Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Ясно, - сказал Василий, оглядев "грузина". - А не пойти ли вам на хрен, уважаемый? Я не искал контакта с вами, инициатива исходила от вас, ну так и гуляйте лесом! Проживу и без вас.
Шевченко, возникший в двери, замер. Громов тоже. Потом лицо его изменилось, глаза угрожающе вспыхнули, но он сдержал готовое было вырваться слово. Улыбнулся.
- Боюсь, не проживешь, ганфайтер. Ты же знаешь пословицу военных контрразведчиков: на каждого профессионала найдется лучший профессионал. А у нас их достаточно, ты знаешь.
- Да ну? - проговорил Василий с радостным удивлением. - Те, что тебя стерегут? Ну-ка, ну-ка, интересно, давай их сюда, проверим.
Громов некоторое время разглядывал Балуева как диковинного зверя, потом добродушно рассмеялся. Оглянулся на Шевченко, не знавшего, что сказать.
- Он меня убедил, Валерий Егорович. Мне нравится, когда люди так себя уважают. - Повернулся к Василию, не изменившему позы, но готовому к защите в любой момент. - Василий Никифорович, я предлагаю вам роль "ударной свободно-волевой единицы" во всех силовых акциях "Чистилища". По сути, это равнозначно должности вице-комиссара и уж точно выше должности гранд-оператора. Как вы на это смотрите?
- Подумаю, - равнодушно ответил Василий. - Для начала дайте полный интенсионал по киллер-центру.
- Упрямый дьявол! - проворчал Шевченко. Громов достал из кармана дискету, бросил на диван.
- Читайте, потом вернете.
Поманил Шевченко за собой, на кухне сказал:
- Пусть делает что хочет. Ошибется - уничтожишь. Не ошибется - станет твоим замом.
- В прошлой ситуации он проявил себя великолепно.
- То было в прошлый раз. - Громов вышел.
- Ну и обнаглел ты, Баловень! - заявился в гостиную Шевченко. - Чего на рожон-то прешь? Не знаешь, кто такой Громов? Мало того, что он сам - мастер мордобоя, виртуознее которого я еще не видел мастеров, так в его команде каждый телохран - профессионал почище любого ганфайтера!
- Ты не видел ганфайтера в настоящем деле, - сказал задетый за живое Василий. - Не думаю, что твой Громов выстоит против меня, а уж против Соболева - точно!
- Я не знаю возможностей твоего Соболева, только наслышан, но телохраны у Дмитрия Олеговича... не люди!
- А кто же?
Валерий замялся, и Балуев нахмурился.
- Зомби, что ли?
- Откуда ты?..
Василий присвистнул, сел на кровать.
- Вот почему он такой смелый!.. Хотя в принципе я мог бы и сам догадаться. Если уж у Ельшина была команда зомбированных бойцов, почему бы и вам ее не иметь?
- Ты, оказывается, страшный человек, Баловень! Все знаешь, все можешь... Хорошо все-таки, что я уговорил тебя работать с нами.
- Я не страшный, - вздохнул Василий, ощущая острую потребность пообщаться с Соболевым. - Я опасный. И еще не известно, останусь ли я в вашей команде после таких... заскоков...
В пять часов утра в район базирования двух офисов киллер-центра выдвинулись охотники и оперы захвата - два мейдера и тревер. Предварительно наблюдатели и разведчики обложили резиденции киллеров еще сутки назад.
Информационное обеспечение операции было столь всеобъемлющим, тщательно выверенным, что "чистильщикам" была известна о каждом действующем члене киллер-центра вся подноготная, начиная со дня их рождения. В принципе можно было, конечно, просто взорвать офисы вместе с боевиками, бросив туда взрывные устройства или дав залп из гранатомета. Однако предстояло доказать всему народу, что "Чистилище" действует только после скрупулезной проверки преступной деятельности группы, чтобы не пострадали невинные люди, и операция разрабатывалась по принципу: "Задержание, контрольный суд и лишь потом - казнь".
Одноэтажное строение фирмы "Мемориал" с виду казалось неказистым, старым, готовым вот-вот рухнуть. На самом деле по прочности оно могло соперничать с новостройками, а оборудовано было по первому классу контор с двойной деятельностью. Имело два цеха - по изготовлению гробов и производству памятников, склад и подсобное помещение. Но, кроме этого, в двухэтажном подвале была скрыта мастерская по конструированию спецприспособлений - от простеньких отмычек до сложных электромагнитных щупов и металлоискателей, барокамера, пристрелочный бокс, оружейная мастерская и камера для быстрого изменения внешнего облика автотехники. На втором этаже подвала располагалась сауна и комнаты отдыха "гробоизготовителей" с барами и массажерами.
Кабинет "президента" фирмы находился в подсобном помещении, куда могли входить далеко не все рядовые сотрудники из штата столяров и каменщиков, и охранялся он почти как отделение банка с хранилищем денег, хотя "президент", некто господин Резник, являлся всего лишь командиром оперативного отряда киллеров и в разработке операций не участвовал.
В полседьмого экстревер разведчиков снял охрану зданий, и началась атака основных сил "ККК" на фирму "Мемориал". Не прозвучало ни одного выстрела: "чистильщики" были мастерами рукопашного боя, огнестрельное оружие им не понадобилось. Да и нельзя было в данном деле его применять во избежание потерь среди "гробоизготовителей" и до выяснения личности каждого.
В течение четверти часа здание "Мемориала" было захвачено - в полной темноте и почти бесшумно; все бойцы "Чистилища" имели приборы ночного видения и прекрасно ориентировались как на верхних этажах, так и в подвалах. Захваченных врасплох мастеров заплечных и "мокрых" дел согнали в цех по изготовлению памятников, и начался допрос.
Всего киллеров набралось одиннадцать человек вместе с главарем Резником, поднятым с постели голым в комнате отдыха (спал он аж с четырьмя девицами!). Трое членов банды не участвовали в непосредственном исполнении заданий - два шофера и грузчик. Им лишь отрубили указательные пальцы на руках. Еще двое, хотя и принимали участие в четырех "заказах", но самолично жертв не убивали. Им отхватили по одному уху. Шестой бандит ножом убил одного человека - бизнесмена Корочкина, и ему отрубили кисть руки. На счету остальных оказалось по три-пять убийств, и все они были погребены под трехтонной глыбой гранита, приготовленной для изготовления памятника одному из "отцов" города. Шеф отряда Резник мучился дольше всех: за каждое убийство - а он один убил восьмерых - ему отрубили по пальцу на руках и ногах, а потом повесили.
Двое боевиков центра ночевали на своих квартирах, поэтому мейдеру охотников пришлось ехать к ним, чтобы чисто закончить операцию.
Василий участвовал в захвате главных вожаков киллер-центра, разрабатывающих операции по уничтожению, так называемых "лидеров-кардиналов думы", то есть думающих и контролирующих исполнение. Контора частного сыска "Ватсон" практически ничем не отличалась от фирмы "Мемориал" по внутреннему оснащению и оформлению, разве что размерами офиса. Занимала она полуподвальное помещение в одном из домов на улице Доватора, расположенном недалеко от паркового массива и кладбища, возле которого стоял и "Мемориал". Помещение имело четыре комнаты: "деловой кабинет", где сидел директор конторы и заседали члены "думы", оружейную комнату, сауну с мини-бассейном и комнату отдыха, в которой могли разместиться сразу все боссы "Ватсона" вместе со своими подругами. Из этой комнаты был проделан тридцатиметровый подземный ход, врезающийся в городскую канализацию. Именно в него и сиганул главный планировщик "думы", президент киллер-центра Дементьев, когда в помещение "Ватсона" ворвались "чистильщики".
Без стрельбы на сей раз обойтись не удалось: охраняли свое начальство опытные и крепкие умельцы, владеющие оружием не хуже американских ковбоев. Двух из них пришлось брать в стиле ниндзкщу с использованием сюрикэнов и метательных ножей, что кончилось для них печально, хотя пострадали и "чистильщики" - один из них был тяжело ранен и скончался по дороге в больницу.
Василий ворвался в комнату отдыха первым, удачно избежал огневого контакта с одним из боссов "думы" и прыгнул в люк подземного хода вслед за президентом киллер-центра, которого успел узнать по фотографии. Догнал его только в трубе канализационной сети, когда у Дементьева кончились патроны в пистолете украинского производства "форт-12".
Судили главарей киллер-центра так же сурово и беспристрастно, как и рядовых исполнителей, допрашивая по одному в кабинете шефа "Ватсона". Все они валили вину друг на друга, изворачивались и лгали, и все были расстреляны...
Василий в "судебном разбирательстве" не участвовал, внезапно почувствовав отвращение ко всему на свете. С одной стороны, он понимал "чистильщиков", избавляющих мир от подонков, бандитов и убийц, с другой - осознавал, что путь, избранный комиссарами "ККК", не имеет перспективы. Для очищения мира от скверны преступности нужны были какие-то иные меры...
Синельников получил сообщение о разборке в Люблине в девять часов утра и поднял по тревоге свое новое войско - "Принцип". Через сорок минут он уже был возле кладбища, у ворот фирмы "Мемориал", изготавливающей гробы и памятники.
Однако начальника МУРа, как и его оперативников, бойцов "Принципа", на территорию "Мемориала" не пропустили. Хозяйничали здесь, как потом выяснилось, две бригады спецназначения из ФСБ и Министерства обороны. Не подействовало на горилл в защитно-камуфляжном обмундировании, стерегущих входы во двор и в производственные помещения, даже удостоверение генерала.
Кроме муровцев и оперов местного отделения милиции возле "Мемориала" топтались и парни из подразделения ГУБО во главе с заместителем начальника Зинченко. Они попытались было пройти внутрь, но были встречены чуть ли не свинцом и отступили.
- Вот сволочи! - беззлобно ругнулся Агапов, который успел перекинуться парой слов со знакомыми офицерами. - Перекрыли доступ и кайфуют. Говорят, там внутри нашли пять трупов и море крови! Плюс карточку "Чистилища" с подробным описанием дел группы. Кто-то ликвидировал киллер-центр.
В ухе Агапова пикнула рация, он придержал наушник рукой.
- Только что обнаружили еще несколько трупов в фирме "Ватсон". Это рядом, поехали.
Не включая сирену, они втиснулись в муровский "уазик" и помчались по вызову, но и тут, как выяснилось, опоздали. "Федепасы" действовали быстрее. У входа в здание Синельникова остановили увешанные оружием и разного рода милицейскими прибамбасами парни в камуфляже без знаков различия.
- Никого не велено впускать!
- Я начальник МУРа генерал Синельников.
- А хоть бы и сам президент.
Синельников вскинул руки вверх. С визгом шин у здания развернулись две "мазды" с бойцами "Принципа", в три секунды образовали цепь, окружили здание, машину "федепасов". Охранники у двери в полуподвал "Ватсона" схватились за автоматы, но Синельников пошел на них грудью, громадный, угрюмый, налитый злой силой. Молча отодвинул растерявшихся спецназовцев, оглянулся на Агапова:
- Пойдем вдвоем, полковник, поглядим.
В коридоре они наткнулись на четыре тела, покрытые простынями. Еще один труп - без пальцев на руках и ногах - лежал в кабинете президента сыскной конторы.
Везде виднелись следы боя, в помещениях царил разгром, но ничего из дорогого оборудования фирмы унесено не было. Молчаливые люди в краповых беретах возились у тел в каждой комнате, что-то измеряли, фотографировали, работали с портативными дипломат-компьютерами, прослушивали стены, пол и потолок.
В комнате с несколькими кроватями, где был обнаружен люк в потайной ход, Синельникова встретил широкоплечий светловолосый командир орудовавшей команды, козырнул:
- Полковник Юрген, управление "К" Минобороны. Чем могу быть полезен?
- Генерал Синельников...
- Наслышан. Извините за излишнее усердие моих людей. Но это дело, как и все дела, связанные с деятельностью "Чистилища", будет разрабатывать мое подразделение и команда "Гроза" Федеральной безопасности. Вот начальник УСО ФСБ, он может подтвердить.
К стоящим отдельно Синельникову и Агапову подошел озабоченный генерал Первухин, пожал обоим руки.
- Вам тоже сообщили? Полковник прав, по "ККК" теперь будет работать объединенная бригада в составе спецподразделений Минобороны и нашего Управления. Свяжитесь с директором и со своим министром, Александр Викторович, они дадут исчерпывающие пояснения.
- Какого тогда хрена министр приказал сформировать нам свою дружину? - пробурчал Агапов, но так как никто ему не ответил, обратился к Первухину: - Дайте хоть взглянуть на послание "чистильщиков".
Первухин глянул на Юргена, тот поколебался, но потом достал из кармана сложенный вчетверо лист бумаги.
Начальник МУРа прочитал приведенные свидетельства деятельности киллер-центра, вернул лист полковнику.
- Ясно. Мы вели четыре дела из указанных здесь. "ККК" успешно завершила нашу работу. Пошли, Юрий Федорович.
На улице, дав отбой оперативникам, Синельников сказал:
- Ты хорошо рассмотрел тех охранников?
- На входе? - оживился Агапов. - Внутри их таких еще человек пять в полном боевом. Похожи, словно братья, смотрят зверем и здоровые, как бронемашины! Не хотел бы я связываться с такими...
- Слышал я кое-что про команду этого Юргена... - Синельников бросил взгляд на низкую облачную пелену, зависшую над кладбищем, и сел в "уазик". - Поехали к министру, надо объясниться. Надоело мне это положение бедных родственников...
Сходка "мокрых" кардиналов киллер-клуба - руководителей московских киллер-центров - была организована президентом клуба на одной из явочных квартир в Лихоборах, расположенной в собственном доме по Четвертому Лихачевскому переулку.
Собралось пять кардиналов в возрасте от двадцати шести до сорока лет. Самым старшим был, естественно, президент клуба Доценко по кличке Бешеный, на счету которого числилось около сорока "устранений" - по одному на каждый год его жизни. Он был не только самым сильным, "крутым" и богатым, злым и жестоким, но и самым умным, потому что имел друзей в самых элитарных кругах - от помощника президента Лобанова до певца Коберзона и писателя Айтамутова. Кроме того, он увлекался восточными единоборствами и слыл философом.
- Господа кардиналы, - начал тихим, ничего не выражающим голосом Бешеный. Небольшого роста, но круглый от мышц, с плавными движениями пианиста, в безукоризненном костюме от Версачи, он был похож на японского дипломата. - Сегодня нам нанесли удар, который вполне может привести к ликвидации клуба. "Чистилище" решило присвоить право казни и помилования только себе, предлагая нам переквалифицироваться. Например, в управдомы. Кто из вас, господа, хочет переквалифицироваться?
Ответом президенту были смешки и красноречивый обмен взглядами. Кардиналы в непринужденных позах расселись вокруг столика с напитками и бутербродами, но фужеры и стаканы брать в руки не спешили.
- Мы поняли друг друга, - констатировал Бешеный. - Тогда у меня есть два предложения. Даже три. Первое: повысить взнос от каждой нашей организации на содержание клуба, современное информационное обеспечение и оборудование защиты. Второе: чтобы "Чистилище" от нас отстало, необходимо сделать вид, что мы испугались и самораспустились, но перед этим кинем трем "К" в зубы Северную организацию, открыто игнорирующую нас и наши законы.
- Давно пора, - процедил самый молодой кардинал клуба Бабенян по кличке Бабай: он был гомосексуалистом, но для членов клуба это не имело значения. - Я на их босса давно зуб имею - трижды дорогу переходил, скотина!
- Значит, согласились. И третье: есть идея присоединиться к такой уважаемой организации, как "СС". Возражения?
Кардиналы в замешательстве переглядывались. Наконец тридцатилетний Паша Корженевский по кличке Переводчик пробасил:
- На фига нам эта неспокойная компания? Сами не проживем, что ли?
- Проживем, конечно, - спокойно ответил Бешеный. - Но там платить нам будут больше.



- Тогда... надо подумать. Хотя я все равно против.
- Остальные?
Другие президенты киллер-центров промолчали.
- Согласились. О конкретной выгоде я сообщу дополнительно. А пока от "СС" поступил заказ: ликвидировать управляющего делами администрации президента Бородкина. Цена - полмиллиона баксов.
- Елы-палы! - присвистнул Переводчик. - Хорошие бабки! Но я все равно против. Со службой безопасности лучше не связываться.
- Остальные?
- Пол-лимона мало! - с презрением бросил Бабай. - За такие дела платить надо раза в два больше.
- Держи карман шире! Ну что, согласились?
Ответом президенту клуба на этот раз была тишина.

ПЕРЕДАЧА ЗАПРЕЩЕННОЙ СИЛЫ

Он выехал на вершину холма и остановился. Ночью эту необычную пору или время суток назвать было трудно. Несмотря на отсутствие солнца и луны на черно-фиолетовом небосводе с гроздьями незнакомых созвездий, холмистая равнина просматривалась отчетливо, объемно и в цвете, словно освещалась изнутри.
Внизу между двумя цепями холмов колыхалось море тумана, подсвеченного снизу призрачным голубоватым светом, а из тумана вырастал странный и таинственный лес, состоящий из длинных фиолетовых суставчатых жердей толщиной в руку человека. Верхушка каждой жерди расщеплялась на пучок тонких прутьев, похожих на нечто вроде веника или гнезда, внутри которого прятался отсвечивающий металлом и слюдой кокон.
Жерди отстояли друг от друга метров на двадцать, но их было много, и "лес" - из них издали казался густым и сухим, словно то было поле сгоревшего камыша или бамбуковых побегов.
- Город хирономидов, - пояснил голос сзади, и на холм на шестиногом животном взобрался спутник Матвея, снизу до пояса закованный в металл, а от пояса до плеч укутанный в меха. Голова его напоминала одновременно человеческую и муравьиную, однако вместо глаз лоб рассекала светящаяся рубиновая щель. Рта у монстра не было вовсе, и голос звучал прямо в голове Матвея. Правда, последнего это не смущало, он знал, что собеседник - его мыслеформа, рожденная воображением, объемом знаний и возбужденным подсознанием при воздействии внешней информационной трансляции. Он и сам выглядел точно так же: гигант в доспехах и мехах, с копьем в руке-лапе, на шестиногом звере, похожем одновременно на льва и носорога.
- Город хирономидов, - повторил спутник Матвея. - Мертвый город. Вода отсюда ушла давно, и личинки комаров погибли. По периферии города располагались сторожевые вышки с хироносолдатами. Стоило сюда кому-либо приблизиться, как навстречу взлетал рой защитников, который мог мыслить уже на уровне, достаточном для решения задач защиты. А так хирономиды представляли собой тип рассеянного сознания. Комары сохранили кое-какие их повадки, хотя гиганты хирономиды кровососами до Изменения не были.
"Конь" под Матвеем переступил с ноги на ногу. Спутник оглянулся.
- Поехали, надо торопиться. Посол ждать не будет.
Матвей безмолвно тронул поводья, и его "конь" стал спускаться в туман, скрывающий основание города-леса древних разумных комаров, не переживших Изменение, как и другие насекомые.
Вскоре город хирономидов остался позади, и они выехали на берег моря, представляющий удивительный расчлененный ландшафт: словно сотня рек низвергла свои воды в море, проточив камни и песок, а русла этих рек после ухода воды образовали причудливую сеть пересекающихся меандров с тысячью известняково-песчаных островов.
- Город пауроподов60, - бесстрастно сообщил спутник Матвея.
На одном из "домов"-глыб древних многоножек виднелся белесый округлый предмет, и Матвей задержал на нем взгляд, затем подъехал ближе. Это был скелет странного существа, похожий на каркас боевого танка с башней, пушкой и гусеницами, только каркас этот был из отшлифованных ветром, песком, пылью и временем... костей!
- Колеоптер-воин, - пояснил проводник Соболева. - Далеко же он забрался.
- Жук61?!
- Да, так выглядели некоторые виды разумных жуков. "Башня" - сложенные надкрылки, "пушка" - эффектор самого совершенного оружия Инсектов - "искривителя", или "трансформатора формы". Кстати, из-за создания этого защитного механизма жуками Аморфы и поспешили с Изменением, потому что остальные Инсекты слишком быстро переняли опыт колеоптеров и создали на базе "искривителей" более мощные виды вооружений, грозящих поколебать равновесие Мироздания. Оружие это можно назвать "Иглой Парабрахмы".
- Неужели войнами грешили все Инсекты?
- Все без исключения! Инсекты были изначально агрессивны, только этот фактор и давал им возможность прогресса. Одновременно вечная война помогала сохранять плотность популяций каждого вида в подкритическом состоянии. Как только плотность одного вида превышала критическую, молодые поколения устремлялись в набеги на соседей. Кстати, люди, как измененные Инсекты, сохранили эту особенность развития. Первопричина великих переселений народов, крестовых походов, нашествия монголов также кроется в глубинах инсекточеловеческой генетической программы. К чему приводит путь избыточной милитаризации, вы видите.
- С кем имею честь контактировать сегодня?
- Не суть важно. Я из числа друзей ваших друзей.
Матвей понял, что собеседник не хочет, чтобы его когда-нибудь узнали, хотя бы по голосу.
- Куда мы движемся?
- Узнаете.
Монстр на шестиноге поскакал вперед, и Матвей вынужден был гнать своего "гнедого" следом.
Город пауроподов остался позади, берег моря превратился в обычную песчаную полосу со светящимся крупным песком. Копыта-лапы шестиногов оставляли на нем темные вдавлины.
Матвей заметил на береговом откосе остроконечный силуэт, похожий на ракету, и мысли его свернули в другое русло.
- Инсекты вышли в космос?
- Они успели посетить все планеты Солнечной системы. Но выход в космос столь агрессивной формы жизни, чья деятельность носила заведомо энтропийный характер и противоречила негэнтропийности процессов структурования, неизбежно должна была вызвать резкую ответную реакцию Мироздания. Что и произошло в конце концов. Аморфы, первые разумные системы Земли, послужили как бы исполнителями воли Мироздания. Они воспользовались собственным оружием Инсектов - "Иглой Парабрахмы", изменив все виды насекомых. Исключение составил отряд Блаттоптера сапиенс.
- Тараканы!
- Именно тараканы... да и то вследствие полнейшего равнодушия Аморфов к результатам своего деяния и вмешательства Монарха, одного из последних Аморфов. Зачем ему это понадобилось, знает только он. Когда остальные Аморфы узнали об эксперименте, они заблокировали выход Монарха в нашу, ставшую запрещенной, реальность.
- Каким же образом он обходит блок?
- Аморфы... ушли. Никто не знает - куда. Может, в другую реальность, созданную для собственных нужд, может, просто вымерли от старости... Монарх Тьмы - последний из Аморфов, противостоят ему только иерархи, потомки Перволюдей, Хранителей эзотерических знаний, в том числе - знаний цивилизации Инсектов.
- До сих пор не могу привыкнуть к тому, что Монарх - Аморф!
- Сочувствую... подождите!
Проводник Матвея остановился, повернувшись лицом к морю, потом достал из левой седельной сумки нечто вроде арбалета, перехватил правой рукой копье, и теперь стало ясно, что у него - четыре руки! Впрочем, как и у того монстра, в теле которого как бы жил Матвей.
- Что вы всполошились?
- Изменение было глобальным, но отдельные особи Инсектов и даже малочисленные их отряды - до десятка членов - уцелели, сохранив размеры и форму. Некоторые уменьшились не на два порядка, как планировалось Изменением, а всего в пять - десять раз. Первые "ггараканолюди" сталкивались с ними на протяжении многих десятков тысяч лет! К нам сейчас приближается небольшой рой лепидоптеридов62.
- И бабочки были?
- Ну, это не те бабочки, к каким вы привыкли. Древние разумные лепидоптериды были хищными Инсектами, и лучше бы нам с ними не встречаться.
Проводник тронул шестинога с места и поскакал наискосок между двумя холмами к третьему, на вершине которого стояла зубчатая покосившаяся башня. Матвей погнал своего "коня" следом, оглядываясь на приближающееся с моря белесое пятнышко, которое вскоре распалось на несколько делающих резкие пируэты в воздухе точек. Всадники достигли холма с башней в тот момент, когда точки превратились в громадных белесых тварей, похожих на летучих мышей, но с прозрачно-фарфоровыми крыльями бабочек. Одна из них сделала очередной поворот, спикировала на всадников, и спутник Матвея выстрелил в нее из "арбалета". Тонкий желтый лучик "стрелы" вонзился в тело лепидоптера, вспыхнула пронзительно-зеленая звездочка взрыва, тварь отвалила в сторону, помчалась вниз, исчезла за гребнем берегового вала. Остальные продолжали бесшумно-суетливый ломаный полет в прежнем направлении, не обратив внимания на инцидент. Матвей разглядел их головы и содрогнулся. Эти "бабочки" имели не хоботок, а челюсти с двумя рядами кинжаловидных зубов!
Внезапно земля под ногами содрогнулась, над морем вырос серо-серебристый гриб смерча, внутри которого заиграло голубое пламя. Горизонт словно перекосило, гигантская тень заслонила четверть небосклона, словно над всадниками воспарило крыло исполинской птицы.
- Искажение передачи, - возник в голове Матвея другой бестелесный голос. - Граничный баланс нарушен, время связи три ноль три...
- Успеем, - отрезал спутник Матвея продолжение информации неведомому обладателю голоса. - Мы уже у цели.
Они поднялись на холм к подножию покосившейся башни, в которой Матвей узнал наконец полуразрушенный остов "термитника" высотой сто с лишним метров. Видимо, "термитник" этот когда-то горел, потому что в отличие от Храмов, виденных Матвеем, он был темно-коричневым, смолянистым и оплывшим, потеряв свою былую гармоничную форму и цвет.
- Менгир изоптеридов63, - подсказал проводник. - Нечто вроде пограничного поста государства изоптеридов. Дальше до горного массива - их владения.
Шестиноги шагом въехали в провал в стенах "термитника", остановились. Монстр ловко спрыгнул на твердую плиту из материала, похожего на янтарь. Матвей спешился рядом. Следуя друг за другом, они нырнули в черное отверстие туннеля, начинающегося в глубине разрушенного участка башни, который привел их в центральный "тронный" зал "термитника", где когда-то жил его Командир.
Матвей узнал этот зал, по которому он бродил в прежних своих снах, разве что теперь мог рассмотреть его во всех деталях.
Стены зала были сложены в готическом стиле из того же материала, напоминающего янтарь, с золотистыми искрами внутри, создающими эффект небывалой глубины. Посреди зала на полу из этого же материала, но более темного, почти черного, стояло сложное сооружение, чем-то напоминающее верхнюю часть скелета человека с ребрами, образующими грудную клетку, и с поднятыми вверх пятипалыми конечностями, растянутыми тонкими янтарными тросами и лентами между стенами. "Кости" также были из "янтаря", но почти прозрачного, и светящейся золотой пыли внутри них было больше. "Ребра" грудной клетки образовывали как бы шатер, накрывающий "сердце" почившего здесь исполина - трехметровый кокон в форме ананаса, оплетенный золотой паутиной.
- Саркофаг повелителя, - сказал проводник Матвея, останавливаясь на почтительном расстоянии от "трона" бывшего владыки "термитника".
Матвей приблизился, завороженный совершенным созданием древних разумных термитов, потом увидел возвышение в полу с лежащей на нем огромной книгой и понял, зачем его привели сюда.
Проводник, топая закованными в броню ногами, подошел к возвышению с книгой, шевельнул копьем верхнюю крышку и поспешно отступил. С гулким ударом книга раскрылась, выпустив столб светящейся рубиновой пыли.
- Читай, идущий. Более удобного момента может не представиться, в ближайшее время границы земной реальности будут усилены новым порогом просачивания. Прямая передача информации через астрал станет невозможной.
Матвей молча влез на возвышение, оттуда - на первую страницу книги, приготовился увидеть ползущие буквы-иероглифы и не поверил глазам. Буквы не ползли, хотя и подрагивали, словно напечатанные на слое желе, и текст был вполне понятен, хотя русским этот язык назвать было нельзя - смесь английского, латинского и русского! И все же Матвей понимал его!
- Читай и запоминай. Анализировать будешь потом.
Матвей прочитал первую страницу. Захватило дух! Это оказалась Книга боевых искусств Первых Людей!
Рой рубиновых искр, вьющихся над страницей книги, упал на нее дождем, размыл текст, взметнулся снова вверх. И это было продолжение текста. Другая страница. Прочитав таким образом их с десяток, Матвей прошептал:
- Не может быть!..
Никто ему не ответил, только искры засияли ярче да книга под ногами качнулась. Но факт оставался фактом: в ней описывалась система шоковых, парализующих и смертельных ударов в любую точку тела человека, и объяснялось, как достичь желаемого результата. "Не может быть" Соболева относилось не к возможности или невозможности применить систему на практике, а к тому, что почти такая же система - техника смертельного касания - была ему знакома по восточным стилям, но там необходимо было точное попадание в нервный узел с передачей раппорта, импульса энергии...
- Этот пакет знаний запрещен иерархиями даже для Хранения, - прилетел шуршаший, как сухая осока, голос. - Из-за того, что в свое время произошла утечка информации, допущенная кем-то из Хранителей, которая привела к дестабилизации реальности. Однако любое знание, достигшее ментала, неуничтожимо.
Матвей дочитывал последние страницы книги с трудом - мешала сильная головная боль, судороги шеи и рук, временами наступающие приступы слепоты и слезы. Он едва успел спуститься вниз, как с ударом гонга книга захлопнулась, превратилась в огромного термита, который скрылся в шипастом "ананасе" саркофага, помахав Матвею на прощание четырьмя конечностями. Стены "термитника" вздрогнули, перекосились, поплыли...
- Передача прошла, граничные искажения ментала... - запульсировал, слабея, в голове Соболева тихий голос. - Опасно оставаться в теле транслятора... выход чреват... защит... колеб... проп... дар... - Голос умолк.
- Скорее! - рявкнул монстр-проводник, выводя Матвея из ступора. - Надо успеть до перекрытия потока ощущений.
Матвей выскочил за ним, прыгнул в седло, и они что есть духу поскакали обратно, ощущая спинами, как из-за горизонта тянется к ним, уплотняясь, черная тень, напоминающая лапу зверя с когтями...
Только сутки спустя Матвей отошел от переживаний, связанных с удивительным сном, и осознал, что помнит все, что прочитал в Книге боевых искусств Первых Людей. Проверять истинность полученного знания не было нужды. Матвей давно был профессионалом рукопашного боя, досконально изучил все болевые точки человеческого тела, как и вообще анатомию человека, и чувствовал, что владеет теперь исключительно опасными знаниями, против которых ни один человек не имел защиты, если только сам не был посвящен в это смертельное знание.
Сон ему приснился на третий день после появления в Москве, где "федепасы" предоставили новому сотруднику двухкомнатную квартиру. Никто его не беспокоил, не давал инструкций и не требовал подтверждения личности; лишь один раз позвонил генерал Первухин, осведомился, как его устроили, и приказал отдыхать. Зато сразу после сна, словно дожидаясь специально, Матвея по телефону потребовал к себе заместитель Первухина Золотухин и перепоручил его командиру группы "Гроза", которому он должен был теперь подчиняться.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Якубенко Николай - Игра на выживание
Якубенко Николай
Игра на выживание


Каргалов Вадим - Колумб Востока
Каргалов Вадим
Колумб Востока


Бажанов Олег - Пришедшие отцы
Бажанов Олег
Пришедшие отцы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека