Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Вероятно, не мое это было дело - следить за его таинственным поведением
или выискивать причины и цели его поступков, но на моем месте никто не
избежал бы этого. Ведь я имела возможность наблюдать за ним беспрепятственно
потому, что внешность моя обычно привлекает к себе не больше внимания, чем
любой незатейливый предмет обстановки, простой стул или ковер с нехитрым
рисунком. Ожидая мадам, он нередко вел себя так, словно был в полном
одиночестве: задумывался, улыбался, следил за чем-то глазами, к чему-то
прислушивался. Я же могла без помех наблюдать за его жестами и выражением
лица и размышлять, как объяснить его особенный интерес и привязанность к
нашему спрятавшемуся в застроенном центре столицы полумонастырю, куда его
словно толкала некая колдовская сила, хотя многое там было ему чуждо и
внушало недоверие. Он, наверное, и не предполагал, что я тоже наделена
зрением и разумом.
Он этого и не обнаружил бы, если бы однажды не случилось вот что: я
наблюдала, как под лучами солнца у него меняется цвет волос, усов и лица -
все словно запылало золотым огнем (помнится, я невольно сравнила его сияющую
голову с головой "золотого истукана", воздвигнутого по приказу
Навуходоносора), и вдруг у меня в мозгу блеснула ошеломляющая мысль... До
сих пор не знаю, какое выражение появилось у меня на лице - изумление и
уверенность в правильности догадки лишили меня самообладания, и пришла я в
себя, лишь когда обнаружила, что доктор Джон следит за моим отражением в
овальном зеркальце, висевшем на боковой стенке оконной ниши, которое мадам
часто использовала для тайных наблюдений за гуляющими в саду. Хотя доктор
обладал пылким темпераментом, он не был лишен тонкой чувствительности, и
устремленный на него пристальный взгляд привел его в смущение. Я испугалась,
а он отвернулся от зеркала и проговорил хотя и вежливо, но достаточно сухо,
подчеркнув этим досаду и придав своим словам оттенок порицания:
- Мадемуазель не оставляет меня вниманием, но я не столь самоуверен,
чтобы рассчитывать на интерес к моим достоинствам, следовательно, ее
занимают мои недостатки. Смею ли я спросить какие?
Этот упрек, как догадается читатель, смутил меня, но не слишком сильно,
ибо я сознавала, что не беспечным восхищением или беззастенчивым
любопытством заслужила его. Мне следовало сразу объясниться, но я не
произнесла ни слова. Я вообще не имела обыкновения обращаться к нему.
Предоставив доктору возможность думать обо мне, что ему заблагорассудится, и
в чем угодно обвинять меня, я склонилась над отодвинутым было рукоделием и
не подняла головы, пока он оставался в комнате. Иногда мы бываем в столь
причудливом настроении, что нас не раздражают, а скорее тешат ошибки и
недоразумения; мы, так мне думается, получаем удовольствие, если в обществе,
где нас не могут понять, остаемся незамеченными. Ведь честного человека,
которого случайно приняли за грабителя, скорее веселит, чем огорчает
подобная несуразица, не правда ли?

Глава XI
"КОМНАТА КОНСЬЕРЖКИ"
Стояло жаркое лето. Жоржетта, младшая дочка мадам Бек, слегла в
горячке, а Дезире, внезапно излечившуюся от всех недугов, вместе с Фифиной
отправили в деревню к крестной, чтобы они не заразились. Теперь помощь врача
стала действительно необходимой, и мадам остановила свой выбор не на докторе
Пилюле, который уж с неделю как вернулся домой, а на его английском
сопернике, его она и пригласила посетить больную. Две-три пансионерки
жаловались на головную боль и легкие признаки лихорадки. "Теперь, - подумала
я, - придется наконец обратиться к доктору Пилюлю: благоразумная директриса
не осмелится допустить, чтобы ее учениц лечил такой молодой мужчина".
Наша директриса была весьма благоразумна, но отличалась и способностью
совершать чрезвычайно рискованные поступки. Она без колебаний представила
доктора Джона всем учителям и наставницам и поручила ему опекать гордую
красавицу Бланш де Мельси и ее подругу, тщеславную кокетку Анжелику. Мне
почудилось, что доктор Джон даже испытал известное удовлетворение от
подобного доверия и несомненно оправдал бы его, если бы такой шаг мадам Бек
был воспринят как разумный поступок, но в этом крае монастырей и исповедален
присутствие молодого человека в "pensionnat de demoiselles"* не могло
остаться безнаказанным. В классах бурлили сплетни, в кухне злословили, по
городу поползли слухи, родители писали письма и даже приходили в пансион,
чтобы выразить неудовольствие. Будь мадам слабее духом, она бы потерпела
поражение: ведь добрый десяток конкурирующих учебных заведений был не прочь
исправить этот ложный (если таковым его можно считать) шаг и разорить ее. Но
мадам обладала сильным духом, и, какой бы мелкой иезуиткой она ни была, я
мысленно аплодировала ей и кричала "браво", наблюдая, как умно она держится,
как искусно улаживает неприятности и с каким хладнокровием и твердостью
ведет себя в столь трудном положении.
______________


* Пансионе для девиц (фр.).
Она принимала встревоженных родителей с добродушной и спокойной
любезностью, ибо не было ей равных в умении выказывать или, может быть,
изображать "rondeur et franchice de bonne femme"*, при помощи которых она
быстро и с полным успехом достигала поставленной цели, когда строгостью и
глубокомысленными доводами, вероятно, ничего не удалось бы добиться.
______________
* Мягкость и искренность (фр.).
"Ce pauvre docteur Jean! - говорила она, посмеиваясь и с веселым видом
потирая белые ручки. - Ce cher jeune homme! La meilleure creature du
monde!"* - И начинала рассказывать, как пригласила его лечить собственных
детей и те так полюбили его, что рыдали до исступления от одной мысли о
другом докторе. Затем она объясняла, что поскольку доверила ему своих детей,
то сочла естественным поручить ему заботу и об остальных, да и то, впрочем,
лишь в единственном случае - просто Бланш и Анжелику одолела мигрень, и
доктор Джон прописал им лекарство, voila tout!**
______________
* Бедный доктор Жан! Милый юноша! Добрейшее существо! (фр.)
** Вот и все! (фр.)
Родители умолкали, а Бланш и Анжелика избавляли ее от дальнейших
неприятностей, дуэтом превознося доктора до небес, и все прочие ученицы в
один голос заявляли, что не допустят к себе никакого врача, кроме доктора
Джона. Мадам смеялась, и ее примеру следовали родители. Жители Лабаскура,
видимо, отличаются необычайным чадолюбием; во всяком случае, потворствуют
они своим отпрыскам безгранично, в большинстве семей желание ребенка -
закон. Мадам теперь снискала всеобщее уважение, проявив в описанных
обстоятельствах материнскую преданность пансионеркам, - из всей этой истории
она вышла с поднятыми знаменами, а родители стали о ней, как о наставнице,
еще более высокого мнения.
Я так до сих пор и не могу понять, почему она ради доктора Джона
рисковала своим авторитетом. До меня, разумеется, дошло, о чем говорят
окружающие по этому поводу: все обитатели дома - ученицы, учителя и даже
слуги - твердили, что она намерена выйти за него замуж. Так уж они решили;
разница в возрасте, очевидно, по их мнению, препятствием не является, и все
должно свершиться согласно их предсказаниям.
Следует признать, что факты в какой-то мере подтверждали их
предположение: мадам явно предпочла пользоваться только услугами доктора
Джона, предав полному забвению своего бывшего любимца доктора Пилюля. Более
того, она всегда лично сопровождала доктора Джона во время его визитов,
неизменно сохраняя с ним ласковый и веселый тон. Она стала обращать сугубое
внимание на туалеты, решительно отвергнув утреннее дезабилье, ночной чепец и
шаль; как бы рано ни приходил доктор Джон, она встречала его непременно в
изящной прическе, тщательно уложив рыжеватые косы, в элегантном платье, в
модных высоких ботинках на шнурках вместо домашних туфель - короче говоря, в
наряде столь совершенном, что он мог бы служить моделью, и свежем, как
цветок. Однако я полагаю, ее намерения ограничивались лишь желанием доказать
красивому мужчине, что и она недурна собой, и действительно, она была
привлекательна. Хотя черты лица и фигура не были у нее идеальными, смотреть
на нее было приятно и, невзирая на то что она уже утратила ликующее
очарование юности, вид ее радовал окружающих. Ею хотелось любоваться, потому
что она не бывала однообразной, вялой, бесцветной или скучной. Ее
глянцевитые волосы, светящиеся спокойным голубым сиянием глаза, здоровый
румянец, придающий ее щекам вид персика, - все это доставляло пусть
скромное, но неизменное удовольствие.
Может быть, она в самом деле лелеяла зыбкую мечту взять себе в мужья
доктора Джона, ввести его в свой хорошо обставленный дом, разделить с ним
свои сбережения, составлявшие, по слухам, изрядную сумму, и обеспечить ему
безбедное существование на весь остаток дней? Подозревал ли доктор Джон, что
пред нею встают подобные видения? Я несколько раз замечала, что после
расставания с ней у него на лице играла легкая лукавая улыбка, а в глазах
светилось польщенное мужское самолюбие. Однако при всей своей красоте и при
всем добродушии совершенством и он не был. Он, вероятно, был далеко не
безупречен, раз легкомысленно поддерживал в ней тщетные, как он знал,
надежды. А вправду ли он не собирался претворить их в жизнь? Говорили, что у
него нет никакого состояния и живет он только на свои заработки. Мадам, хотя
и была лет на четырнадцать старше него, принадлежала к категории женщин,
которые словно бы не стареют, не вянут, не теряют самообладания. Отношения у
них с доктором Джоном несомненно сложились превосходные. Он, по-видимому, не
был влюблен в нее, но разве так уж много людей в этом мире любят
по-настоящему или женятся по любви? Мы все с интересом ждали развязки.
Не знаю, чего он ждал и что подстерегал, но странное поведение и
настороженный, сосредоточенный, напряженный вид не только не оставляли его,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Громыко Ольга - Плюс на минус
Громыко Ольга
Плюс на минус


Акунин Борис - Фантастика
Акунин Борис
Фантастика


Роллинс Джеймс - Последний оракул
Роллинс Джеймс
Последний оракул


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека