Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

небытие?..
Я размышлял над изгибами национального разума, а Вадик тем временем гнал
по магистральному шоссе. Он любил быструю езду, а я не любил его уши, хотя
езду с ветерком - любил.
Краснофлотской оказалась ничем не примечательная сухопутная улица,
застроенная стандартными пятиэтажками без лифтов. Мы остановились у дома
номер шесть, и я вылез. Старушка, что сидела возле подъезда на скамейке,
была глуха, как бронированный сейф, и на все мои вопросы отвечала двумя
словами: "Громче говори!" Я махнул рукой и вошел в подъезд.
Искомая квартира оказалась, конечно же, на пятом этаже. Взобравшись, я
остановился у двери, чтобы малость улеглось обрадованное восхождением
дыхание. Но долго торчать тут мне не хотелось, и я позвонил.
Мне открыла молодая женщина в мужском халате. А дыхание мое, как тут же
выяснилось, еще было далековато до нормы. Она молча уставилась на меня, а я
выдохнул:
- Херсон...
- Что?..
- Херсон... Тут...
- Виталик!.. - заорала вдруг она, вероятно, уловив некое знакомое слово в
моих судорожных выдохах.
За ее спиной вырос некто, столь же похожий на моего заместителя, как я -
на Илью Муромца. И рыкнул:
- Что ему надо?
- Он тебя отматюгал!
- Что?!. - взревел Виталик. - Ах ты, коз-зел!..
Когда вы слышите слово "козел", произнесенное пропитым баритоном да еще
через два "з", уносите ноги. Я успел захлопнуть дверь перед носом Виталика и
скатиться на первый этаж со скоростью, в сотни раз превышающей
первоначальный подъем. Вылетев из подъезда, я домчался до машины и, открыв
дверь, заорал:
- Гони!..
Не задавая вопросов, Вадик сорвался с места с ревом, который можно
услышать только в кино фильмах о гангстерах. Квартала три мы пронеслись на
скорости, в два раза превышающей хорошую, и Вадик остановился столь же
внезапно, сколь и трогался с места.
- Заправиться надо.
- Держи деньги.
- У меня талоны, - объяснил он, вылезая. - Вы пока перекусите. Кафе -
напротив.
- А ты?
- У меня бутерброды с собой. И фанта.
Ушастик мой укатил, а я пошел в кафе. Чистенько, аккуратненько, сиденья
красной пластмассы, а столешницы - салатовой. Уют и покой, как в советские
времена, и даже цены не заставляют судорожно пересчитывать наличность.
Заказал пельмени, жду, когда приготовят, как вдруг за мой стол усаживается
некто. И - с укором:
- Старых приятелей уж и узнавать перестал?
Глянул - канцелярский завмаг Тарасов. Муж грешной Ляли. Этого еще не
хватало. Вследствие этого первого впечатления разговор начинался вяло, через
пень-колоду, как говорится, и если бы запасливый Тарасов не прибег к
общерусскому способу развязывания языков лучше дыбы и кнутобойства, то так
бы, вероятно, и разошлись. Но тут нам принесли еду, и он попросил у
официанта минералку и два стакана. А когда тот доставил, с оглядкой полез в
боковой карман, из которого с великой ловкостью и наполнил наши
пластмассовые стаканы чем-то не совсем минеральным.
- Добавь водички по вкусу, - сказал он. - Это - спирт. И чокаться не
будем. Рад встрече. Будем.
Были раза три, после чего я в качестве анекдота рассказал, как меня
встретили в квартире на пятом этаже.
- Херсон? - удивился он. - Знаю, в школе вместе учились. А потом он после
седьмого класса ушел на курсы счетоводов.
- Потом, что ли, институт кончил?
- Никакого института он сроду не кончал, - сказал Тарасов. - Он на
москвичке женился и там разворачивался. Это он умеет. В смысле
разворачиваться. Там-то его и накрыли за какие-то комбинации. Но то ли
супруга его кому-то на лапу пачку сотенных положила, то ли адвокат хороший
попался, а только выскользнул он из прокурорских объятий. Уж что-что, а
ужЕное в нем имеется. Говоришь, у тебя заме-стителем?
- Заместителем, - сказал я, с трудом соображая, как могли в главке
утвердить находившегося под следствием бывшего счетовода.
Вот с этими полухмельными соображениями я в Глухомань и вернулся. Ехал и
думал, как я все выложу в лицо Херсону, как он будет выворачиваться ("Ужиное
в нем имеется", - сказал Тарасов) и как я с торжеством прижму его фактами.
А проспавшись, понял, что ничего этого я делать не буду. Это вопрос
"компетентных органов", а помогать им - уж извините. Работает Херсон хорошо,



отношения у нас нормальные - ну, и какого рожна мне еще нужно? Диплома у
него нет? Диплом ума не прибавляет, а уж уменья работать - тем более.
3
Вечером раздался звонок неожиданный. Звонил сам Спартак Первый - точнее,
бывший первый, потому что уже вышло постановление о роспуске территориальных
партийных организаций. Поздравил меня с победой демо-кратии, сказал пару
банальностей, а потом вдруг поведал, что Альберт Ким первым в нашем районе
организовал акционерное общество парникового хозяйства, получил все
разрешения и - развернулся вовсю. Помню, я очень за Кима порадовался, а
Спартак сказал:
- Вот тебе и первый миллионер в районе. Ну, и за что боролись, как
говорится?
И как-то очень нехорошо засмеялся.
У меня так получилось с работой, что после этого почему-то очень
неприятного для меня звонка мы с Танечкой смогли выбраться к Кимам только
через неделю. Я прихватил оставшуюся от встречи с афганцами бутылку коньяка,
Танечка - коробку конфет, и мы потопали.
Тут к месту вспомнить первое знакомство моей Танечки с Альбертом Кимом.
Она в тот день впервые приступила к работе, как заявился Ким. Танечка
кончила курсы стенографии и секретарства, твердо вызубрила порядок, а потому
и спросила неизвестного посетителя в кирзовых сапогах, как ей следует его
называть, чтобы с полной официальностью доложить начальнику. То есть мне.
- Называй меня, девочка, дядей Кимом, - попросил Альберт.
Вот с той поры она так его и называла. И ей было удобно, и ему было
приятно. И в предвкушении приятности мы и ввалились в директорский особняк
Кима.
А нас встретили странно тихо и даже как-то подавленно, что ли. У
гостеприимных и широко живущих Кимов этого не водилось, и я забеспокоился.
- А где Альберт?
Помолчали мать с сыном. Потом мать сказала неожиданно:
- Вторые сутки домой зазвать не можем.
- Откуда зазвать-то?
- Пойдем, крестный, - вздохнул Андрей.
И мы пошли к любовно и со знанием дела отстроенным парникам, которые
числились уже не за совхозом, а за акционерным обществом закрытого типа.
АОЗТ "Кореец". Ким показывал мне как-то и чертежи будущей мечты своей, и то,
что из мечты получилось. И получилось очень неплохо.
Только ничего этого уже не было. Ни будущей мечты, ни осуществленного
строительства, ни будущих огородных урожаев. Парники все были старательно
изломаны, стекла повыбиты, пленка изодрана, а урожай, на который так
рассчитывал Ким, истоптан и вырван с корнем. И среди этого варварского
разгрома медленно и понуро бродил Ким с корзинкой, в которую складывал то
чудом уцелевший огурчик, то зеленый еще помидор.
- Ким!
Я подошел к нему, взял за плечи. Он посмотрел на меня каким-то
отсутствующим взглядом, потом в глазах его вспыхнул прежний хитроватый
блеск. Он бросил корзинку и обнял меня.
- Вот, что они сделали. Им не нужно улучшать свою жизнь. У них одна
задача: преследовать и пакостить тем, кто любит работать.
Я беспомощно молчал. А в голове, помнится, одна фраза бултыхалась, как в
пустой бочке: "Мы же - огородники. Лучшие в мире огородники..."
- Записку оставили. Вот она.
Альберт протянул мне мятую записку. В ней печатными буквами значилось:
"С ЭТОГО ДНЯ ТЫ ПОСТАВЛЕН НА СЧЕТЧИК, КОРЕЙСКАЯ СВОЛОЧЬ. КАЖДЫЙ ДЕНЬ -
ОДИН ПРОЦЕНТ К ДОЛГУ".
- Разве ты не в банке брал ссуду? - растерянно спросил я.
- Да какой же советский банк проклятому частнику ссуду выделит без
райкомовского указания? - вздохнул Ким. - Деньги я взял у Зыкова Юрия
Денисовича. Под дикие проценты. Я же мечтал зелень выращивать... И как мне в
глаза тем смотреть, кто поверил в меня? Кто после работы да в выходные вот
это все строил?..
Кое-как мы уговорили его вернуться в дом. Пока Лидия Филипповна и Танечка
с помощью Катеньки что-то готовили на кухне, я открыл бутылку коньяка,
Андрей принес стаканы, и мы выпили всю бутылку враз. На троих и без всякой
закуски. По-русски выпили, и Ким как-то отошел, успокоился и даже стал
улыбаться. Правда, невесело.
- Один процент за каждый день. Неплохо, а? Понимаю, что запугивают, но и
они должны же понимать, что нереально это требование.
- Соберем мы тебе деньги, соберем, - сказал я. - Ну, шестерки
перестарались, только и всего.
- Хотел бы я знать, кто этих шестерок на отца натравил, - тихо сказал
Андрей.
- Кто натравил?.. - Ким невсело улыбнулся. - Да у меня в совхозе каждый
третий считает, что так мне и надо. "Никогда не проявляй инициативы" - они
по этой психологии существуют. Стало быть, вчерашняя советская власть, что


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Максимов Альберт - Русь, которая была
Максимов Альберт
Русь, которая была


Роллинс Джеймс - Печать Иуды
Роллинс Джеймс
Печать Иуды


Акунин Борис - Весь мир театр
Акунин Борис
Весь мир театр


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека