Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Каждый булыжник весил не меньше килограмма и представлял собой неплохое оружие. Да и алюминиевый ковш мог стать оружием, если бы удалось разогнуть его ручку.
Потом пришли сомнения. Профессионалы, каковыми, несомненно, были телохраны полковника, допустить такой оплошности не могли, оставляя пленника в комфортных условиях и давая ему возможность вооружиться. Они явно не собирались появляться в сауне, имея приказ не выпускать пленника на свободу.
- Тогда почему меня не убили сразу? - спросил Никифор сам себя и сам же ответил:
- Потому что Гвоздецкий не имеет приказа меня ликвидировать. Наверху еще не решили, что со мной делать. А если решат? Тогда мне хана. Им даже необязательно тратить на меня патроны, достаточно включить тэн.
Никифор резко дернул шеей и чуть не потерял сознание. Прилег на сухие доски лежака. Идея пришла сама собой: перебить кабель, подходящий к тэну, пока еще есть время. Когда начальство примет решение избавиться от ненадежного исполнителя и включит нагрев, будет поздно.
Капитан заставил себя слезть с лежака, подошел к дырчатому металлическому ящику электронагревателя, упрятанному в нише за кирпичной стенкой полуметровой высоты. И в этот момент за стеной раздалось приглушенное гудение, печь стала потрескивать и от нее пахнуло теплом. Снаружи включили нагрев!
Выругавшись сквозь зубы, Никифор начал сбрасывать с решетки тэна камни, попытался нащупать кабель в металлическом шланге, обжегся и ухватился за ящик электронагревателя. Надсаживаясь, щиты от боли, почти терял сознание от наплывающей волнами слабости, рванул ящик вверх. Раз, другой, третий.
Что-то щелкнуло, заскрежетало, затрещало, руки свело судорогой, и Никифор провалился в беспамятство, как в воду.
Очнулся от колокольного звона, в кромешной тьме, вяло удивился: откуда в сауне колокол? Потом сообразил, что слышит пульсацию крови в голове. Вспомнил о своей попытке вырвать "с корнем" тэн, зашевелился, тыкаясь лицом во что-то теплое и твердое. Осторожно пощупал рукой: ящик тэна. Он все-таки оборвал кабель! Смерть от жары и удушья ему не грозила.
- Мы еще поборемся! - прошептал Никифор с угрозой, начиная готовиться к появлению "банщика". Наверняка там скоро спохватятся и захотят проверить, почему не работает нагреватель.
Ждать пришлось минут десять - по внутренним часам капитана. Затем рывком распахнулась дверь в сауну, и от туда внутрь небольшого помещения брызнула очередь из автомата. Пути веером прошили доски двухъярусного лежака, с визгом срикошетировали от камней. Никифор издал стон. Стрельба прекратилась.
В проем двери просунулось дуло автомата, ощупывая зрачком сауну, появилась рука, затем чья-то голова.
Никифор, прятавшийся за кирпичной стенкой в нише, где стоял тэн, метнул камень.
Раздался вскрик, короткая очередь - "банщик" судорожно вдавил пальцем спусковую скобу автомата, стук упавшего тела и тишина. Однако Никифор чувствовал, что в предбаннике находится еще один человек, напарник "банщика", и вылезать из-за укрытия не торопился, превратившись в слух. Через несколько секунд он услышал какой-то шорох, сдавленный хрип, потом раздался негромкий голос:
- Капитан, выходи, если живой.
Хмель не ответил.
Раздался смешок, чей-то шепот, затем прозвучал еще один голос - женский:
- Никифор Петрович, выходите. Мы знаем, что вы там. Одного палача вам удалось нейтрализовать, второго обезвредили мы. Только побыстрее, пожалуйста, у нас мало времени.
Никифор помедлил немного, преодолевая острое не желание что-либо делать вообще, выбрался из сауны в предбанник. Быстро глянул на два лежащих в разных позах тела в пятнистых комбинезонах и стал рассматривать своих спасителей.
Мужчина был высок, черноволос, ощутимо опасен, понимающе усмехнулся в ответ на взгляд капитана. Одет он был в обычный "цивильный" светло-серый костюм с галстуком.
Женщина тоже была в костюме, но песочного цвета, а ее необычная красота притягивала взор: тонкое смуглое лицо, карие глаза с миндалевидным разрезом, красивого рисунка губы, а в глазах светится ум, легкая ирония и воля.
- Кто вы? - буркнул Никифор, с трудом справляясь с очередным приступом головокружения.
- Все объяснения потом, - жестко сказала женщина. - Пока вам достаточно знать, что мы ваши друзья. Меня зовут Мария.
- А меня Ираклий, - наметил улыбку мужчина.
- Я иду первой, вы за мной, Ираклий сзади.
Не дожидаясь ответа, женщина повернулась и вышла из предбанника наружу. Никифор последовал за ней, удивляясь самому себе, что верит женщине и подчиняется ей.
За стенами бани начинался вечер. Солнце зашло за зубчатую стену потемневшего леса, жара спала, хотя духота все еще давала о себе знать. Возле штабного домика со светящимися окошками стояла серая "Волга" Гвоздецкого, водитель которой прохаживался у входа в штаб. Он курил, изредка посматривал по сторонам, но почему-то идущую гуськом троицу не замечал.
Из-за столовой показался солдат в пятнистом комбинезоне, удивленно глядящий на проходивших мимо Никифора и его освободителей. Капитан невольно замедлил шаг и получил толчок в спину.
- Не останавливайся! - прошипел Ираклий.
Солдат равнодушно проследовал к штабу, словно ни кого не видел и не слышал, скрылся за дверью.
Никифор понял, что женщина по имени Мария обладает даром отводить глаза, что объясняло и появление этой пары на территории секретного, хорошо охраняемого объекта.
Никифор снова замедлил шаг, остановился. Ираклий толкнул его в плечо, но капитан не сдвинулся с места. Мария оглянулась.
- В чем дело?
- Мне надо зайти в штаб.
- Зачем?
- Поговорить с полковником.
- Это лишнее. Надо уходить.
Никифор упрямо сдвинул брови.
- Можете уходить, я останусь. Спасибо за помощь.
Ираклий и Мария обменялись быстрыми взглядами.
- Никифор Петрович, мы напрасно потеряем время. Полковник Гвоздецкий просто выполнял приказ.
- Есть приказы, которые требуют объяснений.
- Я его уговорю? - сказал Ираклий вопросительным тоном.
- Не надо, - поморщилась Мария, - пусть идет. Даю вам пять минут, Никифор Петрович. Если не уложитесь, подставите и себя, и нас.
Никифор безмолвно направился к штабу.
Водитель "Волги" по-прежнему делал вид, что ничего не замечает.
Никифор прошел мимо него словно человек-невидимка, миновал дежурного за столом у входа, свернул в коридор первого этажа, вошел в кабинет Гвоздецкого и одним ударом успокоил повернувшего голову на звук открывшейся двери парня в камуфляже - начальника охраны базы.
Полковник удивленно проследил за падением своего главного телохранителя - он сидел за компьютером, - уставился на открытую дверь, и в это время сфера невидимости, защищавшая Хмеля, исчезла, и капитан появился перед глазами командира ЧК.
Несколько мгновений они смотрели друг на друга: бледный до зеленого оттенка, с черными кругами под глазами, исцарапанный Никифор и сухопарый, с лошадиным костистым лицом, с проседью в волосах, Гвоздецкий. Затем полковник сунул руку в ящик стола, а Никифор метнул камень, прихваченный с собой из сауны.
Килограммовый булыжник попал Гвоздецкому в подбородок, сломал челюсть, раздробил зубы. Полковник глухо охнул, отлетая к окну кабинета, свалился вместе со стулом. Никифор подошел к нему; глядя, как человек, спокойно отдавший распоряжение убить его, ворочается на полу, пачкая кровью ворот комбинезона, сказал без выражения:
- Со мной нельзя так, полковник! Я не расходный материал, который можно просто списать со счета. Выживешь - живи!
Никифор достал из ящика стола пистолет с квадратным дулом - психотронный генератор "нокаут", порылся в других ящиках, выудил еще один пистолет - бесшумного боя, новейший "котик" и вышел из кабинета.
Дежурный на входе встрепенулся, подозрительно прислушиваясь к шорохам, долетавшим из коридора, но успокоился и отвернулся к экранчику монитора. Никифор миновал пост, снова не видимый никем, кроме его новых знакомых, вышел на улицу.
Мария пристально посмотрела на него, прочитала, что творится в душе Хмеля, и молча направилась к выходу с территории базы. Никифор, поймав сочувствующий взгляд Ираклия, хмуро зашагал за ней. Ираклий двинулся следом.
Никто их не остановил, никто не поднял тревоги, хотя вся база просматривалась телекамерами. Часовые у ворот курили и трепались о девочках, не заметив проходивших мимо гостей и бывшего пленника.
Мария пересекла небольшую площадь напротив ворот базы, прошла еще около сотни метров по узкой улочке и остановилась у темно-зеленого джипа "Бьюик-Империал". Ираклий занял место водителя, открыл дверцу сзади.
- Садитесь, - кивнула женщина.
- Вы не сказали, кто вы, - напомнил Никифор, чувствуя, что еще немного, и он упадет.
- Садитесь, - властно приказала Мария. - Еще успеем поговорить.
Никифор с трудом влез в кабину джипа, и все поплыло у него перед глазами.
Мария села рядом, положила ему левую руку на затылок, правую на лоб, подержала так несколько секунд, потом переместила ладонь на грудь. Никифор почувствовал облегчение, сердце заработало бодрей, голова слегка прояснилась.
Джип выехал из Раменского, направляясь в сторону МКАД.
- На кого вы работаете? - проговорил Никифор. - Не на капитана Тарасова случайно? Он мой должник.
- С капитаном Тарасовым вы вскоре встретитесь, - пообещала спасительница, отнимая ладони. - Сейчас мы как раз едем к нему. Вы с ним ухитряетесь попадать в неприятные ситуации с непредсказуемым финалом. Затем поедем в Вологду, где познакомим вас с Дмитрием Булавиным.
- Мне надо предупредить... одного человека, - вспомнил Никифор о Шарифе.
- У вас будет время позвонить ей, - улыбнулась Мария.
Никифор озабоченно посмотрел на нее.
- Откуда вы знаете, кому я собираюсь звонить?
- Знаю. А работаем мы на Вечевую службу Рода. Слышали о такой организации?
- Нет, - мотнул головой Никифор.
- А слово "катарсис" вам ни о чем не говорит?
- Что-то греческое...
Мария снова улыбнулась.
- Это слово означает - очищение, и оно же, точно отражает смысл работы нашей организации. Мы хотим предложить вам войти в структуру Катарсиса, послужить Отечеству на иных уровнях.
- Это на каких еще?



- На уровнях духовных. Время от времени нам требуются такие люди, как вы, люди боя, но не потерявшие чести и совести. Кстати, если бы вы сейчас убили полковника, этот разговор не состоялся бы. Месть не входит в число добродетелей людей, с которыми мы работаем.
Никифор хмыкнул.
- Так я, пожалуй, загоржусь. А что мне предстоит делать? Спасать мир? Россию? Отдельную контору?
- Как говорил один поэтxvi мир, вероятно, спасти не удастся, но отдельного человека всегда можно.
- Значит, мне предстоит спасать какого-то конкретного человека? Я вас правильно понял? Кто же этот важный босс?
- "Серебряный мальчик - оглянулся Ираклий, проезжая мимо поста ГИБДД с большой скоростью; инспектор при этом, глядевший на дорогу, джип почему-то не остановил.
- Мальчик? - пробормотал Никифор, сбитый с толку.
- Вы хорошо себя чувствуете? - спросила Мария.
- Сносно.
- Тогда обо всем по порядку.
И она повела рассказ о Сопротивлении, о Катарсисе, о волхвах и о многом другом. Через час Никифор знал все, ради чего пара магического оператора - Ираклий и Мария - вытащили его из тюрьмы, спасая от неминуемой смерти.
МОСКВА
Тарасов
В Москву Глеб возвращался с тяжелым сердцем. Хотя дед и обещал присмотреть за Софьей и детьми, оставлять их в деревне у малознакомых людей было страшновато. Те, кто планировал ликвидацию капитана - группа "Зубр", да и коллеги капитана Хмеля, - могли вернуться и захватить женщину с двумя детьми, представляющими идеальный инструмент для шантажа.
Теперь Тарасову предстояло выяснить причину, по ко торой его хотели убрать две разные спецкоманды и нейтрализовать эту причину. А поскольку он понимал, что такие решения принимаются где-то в достаточно высоких кабинетах, то для поиска человека, принимающего такие решения, надо было пройти всю вертикаль исполнения - от киллеров до заказчика. Мешало этому только собственное положение изгоя, точнее самовольщика полубеглеца, которому еще предстояло доказать свою невиновность или хотя бы объяснить причину "самоволки".
Машину, взятую в аренду, надо было возвращать, однако Глеб оставил ее у деда в Карпунине, а в Москву по ехал на серебристом мерседесовском минивэне с темными стеклами, принадлежавшем группе "Зубр", который обнаружили оперативники Хмеля в километре от пасеки. Сначала они хотели сжечь машину, имитируя перестрелку между своими, однако Глеб уговорил Никифора этого не делать и теперь имел роскошное средство передвижения, оборудованное системой спутниковой связи. В багажнике "Мерседеса" обнаружился запас оружия и боеприпасов. Блямба пропуска с красной полосой и буквами ФАС надежно охраняла машину от сотрудников ГИБДД, поэтому доехал до столицы Тарасов без остановок и приключений. Уже за МКАД остановился, настроил хайдер и вызвал Ухо.
Ответ пришел через две минуты.
- Капитан, Александр Свиридов уволен. - Диалог- блок хайдера имитировал речь Тихончука. - Немедленно явитесь по месту службы для выяснения причин вашего отсутствия! Если через два часа вы не появитесь, на вас будет организована охота, как на особо опасного преступника! Как поняли?
- Буду через два часа, - заверил Глеб Хохла и выключил компьютер, гадая, что означают слова майора "Александр Свиридов уволен".
В девять часов вечера он оставил микроавтобус "Зубра" в сотне метров от КПП базы, показал удостоверение охране и прошел на территорию части.
Хохол ждал его у двухэтажного строения штаба с Черкесом, Романом и двумя мощного сложения парнями, на лицах которых застыло выражение "отсутствия всякого присутствия". Глеб этих здоровил раньше не встречал. Подойдя ближе, кинул руку к виску:
- Товарищ майор, разрешите доложить. Капитан Тарасов из самовольного увольнения прибыл! За время отсутствия освобождена моя дочь и уничтожена команда киллеров "Зубра", имевшая задание ликвидировать меня.
Брови Хохла дрогнули, поползли вверх, в глазах появилась озадаченность. Однако отступать от заранее разработанного сценария встречи блудного капитана он не стал. Сыграл желваками, сказал сухо:
- Капитан, вы совершили подсудное деяние и должны быть наказаны. Сдайте оружие!
Глеб оглядел ждущие лица здоровяков, приготовившихся в случае его сопротивления применить силу, перехватил виновато-сочувственный взгляд Романа, помедлил:
- Где Ухо, Ром?
Роман отвел глаза.
- Он переведен в другую часть.
- Сдайте оружие и документы, капитан! - лязгнул металлом голоса Тихончук.
Глеб еще раз оглядел компанию, размышляя, зачем майору понадобилось организовывать показательную встречу (в целях воспитания молодого пополнения, что ли?), подумал, что вряд ли этим ребятам удалось бы его остановить, и протянул Тихончуку удостоверение.- Хайдер в машине, товарищ майор. Там же оружие. Может быть, поговорим, выясним все смягчающие мою вину обстоятельства?
- Отведите его в КПЗ, - отвернулся Хохол с подчеркнутой холодностью.
Парни с отсутствующим выражением лиц шагнули к Тарасову, взяли его под руки.
- Я сам пойду, - тихо сказал Глеб. - Уберите грабли.
Его дернули вперед, а здоровяк слева еще и до боли сжал трехглавую мышцу плеча, так что капитан закусил губу.
- Отпустите, парни, я же сказал - пойду сам.
Еще один рынок, удар кулаком по ребрам.
Дальнейшее произошло в течение двух секунд.
Глеб ушел в пустоту, вывернулся из рук конвоиров, одного ткнул костяшкой указательного пальца под кадык, второму одним движением сломал кисть руки и тут же добил ребром ладони в переносицу. Оба здоровяка легли на асфальтовую дорожку и затихли.
Тихончук схватился за пистолет.
Тарасов повернул к нему голову, проговорил глухо:
- Майор, не доводи меня до бешенства. Если бы я захотел, я бы вас всех тут положил. Я готов отвечать перед законом, но только за самоволку, а не за убийство. К тому же я тебя просил отпустить меня на несколько дней, чтобы спасти дочку. Ты не отпустил, я ушел. Это все мое преступление, за которое я готов понести наказание. Но не унижай меня перед пацанами!
- Может, действительно разберемся без базара? - посмотрел на Тихончука Черкес. - Если бы мне пришлось выбирать, я бы тоже сбежал.
- Отставить, лейтенант! - ощерился Хохол. - У меня другие данные по деятельности капитана в самоволке. Ведите его в бытовку, пусть посидит, подумает. Приказы для того и отдаются, чтобы их выполняли, а не обсуждали. Завтра приедет полковник Чиповатый из отдела внутренних расследований, вот с ним пусть и договаривается. Пошел!
Тихончук направил ствол "котика" на Тарасова.
Черкес развел руками.
- Извиняй, Старый, придется подчиниться.
Глеб молча повернулся и зашагал к хозблоку, в котором располагались мастерские, кухня, столовая и бытовка обслуживающего базу персонала. Черкес догнал его, пошел рядом. Когда они отошли от майора и Романа, оставшегося на месте, на достаточное расстояние, Николай проговорил, почти не разжимая губ:
- Зря ты вернулся, Старый. Ухо за то, что держал с тобой связь, загремел куда-то на нары, и тебя ждет та же участь, если не что-либо похуже.
- Почему ты так думаешь?
- Я не думаю, я знаю. Этот Чиповатый уже приезжал, он из ФАС, морда - что передок у БМП! Типичный уголовник, в крайнем случае - комиссар. Такой родную маму не пожалеет, не то, что тебя.
- Спасибо за предупреждение, Коля, я буду осторожен. А ты точно знаешь, что он из ФАС?
- Я слышал его трепотню с Хохлом. На твоем месте я бы не ждал, а тихо свалил.
- Не могу, я офицер.
- Ну, конечно, офицерская честь и все такое прочее. Кому будет нужна твоя офицерская честь, если тебя завтра шлепнут?!
- С чего ты взял, что меня шлепнут? Я не совершил ничего... - Глеб замолчал, заметив над лесом, на фоне розовых закатных облаков, летящее черное пятнышко. - Какая интересная птица!
- Где? - завертел головой Черкес.
Глеб остановился. Они были уже рядом с бараком хозблока. Солнце зашло за лесную гребенку, от деревьев протянулись через всю территорию базы длинные тени. Пятнышко приблизилось и приобрело четкие очертания прямоугольника. Теперь его заметил и Черкес.
- Ёлы-палы! Что это за хреновина?!
Тарасов пристально вгляделся в медленно вращающийся прямоугольник, и что на него по смотрела угрюмая, черная, полная злой силы туча. Инстинктивно закрылся - как бы поставил стену между собой и прямоугольником. Тот дрогнул, закружился на месте, как высохший кленовый лист под дуновением ветра.
- Что вы там застряли? - долетел до застывших Глеба и Черкеса голос Тихончука.
Они переглянулись.
- Это, наверное, лист бумаги, - предположил Николай.
- Такой ровный?
- Что тогда?
Черный прямоугольник продолжал кружиться на одном месте, потом неуверенно полетел прочь, к стрелковой траншее базы, и затерялся в тени деревьев.
- Какого дьявола, Черкес?! - снова крикнул Тихончук. - Тебе помочь?
Николай опомнился, тронул задумчивого Тарасова за рукав.
- Пошли, еще сдуру пристрелит!
В хозблоке в этот вечерний час уже никого не было. Черкес открыл входную дверь, затем дверь бытовки, сделанную из толстых сосновых досок и обшитую металлическим листом, включил свет.
- Вот твои апартаменты типа люкс, Старый. Извиняй, что нет кровати и удобств. Спать придется на полу и без матраса.
- А как насчет отправления естественных надобностей?
- Придется потерпеть. Могу поискать на кухне какую-нибудь посудину в качестве параши.
Глеб улыбнулся.
- Не надо, до утра я как-нибудь дотерплю.
- Ну, тогда ладно. - Черкес сунул ладонь для рукопожатия. - Извиняй, если что, Старый, и держись. Может, еще все и образуется.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Махров Алексей - Вставай, Россия! Десант из будущего
Махров Алексей
Вставай, Россия! Десант из будущего


Афанасьев Роман - Чувства на продажу
Афанасьев Роман
Чувства на продажу


Никитин Юрий - Последняя крепость
Никитин Юрий
Последняя крепость


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека