Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

понимала. Она старалась исполнить их, но у нее не получалось.
Она хотела вернуться снова на Петршин и попросить мужчину с ружьем
разрешить ей завязать лентой глаза и опереться о ствол каштана. Ей хотелось
умереть.
¶29§
Она проснулась и обнаружила, что одна дома.
Она вышла на улицу и направилась к набережной. Хотелось поглядеть на
Влтаву. Хотелось стоять на берегу и долго смотреть на волны, потому что вид
текущей воды успокаивает и лечит. Река течет из века в век, и человеческие
истории совершаются на берегу. Совершаются, чтобы назавтра же быть забытыми,
а реке продолжать свое течение.
Опершись о парапет, она смотрела на воду. Это была окраина Праги.
Влтава уже оставила позади великолепие Градчан и соборов и была словно
актриса после спектакля, усталая и задумчивая. Текла она меж грязных
берегов, огороженных заборами и стенами, за которыми виднелись фабрики и
опустелые спортплощадки.
Она долго смотрела на воду, казавшуюся здесь более печальной и темной,
и вдруг посреди реки увидела какой-то предмет, красный предмет, да, это была
скамейка. Деревянная скамейка на металлических ножках, каких полно в
пражских парках. Она медленно плыла по середине реки. А за ней еще одна
скамейка. И еще и еще, и только сейчас Тереза увидела, что по течению плывут
скамейки из города, из пражских парков, их много и становится все больше и
больше, они плывут по Влтаве, как осенью листья, унесенные водой из лесов,
они красные, желтые, голубые.
Она оглянулась назад, словно хотела спросить прохожих, что все это
значит. Почему уплывают по воде скамейки из пражских парков? Но все они шли
мимо нее равнодушно, нисколько не заботясь, что какая-то река течет из века
в век по их бренному городу.
Она снова загляделась на реку. Ей было бесконечно грустно. Она
понимала: то, что она видит, это разлука.
А когда большинство скамеек исчезло из виду, появилось еще несколько
запоздалых, одна желтая, а потом еще одна, голубая, последняя.

¶ * Часть пятая. ЛЕГКОСТЬ И ТЯЖЕСТЬ * §


¶1§
Когда Тереза нежданно приехала к Томашу в Прагу, он занялся с нею
любовью, как я уже писал в первой части романа, еще в тот же день, вернее, в
тот же час, а вслед за тем у нее подскочила температура. Она лежала на его
постели, и он стоял над ней в непреодолимом ощущении, что это дитя, которое
положили в корзинку и пустили к нему по течению.
Образ подкидыша стал поэтому дорог ему, и он часто раздумывал о старых
мифах, где он встречался. Это был, вероятно, и скрытый повод, отчего он
однажды взял в руки Софоклова "Эдипа".
История Эдипа хорошо известна: пастух, найдя подброшенного младенца,
отнес его своему царю Полибу, и тот воспитал его. Уже будучи взрослым
юношей, Эдип повстречал на горной тропе повозку, в которой ехал незнакомый
вельможа. Между ними вспыхнула ссора, и Эдип вельможу убил. Спустя время он
стал супругом царицы Иокасты и властителем Фив. Он и предположить не мог,
что человек, которого он убил когда-то в горах, был его отец, а женщина, с
которой он сожительствует, его мать. Между тем рок обрушился на его
подданных и стал терзать их смертными недугами. Когда же Эдип понял, что
именно он повинен в их страданиях, он застежками от платья выколол себе
глаза и слепым ушел из Фив.
¶2§
От тех, кто считает коммунистические режимы в Центральной Европе
исключительно делом рук преступников, ускользает основная истина: преступные
режимы были созданы не преступниками, а энтузиастами, убежденными, что
открыли единственную дорогу в рай. И эту дорогу они так доблестно защищали,
что обрекли на смерть многих людей. Однако со временем выяснилось, что
никакого рая нет и в помине, и так энтузиасты оказались убийцами.
Тогда все с криком обрушились на коммунистов: Вы ответственны за беды
страны (она оскудела и опустела), за утрату ее самостоятельности (она
подпала под власть России), за казни безвинных!
А те, обвиняемые, отвечали: Мы не знали! Мы были обмануты! Мы верили!
Но в глубине своей души мы неповинны!
Итак, спор в конце концов свелся к единственному вопросу: В самом ли



деле они не знали или всего лишь прикидываются, что не знали?
Томаш вникал в этот спор (как, впрочем, и весь десятимиллионный чешский
народ) и приходил к мысли, что, несомненно, были люди не столь уж несведущие
(не могли же они не знать об ужасах, что творились и продолжают твориться в
послереволюционной России). Однако вполне вероятно и то, что большинство
коммунистов действительно были в полном неведении.
И он сказал себе: Не суть важно, знали они или не знали; основной
вопрос ставится иначе - можно ли считать человека неповинным лишь на том
основании, что он не знает? Разве глупец, сидящий на троне, освобожден от
всякой ответственности лишь потому, что он глупец?
Попробуем допустить, что чешский прокурор, требующий в начале
пятидесятых годов смерти для безвинного, был обманут русской секретной
службой и правительством своей страны. Но сегодня, когда мы уже знаем, сколь
абсурдны были обвинения и сколь невинны казненные, вправе ли тот самый
прокурор защищать безгрешность своей души и бить себя в грудь, восклицая:
Моя совесть чиста, я не знал! я верил! Разве в его "я не знал! я верил!" не
сокрыта непоправимая вина?
И тогда Томаш вновь вспомнил историю Эдипа: Эдип не знал, что он
сожительствует с собственной матерью, и все-таки, прознав правду, не
почувствовал себя безвинным. Он не смог вынести зрелища горя, порожденного
его неведением, выколол себе глаза и слепым ушел из Фив.
Слыша, как коммунисты во весь голос защищают свою внутреннюю чистоту,
Томаш размышлял: Виною вашего неведения эта страна, возможно, на века
потеряла свободу, а вы кричите, что не чувствуете за собой вины? Как же вы
можете смотреть на дело рук ваших? Как вас не ужасает это? Да есть ли у вас
глаза, чтобы видеть? Будь вы зрячими, вам следовало бы ослепить себя и уйти
из Фив!
Это сравнение так увлекло Томаша, что он нередко использовал его в
разговорах с друзьями, и с течением времени его формулировки становились все
более точными и изысканными.
В те годы он, как и прочие интеллектуалы, читал еженедельник,
издаваемый Союзом чешских писателей тиражом до 300 000 экземпляров.
Достигший довольно заметной независимости внутри режима, еженедельник
освещал темы, каких иные публичные издания касаться не осмеливались.
Писательская пресса, естественно, не обходила вопроса и о том, кто и
насколько повинен в судебных убийствах на политических процессах, отметивших
начало коммунистического правления.
Во всех этих спорах постоянно повторялся один и тот же вопрос: Знали
они или не знали? Поскольку Томашу этот вопрос представлялся второстепенным,
он однажды решил письменно изложить свои размышления об Эдипе и послать их в
еженедельник. Спустя месяц получил ответ - его приглашали в редакцию. Когда
он явился туда, его встретил редактор, маленький ростом, но прямой, словно
аршин проглотил, и предложил ему изменить порядок слов в одной фразе. Вскоре
текст был действительно опубликован на предпоследней странице, в рубрике
"Письма читателей".
Но Томаш этому ничуть не обрадовался. В редакции сочли нужным
пригласить его лишь затем, чтобы заручиться его согласием на изменение
порядка слов в одной фразе, тогда как впоследствии, уже без его ведома,
текст сократили настолько, что все его рассуждения свелись к основному
тезису (причем достаточно схематичному и агрессивному) и полностью ему
разонравились.
Произошло это весной 1968 года. У власти тогда был Александр Дубчек, а
рядом с ним те коммунисты, которые чувствовали себя виноватыми и готовы были
сделать все, чтобы свою вину искупить. Однако иные коммунисты - те, что
кричали о своей невиновности, - боялись суда разгневанного народа. И потому
что ни день отправлялись жаловаться русскому послу и просить у него
поддержки. Когда вышло в свет письмо Томаша, они кричали: Посмотрите, как
далеко дело зашло! Они уже публично пишут, что нам надо выколоть глаза!
Двумя-тремя месяцами позже русские решили, что свободные дискуссии в их
губернии недозволительны, и в течение одной ночи их войска захватили родину
Томаша.
¶3§
Вернувшись из Цюриха, Томаш по-прежнему стал работать в своей клинике.
Но вскоре его пригласил к себе главный врач.
- Вы прекрасно знаете, пан коллега, - сказал ему тот, - что вы никакой
не писатель, не журналист, не спаситель народа, а врач и ученый. Я не хочу
терять вас и сделаю все, чтобы сохранить вас в клинике;
Но лишь с тем условием, что вы откажетесь от своей статьи об Эдипе! Она
вам очень дорога?
- По правде сказать, пан доктор, я никогда ни к чему не относился с
таким безразличием, - ответил Томаш, вспомнив, как на треть урезали его
текст.
- Вы, конечно, понимаете, о чем речь, - заметил главный врач. Томаш


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Курылев Олег - Руна смерти
Курылев Олег
Руна смерти


Шилова Юлия - Осторожно, альфонсы, или Ошибки красивых женщин
Шилова Юлия
Осторожно, альфонсы, или Ошибки красивых женщин


Посняков Андрей - Последняя битва
Посняков Андрей
Последняя битва


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека