Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

центре донышка, чуть выступающего краями за линию стенок. Сто латунных,
спроектированных по всей науке гильз с полным набором аксессуаров: с гнездом
под капсюль, с наковаленкой для разбития оного и затравочными отверстиями, по
которым пламя достигает пороха. Шик, блеск, красота, цилиндрическая основа
унитарного патрона. А чтобы было не только красиво, но еще и огнестрельно.
Буров заказал у третьего мастера латунные колпачки - запрессовывать ударный
состав в капсюли он намеревался сам.
В общем, домой прибыли к обеду, невыспавшиеся, усталые, голодные. Не
то чтобы с победой, но с чувством до конца выполненного долга.
- Господа, рапорт о проделанной работе я жду к ужину, - маркиз был
сух, официален и пасмурен. - В трех экземплярах. Пока можете идти отдыхать.
Несмотря на бархатный камзол, вычурно обшитый золотом, шелковые
панталоны и чулки, он напоминал непохмеленного старослужащего фельдфебеля.
Ладно, пошли, как их сиятельство приказали, отдыхать, правда, не
сразу, а после обеденного марафона. "Хорошо-то как, Маша", - Буров влез вначале
в чан с водой, затем в шелковое просторное бельишко и только приготовился
рухнуть в постель, как в дверь постучали. Нет, блин, не Маша - Лаура. "О, боги,
нет мне покоя", - посетовал Буров на судьбу, однако же ноблеcc оближ -
изобразил всем телом радость, мужскую, плотоядную, не терпящую отлагательства.
- А, наследница клана Борджиа? Очень, очень кстати. Я как раз
укладываюсь...
Вот так, пусть знает, за кого ее здесь держат. Хотя, честно говоря,
выглядит она, как королева. Нет, скорее, как богиня. Эти плечи, эта шея...
- Вот зашла тебя проведать, - как-то совсем обыденно сказала Лаура и
сразу превратилась из надменной дамы в простую бабу, которой плохо. -
Соскучилась. Наверное, дура.
Если сыграла, то мастерски, на тонких струнах, без малейшего намека
на фальшь. Так что Буров совершенно искренне обнял ее и захотел утешить со всей
силой мужского разумения. Однако Лаура отстранилась.
- Нет, Вася, нет, - она поправила воланы на груди, прерывисто
вздохнула. - Не сейчас. - Облизнула губы, зачем-то обернулась и прошептала
Бурову в ухо: - Будь осторожен. Не верь никому. Помнишь того, на дыбе, с
крестом? Так вот, сегодня ночью его зарезали у нас в подвале. Причем
посторонних в доме не было и быть не могло!
Не совладав с собой, она поцеловала Бурова, отпрянула и пошла к
дверям. Ее белоснежные, оттененные пожаром волос плечи были и впрямь
божественны. И что это Бурову так везет на рыжих баб?..
Музы, шлюхи, змеи и человек в черной маске
- Итак, господа, прошли уже сутки, - маркиз извлек массивные, с
хорошую луковицу, часы, со звоном отщелкнул крышечку. Глянул, помрачнел и
ударил ладонью по столу. - А результатов нет! Результаты-то отсутствуют,
господа!
Дело происходило вечером, под землей, в кабинете у хозяина дома.
Весело потрескивало в камине, свечи перемигивались в зеркалах, однако в целом
атмосфера была неспокойной, нервной, грозовой. В воздухе, казалось, пахло не
испанским табаком, а французским, от Лавуазье, порохом. Невыспавшиеся Буров и
Анри зевали, Лаура молча курила трубку и, не отрываясь, смотрела на болт.
Вернее, на его наконечник, выполненный в виде длинной, испещренной бороздками
иглы. Стоило только окунуть его в блюдечко, как мирно лакавший молоко котенок
сдох. Вот уж воистину игла, чтобы шить саваны!
- Побольше инициативы, господа, поактивнее, прошу вас, - маркиз тоже
закурил, с шумом выпустил струю ароматного жасминового дыма. - Обращайте на
себя внимание, суйте всюду свой нос, устройте, наконец, скандал, черт побери,
дебош, так ее растак, драку... Только спугните Скапена. Вам понятно, господа?
Вопросы?
Буров вежливо кивал, слушал молча - ему уже давно было все понятно.
Кто здесь за ловца, кто за живца, кто за козла отпущения. Шпионские реалии
жизни - одни подставляют задницу, Другие голову, третьи - грудь под ордена. Се
ля ви.
Наконец инструктаж закончился. Было приказано податься к музам,
причем не пред печальные очи Мельпомены [В древнегреческой мифологии муза
трагедии, одна из девяти в свите Аполлона.], а в виду премьерного дня в Комеди
Итальен - в объятья развеселой Талии [Древнегреческая муза комедии.], вечно
беременной от многоликого Момуса [Древнегреческий бог смеха.].
Дальше все покатилось по проторенной колее - Бернар был хмур,
орловские рысаки подкованы, английские рессоры могучи и скрипучи. Снова
полетели, как на крыльях. Однако, не доезжая улицы Моконсиль, ход экипажа
замедлился - слишком уж много было желающих успеть без опоздания на премьеру.
Форейторы хлестали лошадей, кареты притирались бортами, заносчивые, все в мыле,
кучера выкрикивали имена хозяев:
- Граф Мари Жозеф де Кампан!
- Маркиз Антуан д'Авир, граф Больц!
- Кавалер орденов Святого Духа и Святого Людовика [Орден Святого Духа



давался только самым знатным вельможам. Знаком его была синяя лента. Орден
Святого Людовика был утвержден в память о короле Людовике X (1215-1270),
причисленном католической церковью к лику святых. Знак его представлял собой
золотой мальтийский крест и давался за боевые заслуги военным, прослужившим не
менее двадцати восьми лет. Орден носили на красной ленте с девизом: "Награда
военному мужеству".] бригадный генерал армии короля герцог де Полиньяк-старший!
Дорогу! Дорогу! Дорогу!
Бернар правил молча. Не разговоры разговаривал - работал кнутом.
Мастерски хлестал с оттяжкой всех встречных-поперечных. И форейторов маркиза
д'Авира, и кучера графа де Кампана, и лошадей герцога де Полиньяка. Еще слава
тебе господи, что сам бригадный генерал сидел в карете, не высовываясь.
Однако, как ни старались, опоздали, представление уже началось. Сразу
же попрощавшись мысленно с амфитеатром, впихнулись в фойе, чудом урвали
контрамарки и, следуя за тощим, со свечой, служителем в ливрее, поспешили в
зал. Под благостно распростертые крылья муз, щедро осеняющие всех истинных
ценителей таинств лучезарного Аполлона. Вошли, привыкли к полумраку. О господи!
Какой Аполлон, какие Музы... Зал, где играли, был узок, переполнен и, несмотря на
первый акт, утопал в табачном дыму. Молодежь в партере улюлюкала, сталкивалась
ножнами, шумела, в ложах, где уже со второго яруса не зажигали свечи, слышались
пыхтенье, шепот, чмоканье поцелуйчиков, женский завлекательный смех. В толчее у
самой сцены вились ужами какие-то личности, наглые, пронырливые, не вступающие
в разговоры, и не трудно было понять, что привлекает их не высокое искусство, а
табакерки и часы почитателей оного. Суетно, накурено и грешно было в обители
Аполлона.
- А вы знаете, граф, - говорили в толпе, - у новенькой-то, как ее...
мадемуазель Фламинии кривые ноги. Ну да, откровенно кривые. Как лапы у моей
ангорской кошки.
- Какие пустяки, шер ами, не обращайте внимания, - весело усмехались
в ответ. - Ноги - это первое, что нужно отбрасывать в стороны, чтобы
почувствовать всю прелесть женщины. А она очаровательна, эта мадемуазель
Фламиния, весьма, весьма прелестна, уверяю вас. Кстати, вы слышали, у Сильвии,
оказывается, есть любовник. Об этом прознал муж и так зверски ее избил, что
третьего дня она выкинула двойню. От другого любовника. А вот у мадемуазель
Пелесье...
Так и не дослушав, что там такого особенного у мадемуазель Пелесье,
Буров и шевалье стали ввинчиваться в толпу. Активно работая локтями и плечами,
привлекая к себе внимание. Как их превосходительство маркиз приказали.
Некоторым это очень не понравилось. Кое-кто даже стукнул гардом о металлические
устья ножен, как бы давая знать - не забывайтесь, сударь, так вас растак. А то
нас рассудят шпаги.
Ах, шпаги, шпаги. Благородные клинки правящего сословия. Гибкие,
тонко звенящие, протыкающие человека в умелых руках, словно бабочку
коллекционная булавка, - насквозь. Сколько же их в Париже. Длинных, хорошо
заточенных, смертельно опасных. А ведь грозил же в свое время жезлом
королевский пристав, громко читая знаменитый эдикт [Имеется в виду эдикт от 13
августа 1756 года: "Не должно носить дворянам шпаг длиннее 33 дюймов и с
остриями не иначе как в виде козьей ножки".]. Зря грозил. Что касаемо
дворянской чести, тут и король не указ. А за поругание оной полагается не
козьей ножкой - сверкающей остро заточенной сталью. Только тронь - вжик-вжик, и
уноси готовенького.
Однако сколько ни дерзили Буров и шевалье, сколько ни работали
плечами и локтями, что-то больше никто гардом о ножны не стучал. Даже слова
противного не было слышно. Лишь тревожный шепот висел над толпой:
- Господа, это же младший Сальмоньяк. Да, да, тот самый. Т-с-с... А с
ним вроде бы старший брат. Вернулся инкогнито из ссылки. Говорят, ни за что ни
про что убил четверых. Да, да, под плохое настроение, в трактире, кухонным
ножом. Ну и рожа. Ну и плечи...
В общем, без особых сложностей Буров и шевалье проследовали к сцене и
стали наслаждаться изысками Талии. Давали какой-то очередной шедевр
неиссякаемого Гольдони [Карло Гольдони (1707-1793) - итальянский драматург,
создатель национальной комедии. Написал "Слугу двух господ", а всего 267
пьес.]. Декорации изображали гостиную, пронырливая горничная - воинственную
искушенность, хозяин дома - убийственное чувство юмора, его супруга -
невиданную добродетель. Ремарки были чудо как хороши, игра актеров просто
превосходная, рога злокозненного хозяина дома раскидисты и ветвисты. В антракте
Буров и шевалье снова взялись за свое - приставали к дамам, задирали кавалеров,
заказывали драку. Лихо гнули свою кривую линию, грудью перли на рожон.
Увы. Дамы многообещающе хихикали, строили глазки, кавалеры трусили,
заискивающе улыбались, обращали все в шутку и приглашали - нет, не в Булонский
лес на честный бой, - на чашку кофе, по-простецки, по-соседски. Что делать,
шевалье Анри де Сальмоньяка в парижском высшем обществе знали хорошо. А полных
идиотов там вроде бы не было.
Во втором акте стало еще хуже. Страсти в партере накалились до
предела, и на Бурова с шевалье никто не обращал внимания. Одни скандировали изо
всех сил:


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [ 28 ] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Жить втроем, или Если любимый ушел к другому
Шилова Юлия
Жить втроем, или Если любимый ушел к другому


Каменистый Артем - Практикантка
Каменистый Артем
Практикантка


Орлов Алекс - Экзамен для героев
Орлов Алекс
Экзамен для героев


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека