Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

его растет и обостряется с возрастом, и к старости - чем меньше
остается Времени, тем слышнее становится его ход.
Автор вспоминает, как поразила его в самолете, летевшем
через океан, в США, женщина, которая сидела и вязала свитер.
Спицы позвякивали в ее руках. Петля цеплялась за петлю...
Внутри межконтинентального времени струилось старинное,
неизменное время наших бабушек. На печи сонно попискивали
цыплята, светилась лампадка, пахло хлебом, все было как в
детстве, в деревне Кошкино. А под крылом "Боинга" проносились
Азорские острова... Автор также вспоминает войну, танковый
триплекс, перекрестье прицела - и время которое вдруг
кончилось. Оно явно остановилось вместе с сердцем - стрельба
замерла, оборвался звук мотора в раскаленной паузе дрожало
перекрестье прицела и надвигалось орудие немецкой самоходки...
Таким образом, время идет то медленнее, то быстрее, иногда
оно останавливается, замирает. Есть моменты, когда ход Времени
чувствуется воспаленно-остро, оно мчится с такой скоростью, что
только ахаешь, оглянуться не успел, и день куда-то провалился,
и снова стоишь перед зеркалом бреешься, а бывает, оно мучает
своей неторопливостью, вязкой медлительностью. Вдруг оно
начинает тянуться, минуты вытягиваются нескончаемой нитью. От
чего это зависит? Насыщенность? Но есть ли тут связь? Когда
время не замечаешь - когда много дел или же когда отдыхаешь?
Заполненный работой день тоже может промелькнуть, а может и
измотать душу медлительностью... Нет, тут случается по-всякому,
и как-то не совсем ясно, от чего зависит скорость времени, что
его подгоняет, а что его тормозит... У большинства людей так
или иначе складываются собственные отношения со Временем, но у
Александра Александровича Любищева они были совершенно особыми.
Его Время не было временем достижения. Он был свободен от
желания обогнать, стать первым, превзойти, получить... Он любил
и ценил Время не как средство, а как возможность творения.
Относился он к Времени благоговейно и при этом заботливо,
считая, что Времени не безразлично, на что его употреблять. Оно
выступало не физическим понятием, не циферблатным верчением, а
понятием, пожалуй, нравственным. Время потерянное
воспринималось как бы временем, отнятым у науки, pacтраченным,
похищенным у людей, на которых он работал. Он твердо верил, что
Время - самая большая ценность и нелепо тратить его для обид,
для соперничества для удовлетворения самолюбия. Обращение со
временем было для него вопросом этики. На что имеет человек
право потратить время своей жизни, а на что не имеет. Вот эти
нравственные запреты нравственную границу времяупотребления,
Любищев для себя выработал.
Люди деловые, организованные уверяют, что они - хозяева
Времени. Нарастающий культ Времени становится показателем
деловой хватки, умения жить. Часовые стрелки подгоняют, и
человек мчится, боясь отстать. Он должен находиться в курсе, на
уровне, соответствовать. Он служит Времени как языческому богу,
принося в жертву свою свободу. Не время расписано, а человек
расписан. Время командует. Гончие времени мчатся по пятам...
Божество Времени строго мерит достижения: сколько напечатал,
что успел защитить, получить, продвинуться, где побывать... В
этом смысле Любищев не зависел oт Времени и не боялся его.
Когда автор погрузился в стихию его Времени, он испытал
счастливое чувство освобождения. Это время было пронизано
светом и покоем. Каждый день всей протяженностью поглощал самое
важное, существенное - как зеленый лист впитывает солнце всей
поверхностью.
Вникая в систему Любищева, автор увидел Время словно через
лупу. Минута приблизилась; она текла не монотонным,
безразличным ко всему потоком - она отзывалась на внимание,
растягивалась, выявлялись сгустки, каверны, структура что-то
означала, как будто перед глазами автора проявилось течение
мысли, время стало осмысленным...
Насчет космического времени или мирового - автор судить не
берется; человеческое же время, как он убедился, можно
научиться ощущать и даже слышать его звенящий ток.
Время сворачивалось в кольцо, концы соединялись с началом,
прошлое обгоняло настоящее, как в Алисиной стране чудес. Перед
взором автора проплывали погибшие, потерянные Времена,
упущенные годы, когда-то полные молодых сил и надежд, - пустые,
высохшие останки Времени. Жаль, что документальная проза не
позволяет автору вставлять всякие фантастические картины. Автор
хотел бы показать огромность Времени внутри нас, богатые



месторождения, открытые Любищевым, - неразработанные, так
сказать, залежи Времени в недрах человеческого бытия.
Если сравнивать время с потоком, как это принято было у
древних греков, то Любищев в этом потоке - гидростанция,
гидроагрегат. Где-то в глубине крутится турбина, стараясь
захватить лопастями поток, идущий через нас. Вот в этом - и,
пожалуй, только в этом - свойственна была Любищеву машинность.
Каждого человека можно представить как потребителя
времени. Он перерабатывает время на разные мысли, чувства,
работу. И хотя перерабатывается небольшая часть, а все
остальное пропадает, все равно принято считать, что времени не
хватает, его мало.
У Любищева времени всегда было достаточно. Времени не
могло быть мало - любое Время для чего-то достаточно. Таким
свойством отличалось его Время. И не только Время - это
относилось ко всем жизненным благам: в молодости, когда Любищев
был хорошо обеспечен, и в старости, когда он получал скромную
пенсию, он одинаково не стремился иметь много, ему нужно было
лишь необходимое. Необходимого ему всегда было достаточно, а
достаточного, как известно, не бывает мало. Оно, необходимое,
хорошо тем, что не тяготит, не бывает лишним, не надоедает, как
не могут надоесть вода, хлеб, свет, стол...
Кроме делового, настоящего, Любищев чтил, да и любил -
прошлое. Он остро ощущал связь времен, незримую цепь, о которой
так прекрасно написал Чехов в рассказе "Студент". В каждой
научной проблеме Любищева живо занимали, даже волновали,
родословная идей, их эволюция, он передумывал, наново оценивал
"пережитое". Порой история даже связывала его своими путами.
Почему прошлое играло такую большую роль для Любищева? Автор не
знает. Поэтому он и ссылается на гениальный рассказ Чехова. Там
тоже ничего не объяснено - и все понятно.
Урывая время от основной работы, Любищев писал подробные
воспоминания об учителях, о гимназии, о родителях, об А.
Гурвиче, К. Давыдове, М. Исаеве... В ном жила признательность к
прошлому, которое теперь так легко забывают ради будущего.
Автор не стыдится ни наслаждения, ни зависти, какие он
испытывает от любищевского Времени. Оно удивительно своей
кристаллической стройностью и прозрачностью. Десятилетия
просматриваются насквозь, в них нет туманностей или запретных
зон. Прожить нашу эпоху такой открытой жизнью - это редкость.
Автор убежден, что проблема разумного, человеческого обращения
со Временем становится все настоятельней. Это не просто техника
экономии, проблема эта помогает понять человеку смысл его
деятельности. Время - это народное богатство, такое же, как
недра, лес, озера. Им можно пользоваться разумно, и можно его
губить. Так легко его проболтать, проспать, истратить на
бесплодные ожидания, на погоню за модой, на выпивки, да мало
ли. Рано или поздно в наших школах начнут учить детей
"времяпользованию". Автор убежден, что с детства надо
воспитывать любовь к природе и любовь ко времени. И учить, как
беречь время, как его находить, как его добывать.
Самое же главное - научить отчитываться за время. Любищев,
конечно, идеальный пример...
Нет, автор вовсе не очарован своим героем. Автору известны
многие его слабости и предрассудки, раздражает его
пренебрежение к гуманитариям, этакая спесь к эстетике, мнения
его о Пушкине прямо-таки невыносимы, так же как и его претензии
к Достоевскому. Словом, хватает всякого. Но любого, самого
великого человека, не следует рассматривать вблизи, во всех
подробностях его вкусов и привычек. Тот, кто однажды столкнулся
с Любищевым, будет снова возвращаться к нему. Автор заметил это
не только по себе, но и по многим людям, число которых даже
растет. Печально, конечно, что уже не тот возраст и нельзя
воспользоваться опытом Любищева. Не стоит даже считать, сколько
(без всяких уважительных причин) потеряно лет и прочего. С
другой стороны, надо быть последовательным: если никакое время
не бывает мало, то, значит никогда не может быть поздно
вступить в новые взаимоотношения со Временем. Сколько бы
человеку ни оставалось жить, и на каком перегоне ни застала бы
его эта мысль!.. И даже, чем меньше остается времени, тем умнее
его надо расходовать.
Однако теперь, когда так просто сделать нужные выводы,
автору почему-то не хочется все сводить к пользе. Как-то
неинтересно. Автор вроде бы некстати задумался: можно ли его
героя считать действительно героем, а жизнь его - героической,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве
Шилова Юлия
Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве


Никитин Юрий - Проходящий сквозь стены
Никитин Юрий
Проходящий сквозь стены


Березин Федор - Создатель черного корабля
Березин Федор
Создатель черного корабля


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека