Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Слушаю вас, координатор, - бесстрастно произнес Хранитель звучным голосом на метаязыке.
- Благодарю за предоставленную возможность побеседовать о важных вещах, Хранитель Матфей, - учтиво ответил Бабуу-Сэнгэ. - Правда ли, что вы покровительствуете непосвященному по имени Матвей Соболев?
- Правда.
- А как это согласуется с Уставом, традициями и
Законами Круга, которые запрещают вам вмешиваться в дела людей?
- Мы исполняем Волю...
- Чью?
- Волю Провидения, если хотите. Вы прекрасно знаете, координатор, что ваш Союз, как, впрочем, и другие Союзы Неизвестных по всей Земле, не справляется с коррекцией реальности. Состояние мира можно оценить в настоящий момент как пограничное. Небольшой толчок - и произойдет изменение реальности, которое поставит под сомнение существование человеческой цивилизации в том виде, в каком она сохранилась с момента адаптации после эксперимента Конкере. Необходимо предотвратить падение реальности в "яму" инфернального вырождения.
- Вы считаете, вашему протеже Соболеву это по силам? Он что, в самом деле аватара?
Ирония в голосе Бабуу-Сэнгэ не подействовала на Хранителя.
- Потенциально, - коротко ответил он. Бабуу-Сэнгэ с сомнением посмотрел на собеседника, сосредоточенного на своих внутренних проблемах.
- Путь аватары состоит из двадцати двух ступеней...
- Он преодолел десять и подошел к "триаде сердца".
Бабуу-Сэнгэ не сделал ни одного жеста, но взгляд его был красноречив. Под "триадой сердца" подразумевались три ступени совершенствования Посвященного: Приобретение Воли, Частичное Отрицание и Сохранение Индивидуальности. Если Соболеву удастся пройти "триаду", ему ничто не помешает перешагнуть остальные восемь ступеней: Созидание Личности, Ответвление Совести, Регламентация структуры реальности, Зеркальный шаг, Маятник Отношений, Преодоление Жесткости, Магическое Оперирование, Двойник Совершенства. Потом ему останется сделать один небольшой шажок - познать Карусель Бесконечности.
чтобы стать аватарой - Проводником Бога, и мир изменится...
Хранитель, не упускавший из внимания ни одного душевного сдвига собеседника, кивнул.
- Да, это так,
- А если вы ошиблись? - равнодушно проговорил Бабуу-С: шга. - Если Соболей - "черный аватара"? По моим сведениям, он контактировал с Монархом и тот разбудил его тхабс.
- Не исключено, - слабо усмехнулся Хранитель.
- Мало того, он имеет доступ к Великим Вещам Абсолюта.
- Нам это известно.
- И последнее, - медленно сказал координатор Союза Девяти. - Он инициировал зенсоф и... выжил! А это говорит о том, что Соболев - реализатор нового изменения, подготовленного Монархом. Вы понимаете ответственность момента? Готов ли Круг к роли, которую отводит ему Конкере?
- Не стоит переживать за весь Круг, координатор. Его деятельность нуждается всильной коррекции, кстати, в большой степени из-за отхода Союзов от своих прямых регулятивных функций. По большому счету все мы - и вы тоже - отступники. Но мой вам совет: не трогайте Соболева, это может плохо кончиться.
- Для кого?
- Для всех нас. Прощайте.
И Хранитель исчез.
Бабуу-Сэнгэ постоял в задумчивости, созерцая богатый алтарь храма, величественный лик Христа, и направился к выходу. Он вдруг понял, почему всполошились иерархи, жаждущие передела власти в "розе реальностей": аватара мог лишить их возможности занять трон Мастера Мастеров. Претендента на это звание следовало либо уничтожить, либо склонить на свою сторону, как попытался сделать пентарх Удди. Если это ему удалось, "розу" ждали не лучшие времена...

ПЕРЕСЕЧЕНИЕ ИНТЕРЕСОВ

Горшин знал две базы, принадлежащие Рыкову. Одна из них располагалась в Домодедове, на месте бывшей муниципальной свалки мусора, вторая в Шереметьеве, замаскированная под маленький частный аэродром, способный принимать самолеты не выше класса "Ан-2" и вертолеты.
Сразу после разборки с Ибрагимовым они с Балуевым поехали в Домодедово, однако Тарас, не выходя из машины, определил, что Рыков здесь давно не появлялся, и заглушил мотор. Василий, сжигаемый нетерпением, посмотрел на него вопрошающе, и Горшин ска-вал:
- Не гони лошадей, ганфайтер. Спешка нужна только для ловли мелких насекомых. Во-первых, Ульяну Герман захватил не для того, чтобы тут же ликвидировать, у него явно есть стратегический расчет. Во-вторых, нас только двое, что явно недостаточно для штурма рыковских укреплений, уж ты мне поверь. Необходима поддержка, разведка, подготовка и план действий. Подберем Ивана Терентьевича, определим место, где Рыков прячет Ульяну, я позову кое-кого из знакомых, и лишь тогда можно будет начинать операцию. И хорошо бы отыскать Соболева, его помощь была бы неоценима.
- Но если сейчас внезапно...
- Согласен. Если мы сейчас внезапно позавтракаем, это сразу скажется на повышении тонуса.
Василий посидел некоторое время в напряженной позе, потом словно погас, откинулся на спинку сиденья, закрыл глаза.
- Ты прав, извини.
Тарас включил мотор, и "Понтиак" покатился мимо глухого забора по дороге, выходящей на окраину Домодедова. Спустя сорок минут после бешеной гонки по автостраде и окраинам Москвы они подъехали к дому Горшина. Позавтракали, искупались и переоделись. Настроение Василия слегка поднялось. Он вообще не любил унывать долго, а когда предстояла сложная работа, привык готовиться к ней тщательно и думать только о предстоящем деле.
Оставив его хозяйничать, Тарас уехал и появился к обеду вместе с Парамоновым.
- Ульяна в Шереметьеве, - сказал он, проходя в свою спальню. - В два часа едем на место. Там нас будут ждать.
- Кто? - Василий пожал руку Ивану Терентьевичу.
- Ребята из моего личного мейдера. Для них я все еще комиссар "чистилища".
- Соболева не нашел?
- Вероятнее всего, он все еще находится в гостях, - сказал Парамонов.
- У кого? - не понял Вася.
- У Хранителей. Но вполне может быть, что он занят своими делами, не требующими нашего участия.
- А позвать его через астрал, или как там еще, вы не можете?
- Можем, но нас сразу запеленгует Рыков.
- Тогда пошел он к черту! - сердито сказал Василий. - Справимся и без него.
Парамонов укоризненно покачал головой и скрылся в ванной.
Через час они выехали в Шереметьево, соответственным образом переодевшись - в дымчато-серые комбинезоны с краповыми беретами. Иван Терентьевич стал подполковником спецназа внутренних войск, Гор-шин и Василий - лейтенантами.
База Рыкова, представлявшая с виду миниатюрный частный аэродромчик, пряталась за шеренгой лип и была окружена с двух сторон глинистыми холмами, поросшими чахлым кустарником. Забор ее окружал проволочный, территория казалась неухоженной, на ней стояли всего три строения: ангар, вышка и небольшое одноэтажное кирпичное здание вокзала, а весь летный
парк составляли два вертолета и старенький "Як-12", так что смотреть особенно было не на что, однако на самом деле база Рыкова охранялась не хуже, чем дача Ельшина, а по объему оборудования, масштабам подземных фортификационных сооружений (она имела точно такую же станцию с выходом на секретную ветку метро), по количеству оружия и взрывчатки превосходила ельшинскую резиденцию втрое. Главным же козырем Рыкова в данной местности было наличие супернового боевого вертолета "Ка-97", потомка знаменитого штурмовика "черная акула", и самолета вертикального взлета и посадки, запрятанных под полом щи ара и готовых взлететь в любую минуту.
Все это Насилий узнал от Горшина, пока они пересекали Москву с юга на север.
- Ну хорошо, - хлопнул себя по бедру ладонью Василий, когда машина остановилась в полукилометре от липовой аллеи, за которой просматривались ворота, будка пропускного пункта и летная вышка. - Ясно, что основные силы противника расположены под землей, территория базы просматривается телекамерами и простреливается пулеметами, охрана хорошо укрыта и соответственным образом экипирована. Каков план действий? Прямая атака? Нас превратят в решето раньше, чем мы подъедем к вокзалу. Кстати, спуск под землю может быть и не там.
- Спуска два, - сказал рассеянно Тарас. - Главный, грузовой - в ангаре, для начальства - из здания вокзала. Атаковать базу в лоб мы не станем, но действовать будем открыто и нагло. Рыкова сейчас здесь нет, поэтому Иван Терентьевич сыграет его роль. Ну а когда прорвемся, будем работать по обстоятельствам. Годится тебе мой гениальный план?
- Вполне, - усмехнулся Василий. - Люблю безумные мероприятия. Но не кажется ли вам, сэр, что Иван Терентьевич не очень похож на... - Вася замолчал. Рядом с ним сидел не Парамонов в форме подполкотика, а кардинал Союза Девяти и безучастно смотрел на него, неотличимый от настоящего Рыкова.
- Похож? - участливо спросил он голосом Германа Довлатовича.
- Оборотень! - сказал Вася кратко, с дрожью в желудке. Он все время забывал об экстраординарных возможностях Посвященных, каждый раз испытывая зависть и давая себе клятву добиться того же. Откашлялся. - Допустим, это сработает. А как мы найдем Ульяну?
- Найдем, - улыбнулся Рыков-Парамонов. - Она здесь, хотя Герман и позаботился о блокировке базы, поставив "печать отталкивания".
- Какую печать?
- Это нечто вроде магического заклинания, не позволяющего Посвященным нашего уровня устанавливать телепатическую связь на расстоянии.
- Как же вы тогда узнали, что Уля здесь?
- Рыков забыл, что она не одна. Ульяна заставила "светиться" ауру Стаса. Очень слабо, на пороге шумов, один бы я не уловил это свечение, но нас трое, и чувствительность нашего общего "телепатоприемника" существенно выше.
- Я не в счет, я же не Посвященный.
- В счет, в счет, Василий Никифорович, ваш пси-резерв уже дает о себе знать, скоро вылупится и цыпленок паранорма. Ну что, Тарас Витальевич, поехали?
Горшин поднес ко рту рацию.
- Ветер, я Граф, как слышите?
- Слышим и видим хорошо, - донесся голос командира мейдера "чистильщиков". - Готовы начать бузу в любой момент.
- Только по команде. Сейчас молчок, наблюдайте.
- Принял, Граф. Будьте осторожны, у них очень мощная сторожевая система, мы засекли четыре броне-колпака по углам поля.
- В случае нужды ослепите их.
- Принял, сделаем.
Горшин выключил рацию.
- Мои люди на местах, можно начинать.



- Никого не вижу, - сказал Вася, повертев головой. - Хорошо маскируются твои ребята. Сколько их у тебя?
- Семеро.
- Всего-то?
- Каждый из них стоит пятерых. Все, разговорам конец, начали.
Горшин отпустил сцепление, и "Понтиак" - сейчас он издали был уже не "Понтиак", а серый "Лендровер", на котором ездил Рыков - покатил к воротам базы. Остановился, дал гудок. Никто не появился в поле зрения, ни на поле, ни из будки КПП, но ворота дрогнули и раздвинулись влево-вправо, влекомые невидимым сервомеханизмом. Соединенный раппорт Горшина и Парамонова дошел до сторожей, контролирующих въезд на территорию базы.
"Понтиак" миновал ворота, проехал полсотни метров по бетонке и остановился у здания вокзала с металлической входной дверью, над которой прятался глазок телекамеры.
"Рыков"-Парамонов неторопливо вылез из машины, остановился перед дверью, за его спиной выросли Горшин и Василий. Ожидание длилось долгих пять секунд, пока новоприбывшее высокое начальство разглядывалось дежурным на мониторе телеслежения, потом дверь тихо и торжественно - толщина ее достигала сантиметров двадцати - отошла назад, и гости шагнули в квадратный холл здания, где их ждал недоумевающий командир смены - верзила в комбинезоне цвета хаки без знаков различия.
- Вы?! Что-нибудь случилось?
- Доставьте пленницу, - сухо сказал "Рыков". - Вместе с мальчишкой.
- Она же... - замялся начальник охраны. - Мы ее усыпили.
Вася сделал движение, но почувствовал толчок в
спину и остановился, с трудом сдержав желание свернуть охраннику шею.
- Приведите ее в чувство, - тем же тоном сказал "Рыков". - В крайнем случае принесите ее сюда Живее!
- Как скажете.
Командир смены скрылся за одной из дверей холла. Оставшиеся переглянулись, чувствуя на себе взгляды по крайней мере двух человек, и разбрелись по комнате, приглядываясь к деталям.
В холл выходили четыре двери, две из которых вели в коридоры - правый и левый, а две другие - в служебные кабинеты. "Рыков" остановился у одной из них, Горшин у другой. Вася занял позицию у выхода в левый коридор, глянул на спутников и успел заметить их засветившиеся от внутреннего усилия лица.
Ничего не произошло с виду, но Вася был уверен, что наблюдатели, сидящие за дверьми и готовые выскочить оттуда с оружием в руках по команде старшего, теперь спят.
Тарас пересек холл и вышел в правый коридорчик, который вел в небольшой зал ожидания с тремя рядами стульев и двумя окошками касс. В зале никого не оказалось, но за дверью в углу зала кто-то ворочался, недобрый и опасный, и Горшин задержался перед ней, напрягаясь и недоумевая, почему ему не удается увидеть, кто находится в помещении. Лишь с помощью Парамонова удалось разгадать эту загадку: помещение было личным кабинетом Рыкова, закрытым "печатью отталкивания".
- Хотелось бы посмотреть, что он там прячет, - вполголоса заметил Василий. - Даже я чувствую, как от двери несет холодом.
- Не стоит рисковать, - покачал головой Парамонов. - Вряд ли Герман держит здесь ценные вещи, скорее всего там стоит его персональный компьютер. Возвращаемся.
Они вернулись в холл и стали ждать возвращения
начальника смены, понимая, что уже ничего не могут изменить. Все теперь зависело от обстоятельств, венчающих цепь причин и следствий, которую они привели В действие своим появлением на базе.
Верзила в комбинезоне хаки появился через несколько минут один.
- К сожалению, она нетранспортабельна, вам придется спуститься к ней в камеру. Гости переглянулись.
- Что значит - нетранспортабельна? - недобро полюбопытствовал Василий.
- Она сопротивлялась, пришлось вколоть ей хорошую дозу наркотика, ребята перестарались...
- Она жива?!
- Естественно, но сердце работает плохо.
- Идите вперед! - жестко сказал "Рыков".
Начальник охраны безмолвно повернулся, подчиняясь приказу, а у Василия, поймавшего его пустой взгляд, вдруг молнией мелькнула догадка.
- Он же... зомби! - выдохнул Вася на ухо Горшину, взяв его под руку.
- Я уже понял, - беззвучно ответил Тарас. - Но менять план поздно, держись сзади, контролируй тыл.
Коридор привел их в небольшую комнату с двумя лифтами. Один за другим они вошли в кабину, которая унесла их под землю примерно метров на десять, на второй горизонт базы. Дверь лифта открылась, и гости оказались перед шеренгой мощных парней в комбинезонах цвета хаки с автоматами в руках, направленными на лифт. Парней было десять, но за их спинами в глубине широкого тоннеля с бетонными стенами и полом, освещенного белыми люминесцентами, неподвижно стояла группа вооруженных людей, и все они весельчаками не выглядели. Уверенные и безразличные ко всему, они ждали приказа. Не надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы увидеть в них зомби-солдат.
Вася искоса посмотрел на своих спутников и снова уловил момент, когда они вспыхнули, передавая
мысленный приказ пропустить их. Несколько мгновений казалось, что раппорт не подействовал на запрограммированных бойцов Рыкова, уж слишком неподвижными, вросшими в пол они были. Потом сопровождавший гостей гигант вышел из лифта, и шеренга расступилась, опускай автоматы. Чувствуя тяжелые взгляды парней, Василий незаметно потрогал запас метательных звезд в спецкарманах кителя и рукавов. С зомби-солдатами он в прямых схватках не сталкивался, но знал, на что они способны. Встретившая их молчаливая команда, напоминавшая роботов, создающая впечатление жестокости и бездушной мощи, осталась сзади, и это Васе очень не понравилось. Им предстояло возвращаться тем же путем, а что могло взбрести в головы "механически-биологическим" монстрам, представить было несложно.
Пройдя около тридцати шагов по серому бетонному тоннелю, уходящему вперед не меньше чем на двести метров, группа остановилась у белой блестящей стены, окантованной металлическими полосами, с двумя рядами черных пластин. Сопровождавший группу начальник охраны приложил руку к одной из пластин, правая створка двери с гулом отъехала вбок, открывая вид на новый тоннель - короткий, широкий, выложенный сверкающим кафелем, с рядами белых же дверей с прозрачными окошками на них и без единой ручки.
За входной дверью слева располагалась стойка с телеэкраном, за которой устроилась охрана в хаки - морщинистый коричневолицый лысоватый тип и молодой парень с ничего не выражающим взглядом. Когда гости вошли, он слез со стула и встал по стойке "смирно", в то время как лысый продолжал сидеть и смотреть на экран.
Верзила сопровождающий шагнул в сторону, как бы говоря, что он сделал все, что от него требовалось, но его услуги были уже не нужны. Иван Терентьевич сразу направился ко второй двери слева, заглянул в окошко и повернулся к охранникам линии.
- Открыть!
Коричневолицый страж прошелся рукой по клавиатуре монитора. Дверь с окошком плавно скользнула в сторону, открывая просторную комнату, залитую голубоватым светом, обитую со всех сторон мягкими кожаными подушками. На полу лежала Ульяна с открытыми глазами, а рядом, взяв ее за руку, сидел Стас и испуганно смотрел на вошедших, никого не узнавая.
Парамонов склонился над Ульяной, вглядываясь в ее глаза. Василий слепо шагнул вперед, проглатывая ком в горле, но Горшин остановил его:
- Не мешай!
- Она... что с ней?!
- Она ушла.
- Как ушла?! Куда?!
- Не психуй, все будет в норме. Она перевела сознание в другое состояние - трансперсональной концентрации. Вывести ее из этого состояния трудно, но возможно.
- Зачем она туда... ушла? Горшин помолчал.
- Либо Рыков допрашивал ее... а он сильнее, я имею в виду владение диапазоном Сил. Либо он применил "глушак". Плюс наркотики.
- Га-эл-лха-манн! - звучно проговорил Парамонов, вытягивая над грудью Ульяны засветившиеся руки.
Глаза Ульяны закрылись, щеки слегка порозовели Она вздохнула с облегчением, но сознание возвращаться к ней не спешило.
- Вместе! - сдавленно произнес Иван Терентьевич не оборачиваясь.
Горшин шагнул к нему, присел возле девушки на корточки. Он понимал, что, занимаясь восстановлением психики Ульяны, теряет контроль над обстановкой, но иначе они могли бы не успеть вывести ее из смертельно глубокого забытья.
Василий подошел к Стасу, широко раскрытыми глазами наблюдавшему за действиями мужчин, мягко потрепал его вихры.
- Иди сюда, парень. С тобой все в порядке?
Мальчишка перепел взгляд на него, и с губ его чуть не слетел крик: "Дядя Вася!" - Василий едва успел закрыть ему рот ладонью.
- Тихо! Мы пришли за вами Вопросы будешь задавать потом, а сейчас держись рядом и молчи.
Внезапно Василию показалось, что его накрыла холодная тяжелая тень. Он вздрогнул, машинально глянул вверх, хватаясь за пистолет под мышкой, и метнулся к выходу, без подсказки понимая, что ситуация изменилась.
- Задержи их! - догнал его голос Тараса, который понял, в чем дело, раньше Балуева.
Вася взглянул на лица зомби-охранников и их командира, и ему стало ясно, что они получили мысленный приказ Рыкова, преодолевший торможение, внушенное им Горшиным и Парамоновым. Он не колебался ни секунды. Прыгнул вперед, с перекатом, сбивая прицел начавших стрельбу охранников, и ответил сам, не потратив ни одной лишней пули из своего "волка": три пули - три дыры во лбах зомби-солдат.
Еще две пули Василий выпустил в щель начавшей открываться двери во внешний тоннель, в которую готовы были ворваться парни оставшейся у лифта команды, метнулся к пульту монитора и ударил по нему кулаком, не имея времени на выяснение функций каждой клавиши. Дверь перестала открываться. Очистился и открытый проем. Бойцы сторожевого контингента базы не спешили подставлять себя под пули, оценив мастерство стрелка. Но длилось это хрупкое равновесие недолго.
По тоннелю с той стороны прошло какое-то движение, перестановка сил, а затем вместе с холодным дуновением ветра прилетел чей-то тихий невыразительный голос:
- Не стреляйте, я безоружен.
Вася оглянулся на товарищей, поддерживающих Ульяну под руки, пережил вспышку радости (ожила, слава Богу!), но снова переключил внимание на дверь
- Пусть войдет, - кивнул ему Тарас.
В щель скользнул невысокого роста человек в темно-сером костюме, остановился у порога, оглядывал всех, кто находился в камере с мягкими стенами и полом, и от его взгляда Василия качнуло, будто он стоял на палубе парусника во время шторма.
- Поздранляю, Граф, - продолжал Рыков. - Мое почтение, Иван Терентьевич. Вы очень на меня похожи, смею вас уверить. Приветствую вас на моем секретном полигоне. Признаться, я не ждал вас так скоро. Как себя чувствует ваша приятельница? Надеюсь, она выдержала испытание.
Василий шевельнулся, преодолевая желание всадить кардиналу пулю лоб, наткнулся на его ответный сверкнувший взгляд и замер, не в силах сделать ни одного движения. Скрипнул зубами, вызывая яростную волну стихийного душевного протеста, тягуче медленно поднял руку с пистолетом и тем самым заставил кардинала Союза Девяти, удивленного и уязвленного сопротивлением человека, которого он и в грош не ставил, отвлечься на повторную пси-атаку. Это было его ошибкой.
Горшин и Парамонов не стали ждать продолжения переговоров, а мгновенно воспользовались случаем и нанесли мощный удар по психике Рыкова, загоняя его знание кардинала в положение, в которое он перед этим загнал сознание Ульяны. И Рыков, самоувереннее считавший себя более сильным, чем противник, впервые в жизни потерпел поражение, не сумев защититься от шумового пси-удара, деформирующего сознание увлекающего его в бездну пустого состояния.
- Уходим! - бросил Горшин, поддерживая Ульяну. - У нас всего несколько минут, он скоро восстановится.
- Так давай пристрелим его, - брезгливо предложил Василий.
- Неспоримо, - серьезно проговорил Иван Терентьевич, снова превращаясь в "Рыкова". - Пусть живет, его жизнь принадлежит Кругу.
- Он на нашем месте и ряд ли поступил бы так гуманно. Кстати, он вас обманул,
- То есть? - удивился И пап Терентьевич.
- Он вооружен. - Василий подошел к застывшему неподвижно Рыкову и достал из кармана необычной формы пистолет с алой насадкой. - Что это, по-вашему?
- "Болевик"! - негромко сказал Горшин. - Генератор боли "пламя". А я ломаю голову, чем он достал Ульяну, почему она не приходит в себя так долго!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Самойлова Елена - По дороге в легенду
Самойлова Елена
По дороге в легенду


Глуховский Дмитрий - Метро 2034
Глуховский Дмитрий
Метро 2034


Конан-Дойль Артур - Изгнанники
Конан-Дойль Артур
Изгнанники


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека