Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

зерно, мелю, замешиваю тесто, ставлю его в печь, пеку лепешки. Продаю их,
получаю четыре золотых. Или, к примеру, я торговец. Я знаю, что вскоре
будет большая ярмарка, покупаю у пекаря лепешки, везу их на свой страх и
риск по дурной дороге. Продаю их, получаю шесть золотых.
Итак, зерно превратилось в лепешку, а из одного золотого стало шесть,
и все шесть опять можно вложить в дело. Но зерно не просто превратилось в
лепешку. Оно обросло плугом, бороной, мельницей, печью, повозкой, дорогой,
ярмаркой, договорами и обменами.
Среди всех этих вещей лепешка - самое неважное. Ее съедаешь, а
мельницы и договора остаются. Так вот, положим, волшебник может вырастить
лепешку из ничего. Но ведь она и останется ничем. Ее съешь, - и не
останется ни мельницы, ни договора, и общество, которое верит в волшебную
лепешку, никогда не разбогатеет. Оно никогда не сможет получить из одного
золотого - шесть золотых. Вам кажется: это лепешка заколдована, а на самом
деле заколдовано общество. Волшебство размножается слухами, а деньги -
нет.
Торговец оглянулся на слушателей. Те морщили лбы, стараясь понять
ошибку в рассуждениях.
Неревен мягко взял ишевик из руки Ванвейлена.
- Я, конечно, не учитель, - сказал он.
Неревен раскопал в горячем песке ямку, сунул монету. Заровнял ямку,
пошептал, разрыл - вышло два золотых.
Зрители заволновались.
Неревен накрыл золотые платком, сдернул его - их стало четыре.
Зрители зашептались.
Неревену было жалко золотых, вынутых давеча из тайника-Бога. Но если
учесть, что случайностей в мире не бывает, - то, наверное, за этим их
Парчовый Старец и послал. Ведь варвары мыслить связно не умели. Их
убеждала не истинность слов, а ложность фактов.
"Торговец! - думал Неревен. - Тоже мне, труженик! Сулит молоко,
продает сыворотку... Если он купил за четыре монеты, а сбыл за шесть - то
откуда ему взять недостающие две, не надув покупателя?"
Неревен махнул платком третий раз: золотых стало шесть.
- Заберите, - сказал Неревен.
Ванвейлен замотал головой.
- Это - твое...
- Зачем, - удивился Неревен. - Люди меняют на деньги то, чего у них
нет. А зачем чародею деньги, если он может вырастить сразу лепешки?
Монеты в конце концов расхватали лучники. Не без опаски: с одной
стороны, у мальчишки золота не могло быть. С другой стороны, - кто его
знает, может оно из заколдованного клада, только что сгинуло, и вернется
обратно. Или угольями станет.
Тут подошел певец, и все стали слушать песню.
Неревен глядел на Ванвейлена, озадаченно пересыпавшего монеты, и
думал о том, что было самое странное в его словах. Пусть торговец считает
себя тружеником - всякие установления бывают у варваров. Но кто, скажите,
слышал, чтобы крестьянин ПРОДАВАЛ УРОЖАЙ И ПОКУПАЛ СЕМЕНА? В ойкумене
государство выдает семена и сохраняет урожай, у варваров крестьянин хранит
семена сам, а урожай отбирают сеньоры, - но ни государство, ни крестьянин,
ни сеньор зерна не покупают и не продают иначе, как во время великих
несчастий. Что ж, в этой стране - каждый день по несчастью?
А Ванвейлен уже повернулся к горожанину, и они заговорили о чем-то...
Великий Вей, никак о налогах на шерсть!

Через час, когда Ванвейлен, сведя несколько полезных знакомств среди
горожан, спускался в нижний двор, его окликнули. Ванвейлен обернулся: это
был Бредшо.
- Привет, - сказал бывший (или не бывший? или ему еще где-то капает
зарплата?) федеральный агент, сходя вниз. - Вы мне, помнится, яйца
грозились открутить, если я во что-то буду вмешиваться. А сами чего
делаете?
- Я ни во что не вмешивался, - сказал Ванвейлен. - Я старался
завоевать расположение Арфарры.
- А, вот оно что! Тогда пойдемте, я вам кое-что покажу.
И Бредшо поволок Ванвейлена обратно во дворец.
Где-то, не доходя главной залы, Бредшо свернул в тупичок, украшенный
фигурой леща, перед которой горел светильник в форме пиона, и пихнулся в
стену. Стена приоткрыла рот. Бредшо отобрал у леща светильник и стал
подниматься по черным крутым ступеням, от которых пахло недавней стройкой
и светильным маслом. Через несколько пролетов Ванвейлен стал задыхаться.
Бредшо летел вверх, словно лист в аэродинамической трубе, - экий стал
проворный!
Наконец бесконечный подъем кончился и Ванвейлен кочаном сел на
ступеньку. Он в полной мере ощущал то обстоятельство, что легче на ракете



подняться в стратосферу, чем собственными ногами влезть на небоскреб.
А Бредшо поманил его пальцем и, приладившись к стене, отвел один из
покрывавших ее щитков. Ванвейлен сунулся глазом в щиток и увидел, далеко
под собой, залу Ста Полей.
- Сегодняшнее представление, - сказал Бредшо, - проходило по сценарию
Арфарры. Арфарра строил этот дворец, Арфарра его и набил всякими ходами.
Он все спланировал заранее - и мангусту вторую принес, и лучника тут
поставил сшибить птичку: видишь, лучник стоял и для развлечения царапал по
стенке? Совсем свежие царапины.
- Я точно знаю, что кречета выпустил Марбод. У него мозги так
устроены. Он мне сам сказал, что кречет - его душа, а мангуста - душа
Арфарры!
- Чушь собачья! Арфарра сам знает, что все решат, что кречета
выпустил Марбод, а Марбод решит, что кречета выпустил бог! Думаешь, он
тебе благодарен? Думаешь, он стремится к прогрессу? Да если бы он
стремился к прогрессу, он бы лучше канализацию во дворце построил, чем
тайные ходы!
- Федеральной разведке значит, можно строить тайные ходы вместо
канализации, а аборигенам нельзя? - осведомился Ванвейлен.
- Тише!
По лестнице, действительно, кто-то шел. Земляне поспешно задули
фонарь и заметались в поисках укрытия. Но камень вокруг был гладкий, как
кожа лягушки. Человек поднимался медленно и с одышкой. Когда он достиг
соседнего пролета, стало видно, что это один из утренних спутников
Арфарры. Ванвейлен даже вспомнил его имя - эконом Шавия. За экономом
кто-то бежал, легко, по-мальчишески.
- Господин эконом! Господин эконом!
Шавия остановился и посветил фонарем вниз. Его нагонял послушник
Арфарры - Неревен.
- Ты чего кричишь, постреленок, - напустился на него Шавия.
- Ах, господин эконом, - я только хотел спросить вас об одной вещи.
- Ну?
- А правда, господин эконом, что у государыни Касии козлиные ноги?
Эконом ахнул и замахнулся на мальчишку фонарем. Тот, хохоча,
покатился вниз. "Ну, все, подумал Ванвейлен, - сейчас этот дурак
поднимется к нам, и надо бы прикрыть лицо плащом да и отключить его
тихонечко на полчасика".
Но эконом, внизу, поставил фонарь на пол и стал шарить по стене.
Что-то скрипнуло, - эконом подобрал фонарь и сгинул в камне.
Бредшо нашарил в кармане черную коробочку, вытащил из коробочки
стальной ус, и нажал на кнопку. Коробочка тихо запищала, а потом из нее
послышался голос Неревена, напевавшего какую-то дурацкую песенку.
- Вот еще одна твоя заслуга, - ядовито сказал Бредшо. - Кто хотел
запихнуть передатчик в спальню Даттама? Что нам теперь делать? Слушать
шуточки пацана?
- Сдается мне, что шуточки этого пацана можно и послушать, - сказал
задумчиво Ванвейлен. А что до передатчика, - так он его сам выбросит, или
выменяет на горсть арбузных семечек.
Помолчал и добавил:
- Я пошел. Я хочу еще сходить в город и кое-что там узнать. А ты?
- Останусь здесь, - сказал Бредшо. Видишь ли, эти ходы есть и во
дворце, и вне дворца, и я бы очень желал иметь их карту, - так сказать,
карту либеральных намерений Арфарры.

Через два часа, когда Неревен пробирался задами королевского дворца,
кто-то ухватил Неревена за плечо и повернул как створку ширмы. За спиной
стоял Марбод Кукушонок, бледный и какой-то холодный. Он уже переоделся:
подол палевого, более темного книзу кафтана усеян узлами и листьями,
панцирь в золотых шнурах, через плечо хохлатый шлем с лаковыми пластинами.
Верх кафтана, как всегда, был расстегнут, и в прорези рубахи-голошейки был
виден длинный, узкий рубец у подбородка.
В одной руке Кукушонок держал Неревена, в другой - красивый
обнаженный меч с золотой насечкой. Неревен почувствовал, как душа истекает
из него желтой змейкой.
- Я слышал, что сегодня ты вырастил золото, маленький чародей, -
сказал Кукушонок, - а можешь ли ты вылечить железо? Голубые его глаза были
грустны, и маленький рубчик на верхней губе делал улыбку совсем
неуверенной.
- Остролист был очень хороший меч, - продолжал Марбод, - но однажды я
убил им женщину, она успела испортить его перед смертью, и удача ушла от
меня.
Марбод держал меч обеими руками, бережно, как больного ребенка. Края
его были чуть зазубрены, можно было различить, где один слой стали
покрывает другой. Молочные облака отражались в клинке. Посередине шел


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Андреев Николай - Третий уровень. Тени прошлого
Андреев Николай
Третий уровень. Тени прошлого


Злотников Роман - Элита элит
Злотников Роман
Элита элит


Прозоров Александр - Знамение
Прозоров Александр
Знамение


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека