Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Остро запахло лавровым листом.
Перси громко сглотнул слюну. Даже старичок, которому вроде мяса кушать не
положено, потянул носом и придвинулся поближе.
- Вилки... вот, держите. Перси, не съешь, вилка пластмассовая...
Пока Покровский вскрывал вторую банку, Миша роздал приборы. В лучах
уходящего солнца, еле-еле пробивающихся сквозь густое сплетение ветвей,
компания собралась вокруг импровизированного стола. Мочалка облизнулся,
вздохнул.
- Пивка бы еще...
- Пивка-то ладно, разогреть бы все это дело, - буркнул Миша. - Да все ведь
сырое, чему тут гореть. А! Ребята, у нас есть сухой спирт!
- V lomku! - помотал головой Бумба. - И так сожрем.
- Стой, Майкл, твоя же еврея! - внезапно заметил Перси. - А наша свинья в
банках купила. Твоя такое кушать нельзя, Бога наказывать будет. Твоя Бога
страшная, твоя Бога сильная!
- Здравствуйте вам! - хмыкнул Гурфинкель. - А что же я еще буду есть,
листья, что ли? Нет уж, я таки намерен питаться! Ты что думаешь, моя Бога
хочет, чтобы такой хороший еврей, как я, умер в страшных мучениях? Нет, лучше я
буду немножко грешный еврей, чем кошерный, но мертвый от голода.
- Не могу я понять белая человека, - пожаловался Перси, запуская вилку в
банку.
Некоторое время он скребся там, после чего сказал с недоумением:
- Моя что-то ничего не ловит. Ваша уже все съела?
- Я не ел, ребята! - поспешил оправдаться Покровский. - Я банки вскрывал!
- Никто не ел, - заключил Миша, заглянув в банку. - И не съест. Она
изначально такая была.
Действительно, в растаявшем жиру плавали лавровые листья, горошинки перца
и какие-то бурые волокна. Мяса как такового не наблюдалось.
- Может, это выпить можно хотя бы? - предложил Перси и, не дожидаясь
разрешения, отхлебнул немного. Поморщился и тут же выплюнул.
- Сплошная соль! Моя сейчас умереть!
- Поужинали... - подытожил Миша и забросил обе банки куда-то в угол.
- Эх! - вздохнул Бумба. - Разве это жизнь? Он уткнулся кулачищем в щеку,
помотал головой: Siju na narah, kak korol' na imeninah. I payku chernogo
mechtayu poluchit'...
Голодные и расстроенные, они стали укладываться спать. Укутавшись в
отсыревшее одеяло, Миша заметил, как старик закурил, сидя у выщербленного
возвышения в центре зала. На руины наваливалась ночь. Последнее, что видел,
засыпая, Гурфинкель, был все тот же господин Барджатия, прятавший в ладонях
трубку - ее огонек высветил на мгновение пальцы и крючковатый нос.
Миша почти уже окончательно задремал, когда внезапно его дернуло - из
угла, в котором устроился Перси, послышалось довольное чавканье.
Гурфинкель протер глаза, насторожился. Чавканье повторилось.
Гурфинкель осторожно выпутался из одеяла и, сделав проводнику знак
молчать, подкрался к Перси. Тот укрылся с головой, скрючившись в три погибели,
и был явно чем-то занят.
- Стоять! - заорал Миша, срывая с негра одеяло.
Перси замер с недоеденной лепешкой во рту.
- И что это у тебя? - осведомился Гурфинкель как можно более миролюбиво.
- Л-лепешка... Сухая, как камень! - Перси постучал по ней ногтем, и
лепешка отозвалась гулким звуком.
- Где взял?
- В лавке... Она валялась, честно-честно, никому не нужная... Наверное,
срок реализации истек!
- И много у тебя таких, с истекшим сроком?
- Две съела, еще три осталось, - честно признался Мочалха. - И вот еще
кусочек. Неприкосновенная запаса! Моя о них и забыла, а сейчас, когда брюхо
запела, вспомнила...
- Дай сюда!
Миша отнял остатки, кусочек бросил старикашке, а себе и Покровскому
выделил по лепешке, одну оставив на завтрак.
Некоторое время они молча грызли сухое и пресное тесто. Гурфинкель с
тоской представлял себе то, чего он в данный миг лишен: форшмак, фаршированная
щука, судачок, румяные пумперникели, кисло-сладкое мясо с пряничным соусом...
Конечно, предмет сегодняшнего ужина несколько напоминал мацу, но Миша был
скорее согласен поцеловать небритого Ясира Арафата, чем питаться всю жизнь
мацой, особенно такой. Мацой Гурфинкеля закормили еще в детстве его весьма
религиозные родители.
...На первую серьезную выручку - удалось спихнуть "налево" весьма
подозрительную стереосистему, шестнадцатилетний Миша направился в ресторан и
заказал свиную отбивную размером с автобусное колесо. С тех пор он оставался
истинным вольнодумцем в тонких и деликатных вопросах питания. И теперь сухая
пресная лепешка навеяла ему не самые лучшие воспоминания. Впрочем, Гурфинкель
твердо решил, что по возвращении закажет в ближайшем ресторане две... нет, три
отбивные. А к ним язык под винным соусом. А к языку... Эх!


Похрустев последними крохами, Миша облизал пальцы и снова улегся, но сон
куда-то безвозвратно ушел. К тому же вокруг что-то явно изменилось. Гурфинкель
прислушался...
В саду! Да, именно там! Что-то похрустывало, причем весьма подозрительно.
Вроде как ветки... Точно!
К месту их укрытия явно кто-то приближался. Гурфинкель осторожно выглянул
в окно. Две темные фигуры с фонариком. Кто бы это? Может, снова полиции
неймется? Он легко толкнул Перси в плечо.
- К нам посетители.
- Нашли время! - зевнул тот. - Хорошая человека в такое время не ходит.
- Давай пугнем?
- Давай, - охотно согласился негр. - А как?
- А просто.
Гурфинкель набрал полную грудь воздуха и проорал в ночь:
- Ю-у-у-у! Гы-й-а-га-га-га-га!!!
Фигуры остановились. Миша хмыкнул. Действует!
- Теперь ты. Перси прокашлялся.
- Ладно. А ну-ка... Йе-э-э-э-э! Хр-р-р-р-р!!!
Незваные гости потоптались на месте, пошушукались, а затем развернулись и
быстрым шагом канули в ночь. Снова воцарилась тишина, впрочем, весьма
относительная. Гурфинкель прислушался и внезапно приложил палец к губам.
...В саду раздавались странные, весьма подозрительные звуки - что-то
утробно урчало, переливчато попискивало и даже пыхтело, словно большая
квашня...
Внезапно в дальней части дома, в небольшом коридорчике с обвалившейся
крышей кто-то пробежал, дробно простучав по камням не то когтями, не то
копытцами. Миша откинул угол одеяла и насторожился. Старый Барджатия тоже
встревожился, вздернул голову...
- Что за фигня? - хриплым шепотом поинтересовался Перси.
Легкий топоток донесся снова, теперь уже значительно ближе, прямо за
нагромождением камней метрах в пяти от старика-проводника. Господин Барджатия
на цыпочках отбежал подальше и пристроился возле Покровского, который все это
время мирно спал и даже похрапывал.
- Тварь какая-нибудь из леса забралась. Животное, - неуверенно сказал
Миша. - Надеюсь, травоядное.
- Вон, вон смотрит! - ахнул Перси.
Над камнями появились два круглых желтых глаза. Обладатель их почти в
полной темноте, царившей внутри дома, был неразличим. Глаза мигнули и скрылись,
а из джунглей тут же потянуло цепенящим холодом.
"Обезьяна?" - подумал Миша. Странная какая-то обезьяна, да и глаза, что
плошки... Он вспомнил об оружии, что имелось у старика, и поманил его к себе.
Барджатия опасливо подошел.
- Пистолет, - велел Гурфинкель, протягивая руку.
Это оказался старый армейский кольт, который старикан раздобыл невесть где
и неизвестно когда, причем с тех давних пор практически о нем не заботился.
Миша не очень хорошо разбирался в оружии, но понял, что пистолет в принципе
выстрелит, хотя не мешало бы его почистить и смазать.
Вот только в кого стрелять?
- Туман, - лаконично заметил старичок.
Миша только моргнул. Этого еще не хватало! Помещение наполнялось белесой
дымкой, лениво качавшейся в слабом свете луны. Внезапно из мутного марева
вымахнула огромная, как показалось Гурфинкелю, метра под три, обезьяна с
серебристой шерстью, в тускло светившемся драгоценными камнями ошейнике, в
каком-то подобии вычурной короны на голове...
Перси охнул. Миша икнул. Господин Барджатия зажмурился.
Тварь остановилась посередине зала, чуть покачивая длинными руками и
внимательно обводя взором оцепеневших искателей приключений, не иначе выбирая,
кого бы придушить в первую очередь.
Старичок-проводник что-то неразборчиво забормотал и сел на пол. Миша
застыл с открытым ртом, а Перси пошептал:
- Святая Дева! Она же больше, чем Мэджик Алекссон!
Обезьяна переступила с ноги на ногу, оскалила длинные желтые зубы и
медленно двинулась на стоявшего ближе всех Мишу. Он тонко пискнул и
выстрелил...
...Пуля прошла сквозь зверя, не причинив тому ни малейшего вреда. Обезьяна
тем не менее поняла, что в нее стреляли, и, остановившись на полпути, зловеще
ухмыльнулась - так во всяком случае показалось перепуганному насмерть
Гурфинкелю. В лапе сверкнул невесть откуда взявшийся изогнутый нож.
- Бежим! Бежим! - заорал Миша и бросился прочь из дома, спотыкаясь о битый
камень и гнилые деревяшки. За ним метнулся Перси, успевший схватить за шиворот
господина Барджатию. Старичок покорно волокся по каменному полу, не успевая
даже перебирать ногами.
Метрах в ста от развалин они остановились, тяжело дыша.
- Что это за чертовщина? - спросил Миша, обращаясь к проводнику.
Тот только развел руками.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Пехов Алексей - Особый почтовый
Пехов Алексей
Особый почтовый


Головачев Василий - Пропуск в будущее
Головачев Василий
Пропуск в будущее


Сертаков Виталий - Даг из клана Топоров
Сертаков Виталий
Даг из клана Топоров


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека