Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Меня поздравляют мои коллеги, проводящие здесь испытания, и зачем-то
рассказывают о моем выступлении на антисионистком митинге.
У доктора Миши, моего жениха с еще не известной мне моей будущей
фамилией тотчас густо краснеют лицо и шея, а глаза заполняются слезами. Он
бросает на меня благодарный и восхищенный взгляд. Одновременно вдруг грянули
в мою честь аплодисменты, а милейший молодой первый помощник капитана,
политический руководитель экипажа растерянно оглядывается. И тут до меня
доходит, что моя смутная догадка о национальности моего избранника верна,
что судьба снова упорно поворачивает меня в строго определенном направлении,
в точном соответствии с моим политически ошибочным сексуальным вектором,
который я так твердо обещала Андрею Сергеевичу поменять на
противоположный...
***
Итак, я вышла замуж все-таки за чистокровного еврея. Совершенно
естественно, словно и не могло быть другого. Если такое русской женщине на
роду написано, то бесполезно что-то менять, все равно будет, как будет. Тут
воля небес, а с ней не поспоришь... Моя такая приличная с точки зрения
партии и правительства до того фамилия сгинула в моем этнически чистом
прошлом.
Представляюсь, читатель. Татьяна Алексеевна Бергер стоит со своим еще
не Моше, но по паспорту, от рождения, Моисеем Абрамовичем Бергером перед
уличным фотографом на одной из прекраснейших площадей мира. Ибо декорацией к
следующей сцене является Одесский театр оперы и балета во всем великолепии
своих белых на сером фоне колонн и обрамляющих его акаций под голубым
черноморским октябрьским небом. Весь город величественно разворачивается
перед нами, улица за улицей, в многоцветье золотой осени, когда мы часами
гуляем. Одесса и так невыразимо прекрасна, а с этими желтыми и красными
листьями на каждом из тысяч деревьев по всем улицам кажется вообще городом
из сказки. Миша показывает мне места своего детства и юности.
И персонажи этого акта тоже словно спихнули куда-то за кулисы всех
предыдущих героев моей драмы и нормализовали весь тот сумасшедший дом, в
котором я до сих пор играла свою роль. Мама Миши, тихая и застенчивая Софья
(надо же!) Моисеевна была полной противоположностью Софье Казимировне. А его
папа, забегающий мне каждый шаг высокий и сутулый одесский портной Абрам
Эммануилович, вовсе не напоминал румяного бравого полковника морской пехоты
с орденами на своей крутой еврейской груди за успехи арабов в убийстве
израильских солдат.
О, как я таяла в лучах всеобщего восхищения и обожания под точно таким
же навесом из винограда, как в Севастополе, но в крошечном дворике на
какой-то станции Фонтана, у дверей беленького домика Бергеров, под которым
всю ночь шумело море!..
***
Зато уже назавтра я пережила такую ревность, по сравнению с которой
боль от измены Феликса казалась мелкой обидой. Дело в том, что от Феликса я
с первого дня ждала какого-то подвоха -- у него прямо на лице было что-то
нехорошее написано, а Миша в этом смысле был его противоположностью.
Приревновала же я Мишу к его бывшей жене Гале!..
Она разрешила свидание отца с сыном Вовой в квартире своего нового
мужа, работника горисполкома, в другом конце Одессы.
Так что декорацией к этой сцене можете считать заурядную городскую
квартиру, но с виноградными лозами и свисающими кистями прямо на балконе,
представляете? Действующие лица явления первого - мой уже Миша Бергер и
эффектная худощавая энергичная сероглазая брюнетка в строгом деловом костюме
знающего себе цену врача. И вот прямо у меня на глазах один врач целует, как
мне показалось из прихожей, совсем не мимолетно и слишком долго другого -
бывшую свою Галю.
Явлением вторым оказалась красная как буряк физиономия свирепого на вид
вислоусого щирого украинца по имени Тарас - ее нового мужа. Тот взгляд,
которым он одарил сцену цивилизованного развода, не оставлял ни малейшего
сомнения в том, как именно он относился к этим поцелуям вообще и к доктору
Бергеру.
И тут вам явление третье - на сцене не больно-то худощавая блондинка с
такими глазами и носом от этого явления первого, что кого хочешь
заинтригуешь. К тому же, в легкомысленном курортном наряде, ибо, как
говорится, не при исполнении.
Муж бывшей жены моего нынешнего излишне ласкового не совсем по адресу
мужа смотрит на меня, боюсь, еще свирепее, чем на этого пархатого...
Бергера. Щирый Тарас не счел необходимым даже соблюдать приличия: "Тю, -
сплюнул он, - так от яких воны соби жинок заводять, гха!.."
"Не нравлюсь? -- прищурилась я, увлекая его под руку на увитый
виноградом балкон. -- Или наш брак вам не по душе?" "Та негоже ж таким
гарным та справним жинкам до них от своих хлопцив уходить! Хиба тоби
москалей твоих мало було?" "Було, було, - разозлилась я. -- А вот у тебя
небось не було, раз ты еврейский огрызок себе подобрал, хохол дурной." "Ты
що? -- побагровел он от моей наглости. -- Та як ты смиешь? Мени? У мени ж у



хати? Та в моий ридной Украйини!.."
"Вот что, Тарас. Мне твое общество отнюдь не по душе, а потому болтать
с тобой долго я не расположена, понял? Так что кончай-ка придуриваться и
переходи со мной на русский." "Чого це?" "А того це, что с начальством своим
в исполкоме ты небось на чистом русском только и смеешь говорить. Тут твоя
благоверная моему суженному проговорилась как-то, что твой завотделом вообще
еврей. Ну-ка я ему расскажу о твоих антисемитских закидонах, а? Куда ты
тогда заткнешь свой поганый язык, хохол ты двуглавый?" "А чому двуглавий?"
-- не сдавался он. "А тому, что тебя хер бы в исполком взяли в качестве
щирого петлюровца. Ты небось член КПУ, нет? А наша партия -- партия
интернационалистов, не слышал? Короче, как дальше будем выяснять отношения
-- на мове или по-человечески?"
Он, казалось, сейчас лопнет от злости. Миша тревожно поглядывал на нас
из глубины комнаты, где сидел на диване с маленьким беленьким совершенно
счастливым Вовиком с моей красной пожарной машинкой в руках. Уж больно видно
вертелся мой нос между синих огней.
Но у грозного Тараса усы уже повисли: "А Галя мне говорила, что у ее
бывшего мужа жена теперь ленинградка, аспирантка, - тихо и без акцента
сказал он. -- Как же вы можете вот так... бесцеремонно со мной? Как с негром
в Америке..." "А у нас в Питере с волками принято только по-волчьи выть. Дай
тебе и таким как ты волю, Петлюру своего любимого переплюнете." "Напрасно вы
так, - еще миролюбивее и тише сказал он. - У нас, украинцев, совсем другая
национальная история, чем та, которую мы все учили в школе. Вы знаете только
искаженную интерпретацию короткого периода нашей независимости, Татьяна
Алексеевна... У Симона Васильевича в правительстве было даже министерство по
защите евреев. Единственное в мире. А вы так о нас пренебрежительно. Вас
ведь тоже можно обвинить в великодержавном шовинизме..."
"Ладно, Тарасик, - положила я руку на его круглое мягкое плечо. -- Все
люди, в конце концов, братья и сестры. Ты лучше мне вот что скажи, как на
духу: тебе лично что, их Вовка дозарезу нужен? Ты без него жить не можешь?"
"Як на духу, Танечка, дык вин мени от тут..." "Так уговори свою Галю
уступить парня отцу. Судиться, сам знаешь, с матерью бесполезно. А вот если
по доброму согласию, то..." "А ты, Таня, теж мени скажи, як на духу: нащо
вин тоби особисто?" "Мне лично нужно душевное спокойствие моего любимого
мужа." "А коли вин тоби с цим хлопцем..." "Слушай, Тарас Осипович, давай
все-таки по-русски. Ты бы хотел, чтобы Миша с тобой говорил по-еврейски, а
ты морщил лоб, как я с тобой, чтобы понять." "Так и я ж о том же! Увезет он
вас с Вовкой в свой Израиль. Кем он там станет? Оккупантом?" "Человеком
станет. Везде есть хорошие люди." "Та що, таки вже собираетесь?" "Пока нет."
"А ты-то там як? Ты ж така русская, що як... эталон! Тебя ж за версту
видать!" "И русские везде живут. Но мы сейчас не обо мне, а о Володе. Так
как? И тебе забот меньше. Все равно ведь он с матерью не ладит, с вами пока
не живет. Так хоть пусть с отцом будет. И в Ленинграде, а?"
"Ну... як ты так бажаешь... Погутарю с жинкой. Ты маешь рацию... то
есть ты права: та, нащо мени чужой пацан..." "Тем более от еврея, а?" "О,
так це ж... это же главное! Ты ж меня понимаешь?" "Предположим. Так отдадите
нам парня?" "Я постараюсь. Только не сразу." "Отлично, Тарас Осипович, -
перешла я на нужные рельсы. -- Очень на вас надеюсь. А мы как устроимся с
жильем, за ним и заскочим в Одессу, идет?"
"Таня, ты ж чудо яка цмококо... Та заради тебя я ж в исполкоме сам все
и зроблю... сделаю. Только ты, это, ну... Фраимовичу моему..." "Могила. Так
парень через месяц наш?" "Твой, твой, ты только обратно его не привози."
"Вот и спасибо."
Я рада была своему успеху и спешила на кухню, где бывшие голубки опять
вроде бы уединились. Худо-бедно, как говорит доктор Бергер! Этого мне еще не
хватало...
Но там разговор шел о том же и пока на совсем других тонах. Тарас тут
же обнял свою Г-халю и увел ее в спальню, где ее высокий голос постепенно
стал стихать под его ласковое ворчание. Расстались мы почти дружески.
"Ну, а тебе чего удалось добиться? -- нетерпеливо спросил Миша на
улице. -- Ведь ты говорила с ним? О Вове?" "А о чем же еще? Он согласен.
Обещал через месяц сам все по блату оформить." "Правда? Танечка, ты не
шутишь? Обещал? А мне категорически отказано... И мне показалось, что вы там
ссоритесь." "Не без этого. Поссорились -- подружились. Мне ли привыкать?
Только... чтоб эта твоя встреча с Галей была последней! Вот уж к чему мне
привыкать снова не хочется, так это к изменам..." "Танечка! Да я придти в
себя не могу от счастья, когда вас рядом вижу -- а моя - не она!.."
***
Мы вернулись к нашему южному отпуску. Купаться было уже холодно. По
утрам мы просто бродили по песку пустынного пляжа и грызли семечки.
А я, глядя на ровные морские волны, то вспоминала Севастополь и
свирепую конфронтацию в богатом доме моего несостоявшегося жениха, то жуткую
сцену моего последнего перед отлетом в Одессу визита уже к другому морю,
моему самому любимому до сих пор - Японскому.
Я тогда рассказывала Мише все о моей жизни, показывала ему мои памятные


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Земляной Андрей - Шагнуть за горизонт
Земляной Андрей
Шагнуть за горизонт


Пехов Алексей - Жнецы ветра
Пехов Алексей
Жнецы ветра


Шилова Юлия - Исповедь грешницы, или Двое на краю бездны
Шилова Юлия
Исповедь грешницы, или Двое на краю бездны


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека