Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Туда, именно туда. В краже у Муравьева полностью сознался Валентин
Суханов. Инженер, гонщик, заслуженный мастер спорта, член нашей сборной
команды...
- Ну и что, - перебил Кафтанов, - тебе его титулы мешают?
- Нет, не титулы. Я посмотрел его дело. Слишком легко Суханов все взял
на себя...
- Подожди, что значит взял, у него нашли похищенные вещи.
- Не все. Куда делись остальные, он вразумительно ответить не мог.
Смолин еще тогда проверил его связи.
Суханов никогда не занимался антиквариатом.
- Ну это, знаешь, не оправдание. Вчера не занимался, а сегодня начал...
- Не в этом дело, - перебил Кафтанова Вадим, - не в этом дело. Суханов
везде характеризуется положительно. Два года назад он рискнул жизнью, на
горной дороге поставил свою машину под удар автобуса, спасая детей.
- Как это? - удивился Кафтанов.
- А так, автобус со школьниками в Дагестане около Гуниба потерял
управление, и его понесло к пропасти, Суханов поставил свою машину под
удар. Он спас детей и сам попал в больницу. Это поступок.
- Да. Рискуя жизнью, спасает детей, а потом грабит дачу. Не
складывается. - Кафтанов встал, зашагал по кабинету. - Что еще?
- Теперь о краже на даче. Большую часть похищенного нашли у Суханова.
Не хватало трех икон работы Рублева и картин Фалька, Кандинского и
Якулова. Куда они делись, Суханов вразумительно ответить не смог.
Вот что он показал на допросе:
"... Иконы Рублева и картины Фалька, Кандинского и Якулова я продал у
комиссионного магазина на Октябрьской улице неизвестному гражданину за
семь тысяч рублей..."
Далее идут приметы покупателя.
- А деньги нашли?
- В том то и дело, что нашли ровно семь тысяч.
- Любопытно, - Кафтанов вновь сел за стол, забарабанил пальцами по
стеклу, - твое мнение?
- Я изучил дело, внимательно прочел материалы суда. Суханов отказался
от адвоката. На следствии и на суде он очень торопился поскорее получить
срок.
- Обычно так делают те, у кого за спиной более серьезное преступление.
- Кафтанов сделал пометку в блокноте. - Интересную историю ты мне
рассказываешь. Теперь, Орлов, давай подумаем. Что у Суханова было такое,
из-за чего он добровольно бы в острог пошел. Как ты думаешь?
- Думаю, что не такой человек Суханов, чтобы совершить преступление.
- Хорошо, - сказал генерал, - я рад, что ты так твердо уверен в этом.
Почему же тогда он взял на себя чужую вину? Исходя из нашей многолетней
практики, могут быть две причины: страх и деньги.
- Но за семь тысяч не садятся на восемь лет.
- Опять ты прав, - Кафтанов достал новую сигарету, - значит, он кого-то
боялся?
- Не думаю, - уверенно ответил Вадим, - не такая у него профессия,
чтобы бояться. Да и история со спасением детей...
- Вадим, милый, а если он не за себя боялся. Возможно, у него не было
выбора. Вдруг он опять кого-нибудь спасал. Такое может быть?
- Такое может.
- Эх, Вадим, ты уже нарисовал себе образ некоего рыцаря, который сам
строит мельницы и сам с ними воюет. Что еще?
- Мы опросили всех людей, которые бывали в особняке Сухотина, всех,
кроме фотографа Министерства культуры Гринина...
- Почему не допросили Гринина?
- Он в командировке, приезжает сегодня.
- Ясно.
- Я беседовал с Олегом Кудиным. Некто Алимов подсылал к нему людей.
- Кто эти люди?
- Он не говорит. Но, по нашим данным, "телохранители" нового типа.
Молодые люди, готовые ради денег на все.
- Алимов тоже, кажется, бывший гонщик?
- Он кроссмен. Выгнан из команды, лишен звания.
Пытался провести за границу крупную партию валюты.
- Ну что же, Вадим, ты, как всегда, скромен, - Кафтанов улыбнулся. -
Немного. Есть уже цепочка. Кстати, что делает Алимов?
- Работает шофером в Театре оперетты. Им уже занимается Фомин.
- Значит, так! - Кафтанов встал, давая понять, что разговор окончен. -
Гринин, Алимов, все о Суханове.
Доложить мне..., генерал сделал пометку в календаре. - Через два дня.
Кстати, фоторобот отравителя готов?
- Разослан по отделениям.
Напротив служебного входа в Театр оперетты расположилась рюмочная.
Фомин несколько раз заходил сюда после работы. Деловито выпив две рюмки и



закусив бутербродами, он шел к метро и ехал в свое далекое Тушино.
Ему нравилось это место именно потому, что оно было рядом с театром.
В феврале сорок пятого, после ранения, комсомол направил его на работу
в милицию. До войны Фомин жил в небольшой деревне под Скопином, поэтому
Москва заворожила его.
Однажды культкомиссия Управления наградила его бесплатным билетом в
оперетту.
До этого дня Фомин никогда не был в театре. Правда, на фронте он видел
выступления фронтовой бригады, но о настоящем театре с бархатными креслами
и ложами, отделанными сусальным золотом, Павел Фомин знал по рассказам.
Он до матового блеска начистил сапоги, отутюжил синюю милицейскую
форму, надел на китель все пять медалей. Он шел в театр, как на праздник.
Фомин смотрел "Сильву". Сцена стала для него окном в иной мир.
Беззаботный и легкий. Там жили веселые мужчины и красивые женщины.
С тех пор Фомин зачастил в оперетту. Он уходил в ее мир из послевоенной
скудости и неустроенности коммунальных квартир.
Сцена завораживала его. А музыка, жившая в нем, делала Фомина увереннее
и легче. Теперь героев оперетты он переносил в реальную жизнь.
- Ну ты чистый Бонни, - сказал Фомин как-то мошеннику Вите Пончевскому.
- Кто-кто? - заинтересованно повторил тот.
- Ну, Бонни, из "Сильвы".
- А вы, начальник, оказывается, меломан.
Фомин отроду не слышал такого слова. И переспрашивать у Пончевского не
стал. Феня она и есть феня.
Только позже он узнал, что такое меломан. Позже, когда собрал богатую
коллекцию пластинок с ариями из оперетт.
Жизнь прошла, а увлечение осталось. Поэтому с особым чувством входил он
сегодня в служебный вход театра.
- Вы к кому? - спросила Фомина пожилая женщина-вахтер.
- Я из милиции, мне бы к инспектору по кадрам.
- Документ у вас есть?
Фомин достал удостоверение и, не давая в руки, раскрыл.
- Московский уголовный розыск, - прочитала вахтерша. - Ну что ж, -
нехотя сказала она, - проходите, кадры на втором этаже.
Лестницу покрывала вытертая ковровая дорожка, глушившая шаги. Фомин
поднимался, прислушиваясь, втайне надеясь услышать музыку.
Он шел по узкому коридору мимо дверей с аккуратными табличками,
удивляясь обыденности театра. Учреждение как учреждение. Реальные будни
никак не вязались с волшебным миром, живущим в его воображении. И кабинет
у инспектора по кадрам был самый обычный, в таких Фомину приходилось
бывать часто.
- Что вас интересует, товарищ подполковник? - спросила инспектор,
женщина лет тридцати пяти, гладко причесанная, аккуратная, подтянутая.
- У вас шофером работает Алимов?
- Он уже не работает шофером, - перебила Фомина женщина, - за пьянку
его лишили водительских прав на три года. Сейчас он постановщик.
- Это что за должность такая? - удивленно спросил Фомин.
- По-старому - рабочий сцены.
- Алимов сейчас в театре?
- Нет, он в командировке, в Перми...
На столе пронзительно и длинно залился телефон.
- Это Пермь, - инспектор взяла трубку, - я сейчас узнаю, где он.
Она долго говорила о каких-то заявлениях на отпуск, о тарификационной
комиссии, потом спросила невидимого собеседника:
- Кстати, Виктор Иванович, как там Алимов? Ах так... Понятно... Ясно...
Принимайте меры... Да...
Хватит с ним цацкаться.
Инспектор положила трубку, посмотрела на Фомина.
- Ничего утешительного вам сказать не могу. Пил, самовольно уехал из
Перми.
- Давно?
- Три дня назад.
Фомин шел по Пушкинской к метро, прикидывая, как ему отловить Алимова.
Дома он у него был. Участковый выяснил, что Алимов в квартире не появлялся
больше месяца. Ну это и понятно, он был в Перми. А теперь? Где же Алимов?
Конечно, он мог уехать куда угодно, хоть в Сочи. Но должен же человек
появиться дома.
Фомин спустился в метро, он решил опять зайти в сорок восьмое отделение.
Двери квартиры Патрушева были обиты металлическими скобами и напоминали
крепостные ворота перед набегом татар.
Калугин нашел кнопку и долго слушал, как звенит звонок на "сопредельной
стороне". Потом послышался лязг запоров. Видимо, хозяин открывал еще одну
дверь.
И наступила тишина. Калугин знал, что Патрушев внимательно изучает его
в дверной глазок.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Андреев Николай - Второй уровень. Весы судьбы
Андреев Николай
Второй уровень. Весы судьбы


Никитин Юрий - Зачеловек
Никитин Юрий
Зачеловек


Роллинс Джеймс - Амазония
Роллинс Джеймс
Амазония


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека