Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Все видели, как я заходил в твою комнату, - сказал я. - Будут
шептаться, что я долго у тебя оставался.
- Тогда пошли в твою.
Олмейн выглянула в коридор - никого. Она схватила меня за руку, и мы
бросились в мою комнату. Заперев дверь, она сказала:
- Давай свой звездный камень. Из потайного места в одежде она достала
свой, и наши руки соединились на них.
За все время паломничества звездный камень давал мне большое
облегчение. Прошло много сезонов с того времени, когда я в последний раз
входил в транс Наблюдателя, но я не потерял полностью этой способности, и
звездный камень был чем-то вроде атрибута того экстаза, который я
испытывал при наблюдении.
Звездные камни происходят из других миров - не знаю даже откуда.
Камень сам определяет, достоин человек стать Пилигримом или нет, ибо он
жжет руки того, кого не считает достойным надеть одеяние Пилигрима.
- Когда тебе дали камень впервые, ты испытывал беспокойство? -
спросила Олмейн.
- Конечно.
- И я тоже.
Мы подождали, пока камни подействуют на нас. Свой я держал цепко.
Темный, сияющий, более гладкий, чем стекло, он сверкал в моих руках, как
кусок льда, и я почувствовал, как я настраиваюсь на мощь Воли.
Сначала я остро ощутил все окружающее. Каждая трещина на стене была
подобна аллее. Мягкий шелест ветра снаружи поднялся до верхних нот. В
тусклом свете лампы я видел различные цвета.
Переживания, которые я познал с помощью звездного камня, отличались
от тех, что я испытывал, используя приборы Наблюдателя. Там я тоже выходил
за пределы своего "я". Когда я находился в состоянии наблюдения, я покидал
свое земное тело, взлетал ввысь с огромной скоростью и постигал все, а это
очень близко к божественному состоянию. Звездный камень не давал таких
ощущений, как транс Наблюдателя. Под его влиянием я ничего не видел,
помимо того, что окружало меня, я знал только, что меня поглощало нечто
большее, чем я сам, и я был в непосредственном контакте со Вселенной.
Назовем это соединением с Волей.
Откуда-то издалека я слышал голос Олмейн:
- Ты веришь в то, что люди говорят об этих камнях? Что нет никакого
единения, что все это электрический обман?
- По этому поводу у меня нет своей теории, - ответил я. - Меня больше
интересует эффект, чем причина.
Скептики заявляют, что звездные камни, это всего лишь увеличительные
стекла, которые отправляют усиленное мозговое излучение обратно в мозг.
Олмейн вытянула руку, которой сжимала камень.
- Когда ты был среди Летописцев, Томис, ты изучал историю ранней
религии? Человек всегда искал единения с бесконечным. Многие религии
утверждают, что это невозможно.
- Были также таблетки, - пробормотал я.
- Да, некоторые таблетки давали мгновенное ощущение единения с
Вселенной. А эти камни, Томис, - одно из последних средств преодоления
величайшего проклятия человека, заключающегося в том, что каждая
индивидуальная душа томится в своем теле. Желание превозмочь
изолированность друг от друга и от Воли свойственно всему человечеству.
Ее голос сделался тихим и плохо различимым. Она продолжала
рассказывать мне о мудрости, которую приобрела, будучи Летописцем, но я
уже не мог уловить смысла: я всегда легче входил в единение, чем она,
поскольку имел опыт Наблюдателя...
И в эту ночь, как и раньше, взяв свой камень, я ощутил легкий озноб,
закрыл глаза и услышал, как где-то вдали звучит мощный гонг, как шелестят
волны, бьющиеся о незнакомый берег, как шепчет о чем-то ветерок в
чужеземном лесу. Я почувствовал, как меня что-то зовет, и вошел в
состояние единения. И отдал себя Воле.
Я прошел по всем периодам своей жизни, через юность и зрелые годы,
через свои блуждания, старые привязанности, муки и радости, через
беспокойные последние годы, через предательство, свои печали и
несовершенства. И я освободил себя от себя, отбросил свою сущность. И стал
одним из тысячи Пилигримов - тех, которые бродят в горах Хинда, и в песках
Арби, и в Эйзи и в Стралии, которые движутся в Ерслем. И с ними я
погрузился в Волю. И в темноте я увидел темно-пурпурное зарево над
горизонтом - оно становилось все ярче и ярче, пока не превратилось во
всеохватывающее красное сияние. И я вошел в него, полностью восприняв
единение, и не желая более другого состояния, кроме этого.
И я очистился.
И проснулся в одиночестве.





5
Я хорошо знал Эфрику. Еще молодым человеком я долго жил в самом ее
центре. Страсть к путешествиям привела меня на север в Эгапт, где
сохранились древнейшие остатки Первого Цикла. Но в те времена древность не
интересовала меня. Я совершал свое Наблюдение, перемещаясь из одной страны
в другую, поскольку Наблюдателю не нужно постоянное место жительства. И
однажды я встретил Эвлюэллу, с которой готов был бродить вновь и вновь, и
я пошел сначала в Роум, а затем в Перриш.
Теперь я вернулся сюда с Олмейн. Мы держались ближе к берегу и
избегали внутренней песчаной местности. Путешествие для нас было
нетрудным: как Пилигримы мы всегда получали пищу и ночлег. Красота Олмейн
могла осложнить нам жизнь, но она редко снимала маску и одежду Пилигрима.
У меня не было иллюзий относительно того, насколько я нужен Олмейн. Я
играл для нее в этом путешествии роль слуги: помогал в выполнении
ритуалов, беспокоился о жилье. Это меня устраивало, ибо я знал, что она
опасная женщина, подверженная странным причудам и фантазиям.
В ней не было чистоты Пилигрима. Пройдя испытание звездным камнем,
она все-таки так и не овладела полностью, как это положено Пилигриму,
своей плотью. Иногда она до полночи исчезала, и я представлял, как она без
маски лежит в объятиях какого-нибудь служителя. В общежитиях она тоже мало
заботилась о своей добродетели. Мы никогда не жили в одной комнате: это
запрещено. Обычно у нас были смежные комнаты, и она либо звала меня к
себе, либо приходила ко мне. Часто она была без одежды. Только раз ей
пришло в голову, что у меня, быть может, не умерло желание. Она поглядела
на мое изможденное тощее тело и сказала:
- Как ты будешь выглядеть, когда пройдешь возрождение в Ерслеме? Я
пытаюсь представить тебя юным, Томис. Тогда ты доставишь мне удовольствие?
- В свое время я доставлял удовольствие, - уклонился я.
Олмейн не нравилась жара и сухость Эгапта. В основном мы шли ночью и
останавливались в наших гостиницах днем. Дороги были переполнены.
Пилигримы шли в Ерслем густой толпой. Мы с Олмейн гадали, сколько же
времени потребуется нам, чтобы получить доступ к водам возрождения.
- Ты никогда не подвергался возрождению? - спросила она.
- Никогда.
- Я тоже. Говорят, что там принимают не всех.
- Возрождение - это привилегия, а не право, - пояснил я. - Многим
отказывают.
- Я полагаю также, что не все, входящие в воду, возрождаются.
- Мне об этом мало известно.
- Говорят, некоторые наоборот становятся старше. А другие слишком
быстро становятся юными и погибают. Это рискованно.
- Ты боишься рисковать?
Она рассмеялась:
- Только дурак не рискует.
- Тебе сейчас не нужно возрождение, - заметил я. - Тебя послали в
Ерслем для блага твоей души, а не тела.
- Когда я буду в Ерслеме, то позабочусь о душе тоже.
- Но ты говоришь о доме возрождения так, как будто это единственный
храм, который ты собираешься посетить.
- Он имеет важное значение, - сказала она, поднявшись и потянувшись
всем своим роскошным телом. - Мне нужно тонизировать себя. Ты что,
думаешь, я прошла весь этот путь только ради своего духа?
- Я пришел только поэтому.
- Ты! Старый и высохший! Тебе лучше заботиться не о своем духе, а о
плоти. А мне бы хотелось сбросить лет восемь-десять. Те, годы, что я
провела с этим дураком Элегро. Мне не нужно полное обновление. Ты прав, я
еще в полном соку. Если в городе полно Пилигримов, меня могут вообще не
пустить в дом возрождения. Скажут, что я слишком молода, что мне стоит
прийти лет через сорок-пятьдесят. Томис, как ты считаешь, может такое
случиться?
- Трудно сказать.
Она задрожала.
- Тебя-то они пустят. Ты уже ходячий труп - тебе требуется
возрождение. А я, Томис, неужели мне откажут? Я камня на камне не оставлю
в Ерслеме, но попаду туда.
Про себя я подумал, а подходит ли ее душа для возрождения? От
Пилигрима требуется смирение, ею же двигало тщеславие. Но я не хотел
испытывать на себе ярость Олмейн и хранил молчание: возможно, ее и
допустят к возрождению. У меня были другие цели. Мне больше нужно было
очистить свою совесть в святом городе, чем сбросить годы.
Или во мне тоже говорило только тщеславие?




скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [ 29 ] 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Орлов Алекс - Двойной эскорт
Орлов Алекс
Двойной эскорт


Сертаков Виталий - Дети сумерек
Сертаков Виталий
Дети сумерек


Афанасьев Роман - Огнерожденный
Афанасьев Роман
Огнерожденный


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека