Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Этого командира по фамилии Белоярцев Матвей когда-то встречал - года два назад, при совместной операции ФСК и "Смерша" по обезвреживанию банды чеченских террористов на территории военного госпиталя. Тогда молодой "супер" не произвел на Соболева особого впечатления. Теперь из лейтенанта он превратился в майора, явно возмужал и, кажется, подрос, хотя с виду оставался все тем же долговязым деревенским увальнем с румянцем во всю щеку и соломенным чубом. Матвея он не помнил и знал лишь по разговорам и слухам, ходившим в среде профессионалов, доверять которым не всегда было можно.
В хмурое утро начала октября он вызвал Матвея в подмосковное Бутово, где отряд "Гроза" имел свою базу подготовки, и приказал прогнать тест на профпригодность, который Соболев сдавал еще лет десять назад, будучи курсантом военного училища (куратор - КГБ) по подготовке особо засекреченных агентов высокой пробы.
Приказ майора Матвей понял, но сдавать тест отказался, чем вызвал оживление стоявших тут же по команде "вольно" бойцов "Грозы".
В тест входил марш-бросок на восемь километров в полной боевой выкладке по пересеченной местности, контрольное время - сорок минут; подъем на руках по канату на семь метров - за семь секунд; плавание - пятьдесят метров - за тридцать пять секунд; ныряние на пятьдесят метров; хождение по бревну с завязанными глазами; отражение нападения собаки; огневая подготовка - семьдесят очков из пистолета с двадцати пяти метров и семьдесят пять из винтовки с двухсот метров; скалолазание; спецвождение автомобиля; и все это - в затрудняющих выполнение задания условиях: газовая атака, светозвуковые гранаты, взрывпакеты, ловушки и встречные действия "противника" - то есть рукопашный бой.
- Майор, - сказал Матвей тихо, - гоняй по полосе своих мальчиков и не трогай меня, лады? Я старше тебя по возрасту и равен по званию и в эти игрушки играю с малого возраста. А если что нужно еще узнать, обратись к генералу Первухину, он объяснит.
Строй притих. Здоровые мощные молодые мужики молча разглядывали новичка, отказавшегося выполнять приказ командира.
Белоярцев почесал переносицу, пребывая в затруднении, потом махнул рукой.
- Я кое-что слышал о ганфайтерах, но ты попал в команду, где нет слабаков. Я знаю возможности каждого, и все знают меня. Кем бы ты ни был в прошлом, сейчас обязан повиноваться мне. Иначе...
- Иначе что? - поднял бровь Матвей.
- Заставим, не таких обламывали, - бросил левофланговый строя, заместитель Белоярцева капитан Натанович.
- Ну-ну, - только сказал Матвей. - Удачи вам, ребята на этом благородном поприще. Пойду-ка я, пожалуй, поговорю с начальством, ошиблось оно в назначении.
Он повернулся спиной к строю, направляясь к проходной, и услышал, как Белоярцев скомандовал с ленивым пренебрежением:
- Покажите ему, что такое "Гроза".
Отряд состоял из тридцати человек, мастеров рукопашного боя, в большинстве своем офицеров, отобранных из разных подразделений ФСБ, прослуживших в спецподразделениях не один год, знавших специфику отношений в подобного рода группах и умевших действовать эффективно в любой обстановке. Справиться с ними со всеми в манере Брюса Ли не представлялось возможным, ибо киношный бой, когда на героя наскакивают по одному или в крайнем случае по двое, - это не реальный бой, в котором перед подразделением стоит задача захвата противника любым способом. Тут уж не до рыцарского этикета, чистых приемов и поединков чести. Поэтому, когда от строя отделилась пятерка волкодавов ОБЕДа и развернулась дугой, охватывая идущего к выходу новичка, Матвей сделал единственно правильный выбор: перейдя в состояние меоза, метнулся вдруг назад, на проходе уложил набегавшего сзади бойца, достал второго в прыжке, благодаря бога, покровителя драки, что тот не предложил ему более высокую плотность боя, и, с шипением разрезая воздух, за десятые доли секунды приблизился к Белоярцеву.
Командир "Грозы" был сильным "супером", не уступавшим ни одному реальному коммандос, но с мастерами класса "абсолют" он тягаться не мог. Матвей предложил ему секундный выбор в тактике схватки, оценил угрозу, перешел в темп и провел удушающий прием, известный адептам боевых стилей под названием усиро куби симэ64. Шепнул на ухо побелевшему Белоярцеву:
- Останови своих псов, командир. Если я начну играть в полную силу, многих придется отправлять в реанимацию.
- Отбой! - прохрипел майор, когда Матвей отпустил его, помассировал горло. Лицо Белоярцева не сразу приобрело естественный цвет, но во взгляде, брошенном на Соболева, было больше удивления, недоумения, недоверия и восхищения, нежели ненависти.
- Черт бы тебя побрал, ганфайтер! Как тебе это удается?
- Долго рассказывать. Ну, так я пошел?
- Погоди... не пори горячку... извини, я же не знал... Послушай, а что, если ты с ребятами проведешь пару занятий?
Матвей посмотрел на майора, заколебался было, собираясь ответить отказом, но снова не увидел в ауре этого человека коричневых негативных оттенков и согласился.
Два дня по утрам он занимался с бойцами "Грозы", показывая им специфическую технику русбоя, приемы из арсенала импоссибл и "комба", учил сосредоточению и работе на уровне мусин - отсутствия разума во время отражения многовекторной атаки, а потом Белоярцев объявил о "предстартовом положении".
- Готовится одна операция, - сказал он после утренних занятий "спецухой" и отработки элементов штурмовых и десантных задач. - "Альфа" плюс "Вымпел-2" плюс мы. Готовность - единица. До вечера всем отдыхать, ждать сигнала.
- Что предстоит? - спросил его Матвей, когда все разошлись.
- Штурм и захват, - ответил Белоярцев. - Но вводную мы получим лишь за час до начала проведения во избежание...
- Утечки информации.
- Мы недавно стали так работать, наткнувшись пару раз на соперничающие службы. Отдыхай, ганфайтер, тебе разрешено заниматься этим делом дома. Остальные, а их большинство, находятся здесь, на базе.
До вечера Матвей читал, вспоминал приемы переданной ему во сне системы шокового поражения человека одним прикосновением, составлял план проникновения в подземный мир Москвы. А после ужина позвонил Василий:
- Наконец-то я тебя застал! Как дела?
- Как сажа бела, - обрадовался Матвей. - Как ты узнал номер моего телефона? Это же "четырехнулевая крыша"?
- Цыганка нагадала... не забывай, я теперь "чистильщик". Когда пойдем к Храму?
- Я уже прикинул вариант, необходимо встретиться и обговорить детали. Ты где остановился?
- Только что получил такую же "крышу", как и ты, в Ружейном переулке. Можешь заехать хоть сейчас.
- У нас объявлена "готовность один", завтра планируется операция.
- Надо же, у нас тоже. Не одну ли задачу решаем? Шучу. Когда встретимся?
- Завтра вечером, если уцелеем.
- Типун тебе на язык! Я суеверен. Твоих я отвез нормально. Расскажу при встрече. Ну, бывай. - Балуев повесил трубку. Он не знал, что шутка его была пророческой, что увидеться друзьям придется раньше и при не совсем обычных обстоятельствах.

ИНИЦИАЦИЯ ПЕРЕСЕЧЕНИЯ

Встреча директора ФСБ и начальника Главного управления по борьбе с организованной преступностью проходила дома у генерала в отсутствие свидетелей, и даже телохранители обоих терпеливо ждали решения начальников за пределами квартиры. Знал о причинах прямого контакта высоких договаривающихся сторон только капитан Хватов, но помалкивал, предпочитая не выказывать чрезмерной осведомленности ни при каких обстоятельствах.
Приведя гостя в дом, Коваль остался в темно-синем костюме, только ослабил узел галстука. Казанцев Руслан Ибрагимович носил коричневый костюм, черную рубашку с желтым галстуком и лакированные туфли тридцать девятого размера. Он был Ковалю по плечо, но тем не менее слабаком не выглядел.
Хозяин и гость прошли в кабинет генерала.
- Располагайтесь, Руслан Ибрагимович. - Сергей Вениаминович закрыл за собой дверь, зашторил окно, включил электронную систему защиты комнаты, сел напротив в удобное кожаное кресло. - Выкладывайте свой сюрприз. Что-нибудь выпьете?
- Пью только водку и только после работы. - Казанцев закурил сигару-крем. - Сюрприз состоит в том, что мы вычислили, на кого работает бывший вор в законе, владелец ресторана "Клондайк" и сети кафе-баров Тогоев Мирза Тогоевич.
- Ну-ка, ну-ка?
- На "СС"! Мы наблюдаем за ним давно, с момента его подключения к разработке бизнес-программ на ТВ. И, судя по всему, пост в Сверхсистеме он занимает высокий, потому что трое наших следователей, пытавшихся копнуть его деятельность поглубже, погибли при невыясненных обстоятельствах. Пакет информации, если не возражаете, я вам передам завтра.
Коваль встал, налил себе в рюмку любимого коньяку, гостю - стопку водки "Посольская", принес орехи и бутерброды.
- За здоровье государя.
Казанцев поднял бровь, так как не уловил, кого имел в виду Сергей Вениаминович, но выпил.
- Это не сюрприз. - Директор ФСБ захрустел орехами. - Это служебная подача данных. На Тогоева и у нас кое-что имеется. Но ведь ты не за этим напросился ко мне в гости, Руслан Ибрагимович?
- Мы теряем престиж в глазах общественности, - сказал начальник ГУБО. - "Чистилище" работает эффективнее, злее и нагляднее. Несмотря на негласный запрет, в газетах все чаще появляются статьи, восхваляющие "ККК" и уничижающие нас. Из этой ситуации есть только два выхода.
- Даже два? Я пока вижу один.
- Первый: покончить с коррупцией и преступностью. Это безусловно честный, правовой, конституционный и законный путь, но очень непростой и долгий. Второй путь легче...
- Уничтожить "Чистилище"?
- Именно так, Сергей Вениаминович. Боссы в верхах, обеспокоенные своим личным положением, и избрали этот второй путь. Мне хотелось бы знать, к какому склоняетесь вы.
Коваль снял галстук, бросил на стол.
- Дорогой Руслан Ибрагимович, престиж наши службы потеряли еще при штурме больницы в Буденновске... да и вообще во время чеченской кампании... Разогнать спецкоманду можно за день, а подготовить новую можно только за семь - десять лет. Клюют нас журналисты - и правильно делают. Что касается дальнейшей нашей работы... ФСБ и ГУБО - инструменты государства, стоящие на страже властных институтов, инструменты защиты и, если необходимо, подавления. Боюсь, в данном случае мы - аппарат подавления. Работа "ККК" - вызов существующей системе государственного управления, и ни одно уважающее себя правительство этого не потерпело бы.
- Это следует понимать, что ФСБ - за "террор против террора"?
- ФСБ за скорейшее решение проблемы, раскачивающей устои общества. Нам равно мешает деятельность как "СС", так и трех "К", но последние слишком жестоки и одиозны, их надо ограничить... а потом попробовать переманить на свою сторону.
- Позиция ясна, генерал. Формально я на вашей стороне, но душой - за "Чистилище". Для себя я решил: если начнется заваруха, война спецслужб с "ККК", я скорее всего уйду в отставку.
- Война уже началась, Руслан Ибрагимович. Занимайтесь своей Сверхсистемой, а нам оставьте "Чистилище". Несмотря на объявленный Советом безопасности "джихад" против "чистильщиков", координация сил и действий идет туго, приходится изворачиваться. У меня даже создалось впечатление... - Коваль замолчал, так как приготовился сказать: "Создалось впечатление, что Конкере работает сразу на несколько контор", - но начальник ГУБО этого бы не понял. Казанцев поднялся.
- Разрешите откланяться, Сергей Вениаминович. Моя команда "Харон" по-прежнему в вашем распоряжении, однако в скором времени она начнет заниматься другими делами.
- Завтра мы планируем совместную операцию по захвату предполагаемой базы "ККК", и после этого можете забирать своих ребят.
- Вы имеете в виду Ассоциацию "Барс"? Считаете, что это база "Чистилища"?
- Одна из основных, судя по анализу последних событий, обеспечивающая информационный контроль. Мы надеемся через нее выйти на императив-центр "Чистилища", на его комиссариат.
- Бог в помощь, Сергей Вениаминович.
"Скорее - дьявол!" - подумат директор ФСБ, но уже без обычного жутковатого холодка в желудке. Он привык принимать помощь и советы существа из другой реальности по имени Конкере, время от времени говорящего с ним устами капитана Хватова.
Генеральный прокурор любил обедать в ресторане "Артистико" в Камергерском переулке, напротив МХАТа. Свечи, тихая музыка, предупредительные официанты и великолепная итальянская кухня располагали к томлению духа и блаженству плоти. Мысли приходили возвышенные, тонкие, изысканные, как запах духов "Диориссимо", - о ренессансе, о художнике Гонзаго, о постмодернизме, то есть о том, о чем Плотников имел весьма отдаленное представление.
Николай Григорьевич доел нежнейшую лазанью, приступил к лососю с равиолями, и в это время за столик сел опоздавший к обеду Пашин.
Министр внутренних дел был хмур и озабочен, поэтому оправдываться не стал. Заказал форель и стал молча наблюдать за тем, как ест Плотников. Не выдержал долгой паузы:
- Вы уверены, Николай Григорьевич, что "Барс" - оплот "Чистилища"?
Генеральный прокурор вытер жир с пальцев, сдернул салфетку.
- Что это с вами, Леонид Арнольдович? Мы же все обговорили. Анализ данных показал, что Ассоциация ветеранов спецслужб обладает обширнейшим досье на всех влиятельных лиц государства, в том числе и на нас с вами. Если это не база "ККК", то что? Конечно, в другое время мы бы понаблюдали за ветеранами, выявили бы связи, контакты, но ситуация складывается так, что нужно спешить. Вот захватим сотрудников "Барса", его архив, и выясним все, что надо.
- Мне бы вашу уверенность.



- Сведения абсолютно точны. - Плотников выпил кофе, промокнул губы. - Я получил их из... одного очень информированного источника. Непогрешимого. Он меня еще не подводил. Так что успокойтесь, все будет шито-крыто. А что конкретно вам не нравится?
Пашин получил свою форель в вине и стал быстро есть, не ощущая вкуса.
- Несколько сотрудников нового отряда, который мы создали для борьбы с "Чистилищем", отказались работать по "ККК". Кроме того, начальник МУРа генерал Синельников подал рапорт об отставке.
- Я же говорил - он ненадежен.
Пашин бросил взгляд исподлобья на лоснящееся брезгливо-уверенное лицо Генерального прокурора.
- Он прав. Нам не дают работать! Как только МУР начинает идти по следу "чистильщиков", операм перебегает дорогу безопасность, а то и спецы нашего уважаемого Федора Ивановича. А ведь договаривались работать по трем "К" в одной упряжке.
Плотников пожевал губами, побарабанил пальцами по столу.
- Спешат отличиться господа генералы... Что ж, мы тоже не лыком шиты, утрем им нос... Давайте-ка объединим наши спецкоманды, Леонид Арнольдович, ваш "Принцип" и мой... наш "Закон". Сделать "Барс" надо чисто, без потерь и большого шума, а законность этого шага я обосную.
Закончили обед представители закона в полном молчании.
Юрген оглядел молодые, сытые, уверенные лица солдат Кийка, построившихся на плацу базы, обошел строй и молча повернул к штабному домику.
- Разойдись! - скомандовал Кийк, догнал полковника, гадая, какой сюрприз тот преподнесет на этот раз.
День был по-осеннему хмур, но дождливые тучи постепенно рассеялись, очищая небосвод. Погода явно решила побаловать людей, соскучившихся по сухому теплу.
- Мы готовы, - на всякий случай доложил капитан, когда они зашли в охраняемый нарядом домик с аппаратурой спецсвязи и персональным компьютером.
Юрген расстегнул кожаную куртку, достал из кармана стопку белых квадратиков из плотного картона с тисненным в углу кинжальчиком и отпечатанной фразой: "Привет из "ККК"".
- Возьми. Оставишь в их штабе пару штук. И впредь после любой нашей акции будешь оставлять на месте событий.
- Это называется "оперативной дезориентацией". Сделаем, полковник. Что еще?
- Надо съездить в Рязань, помочь Маракуцу. На него снова наехал местный филиал трех "К". Боксер даст ориентировку. Заодно выяснишь, куда подался Соболев. По идее, он должен выплыть где-то в столице, но пока в поле нашего зрения не попал.
- В чем проблема, Томас? Сделаем с удовольствием. Сразу после операции "Барс". Время "Ч" не изменилось?
- Десять утра. Место тихое, прохожих будет мало, да и попривыкли уже все к боевым действиям в городах. Ассоциацию надо брать, когда никто из сотрудников этого не ожидает. Что докладывают твои "глаза и уши"?
- Всё тихо. "Барс" ни о чем не подозревает. Если произойдет что-нибудь подозрительное, наблюдатели засекут.
Юрген кивнул, умолчав о том, что за Ассоциацией ветеранов спецслужб наблюдают и его люди. Встал.
- Ни пуха, Паша. Министр лично держит это дело на контроле, так что не ударь лицом в грязь. Может, получишь майора.
Кийк проводил полковника за ворота базы, посмотрел, как четверка "биров" Юргена профессионально ведет свой объект, рассаживаясь по местам в кабине "бьюика", и вернулся в казарму.
Юрген в машине снял трубку телефона, услышал голос министра и сказал в ответ всего три слова:
- Команда-два готова.
Гусев выслушал своего начальника службы "гашения конфликтов", положил трубку, но тут же взял другую.
- Мои орлы готовы, Олег Каренович, обе команды. Полковник Юрген будет координировать работу обеих групп и ваших людей. Время определено.
Что ответил ему маршал "СС", осталось между ними, но после этого министр обороны долго до слез хохотал.
Улыбнулся и Лобанов, подержал трубку над столом, до щелчка отбоя системы охраны тайны, аккуратно положил в гнездо селектора. Его собеседник - оба сидели в офисе банка "Северо-Запад" - вопросительно глянул на маршала "СС".
- Кто это?
- Министр обороны.
- Неужели он... в вашей команде?!
- Делает вид, что гуляет сам по себе, но в принципе работает на нас. Очень любит анекдоты.
Гость Лобанова хмыкнул. Это был новый президент киллер-клуба, выбранный "мокрыми" кардиналами киллер-центров столицы после гибели Дементьева и сумевший выйти на уровень Сверхсистемы.
- Через час у вас встреча с полковником Юргеном, - сказал Олег Каренович. - Так вот, соглашайтесь со всем, что он скажет. А когда попадете внутрь здания - в живых не оставлять никого! Уничтожить всех! Ясно?
- Что ж тут неясного, сделаем. Мотивы - ваша забота, исполнение - наша. Но оплата - по стандартному варианту: половина суммы вперед.
Лобанов нажал клавишу вызова и сказал появившемуся Маюмуре:
- Заплати ему.
Маюмура исчез и вернулся с черным кожаным дипломатом.
Президент киллер-клуба открыл его, оглядел аккуратные ряды денежных пачек, улыбаясь, сказал:
- Мне нравится такой подход к делу.

- Может быть, все-таки ответим в полную силу? - предложил Шевченко.
Координатор "ККК" покачал головой:
- Мы сразу проиграем - политически! Произойдет мгновенный поворот общественного мнения, "Чистилище" превратится в организацию обыкновенных убийц, в эдакий киллер-клуб номер два. Нет, будем действовать, как наметили. Все вывезли?
- Все особо ценное, оружие тоже. Компьютеры жалко...
- Дело наживное. Сотрудников успеешь вывести из зоны до начала штурма?
- Мы сделаем иначе: под видом сотрудников "Барса" к девяти утра заявятся мои парни, всего двенадцать человек, и тут же - через подземный ход за пустырь. Останутся лишь двое вместе со мной, для имитации сопротивления.
- Кого оставляешь?
- Рыбина и Балуева.
Громов поглядывал на экран дипломат-компьютера, по которому бежали зеленые строчки, сменяясь рисунками и схемами - компьютер прогонял варианты предстоящей операции, - снова покачал головой.
- Ты уверен в своем новом подчиненном?
- Он "абсолют".
- Я не о профпригодности. Слишком долго он колебался, перед тем как прийти к нам.
Шевченко промолчал.

ШТУРМ "БАРСА"

В семь утра десантно-штурмовая группа "Грозы", в которую входил и Матвей, тайно оцепила двухэтажное здание Ассоциации ветеранов спецслужб.
Было еще темно, небо пряталось за пеленой облаков, дул холодный пронизывающий ветер, редкие прохожие торопились к остановкам автобусов, никому не было дела до "грузчиков", подъехавших к продовольственному магазину напротив здания "Барса", и до рабочих водонадзора, вскрывших люки канализации с другой стороны.
Группа Матвея в форме дорожных рабочих была вооружена пистолетами-пулеметами "бизон-4" калибра девять миллиметров, с магазинами емкостью в сто патронов, пистолетами "волк-2" с лазерными модулями, кинжалами и термобарическими гранатами. Кроме того, бойцы были экипированы непромокаемыми и несгораемыми бронежилетами и спецкомбинезонами, со множеством приспособлений в кармашках - от консервного ножа до отмычек и мгновенно твердеющего клея.
Матвей комбинезон надел, но от огнестрельного оружия отказался, взяв только пару светозвуковых гранат, горсть металлических шариков, два сая и сюрикэны. Командир "Грозы" начал было настаивать на полном комплекте, но Соболев ответил, что он перехватчик, приучен брать объект живым, - и Белоярцев замолчал. То, что майор вооружен, и, кроме обычных огневых средств, у него есть еще "глушак" и "болевик", выяснилось только в ходе операции, когда Матвей ничего уже не мог изменить.
К девяти часам к зданию Ассоциации потянулись первые сотрудники. В одном из них Матвей, наблюдавший за улицей в бинокль, узнал Василия и чуть было не выдал себя, тронув Белоярцева за плечо, но вовремя остановился. Майор понял его по-своему и успокаивающе показал жестом: "Вижу".
Последним на "десятке" подъехал президент "Барса" в сопровождении двух крепких ребят, и снова движение возле штаба Ассоциации почти замерло. До половины десятого лишь двое прохожих нарушили шагами тишину этого тихого уголка столицы. Но затем одна за другой пошли накладки случайных событий, и Матвей сразу насторожился. Ему и раньше не нравилась здешняя атмосфера, однако он приписывал свои ощущения общему напряжению перед работой и в режим переходить не спешил.
Сначала мимо здания проползла поливальная машина, остановилась неподалеку. Рослый водитель вылез из кабины и открыл капот. Еще через пару минут появился хлебный фургон и тоже застрял в двадцати шагах от ворот территории "Барса".
Матвей почувствовал мягкий толчок в голову - интуиция зажгла тревожный сигнал - и перешел в меоз. Через несколько секунд он понял, что окрестности просто кишат вооруженными людьми и что, если не остановить операцию, может произойти крупное столкновение спецслужб.
- Кто, кроме нас, подключен к операции? - быстро обратился он к Белоярцеву; их пятерка сидела в "рафике" "Скорой помощи", припаркованном в переулке, который начинался у торца здания.
- Не понял, - обернулся майор.
- Здесь полно оперов!
- С чего ты взял? Наблюдатели никого не обнаружили.
- Поливальная машина ваша?
- Нет. - Белоярцев взялся за бинокль.
- А хлебный фургон?
- Тоже нет. Какого рожна?! - Майор щелкнул кнопкой рации. - Второй, кто пропустил хлебовозку?
Ответа Матвей не услышал, но и так было ясно, что произошло странное совпадение оперативных планов разных спецконтор.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Белов Вольф - Странники вселенной
Белов Вольф
Странники вселенной


Панов Вадим - Продавцы невозможного
Панов Вадим
Продавцы невозможного


Корнев Павел - Аутодафе
Корнев Павел
Аутодафе


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека