Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
-Жги!
Он отвернулся, зная, что сейчас услышит. Знакомый гул, шипение горящего "жира" и крики - отчаянные крики сотен обреченных. Внезапно вспомнилась черная ледяная равнина, коленопреклоненные люди в страшных меховых личинах. Сколько раз Згур пытался забыть, не вспоминать. Тогда ему приказали. Теперь он сам отдает приказ. Ивор прав - этому нетрудно научиться.
...Ты назвался Смертью, парень! Станешь Смертью ты теперь!
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ВЕЛИКАЯ СУРЬ
калы вырастали медленно, неторопливо. Даже издалека можно было понять, сколь они огромны. Серые каменные громады напоминали многоглавых зверей, покрытых густой темно-зеленой шерстью соснового леса. Словно боги в незапамятные времена поставили их сторожить покой Доная - великой реки, неспешно катившей свои серые воды с далекого Заката до самого Змеиного моря.
- Там, за ними... - Ярчук не выдержал, судорожно вздохнул. - Сурь!..
Лодьи плыли по Донаю вторую неделю. Згур уже успел привыкнуть к неспешной речной жизни. Вода была спокойной, теплое, совсем уже весеннее солнце с каждым днем грело все сильнее, и хотелось просто плыть и плыть, не думая, куда и зачем.
Здесь, на Донае, никто не тревожил беглецов. На правом берегу лежали земли мадов, на левом правил каан За-вагар Черная Звезда, о котором Згур услыхал впервые в жизни, река же оставалась как бы ничьей. Встречные лодьи держались мирно, рыбаки размахивали свежевыловленными сазанами и лещами, подзывая покупателей, а в прибрежных селах смуглые коренастые мады охотно продавали хлеб и вино, приглашая на ломаном румском приплывать почаще. Их не боялись. Всезнающий Чудик пояснил, что держава мадов крепка, и многие годы никто, даже Кей-Сар, не решается посягнуть на ее пределы. От левого же берега держались подальше. О каане Завагаре говаривали всякое, называли людоедом и даже оборотнем. Впрочем,оборотень Завагар - еще полбеды. На левом берегу Доная встречалось еще и не такое.
Згур вспомнил, как однажды они все-таки решились - подошли поближе. И - тут же повернули назад. Сотни голых людей толпились вокруг огромных, в три роста, каменных грибов. Время от времени из неровных бурых "шляпок" начинало бить белое искрящееся пламя, и тогда вся толпа принималась дружно вопить. Дальше - того пуще. За мысом открылось ровное поле, посреди которого прямо в воздухе парили три огромных круглых шара. Ветер донес резкий, терпкий дух свежего лука. Згур махнул рукой и велел грести на стремнину. Последнее, что он успел заметить, были всадники в лохматых шапках, окружавшие парящее в воздухе диво.
Згур невольно вздохнул. Велик Род-Сокол! Чего только не сотворил! Жалко, что и половины не увидишь.
Скалы выросли, заслонили небо. Згур заметил, что на вершине той, что была слева, вьется небольшой сизый дымок.
- Там что, стража?
Ярчук подумал, почесал бороду:
- Не слыхивал. Може, из-за скандов... Говорят, они уже возле самого Лучева сживаются.
Об этом они услыхали от мадов. Те и сами начинали не на шутку тревожиться. Давно уже сканды не "сживались" на Донае.
Венет озабоченно покачал головой, бросил взгляд на каменные громады и внезапно нахмурился:
- Оно бы спеть надо, боярин. Домой возвертаюсь, стало быть, Возвратную Песнь сложить самое время...
...Домой! Сколько раз за эти дни Згур мысленно торопил гребцов. Добраться до Лучева, затем - двуоконь по весенним дорогам к лехитам, а там и Валин. Может, Улада еще в городе...
- Спеть бы, - нерешительно повторил Ярчук. - Дозволь! Згур быстро оглянулся. Не напугать бы кого!
- Давай! Только негромко!
Ярчук вновь погрузил пальцы в бороду, задумался:
- Чегой-то не идет! Я-то почну, а ты, боярин, подсоби! Круто у тебя выходит!
Похвала озадачила. Спеть-то можно, да вот беда - услыхать могут. Добро б посмеялись, а то свяжут да водой отливать начнут!
Между тем венет вздыбил брови, прокашлялсз? и завел густым басом:
Яко сладко же мене домой возвертати, Бо не можу я теперь в чужбине страдати. Та чужбина, яко тать об острием ноже, И душа родимый край забыта не може! Ге-гей!
Тут вдохновение, похоже, покинуло венета, и он с надеждой взглянул на Згура. Тот обреченно вздохнул. Ладно, чего уж! "Вершом" больше, "вершом" меньше!..
Рвался к дому я вельми, и паки, и паки, Яко рвутся до хлебов голодны собаки. Не пускали мя в пути и люди, и зверы, И сколь счастлив я, бо дом увидел теперы! Ге-гей!
Кажется, он ничего не перепутал. Во всяком случае, Ярчук удовлетворенно кивнул и повел дальше:
Сколь преславна ты, земля, обильна и ладна! Без тебя жилося мне пресильно досадна. И теперы помолюсь богам преизрядно, Что до дому привели меня дорогой отрадной! Ге-гей!
Последнее "Ге-гей!" прозвучало с особенным чувством. Згур поспешил отвернуться, пытаясь сдержать хохот. Между тем венет удовлетворенно крякнул:
- Отож! Вот, почитай, и дома!
- До Лучева далеко? - поинтересовался Згур, стараясь, чтобы голос-предатель не выдал.
- К завтрему вечеру будем. А ты, боярин, и впрямь мастак "верши" складать!
Згур вдохнул побольше воздуха, пождал, выдохнул:
- Мастак, однако. Ге-гей!
- Глава 13 ЦВЕТАСТЫЕ ПАРУСА
Первую странность заметили почти сразу, как только скалы остались позади. Донай опустел. Ни рыбацких лодок, ни лодей, ни галер. Только чайки беззаботно носились над серой водой, но их резкие крики внушали теперь тревогу. От такого отвыкли. Неужели местные обитатели рыбу не любят? Згур, не выдержав, обратился к Сове. Тот был тоже встревожен, пояснив, что рыба в этих местах - лучше не найдешь, а главное - самое время торговым людям по Донаю лодьи пускать, В прежние годы за час можно было встретить целый караван, и то мало б показалось. Ярчук, которого Згур тоже привлек к совету, мрачно взглянул на безлюдный простор и, ничего не сказав, дернул плечами.
Наконец, уже ближе к вечеру, одну лодку все-таки встретили - пустую. Весла, сети и даже краюха хлеба в берестяном коробе - все оказалось на месте. Кроме людей. Рыбаки сгинули, только на дне лодки осталась обломанная стрела да чья-то окровавленная шапка.
Не радовал и берег. Первое же село, небольшое, на дюжину домов, стояло пустое, брошенное. Сорванные двери бревенчатых, крытых дранкой изб висели косо, а посреди выгона вороны расклевывали мертвую собаку. И снова стрелы - на этот раз застрявшие в бревенчатых срубах.
От второго села осталась только гарь. Горело недавно, дым еще стлался по ветру, разнося вокруг тяжкий дух паленой плоти. Сюда и приставать не стали. Згур приказал выставить дополнительную стражу, а всем, свободным от весел, держать оружие наготове.
Уже в сумерках вдали показалась лодья. Она шла под большим четырехугольным парусом непривычной пестрой расцветки. Вначале Згур принял ее за обычного "торговца", но опытный фрактарий, несший в этот час стражу, поспешил уточнить: не "торговец". Слишком низко сидят борта, слишком выгнут нос, и не таран ли торчит под деревянным Змеем?
Стало ясно - сканды! Лодью опознали еще несколько "катакитов", когда-то видавших гостей с полуночи. Згур приказал бить тревогу, но лодья с деревянным Змеем на носу поспешила повернуть назад. Гнаться не стали - приближалась ночь.
Чудик советовал остаться в лодьях, но Згур все же решил рискнуть и велел причаливать к широкой песчаной косе. Ближайший лес был далеко - на выстрел стрелы, и подобраться к лагерю незамеченным никому бы не удалось. После ужина костры сразу же погасили, и Згур приказал спать по сменам.
Разбудили его перед рассветом. Встревоженная стража
сообщила, что к погасшим кострам вышли трое. Даже не вышли - выбежали из лесу, словно за ними с собаками гнались. А может, и гнались - вдали и вправду лай слышен.
Вокруг нежданных гостей собрались все, кто не стоял в дозоре. Згур махнул рукой, приказывая расходиться. Принесли факел, и Згур невольно вздрогнул. Дети! Девочка лет двенадцати - не старше Ластивки, мальчонка лет десяти и совсем малышка - лет пяти, не больше. На всех были только рубахи, длиннополые, грубой серой ткани. На той, что постарше, рубаха висела лохмотьями, на голых ногах запеклась кровь.
Увидев Згура, девочка что-то испуганно залопотала, упала на колени, завыла. Та, что помладше, и мальчик стояли молча, в широко открытых глазах светился ужас.
Згур попытался заговорить, но из этого ничего не вышло. Младшие молчали, а старшая, бросившись вперед, обхватила Згура за колени и вновь что-то быстро заговорила, умоляюще, жалко. Згур хотел кликнуть Ярчука, но раздумал. Лучше - Сову. С ним проще.
Белокурый венет долго успокаивал девочку, гладил ее по щеке, что-то говорил на непонятном, странном наречии, наконец отозвал комита в сторону. В неровном свете факела обычно румяное лицо парня казалось серым.
- Она просит, чтобы мы не убивали ее брата и не насиловали сестру...
- Что?! - Згуру показалось, будто он ослышался.
- Это совены, комит. У них другое наречие, даже я понимаю с трудом. Их село за этим лесом, большое, домов на тридцать. Ночью на них напали. Кто, она не знает. Говорит, бородатые, в рогатых шлемах. Как я понял, все в селе погибли. Эту девочку изнасиловали, но она сумела убежать. Она говорит, что всем мужчинам отрубили головы и насадили на колья...
- Ясно...
Все действительно стало ясно. Так было с его родным Буселом, когда сполоты Рыжего Волка ворвались в поселок. И то же делали они сами, когда Меховые Личины бросили на снег свои каменные секиры.
- Бородатые в рогатых шлемах - это сканды?
- Она не знает. Но сканды часто носят рогатые шлемы... Згур кивнул, пытаясь сообразить, что можно сделать.
Послать сотню или даже весь отряд вдогон? Нет, опасно. Ночь, незнакомые места. Они даже не знают, сколько этих, рогатых...
Подбежал Ярчук, и Згур велел ему вместе с Совой успокоить и накормить детей. Итак, война. Он слишком рано успокоился,
Все выяснилось на следующий день, когда лодьи подошли к большому, окруженному тыном поселку. На этот раз их встретили. На берегу собралась большая толпа с кольями и дубинами во главе с толстым перепуганным стариком в полной румской броне. Старик оказался местным деди-чем, а точнее, "боярином", который был готов "людно и оружно" встретить врага. Он долго не мог понять, кто его странные гости, когда же понял - обрадовался, позвал всех обедать и долго упрашивал Згура остаться в поселке хотя бы на несколько дней. Толком рассказать боярин ничего не смог, но за это время Сова, Ярчук и остальные, знавшие венетское наречие, смогли поговорить с местной "людью". Прямо у лодей Згур собрал своих сотников. На песок легла мапа. И каждый рассказал то, что сумел узнать. Згур смотрел на неровные линии и маленькие домики, запоминая. Итак, скандские лодьи появились на Лаге два месяца назад. Великий кнес, что правил в Белом Кроме, слишком долго выжидал, а когда наконец двинул войско, было поздно. В сражении под стенами столицы венеты были разбиты, погиб сам кнес и почти все его кметы. Белый Кром закрыл ворота, но сканды не стали нападать на столицу, а рассыпались по стране, грабя, сжигая беззащитные села и небольшие города. Теперь их лодьи были уже на Донае.
- Что мы знаем о скандах? - Згур отложил мапу и обвел взглядом фрактариев. - Кто с ними воевал? Сотники переглянулись.
- Моя не воевала, - сообщил Сажа. - Моя со сканда-ми в Рум-городе служила. Сканда хитрая. Сканда со спины нападай. Сканда хороша рубится...
- Совершен-понятно, - согласился Гусак. - В том их и сила, комит. Нападают внезапно, бьют врага по частям. И дерутся отлично. Один на один никому из нас против сканда не выстоять. Они, гады, мухоморы жрут перед боем.
Нажрутся - ни боли, ни страха не чувствуют. Я б с таким сцепиться не хотел.
Згур ждал, что одноглазому возразят, но все молчали - даже горячий Крюк. Хотелось позвать Ярчука, ходившего в походы с "рогатыми" разбойниками, чтобы тот дал совет, но Згур решил не спешить. Какой уж тут совет? Рубиться по-скандски за неделю не научишься. И за месяц тоже.
Згур взглянул на Чудика. Тот пожал плечами:
- В боевых наставлениях написано, что со скандами нельзя вступать в ближний бой. Особенно когда они на лодьях. Войско Кей-Сара нападало на них, только если превосходило числом. Лучше всего, компарос, бросить на них латную конницу с длинными копьями...
Згур понял - "катакиты" опасаются воинственных гостей с полуночи. Если уж Гусак и Крюк не хотят сходиться с любителями мухоморов лицом к лицу, то, значит, дела и вправду плохи. И неудивительно! Ежели каждый "рогатый" дерется не хуже Ярчука или хотя бы вполовину... Латная конница? Коней в отряде оставалось всего три десятка - невелика сила против целого войска.
Решено было плыть до Лучева, который был совсем рядом - в двух часах ходу. Уже на берегу, перед посадкой на лодьи, Чудик отозвал Згура в сторону и посоветовал держать наготове Пламя.
..."Пирас Танатой" вместе с запасом "земляного жира" они захватили с собой. Правда, запас оказался невелик - на пять-шесть выстрелов. Згур хотел придержать страшное оружие до последней крайности, но, подумав, согласился с Чудиком. Огромный "горшок" вместе с мехами был установлен на носу комитовой лодьи, и возле него пристроился довольный Сажа, пообещавший, что ни одна капля "жира" не пропадет зазря.
Можно было плыть. Згур еще раз оглядел свое маленькое войско и велел спускать лодьи на воду. Странная мысль поразила его. Он спешит домой. Вернее, думает, что рвется домой, в Коростень, сам же готовится к войне. Хуже! Он уже воюет!
- За мысом тем! - Ярчук кивнул вправо и вздохнул. - Там он, Лучев! Эх, скорей бы, боярин!
Город был совсем рядом. Лодьи огибали песчаную косу.


В этом месте Донай разливался особенно широко. Противоположный берег исчез в серой дымке, словно они плыли по морю. Впервые за много дней задул сильный попутный ветер, гоня барашки по серой водной ряби, и Згур приказал поставить паруса. Лодьи не шли - летели, будто радуясь близкой пристани.
- Жаль, весточку послать нельзя, - заметил Згур, взглянув на взволнованного венета. - Встретили б тебя, ковшик браги поднесли!
- Отож! - Ярчук насупился. - Коли б не ты, боярин, то я бы прямо с пристани к ним побег!
- Беги! - Згур улыбнулся, но венет покачал косматой головой:
- Не можно! Аль забыл, боярин молодой? Беречь я тебя должон! Крепко беречь! А таперя дела вишь как обернулись?
Как обернулись дела, стало ясно, лишь только мыс остался позади. Город лежал как на ладони, большой, белокаменный, с крепкостенным детинцем на высоком холме. Но разглядывать долгожданный Лучев не было времени. Перед ними была гавань, в гавани - сбившиеся в кучу лодьи и галеры, а напротив ровной цепью стояли знакомые многоцветные паруса. Вернее, не стояли - двигались. Скандские лодьи замыкали полукруг, словно волки, загнавшие в угол беззащитную отару. Двенадцать лодей - низкобортных, украшенных черными Змеями, переполненных воинами в рогатых шлемах. Еще немного - и волки бросятся на добычу.
Згур приказал ускорить ход. Отступать поздно - быстроходные лодьи с цветными парусами легко нагонят, вцепятся смертельной хваткой. Только вперед! Их не ждут, значит, можно попытаться, рискнуть...
Издалека донесся дружный крик. Сканды заметили нового врага. Весла ударили по воде. Шесть лодей быстро развернулись и помчались навстречу. Волки знали свое дело - цветные паруса шли широким полукругом, стремясь отсечь головную лодью от остальных. Згур быстро обернулся - не успеть! Лодьи идут одна за другой, разворачивать строй поздно. Да и не умеют его "катакиты" воевать на воде. Их уничтожат поодиночке - и бросятся на беззащитный город.
Страха не было. Згур ощутил знакомый азарт - и злость. Эти рогатые уже празднуют победу. Рано! Мухоморами войну не выиграешь! Это вам не девочек насиловать!
Сажа, возившийся у "горшка", нетерпеливо поглядывал на комита, но Згур не спешил. Полукруг сжимался, две крайние лодьи заходили слева и справа. Крик стал сильнее, "рогатые" размахивали топорами, в воздухе свистнула первая стрела...
- Левую! Как только подойдут!
Сажа белозубо ухмыльнулся, что-то крикнул подручным, возившимся с мехами. Стрелы со свистом впивались в борт, одна легко толкнула в плечо, скользнув по кольчуге. Ближайшая лодья была уже рядом, "рогатые" свешивались за борт, возбужденно кричали, предчувствуя легкую победу. Бородатые рожи скалились..
- Йа-а-а-а-а!
Пламя плеснуло в упор - прямо в гущу орущих врагов. Миг - и шипящий вязкий огонь накрыл лодью черно-желтым покрывалом. Победный крик сменился отчаянным воплем, в ноздри ударил смрад горящей плоти...
- Правую!
- Йа-а-а-а-а!
Сажа быстро повернул короткое железное "рыло". Сканды уже поняли. На лодье отчаянно заработали веслами, но Пламя оказалось проворней. Отчаянные крики, треск просмоленного дерева, сладковатый смрад...
Згур зло улыбнулся. Тогда, у волока, страшное оружие вызывало омерзение. Теперь же он ощущал радость. Война - не игры в честь Небесного Всадника. Пусть "рогатые" чувствуют, каково это - умирать!
Остальные уже поворачивали назад. Ушли не все. Точный выстрел Сажи поджег еще одну лодью. Воины в рогатых шлемах прыгали в воду, некоторые в отчаянии пытались вцепиться в борт, подняться на палубу, но "катакиты" были наготове. Двоих - обгоревших, рычащих от бессильной злобы, удалось схватить живьем. Згур немного подумал, кивнул на мачту и велел принести веревки. Сканды выли, бешено вращали глазами, пытались вцепиться зубами в державшие их руки. Когда петли уже захлестнули шеи, Згур, вспомнив девочку из погибшей деревни, велел позвать Сову. Услыхав приказ, белокурый венет невозмутимо кивнул и вынул меч из ножен. Со скандов содрали-широ-кие штаны. В небо ударил дикий нечеловеческий вопль -
и стих. Оскопленные трупы подтянули к перекладине мачты.
Лодьи под цветными парусами уходили. Волки поняли - легкой победы не будет. Деревянные Змеи смотрели теперь на закат, весла взмах за взмахом рассекали воду, на которой еще догорали неровные пятна "земляного жира". Путь был свободен, и Згур приказал поворачивать к пристани.
Он ждал встречи. Если не с цветами и улыбками, то хотя бы с копьями наперевес, но пристань оказалась пуста. Пусты были палубы галер, неподвижно застывших посреди гавани. В мертвой тишине носы лодей ткнулись в серый песок. Згур первым спрыгнул с борта прямо в холодную стылую воду, выбежал на берег, оглянулся. Никого! Неужели все бежали?
"Катакиты" быстро строились у лодей. Оружие держали наготове, не зная, чего ждать дальше. Одни боги ведают, за кого их приняли добрые горожане! С берега хорошо видно, как горят скандские лодьи...
Згур хотел было позвать Ярчука, чтоб тот подсказал, как быть дальше, но внезапно понял, что на пристани они не одни. От ближайшего дома к лодьям шел человек - невысокий, широкоплечий, в коротком военном плаще. Згур, велев остальным оставаться на месте, поспешил навстречу.
- Исполать! - широкоплечий взмахнул рукой, заговорил по-румски. - Десятник Щегол, городская стража, охрана пристани. Кто такие будете?
Он говорил так уверенно, словно за его плечами стояло целое войско. Згур невольно улыбнулся. Молодец, десятник!
- Комит Згур. Шесть лодей, двести человек... Щегол внимательно оглядел строй "катакитов", покачал головой:
- Значится, так! Пристань не покидать. Ты пойдешь со мной к кнесне. Можешь еще двоих взять, но не больше. И чтобы без шуток! Разберемся!
- Хорошо! - охотно согласился Згур. - Оружие можно взять? '
Он ничуть бы не удивился, если бы храбрый Щегол запретил и это. Но десятник, впервые усмехнувшись, покачал головой:
- Меч можешь оставить, комит. А ту дрянь, что огнем плюется, брать не надо. Здорово же вы этим гадам врезали! У нас уже кое-кто в штаны наложил!
- Кое-кто? - хмыкнул Згур. - Они что, в засаде сидят?
- В засаде? - Щегол выразительно обвел взглядом пустую пристань и сплюнул сквозь зубы. - В нужнике они сидят! Ладно, комит, пошли к кнесне. Разбираться будем!
- А кто такая кнесна?
- Как это кто? - удивился Щегол. - Кнесна Горяйна, правительница наша! Она вас всех живо разъяснит!
Згур подозвал Сажу и Ярчука, и они отправились в город - "разъясняться".
С "разъяснением" дело затянулось. До детинца, который здесь именовали "кромом", добрались быстро, но дальше дело не пошло. Ворота крома оказались заперты, а перепуганная стража, знать ничего не желая, не хотела даже разговаривать с нежданными гостями. При этом с особой опаской поглядывали на Сажу, который с невозмутимым видом обозревал окрестности.
Згура происходящее уже не удивляло. Он все понял, поглядев на пустые улицы, на плотно закрытые ставни узких окон, на брошенное прямо посреди мостовой оружие. Их боялись. Хуже - в городе началось самое страшное - "паника". Это румское слово он запомнил еще с Учельни. Грозный демон Пан насылает ужас, необоримый, всесильный...
Выручил Ярчук, которому явно надоело топтаться у ворот. Он гаркнул на стражу, потребовав позвать какого-то боярина Вертя. Того на месте не оказалось, зато узнали самого венета. Как выяснилось, "чугастр" в прежние годы был сюда вхож. Один из стражников поспешил к старшому, и наконец ворота приоткрылись. Внутрь пустили одного Згура. Меч отбирать не стали, но запечатали ножны свинцовой печатью на прочном шнурке и вдобавок ко всему потребовали приложить ладонь к серебряной тарелке. Згур не стал спорить - оборотней здесь явно боялись не меньше, чем скандов.
Створка высоких дверей медленно растворилась. Згур шагнул за порог и невольно остановился. В горнице было темно, темно - и душно. Пахло горящим маслом и чем-то терпким, приторным...
- Кто тебя пустил в город, чужеземец?
Невысокая женщина в темном платье стояла у закрытого плотной ставней окна. Из-под черного платка настороженно глядели светлые большие глаза. Трудно было даже сказать, сколько лет хозяйке Лучева. По виду - лет двадцать пять. По голосу - много больше.
- Хайра, кнесна! Твоя стража была очень любезна и ре-. шила нам не мешать. Но я не стал злоупотреблять твоим гостеприимством и оставил своих людей у пристани.
- Сколько вас?
Оставалось представиться и повторить то же, что и храброму Щеглу. Кнесна выслушала, кивнула:
- Теперь ясно. Мне сказали, что тысячи румов на галерах напали на скандов, а затем ворвались в город...
Згур чуть не рассмеялся. Опять "тыща"! Плохо же у них со счетом!
- Среди нас есть румы, кнесна. Но мы - не из войска Кей-Сара. Мы вольные люди...
- Разбойники?
Светлые глаза глядели в упор. Згур вдруг понял, что этой маленькой женщине очень тяжело. Только сейчас он сообразил, что означает черный платок. Вдова - и, похоже, муж погиб совсем недавно...
- Мы просто наемники, кнесна. Ищем службу. Погостим здесь пару дней, прикупим харчей и поплывем дальше...
Женщина долго молчала, затем вздохнула:
- Хорошо! Я разрешаю вам остановиться в городе. Но с оружием можешь ходить только ты, комит. Твои люди должны платить за все, что берут в лавках, и подчиняться страже. Можешь идти!
Згур хотел поклониться, но раздумал и поднял руку в румском приветствии. Он был слегка обижен. Могла бы и спасибо сказать! Все-таки подпалили хвост "рогатым"!
- Погоди! - кнесна шагнула ближе, бледные губы еле заметно улыбнулись: - Твои фрактарии сегодня спасли
город, комит! Жаль, мне нечем тебя наградить. Все, что
было, мы уже потратили на войско. Увы, это не помогло... Ладонь скользнула по черному платку, голос дрогнул:
- Наше войско не вернулась из-под Белого Крома.
Никто - ни один человек. Мой муж тоже не вернулся...
Так что у нас не осталось ни воинов, ни серебра. Впрочем,
проси, чего хочешь.
Згур покачал головой и молча поклонился. Ему нечего
просить - разве что подробную мапу с дорогой до Корос-
теня.
У ворот заскучавший Сажа тут же поинтересовался у "комиты", какую они получат награду за удачный бой. Згур отшутился и подозвал Ярчука. Венет взглянул угрюмо, явно желая что-то спросить. Но Згур не спешил.
- Ты, кажется, хотел вернуться домой? Венет взглянул недоуменно. Згур улыбнулся.
- Вот ты и дома! Можешь идти. Теперь ты вольна людь!
- Так ведь... - "чугастр" явно растерялся. - Оно, конечно, звестно дело, боярин! Но я же большому боярину слово давал...
Згур покачал головой:
- Все! Иди домой, Ярчук! Или ты хочешь ехать дальше, к алеманам? Кнесне Горяйне не нужны наемники. Дня через два поплывем дальше.
Про алеманов Згур сказал не зря. Так и будет. Только поведет "катакитов" уже не он. Ничего, Чудик справится! Его, Згура, дорога иная - на восход, к лехитам, а там - прямиком в Коростень. Нет, не в Коростень! Сначала он должен попасть в Валин! Если Улада еще там, не в Савма-те... А если в Савмате, то он поедет прямиком в столицу!
Ярчук между тем задумался, засопел, пальцы вцепились в густую бороду. Наконец послышалось неуверенное "Хм-м".


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Пехов Алексей - Особый почтовый
Пехов Алексей
Особый почтовый


Володихин Дмитрий - Доброволец
Володихин Дмитрий
Доброволец


Андреев Николай - Пролог. Смерти вопреки
Андреев Николай
Пролог. Смерти вопреки


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека