Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
...Еще в первые месяцы работы в Москве, выполняя поручение Берия, он
наладил наблюдение и подслух всех разговоров бывшего народного комиссара
здравоохранения Семашко, одного из тех, кто начинал революционную борьбу
вместе с Лениным.
Данные прослушки оказались любопытными: однажды Семашко сказал за чаем,
что "гибель Холина, исчезнувшего в конце двадцатых, когда Ягода стал
заправлять в ОГПУ, -- серьезный удар по науке; гениальный врач, черт его
дернул брякнуть о гибели Мишеньки, на каждую сотню честных приходится один
платный мерзавец".
Поначалу Абакумова заинтересовали слова о "платных мерзавцах", но когда
он затребовал дело на исчезнувшего
доктора Холина, то оказалось, что тот ассистировал при операции Фрунзе.
Значит, Мишенька -- это Фрунзе, понял тогда Абакумов, вот в чем дело!
Все знали, что преемником Фрунзе стал Ворошилов, -- таким образом, армия
сделалась сталинской. Через полгода после этого странно умер Дзержинский.
Фактическим хозяином ОГПУ сделался Ягода. Первые распоряжения о слежке за
Троцким, Каменевым, Зиновьевым, Преображенским, Смилгой и Иваном Смирновым
подписал он, Генрих Григорьевич, не Менжинский...
Приказ войскам Московского гарнизона на обеспечение порядка при высылке в
Алма-Ату Троцкого отдал Ворошилов...
Дело смерти Надежды Аллилуевой, жены генералиссимуса, Абакумов
затребовать не решился: прикосновение к высшим тайнам Кремля чревато.
Тем не менее о "Мишеньке" и Холине доложил Берия.
Маршал взял материалы на Семашко, несколько дней изучал их, потом
отправился к Сталину.
Выслушав Берия, тот, не скрывая раздражения, спросил:
-- А ты разве не знал об этой гнусной сплетне? В свое время японский
шпион Вогау преуспел в раскрутке этой гнусности... Вогау -- известно такое
имя?
Берия знал, что врать Сталину нельзя: либо нужна заранее подготовленная
двусмысленность -- генсек это любил, либо правда.
-- Нет, Иосиф Виссарионович, не известно.
-- Псевдоним писателя Бориса Пильняка, -- зло сказал Сталин. -- Как не
русский, так прячется за псевдоним... Один Эренбург удержался, молодец, ценю
в людях достоинстве... Ну а Семашко... Встретился бы с ним... Карпинский с
Бончем молчат, конспираторы... Лепешин-ская -- верна, я в ней убежден, тоже
из нашей, истинно ленинской гвардии... Поговори с Семашко, по-дружески
поговори: "Мы все знаем, шутить с огнем опасно, подумайте..." И пусть
напишет статью о роли истинных ленинцев в гражданской войне.
Через пять дней Семашко подписал панегирик в честь истинного организатора
всех побед Красной Армии против беляков, об "иудушке Троцком", предателе и
наймите фашистов; закончил, как и положено: "Сталин -- вера, надежда и
гордость народов всего мира".
Подслушка зарегистрировала (наблюдение с Семашко, конечно, не снимали):
чай теперь пьет молча, все больше пишет, никого к себе не приглашает,
успокоился...
После нескольких часов мучительных раздумий Абакумов с карандашом
перечитал речь Жданова против Зощенко (обожал этого писателя, с дочкой
раньше вслух читали, оба покатывались со смеху) и Ахматовой (эту и не знал
вовсе; наблюдение за ней вели только потому, что была когда-то женой
террориста и контрреволюционера Гумилева, бывшего сотрудника разведки
царского генштаба; хорошо, кстати, работал в Африке, тоже что-то сочинял),
попросил принести постановление ЦК по журналам, операм и фильмам, потом
затребовал специнформацию у своих; те доложили, что якобы сын товарища
Жданова сказал отцу в машине, когда ехали на дачу, будто борьба против
космополитов, за патриотизм и приоритет русской науки и культуры начинает
приобретать ярко выраженный антисемитский характер, отнюдь не
антисионистский. Жданов якобы ничего на это не ответил, только пожал
плечами. В другой раз, когда сын недвусмысленно высказался против гениальной
теории великого ученого Лысенко, любимца товарища Сталина и всего советского
народа, Жданов усмехнулся: "Смотри, он тебя скрестит с какой-нибудь морковью
или яблоком -- станешь фруктом, а фрукты -- едят..." Была, оказывается,
специнформация и о том, что якобы Жданов сказал одному из своих помощников:
"Безродный космополитизм мы выкорчуем с корнем -- это историческая задача,
поставленная перед нами товарищем Сталиным, но давать пищу врагам о
мифическом антисемитизме мы не должны, во всем надо соблюдать чувство меры".
'
И лишь после всего этого, уже вечером, постоянно вспоминая менявшееся
выражение глаз Сталина, когда тот говорил о Жданове, министр снял трубку ВЧ
и попросил соединить его с той дачей на Кавказе, где сейчас отдыхал товарищ
Берия.
Маршал выслушал не перебивая, поблагодарил за звонок, поинтересовался, не
просил ли товарищ Сталин обговорить этот вопрос с ним, Берия, и после
короткого раздумья ответил:
-- Как ты понимаешь, мне в этой ситуации давать тебе какие-либо советы



нетактично. Тебе поручено -- ты и исполняй. Сам знаешь, как всем нам дорого
здоровье товарища Жданова... Я бы на твоем месте собрал два консилиума,
пусть они, независимо друг от друга, выскажут свое мнение, знаешь ведь, как
они цапаются, эти светила... А уж потом пригласи самых, главных корифеев,
познакомь их с заключениями первых двух консилиумов -- с этим и иди к
Хозяину... Заранее дай команду своим людям за кордон, пусть будут готовы
немедленно купить все необходимые лекарства, сколько бы они ни стоили:
Жданов есть Жданов...
На информацию о Михоэлсе и Вовси не обратил особого внимания -- надо
решать главное!
Сразу же после, разговора с Абакумовым маршал позвонил Вознесенскому:
"Может быть, я прерву отдых? Надо же быть рядом с Андреем
Александровичем..."
Затем связался с Молотовым и Ворошиловым; те успокоили: "Иосиф
Виссарионович считает, что это переутомление, все наладится, отдыхайте
спокойно".
...Через два часа к Берия вылетел Комуров; Лаврентий Павлович попросил
его срочно привезти новые сообщения об атомных исследованиях в Штатах.
Говорили, однако, не об атомных проектах -- о Жданове.
-- Сталин вернет Маленкова в тот день, когда закопают любимчика, ясно? --
Берия рубил, засунув руки в карманы пиджака. -- Включай свою медицинскую
агентуру, диагноз должен быть точным: "сердце может сдать, нужен отдых".
Пусть уедет куда подальше, только б не остался на своей даче... Все
дальнейшее -- дело техники, не мне тебя учить... Запомни -- это последний
шанс вернуть Маленкова в Москву, тогда Вознесенский с Кузнецовым мне не wk
страшны. А я -- это вы все!
...Вскоре директора и главного. режиссера Еврейского театра Михоэлса
пригласили в Минск.
Провокатор, подведенный к нему, -- из старых добрых знакомцев -- позвал
на вечернюю прогулку. Шли по пустынной улице, был поздний вечер. Знакомец и
подтолкнул Михоэлса под колеса полуторки, за рулем которой сидел друг Берия
министр госбезопасности Белоруссии Цанава, подчиненный, естественно, Виктору
Абакумову...
...В Москве великому артисту устроили торжественные похороны. Лицо
загримировали, чтобы скрыть кровоподтеки: Цанава проехал по несчастному
дважды, для страховки; на кладбище представители общественности говорили
проникновенные речи.
...А Жданов умер на Валдае, в новой даче ЦК; Берия, рыдая, первым
позвонил в Ташкент Маленкову: "Георгий Максимилианович, у нас горе, страшное
горе!"
По прошествии нескольких недель, накануне заседания Политбюро, Сталин
поставил кадровый вопрос. Берия отправился на дачу к Старцу:
-- Товарищ Сталин, если вместо незабвенного Андрея Александровича,
который так помогал атомному проекту, встанет кто-либо новый, работа может
застопориться на месяцы, притирка она и есть притирка.
-- А Кузнецов?
-- Он прекрасный секретарь ЦК, но если вводить его в Политбюро, как себя
почувствуют Шкирятов, Шверник? Сталин спросил:
-- Что, тревожишься по поводу монолитного единства? Молодец, умница, -- в
глазах его, однако, таились угроза и недоверие. -- А кто, по-твоему, сможет
помогать проекту так, как это нужно?
И Берия, замирая от ужаса, тихо ответил:
-- Маленков, только он. Простите его, товарищ Сталин... Ведь он ваш
ученик, он вами выпестован, предан до последней капли крови...
-- Политбюро решит, -- ответил Сталин. -- Я соглашусь с мнением
большинства... Партии не нужен культ, папа, император... Коллегиальность --
вот наш принцип, завещанный Ильичей...
Берия в тот же день посетил Молотова, Ворошилова, Косыгина (хоть тот был
кандидатом в члены ПБ, правом голоса не обладал), Суслова и Микояна. С
Андреевым и Кагановичем перезвонился: "Есть мнение проголосовать за
возвращение Маленкова, товарищ Сталин интересуется, не против ли вы этого
решения?"
...Маленков вернулся в Москву, заняв место "скрипача", -- так в последнее
время Сталин порою называл Жданова, зная его пристрастие к скрипке.
(Повторение Тухачевского, что ли? Ишь, борец за интернационализм и Закон! А
кто первым поставил подпись под приказом применять пытки? Я? Нет, не я, а
он. Где, кстати, эта телеграмма? Надо изъять.)
Записал на календаре: "Телеграмма о пытках". Потом, подумав, вырвал
страничку, сжег, пепел стряхнул в корзину для бумаг; запомню и так, завтра
дам указание Кузнецову; однако к вечеру забыл об этом, увлекся чтением дела
о новоафонских духоборах, которые первыми подняли вопрос о примате Слова, в
шестнадцатом году еще... Вернуть Маленкова разрешил не из-за мольбы Берия.
Дело в том, что все чаще думал: пришла пора выступить с рядом
фундаментальных теоретических работ, не все Троцкому теоретизировать или
Бухарчику. Надо стать над ними, решить проблему Духа, то есть Языка, ибо


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Верещагин Олег - Воля павших
Верещагин Олег
Воля павших


Посняков Андрей - Крестовый поход
Посняков Андрей
Крестовый поход


Володихин Дмитрий - Мой приятель Молчун
Володихин Дмитрий
Мой приятель Молчун


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека