Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Но ведь есть же распоряжение...
- Устное, - подчеркнул он. - А устное в дело не подошьешь. Победят они -
приварим и мушки, а не победят, так нас никто и не осудит. Только, думаю, не
победят.
- Почему так думаешь?
- Потому что не хочу. И ты - не хочешь. И никто не хочет, даже Спартак
Иванович. А если вся русская Глухомань не хочет, то ничего у них и не
выйдет. Так что обождем. Мы ждать - привычные.
3
В полдень, то ли решившись, то ли проспавшись, местные поклонники
кондового коммунизма вышли на митинг с криками, проклятиями и плакатами.
Самое любопытное заключалось в том, что их вежливо оттеснила милиция с
площадки перед горсоветом в сквер, который и окружила почти со всех сторон.
Это было явным вызовом москов-ским событиям, танкам на улицах и самому
ге-ка-че-пе (дурацкое словосочетание, надо сказать). Я удивился
спартаковской решимости и тут же ему отзвонил.
- А что? - он усмехнулся. - Милиция очистила проезжую часть
автомагистрали. Как считаешь, в рамках такое решение?
- Это как кто посмотрит.
- Вместе посмотрим, не возражаешь?
- На что, собственно?
- На лица. Не возражаешь? Ну, тогда жди.
Я быстренько свернул свое присутствие на рабочем ме-сте и пошел домой
ждать Спартака с его странными намеками и соответственно - включать
телевизор.
Однако вместо телевизора я включил газовую плиту и стал жарить картошку,
поскольку получил соответствующее распоряжение от Танечки. А пока жарил,
пришел Спартак.
- С ге-ка-че-пе вас! - сказал он вместо приветствия.
- Фрондируешь, секретарь?
- Да что ты, разве я осмелюсь, - усмехнулся он и начал выгружать из
портфеля райкомовские гостинцы. - Татьяна дома?
- На работе.
- Я свою тоже с работы не потревожил. Так что - муж-ской разговор. Как
говорится, без баб-с.
Ненавижу я это банно-мужицкое выражение, а тогда почему-то промолчал.
Ге-ка-че-пе подействовало, что ли. Или то, что у Спартака глаза были уж
очень веселые.
- Ты за кого? - спросил он. - За большевиков или за коммунистов?
Вопрос был прямехонько из фильма "Чапаев", а потому я и ответил
соответственно Василию Ивановичу:
- Я - за Интернационал.
- Молодец, - сказал Спартак. - Ситуация такая, что подобные вопросы пока
следует решать без... дам, поскольку ответ на него может прозвучать
преждевременно.
- Преждевременно?
- Именно. Шуруй насчет картошечки, а остальное я знаю, где лежит.
Когда я вернулся со скворчащей сковородкой, Спартак уже накрыл на стол,
откупорил коньяк и теперь возился у телевизора.
- Наливай пока. Сейчас вся эта гоп-компания должна появиться.
- Какая гоп-компания? - наивно спросил я.
- Вечно вчерашних, - буркнул он. - Есть такая порода. Жмется вокруг
антрацита, а пользы от нее ни на грош. Только антрациту тепло людям отдавать
мешает.
Эта порода и впрямь появилась, едва мы по паре рюмок опрокинули. Дальше
мы уже слушали, хотя больше смотрели. И было на что смотреть: руки у
вице-президента Янаева, возглавившего ГКЧП, тряслись, как у запойного
алкоголика. Мелко, жалко и безостановочно.
- На руки посмотри.
- И хочется, и колется, и ручонки со страху трясутся. - Спартак зло
рассмеялся, но вдруг оборвал смех. - Ты никаких глупостей не успел
натворить?
- От глупостей меня мой Херсон Петрович спас, - признался я. - Приказали
мне партию карабинов выпустить, но Херсон через цеха проводить их не стал, а
велел слесарям вручную винтовки укорачивать до карабинного стандарта.
- Я тебе эту работенку оплачу, - сказал Спартак, не отрываясь от
телеэкрана. - Через Юрия Денисовича.
- Это который...
- Не спорь, мужик дельный. И про карабинчики не проболтается. - Спартак
поднял рюмку, чокнулся с телевизором. - Тост созрел. За дураков, которые нам
строить и жить помогают.
И опрокинул в рот полную рюмку.
Спартак обладал если не интуицией, то - нюхом, как у охотничьей собаки.
Вскоре после демонстрации трясущихся рук все и закончилось, правда, не без
крови, поскольку при попытке штурма Белого дома погибли трое ребят. Но это



там, в столице, а в Глухомани нашей решительно ничего не произошло, не
считая, конечно, тайного пиления винтовочных стволов. Мне было совестно, но
с помощью Херсона Петровича этот позор остался между нами. А вот карабинчики
после пристрелки пришлось-таки уступить Юрию Денисовичу.
А потом и наши афганцы вернулись целыми и невредимыми на "жигуленке",
который Андрею подарили за мужество и инициативу, проявленную им при штурме
Белого дома. В чем она заключалась, я не знаю (Андрей был не из
разговорчивых), но Федор намекнул, что за доброе дело. С Андреем и Федором
вернулся и Валера, решивший обосноваться вместе с боевыми друзьями, и я
собрал их у себя.
Хороший был вечерок...
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
1
Москва праздновала победу с восторгом, искренностью и давно забытым
всеобщим ощущением счастья. Гекачеписты сидели в кутузках, ходили на допросы
с заломанными за спину руками, солдаты и офицеры сияли улыбками и первыми
норовили протянуть руку. Старики тоже разыгрывали полное удовольствие, хотя
глаза у многих оставались колючими. Оно и понятно: рухнул их мир, в котором
у них была своя кормушка. И даже вечно хмурая московская милиция всю
последующую неделю никого и ни за что старалась не штрафовать.
Об этом, перебивая друг друга, рассказывали нам наши афганцы, и я впервые
пожалел, что мое московское начальство вдруг отменило уже согласованную
командировку. Пожалел потому, что невероятно завидовал нашим
гостям-афганцам, пережившим, может быть, лучшие часы своей жизни. Они
гордились этими часами, а мы гордились ими, а меня среди них не было, и... И
я - завидовал им. Сейчас бы я тоже перебивал, впихивая собственные
воспоминания в общий разговор, и Танечка гордилась бы мной.
В Москве ребята раздобыли умопомрачительный платок и столь же
умопомрачительную кофточку. И шепнули:
- Это - Тане от тебя, крестный. Отдашь, когда уйдем.
И я преподнес эти подарки, когда они ушли. А Танечка вдруг стала пунцовой
настолько, что в этой вдруг прилившей к щекам крови засветилось нечто,
доселе меня не освещавшее. Какой-то мощный светильник вспыхнул в моей рыжей
женушке, а по полыхающим щекам скатилось две слезинки. И я очень удивился:
- Не понравилось?
- Глупый. Мне же первый раз в жизни сделали подарок, потому что твой
паричок не считается. Он - свадебный подарок, а чтоб так, ни с того ни с
сего... В первый раз! И я такая счастливая, такая счастливая, что слезы -
они сами собой.
Вот тогда, только тогда я понял, как я люблю свою Танечку. Я понял, что
такое - любить человека.
Любовь - это не желание. Это нечто большее и необъяснимое. Это -
ощущение, что в вас поселилось иное существо. Поселилось и проросло во всем
вашем существе. Навсегда проросло, и отныне вы - неразделимы, как сиам-ские
близнецы. Для того чтобы кончилась ваша любовь, одного из вас просто
придется убить.
Почему я тогда подумал именно об этом?!
2
Наконец-то министерства начали работать. Их трудяги были настроены
невероятно активно в борьбе за все реформы разом, и мне удалось заручиться
приказом, что в недалеком будущем на моем спецпредприятии будет налажен
выпуск патронов для автоматов, а позже - и самих автоматов. Что я буду
предусмотрен в бюджете и мои рабочие станут получать гарантированную
ежемесячную зарплату. Тогда я в это радостно верил, не успев оценить
ситуацию, которая вся строилась не на планах - их решительно осудили как
пережиток, - а на обещаниях, которые никого и ни к чему не обязывали. К
сожалению, это открытие пришло позд-нее, как, впрочем, почти все открытия
человечества.
О заказе караульных карабинов речи, естественно, не было, но с меня
срочно потребовали отчетность по последним поставкам патронов. А Херсон
Петрович, как назло, на работе не появился, и никакой отчетности у меня на
руках не оказалось. Я кое-как договорился, что доложу через сутки, положил
трубку и узнал, что мой заместитель, видимо, заболел. Мне нужен был не
столько заместитель, сколько отчетная документация, и я решил отправиться к
захворавшему домой лично.
И тут впервые выяснил, что он, оказывается, проживает в нашей областной
столице. Пришлось ехать в область. Взял машину, шофера Вадика со всеми его
ушами во все стороны, и мы покатили.
- Краснофлотская, шесть, квартира восемнадцать, - продиктовал я Вадику
выписанный из личного дела адрес заместителя и вольготно откинулся на
сиденье.
С чего это мы называем морскими терминами города и площади абсолютно
сухопутной Глухомани? Тоже ведь - загадка национального характера. Тоска по
морю, которого никогда не видели подавляющее большинство глухоманцев, или
извечная наша боль по державе? Даже если держава эта давно канула в


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Суворов Виктор - Самоубийство
Суворов Виктор
Самоубийство


Свержин Владимир - Сеятель бурь
Свержин Владимир
Сеятель бурь


Бажанов Олег - Иванов.ru
Бажанов Олег
Иванов.ru


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека