Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

приезжает из деревни, устраивается в сторонке на табуретке, и - небо расчищено
для фейерверков в честь взятия Бастилии! Это повторяется из года в год, внесено
в расходную статью посольства, стоит пятьсот долларов.
- А у нас мэр Москвы по-мудацки посыпает тучи солью, - рассказал я. - Познакомь
с колдуном!
- Мы - ого-ого! - заликовал Ромуальд, но вдруг сник. - Главные наши вудунские
вожди коррумпированы. Деревня еще держится, а эти суки ездят с эскортом
мотоциклистов.
Он сплюнул на пол. Океан шел стеной.
- Никуда из Бенина не поеду! Я не ходок по музеям! Я был тридцать семь раз в
Германии!
188
Мне нечего делать в Москве!
- Москва сейчас - самый интересный город в мире, - скромно сказал я.
- Ты ешь людей! - злобно развернулся Ромуальд в мою сторону. - Они хрустят у
тебя на зубах. Ты выпиваешь их, как устриц!
- Мне кажется, ты для русского не существуешь, - сказала французская жена
художника выздоравливающей Габи.
- Я - художник. Я - африканец. Но я не африканский художник!
- У писателя тоже нет прилагательных, -сказал я художнику.
- Он царь, не трожь его, - сказала мне Габи.
За ужином царь сказал, что в любой момент может улететь в Европу бизнес-классом
на Сабене, у него виза многократная.
Я посмотрел на Габи.
- Ты не человек, - сказал я ей на ухо. -Ты - феминистский гвоздь.
ТРАНС
Король Побе - самый справедливый король. Он правит мудро в своей провинции, на
границе 100-миллионной бандитской Нигерии, которую все в Западной Африке боятся.
У него подданные верят в разных богов, одни - в Христа, другие - мусульмане,
остальные - вудуны.
- Не понимаю, кто тут у вас Бог, - спросил я короля.
189
- Бог - един, - гостеприимно сказал король. Я привез королю большую бутылку
шотландского виски и 50 штук шариковых ручек "бик" для детишек. Король был
тронут. Мы сфотографировались.
- Как мне вас называть? - спросил я короля.
- Зовите меня просто кинг, - сказал король.
- Кинг, - сказал я, - путешествия по разным культурам расшатывают нервы и
моральные представления. Нормы оказываются чистой условностью. На мне, как на
колючей проволоке, висят клочья разных вер. Что хорошо в Африке, в Европе -
беда. Нужно почиститься.
Я сидел перед королем на лавочке, а он сидел на троне в королевском дворце,
немножко, конечно, похожий на председателя колхоза, но только совсем немножко.
Во всяком случае, люди падали перед ним на колени, и посольский шофер -африканец
- тоже радостно упал и пополз.
- Кинг, вы смерти боитесь?
- Конечно, нет, - ответил король. - Потому я и король.
Они делают надрезы на ступнях, и змеи их не кусают.
Король быстро собрался в дорогу, и мы вышли из королевского дворца, поехали в
деревню на двух машинах (у него вместо номера надпись:
Король Побе), но не успели отъехать, как король остановился, и мы купили ему три
литровых бутылки бензина.
В Обеле, так зовется деревня, граница между Бенином и Нигерией петляет среди
курятников, алтарей и амбаров. Жители этой потревоженной государственности
заходятся и за-
190
говариваются на смеси английского sit down! и французского asseyez-vous! по
приказу кинга, которого поят вместе с нами болотной водой вместо хлеба с солью.
Срочно чинят сломавшееся ночное солнце, подвешивают его на дереве, и женщины
дико вопят об открытии церемонии.
Шеф деревни, он же главный колдун - Абу. Лицо Абу не устраивает ни один из
доступных мне дискурсов. Оно искажает синтаксис до неузнаваемости, похожей на
грубую компьютерную ошибку программной несовместимости. Вместо букв экран
покрывается неведомыми значками, глумливой иерографикой, о существовании которой
в родном компьютере я не догадывался. Ритм трех тамтамов и рисовой супремешалки
достигает космической частоты. Наконец, ударили в калибасы, и вся деревня
бросилась в танец в позе перегнувшихся в талии ос. Единственная забота колдуна
Абу - мое возвращение. Если жители деревни поднимаются-спускаются, как по
лестнице, мое я может заплутать в топографии. Приходится проконсультироваться с
Атинга, определить с заступником прогноз на ближайшее будущее, что
сопровождается подключением еще двух колдунов в тонких женских трансвеститных
платьях. Мне проливают на голову прозрачный напиток и всматриваются в судьбу.
Сначала идет нижний ряд успехов и неудач. Затемняя мое семейное будущее, они
отрывистыми жестами и словами троекратно сообщают мне о готовящемся кинотриумфе.
Затем берут мою душу на более тонкий анализ, и я чувствую, как она вздрагивает в



их руках. Обменявшись со мной четырехкратным рукопожатием с учащен-
191
ной перестановкой кистей и пальцев для приведения энергии в адекватное
состояние, колдун, наконец, мягко запускает меня.
Транс.
Описание транса.
Я вхожу в транс.
Немка входит в транс.
В красно-белых одеждах и колпаках.
Обильное выделение пота.
Оторванная пуговица.
Жертва французского империализма.
Натрудившийся колдун пьет джин.
Становлюсь очень сильным.
Вот схема полета.
Капитан устроил коктейль по поводу нашего визита.
- Ну, и где виноград? - огляделась Габи. Зала напоминала советское посольство
былых времен. На стенах висели натюрморты второстепенных художников.
- Какие ужасные картины! - прошипела немка, но так, чтобы слышали все.
- Даже здесь, - с любовью сказал я, - ты готова, жертвуя хорошим тоном, бороться
за хороший вкус.
После коктейля капитан дал обед.
- Капитан! - закричал я в ответ. - Что вы такое говорите! Вы же высшая
инстанция, все видите сверху! Что вы так раскипятились? Уймитесь! Я сам против
исключительности России, но к чему эти антирусские настроения?
- Ладно, - вступилась вдруг Лора Павловна, - зато как поют! Русские, турки,
болгары, румыны, наконец, украинцы - все эти люди на
192
восток от Европы - у них такие певцы. Возьмите хотя бы Шаляпина!
- Зачем вы, Лора Павловна, нас сравниваете с турками? - не выдержал я. -
Дополнительное оскорбление.
- Вот именно, - сказал капитан, - а с кем вас прикажете сравнивать?
- Да ты сама - волжская буфетчица! - закричал я на Лору Павловну. - Родная, не
ты ли, вылезая на пристани из моей машины, хотела прикрутить окно с внешней
стороны?
Все расхохотались, и Лора Павловна, почему-то довольная, тоже.
- Русские - это фальшивые белые! - закричала на меня Лора Павловна.
- Поганки, - хохотнул капитан. - Помиритесь.
Вокруг нас радостно собрались мертвые люди, много знакомых и дорогих лиц. Одна
маленькая женщина, никак не умевшая в жизни стареть, знакомая моих родителей,
протиснулась.
- А ты-то как тут очутился? Она просунула мне в руки свою книгу о Мали, изданную
когда-то издательством "Мысль".
- Я знал, что вы придете, - сказал я. - Я чувствовал и общался с вами в пустыне.
Она улыбнулась с легкой грустью. Впрочем, они выглядели празднично. Казалось,
сейчас начнется праздник, растворятся двери, и мы все куда-то пойдем. Вместе с
тем, я беспокойно сознавал, что мне надо что-то спросить, пока не поздно, что
этот фуршет готов закончиться каждую секунду.
- Помните Апокалипсис? - по-светски спросил меня помощник капитана, в котором
193
было действительно нечто пушкинское. - Там говорится об иссякновении рек воды
живой.
- Неужели и Пушкин - ваш человек? -тихо спросил я.
- Вы - наш человек, - приблизился капитан, обнимая помощника за талию.
С неожиданным подозрением я взглянул на обоих. Капитан закружился в вихре
гостеприимства. Он протанцевал с Лорой Павловной тур вальса, затем хватил водки
с шампанским, и они заплясали рок. Помощник с дьявольской галантностью уволок
Габи на танец. Габи выглядела польщенной. Она вспомнила юность, когда танцевала
topless в ночных кабаках Западного Берлина, и показала такой класс, что гости
зашлись в экстазе. Я яростно ей аплодировал. Но и помощник не отставал от нее.
Он выдал свою рейнскую чечетку. Затем они слились в танго, и помощник, как
истинный соблазнитель, водил ладонью по ее узкой длинной юбке, по чуткому, чуть
декадентскому бедру.
- А вы - настоящий поэт, - сказала ему Габи, млея от удовольствия. - я никогда
не забуду вашей касеты с принцессой.
- Бы - моя принцесса! - признался помощник на весь зал.
Габи таяла в его руках. Сойдясь в восторженных отзывах об инсталяциях Ильи
Кабакова, они вместе куда-то исчезли, и мне представилось, как они целуются со
стоном, взасос в конце коридора, в мужском загробном сортире.
- В пляшущих богов все-таки легче верится, - флегматично заметил я, столкнувшись
с помощником перед баром в очереди за выпивкой.
194
- Я думал, вы смелее, - усмехнулся он. -Вы почему умолчали о том, как на
Миссисипи в ванной вы писали в лицо вашей спутнице?
- Ей так захотелось, - смутился я.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Херберт Фрэнк - Муравейник Хеллстрома
Херберт Фрэнк
Муравейник Хеллстрома


Херберт Фрэнк - Белая чума
Херберт Фрэнк
Белая чума


Посняков Андрей - Грамота самозванца
Посняков Андрей
Грамота самозванца


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека