Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

обостренным чутьем животного, знающего только звериные правила борьбы за
существование.
И тут я должен вернуться к вопросу, которого я мельком коснулся в
первой главе - к вопросу о чрезвычайно широкой и хитроумной системе создания
всякого рода неравенств, каковая система, по искреннему убеждению Соколовых
обоего пола, и есть способ "отменного" управления государством.
Отдыхает начальство, отдыхают "слуги народа", "народные избранники",
плоть от плоти и кровь от крови, отдыхают на своих госдачах, отгородившись
от народа заборами и охраной, под сенью табличек:
- "Посторонним вход воспрещен"!
Но, как бывают разные запретительные знаки: от скромной таблички до
милицейского кирпича и вооруженной охраны, - так бывают разными и сами
госдачи. О, тут существуют тончайшие оттенки: на одних полагаются картины,
чешский хрусталь, столовое серебро, обслуживающий персонал - или, как его
называют, "обслуга" - человек двадцать, не меньше, собственный кинозал; на
других дачах перебьются и без картин, обойдутся простым стеклом и
нержавеющей сталью, "обслуга" - человека два, и кино приходится смотреть в
общем - разумеется, тоже закрытом для простых смертных, кинозале.
Хитроумнейшая система!
Даже сотрудники одного и того же учреждения получают пропуска разной
формы и цвета. По одним, скажем, розовым и продолговатым - вы можете в
обеденный перерыв посетить спецбуфет, где - икра, и вобла, и американские
сигареты, и весь обед стоит гроши, а по другим, допустим, зеленым и
квадратным - извольте спуститься в обыкновенную столовую, где о вобле и
слыхом не слыхали, где лучший сорт сигарет - дубовые "Столичные" и обед
стоит столько же, сколько в любой другой городской столовой.
...Возможно, вы не знаете историю, давно уже ставшую анекдотом.
Знакомая одних наших знакомых совершенно случайно попала в загородную
правительственную больницу "Кунцево".
И вот какой разговор она услышала за завтраком. Поедая бутерброд с
лососиной, жеманная жена одного "народного избранника" жаловалась другой:
- Ну, я-то понимаю - почему я сюда попала! Я заехала к одной своей
школьной подруге - не из наших... Она стала угощать чаем, неудобно было
отказаться - выпила чаю, покушала городской колбасы - и пожалуйста, вспышка
гастрита?..
Вот ведь оно как - уже не принимают, не переваривают их желудки
"городскую" колбасу?
Но добро бы дело сводилось только к сигаретам и колбасе.
Иметь розовый пропуск, - это значит жить в особом мире, где свои деньги
и порядки, свои книжки и газеты, вроде "Белого ТАССа", где смотрят особые
заграничные фильмы с политической и сексуальной "малинкой", где почти
бесплатно отдыхают в спецсанаториях и где, наконец, на государственный счет
- то-бишь на счет обладателей зеленых пропусков и прочих - ездят в
заграничные командировки.
Вот и попробуйте теперь сравнить - куда там? - страстную мечту Акакия
Акакиевича о новой шинели с мечтою современного Башмачкина, обладателя
зеленого пропуска, о пропуске розовом?
Господи, да прикажи ему вышестоящий товарищ, от которого может что-то
зависеть, спинку почесать - почешет, в дерьмо нырнуть - нырнет, прикажи дать
по рылу "кому совсем не виноватому" - даст, за милую душу даст? Лишь бы
держать на потной ладони этот розовый, продолговатый, выигрышный лотерейный
билет, этот волшебный пропуск в иной, волшебный мир - и чтобы на этом
пропуске, таким красивым, с завитушками, почерком было написано твое
собственное имя!..
А уж когда Акакий Акакиевич пропуск этот получит - попробуйтека его
отнять! Тут уж он не только по рылу даст - тут он на что угодно пойдет: на
любую подлость и преступление, на любой донос и предательство.
И все-таки, случается - отнимают!
Все на свете преходяще: и молодость, и здоровье, и розовые пропуска!
И приходится на старости лет, как пришлось это "деятелям антипартийной
группы и примкнувшему к ним Шепилову", обзаводиться не государственными, а
своими, купленными на обычные деньги, "городскими" вилками, ложками и
тарелками!..
Страшно!
И ноют, мучительно ноют сердца Соколовых, тяжело ворочается вермишель
чиновных мозгов - а нет ли такой системы неравенства, которая была бы не
преходящей, а вечной, не зависела бы от звания и чинов, от того, кто сегодня
на самом верху, от времени и обстоятельств и с лихвою искупала бы
собственную дурость?!
Оказалось, что такое неравенство - есть!
Простейший канцеляризм, невинный "пятый пункт", ответ на вопрос анкеты
о национальности - а вот, поди ж ты, каким могучим смыслом и содержанием
наполнила его чиновная догадливость!
Ведь вот же он, не дававшийся в руки средневековым алхимикам



философский камень мудрости - неравенство прекрасное и вечное, неравенство
неизменное навсегда.
Разумеется, известно оно было давно, и не Соколовы его придумали, но
как-то так, до поры, за разговорами о нашем интернационализме как о великой
силе международной братской солидарности, они об этом неравенстве не то
чтобы позабыли, а вроде упустили из виду, а уж когда спохватились...
А ведь я-то в своей пьесе "Матросская тишина" пытался, по наивности и
глупости, доказать, что в Советской России для представителей еврейской
национальности путь ассимиляции - не только разумный, но и самый
естественный, нормальный, самый закономерный путь.
Я не случайно, а вполне обдуманно и намеренно выдал замуж за Давида не
Хану, а Таню, а Хану отправил на Дальний Восток, где на ней женился некий
капитан Скоробогатенко - об этом в четвертом действии расскажет старуха
Гуревич.
Кстати, по настоянию Ефремова, в программке, отпечатанной на пишущей
машинке для зрителей генеральной репетиции, пьеса называлась не "Матросская
тишина", а "Моя большая земля" - по последним словам Давида в третьем
действии, словам, которые для начальственных дамочек должны были прозвучать
как прямое кощунство и оскорбление.
Его земля, изволите ли видеть!
Сам того не понимая, я посягнул на святыню, покусился на основу основ -
вот чего не сказала мне Соколова.
Повторяю, в тот год она еще, возможно, и не могла бы мне этого сказать,
это еще только носилось в воздухе, формулировки еще не были найдены, хотя
необходимость их найти была очевидна.
Странно, казалось бы - уже избивались космополиты, уже был уничтожен
Еврейский театр, расстреляны ведущие еврейские писатели и поэты, уже
готовилось, после завершения "дела врачей", распределение всех евреев
Советского Союза на четыре группы: немногочисленные первые две - "евреи
нужные" и "евреи полезные", и многочисленные - "евреи, подлежащие выселению
в отдаленные районы страны" и "евреи, подлежащие аресту и уничтожению".
Все это уже было, но внезапная смерть Сталина, а потом доклад Хрущева
на двадцатом съезде КПСС - снова на время спутали карты. Впрочем, кого-кого,
а чиновников сбить с толка не так-то просто. Скоро, очень скоро все
возвратится на круги своя, а Шестидневная война подведет окончательные итоги
- фокус не удался, факир был пьян, как дрова, чиновники могут торжествовать:
"пятый пункт" и никаких гвоздей!
Перефразируя известные слова Орвелла из "Скотского хутора", можно
сказать - все граждане Советского Союза неравны, а евреи неравнее других!
И не может быть естественной и нормальной ассимиляция в той среде,
которая больше всего на свете, всеми своими помыслами, узаконениями и
инструкциями - этой ассимиляции не хочет и не допустит.
Орден - пожалуйста, звание - милости просим, не возражаем (и орденам, и
званиям уже давно три копейки цена, а на худой конец их можно и отобрать),
но восхитительного "пятого пункта", каиновой печати во веки веков, знака
качества второго сорта - этого мы вам не подарим, этого не уступим! А тот
факт, что множество людей, воспитанных в двадцатые, тридцатые, сороковые
годы, с малых лет, с самого рождения, привыкли считать себя русскими и
действительно всеми своими корнями, всеми помыслами связаны с русской
культурой - тем хуже для них!
Это, как с возрастом - сам себя считаешь еще хоть куда, князь да и
только, а уже вежливый пионерчик, уступая тебе место в метро, говорит:
- Садитесь, дедушка.
Сидите, дедушки! Сидите, бабушки! Сидите и не рыпайтесь! Ассимиляции им
захотелось!
Современная анкета уже интересуется, бабушки и дедушки, вашей
национальностью. Ей отца и матери мало. Ей наплевать, что фамилия
заполнявшего анкету Иванов.
Вот он пишет в биографии - русский,
Истый-чистый, хоть становь на показ.
А родился, между прочим, в Бобруйске
И у бабушки фамилие - Кац!
Значит, должен ты учесть эту бабку
(Иванову, натурально, молчок!),
Но положь его в отдельную папку
И поставь на ней особый значок!..
Я уже говорил и охотно повторю, что я просто пытаюсь разобраться в
собственной жизни и понять - почему запрещение (пардон, не рекомендация!)
пьесы "Матросская тишина" так много для меня значило и сыграло такую важную
роль в моей судьбе.
Наверное, - так я думаю теперь - потому что это была последняя иллюзия
(а с последними иллюзиями расставаться особенно трудно), последняя надежда,
последняя попытка поверить в то, что все еще как-то образуется.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Суворов Виктор - Очищение
Суворов Виктор
Очищение


Ильин Андрей - Третья террористическая
Ильин Андрей
Третья террористическая


Шилова Юлия - Хочу богатого, или Кто не спрятался я не виновата!
Шилова Юлия
Хочу богатого, или Кто не спрятался я не виновата!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека