у Музы Аполлоновны прогулка с любимой болон-
кой Чапой, какой мозоль натерла новыми туфлями Ася Петровна и какие меры
приняла для его ликвидации, как лучше травить тараканов, что сказала про
платье Музы Аполлоновны эта нахалка Светка и т, д.
Сергея раздражало безделье матери, никчемность ее подружек, их пусто-
порожние разговоры, злила ее высокомерность и безапелляционность по от-
ношению к отцу, безвылазно ковавшему в темном закутке фундамент ее без-
бедного существования. Он пытался изменить отношения в семье, порывался
рассказывать про большие проблемы жизни, вспоминал масштаб работы на Са-
халине, ругал бездельницу Музу, заступался за отца и тем самым вызвал
громкие скандалы, в которых отец примыкал к Асе Петровне, и оба родителя
высказывали свое мнение о нем в тех же выражениях, что и двадцать лет
назад.
Когда Сергей женился, обстановка в семье вообще стала невыносимой.
Вначале Ася Петровна стала опекать Галину, исходя из того, что та, ко-
нечно, хозяйка никудышная, но под руководством свекрови когда-нибудь на-
учится хоть как-то вести дом. Все это говорилось вслух, без обиняков,
молодой жене ясно давали понять, где ее место, и как само собой подразу-
мевалось, что с Асей Петровной она никогда сравниться не сможет.
Но Галина оказалась старательной, способной, умела шить, стирать,
убирать, готовить и, самое главное, любила Сергея. Жили они хорошо, и
Асе Петровне, внушающей невестке, что семейные скандалы неизбежны, и ли-
цемерно утверждающей, что при этом женщина должна во всем уступать мужу,
хотя и добавлявшей осмотрительно: "Если он, конечно, прав", такая идил-
лия не нравилась. Не нравилось ей и то, что Галина быстро и умело управ-
лялась по хозяйству, все у нее получалось ловко и весело, в то время как
Ася Петровна всю жизнь жаловалась на тяжелый воз домашнего хозяйства и
волокла его медленней с каждым годом, а в последнее время и вовсе перес-
тала заниматься домом.
Когда Галина пришила пуговицы Николаю Сергеевичу и заштопала ему кар-
маны, это было расценено как подрыв авторитета хозяйки домашнего очага,
демонстрация своего превосходства и Бог знает что еще. И Ася Петровна
объявила невестке войну, не открытую, конечно, а тайную, в которой не-
посредственным исполнителем военных действий являлся послушный Николай
Сергеевич. Галина не понимала, чем вызвано недовольство свекра, и обра-
щалась за советом к Асе Петровне, та ругала тяжелый характер мужа, загу-
бившего ее лучшие годы, а потом передавала ему содержание разговора с
определенными коррективами: чуть изменена интонация, ослаблено одно мес-
то и усилено другое, слово пропущено, фраза добавлена - она была большой
мастерицей в такого рода делишках, - в результате Николай Сергеевич ки-
пел от негодования на неблагодарную невестку, посмевшую жаловаться, и с
удвоенной энергией искал поводы к придиркам.
Сергей расценивал все эти конфликты как естественный результат прити-
рания нового человека к сложившейся в семье обстановке, успокаивал жену,
утихомиривал отца, призывал мать на роль миротворицы и удивлялся, когда
та расписывалась в полной своей неспособности повлиять на мужа. После
рождения Кирилла у него открылись глаза. Когда мать сварливо требовала
делать ребенку клизмы, потому что маленьким это полезно, когда давала


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Ведич
Головачев Василий
Ведич


Перумов Ник - Война мага. Эндшпиль
Перумов Ник
Война мага. Эндшпиль


Шилова Юлия - Требуются девушки для работы в Японию
Шилова Юлия
Требуются девушки для работы в Японию


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека