Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Голоса уже не было, был хрип, он сам почти не слышал себя.
- Воды... Воды! Глоток воды! Как пес, как пес помираю...
Скрипнула половица, другая. Черная фигура в монашеском куколе, едва
видная в скудном вечернем сумраке, затмила свет из крохотного оконца,
надвинулась и склонилась над ним. Он пил, пил, пил, захлебываясь, икая и
всхлипывая, и с влагою в тело нисходил опустошающий легкий покой.
- Отходит! - произнес второй инок, что, робея, держался за спиною
товарища.
- Еще налей! - устало и строго попросил первый, протягивая молодшему
опустошенную корчагу.
В сколькие домы они вот так заходили уже и скольким пропадающим в
жару людям подавали воду и квас!
Умирающих <прыщом> перед концом мучила страшная жажда. Монахов Отроча
монастыря, что подавали питье, исповедовали и причащали, болящие
встречали, как ангелов. Напоить - главное, напоить! - и приготовить к
переходу в иной, лучший мир - иного спасения от <черной> не было. Монахи
умирали в свой черед. Тверской епископ Василий, как мог, укреплял паству
свою, сам многажды подавал примеры бесстрашия.
Напоив умирающего медника, оставив около него баклажку воды, монахи
подымаются, бредут, позванивая в колоколец, к следующему дому. Улицы
пустынны. Пути перекрыты рогатками. Чадный дым ползет по дворам: сожигают
на кострах платье мертвецов. Домы умерших окуривают смолою и серой, кропят
святою водой. В церквах, открытых день и ночь, под равномерный колокольный
звон идет непрерывная служба. И ничего, ничего не помогает! Вымирает
Тверь.
Утихли скоморохи, не творят игрищ, ни братчинных пиров. Собравшие
урожай живые русичи молятся, зная уже по прежнему разу, что умрут многие
еще, и не один просит отай у Господа: <Да минет меня чаша сия!>
Страшна смерть без чести и славы, смерть не в очередь лет и не по
миновении возраста мужества, смерть не в трудах, не в бою, не среди
множества соплеменных, ибо от погибающего черною гибелью разбегаются даже
родные, зная уже прилипчивость этой беды.
Кто откажется, егда созовут его к совокупному веселию? Никто! Мнихи и
те смущались порою прелестью бытия, музыкою, сопелями, домрами, гудками,
плясаньем и пением, скоморошьими играми...
Почетно, егда созовут на общий труд. Тут - стыд не пойти! А там уже
надобно показать, что и ты работник, и не хуже, а то и лучше других, там
уж задор берет - кто кого!
Много труднее, егда созовут на бой, на возможную смерть, на подвиг
ратный! Тут уж, воин, чистую рубаху надень да помолись. Но мужественный
пойдет, не робея, мужествуя со всеми, и не побежит с полчища, опозорив род
отца своего. <На миру и смерть красна!> - сказано о том складным словом.
Но всего тяжелее, ежели созовет тебя рок на общую смерть. На таковую
вот смерть! Где не вздынуть меча, не поднять копья, где ни мужество, ни
честь, ни удаль, ни слава, ни доблесть, ни заслуги, ни жаркое серебро -
ничто уже не помога. Где только и остает верить в молитву да в чудо, ибо
ни травы, ни зелья, ни волхвование не в силах помочь.
Было уже! Видели! Те, кто пережил. И учили других. Как не касаться к
платью, ни к рухляди, как окуривать дымом, как воду брать чистую,
колодезную... Да ведь иной и в чистоте, и в опрятности, а - вот поди! В
смерти и в животе - един Господь!

Монах-летописец задумывается. Перо застыло в его руке. Тяжкие удары
колокола звучат над его головою. Хоронят и хоронят! Чей-то завтра черед?
Он растирает усталые глазницы, наклоняется над книгою. Грядущим
поколениям, для тех, кто останется жить, выводит строгим, красивым
полууставом строгие, горькие слова: <Немочь то етая такова: преже яко
рогатиною ударит за лопатку или под груди, или меж крил, и тако
разболевся, человек начнет кровью харкати, и огнь зажжет внутри, и потом
пот, та же дрожь, и полежав един день, или два, а редко того, кои три дни,
и тако умираху... А иные железою умираху! Железа же не у всякого бываше в
едином месте, но овому на шее, а иному под скулою, а иному под пазухою,
другому за лопаткою, прочим же на стегнех... И то же, много трои д°н
полежат!>
Летописец перечитывает написанное, крестится. В глазах, когда он
прикрывает вежды, - опустелые городские улицы и трупы, трупы, трупы... В
ушах - непрерывный колокольный звон.

ГЛАВА 29
Княгиня Настасья всю осень делала что могла. Посылала кормить сирот,
собирать трупы, следила за заставами - не пропускали б болящих.
Мужествовала, стойно владыке Василию. Себя не щадила, думая об одном -



дети бы живы остались!
Епископ Василий заходил к великой княгине, остерегал, многажды просил
уехать вон из города.
...Они сидели за столом в хоромах, щедро политых уксусом, вымытых и
отскобленных до предельной чистоты. Епископ вздрагивал от холода, на улице
была мерзкая осенняя сырь, слякоть, снег вперемешку с дождем. Ему
казалось, что и в хоромах холодно (мысли о болезни своей отгонял усилием
воли). У Настасьи тоже лицо осунулось, тени легли около глаз, запал рот.
Оба почти не спали. У того и другого на глазах гибли и гибли люди, чужие и
свои, ближние, с кем делил хлеб и соль, кого знал с юных лет, без кого,
почитай, не мыслил и жизни самой...
Настасью трясло. Заболела внучка, Ольгердовна. Почто не отправила
девочку с началом мора назад в Литву?! Предлагала, да та заупрямилась,
ожидаючи брачных утех, и Настасья уступила, грешным делом сама пожалев
отпускать от себя полюбившуюся внучку. И вот теперь...
Швырнув двери наполы, вошел Михаил. Выслушал, глянул сумрачно.
Предостерегающе поднял ладонь:
- Не подходи, мать, на вымолах был!
Не сказал уж, чтоб не тревожить Настасью, что сам только что помогал
подымать умирающих, ободряя растерянную и оробелую дружину. Глянул тяжело,
как никогда не глядел. Вопросил:
- Черная?
Настасья покивала головою, вдруг упала лицом на стол, заплакала,
давясь рыданьями. Оба, сын и епископ, немо смотрели на горе, коему были не
в силах помочь.
- Буду молить Господа нынче всю ночь! - сказал Василий, и во взоре
его, отчаянном и светлом, просквозило безумие надежды.
Михаил глянул на него исподлобья, хотел высказать, но только потряс
головой. Дернулся встать, подойти к матери, огладить ее, утешить,
вспомнил, что трогал больных, растерянно глянул на ладони свои (хоть и
омытые уксусом, а, - не тронешь материных плеч!), поник, исказясь лицом от
бессилия. Сказал надорванно:
- Уезжай, мать! Хоша в Старицу, туда, бают, черная еще не дошла...
Али в монастырь какой потаенный...
Настасья подняла голову, отерла слезы рукавом. Решительно потрясла
головою: не еду, мол! Не впервой уже дети уговаривают ее уехать, а сами?
Встала.
- Я с тобой! - посунулся Михаил.
Строго отвела его движеньем руки:
- Не поможешь, сын! А коли сам погинешь - меня осиротишь вконец! - И
добавила тихо, с горькою нежностью: - Любимый ты у меня! На тебя ныне и
вся надея!
Допрежь ни разу такого не высказывала Михаилу, была ко всем детям
ровна. Микулинский князь залился жарким румянцем.
- Мамо! - вымолвил в спину уходящей. Настасья не остановилась, не
обернула лица.
Владыка Василий, опрятно не возжелавший заметить переговора меж сыном
и матерью, мало посидев, преодолел слабость телесную, встал и, благословив
князя, вышел из хоромины. А Михаил, оставшись один, тронул было завесу,
византийским обычаем отделявшую внутренние двери горниц от самой палаты, и
вдруг, скомкав в руке тяжелую бархатную ткань, вжался в нее лицом и
заплакал немо, по-мужски, сцепив зубы, ибо тихое прощание, прозвучавшее в
материных словах, неслышным крылом своим коснулось его лица.
Великая княгиня Настасья заболела в середине ноября.
Снег запаздывал в этом году, все не ложился. Ожидали с морозами
утишения мора. Настасья так и не дождалась холодов. Проводивши в
потусторонний мир внучку (девочка умерла беззащитно и кротко, как часто
умирают дети, угасла, - и с ее смертью у Настасьи словно что-то оборвалось
внутри), она ходила еще, что-то делала, еще верила, что ее не зацепило и
на этот раз, но вот начались жар и озноб, а там и кровавый кашель...
Она отгоняла детей, не хотела им передать заразу, не хотела, чтобы
видели дурно пахнущую мокроту и кровь. А они, все четверо - Всеволод,
Михаил, Андрей и Владимир, пренебрегая заразою, сидели у ее ложа,
подносили питье, помогали прислуге. Четыре рослых мужа, четыре воина,
четверка князей, наследники великого тверского дома, и мать уже не
отгоняла, силы уходили с каждым мгновением, а лишь смотрела жалко: жаль
было себя, жизни, жалко было оставлять сыновей. Мыслила в старости уйти в
обитель и оттоле наблюдать, не мешая, за их княжою жизнью, и вот - первая
уходит ко Господу.
Жар, и озноб, и тошнотные позывы набегали волнами. Тело уже не
слушалось ее. Холопки со строгими лицами выгоняли князей из покоя,
переворачивали госпожу. Им придет вскоре, почти всем, умереть, и старые
слуги Настасьины знают это и, знаючи, не бегут, не бросают свою госпожу на
последнем пути.
Она уже причастилась и соборовалась. Снова зовет сыновей.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Ведич
Головачев Василий
Ведич


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - майордом
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - майордом


Прозоров Александр - Потрясатель вселенной
Прозоров Александр
Потрясатель вселенной


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека